Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Улицы и переулки города


Улицы и переулки города

Сообщений 31 страница 60 из 122

31

Фиро говорил, Кортес пытался сопоставить факты и решить мозгожевательную задачку. И кто бы мог подумать, что переезд из Догарота обернется такими потерями? Климат, видите ли, не упырский. Зато нет Инквизиторов да и люд духовней, проще! А тут, не успел освоиться, уже лишился памяти, обзавелся порчей и десятком разгневанных горожан. Хотя, сам виноват - задержался после аферы, когда надо было рвать когти северней. Вот и расхлебывай теперь. Одна радость - крепнущая Инквизиция и раздражение народа на власти магов отображались категорически плохо. При хорошей игре, можно сойти за обиженного злыми колдунами.

- Ладно, - ночная сырость долгим разговорам не способствовала да и хлипкая одежка от озноба не спасала, - Коль нарвался на меня, то хуже уж быть не может, - мрачно оскалился Кортес. Оскал, правда, вышел несколько смазанным - от внезапного похолодания зуб на зуб не попадал, - Как говорится: "Не берите в голову, берите в рот!" Так, что собери ж#пу в горсть и все будет нормально. А если не будет, то Некрополис не самое худшее место, поверь, - там, по крайней мере, Инквизиции нет.
Вампир накинул капюшон, ибо уж больно маркой являлась родная алая масть. Теплей, увы, не стало.

Ухватив запястье Фиро, Борджиа покинул переулок и направился вдоль мостовой. Ледяные пальцы приятно грело - драконья температура пока не стремилась к нулю. Пока?
- Место есть. Сравнительно надежное, если учесть, что шевелюра его хозяина не намного темнее моей, - личная практика показала, что нелюдей с яркими головами в городе куда больше, чем эксцентричных людских модников. Да и к чему уважающему себя человеку перекрашиваться в бокомерзкую синь или, скажем, пурпур? Чтоб в церкви шикали и пальцем показывали? - С магией дивное и я не могу вскрыть личность простой горожанки. Баста, одним словом. Насчет татуировок не знаю - нужно раздеться и оценить. Я не любитель нательной живописи. Регенерируя, плоть банально съедает рисунок и все затраты к чертям. Да и зудит истерически - скорей бы кожу содрал.
Помолчав, Борджиа решил сменить тему на более жизнеутверждающую.
- А как там твой рыжий дружок? И что у тебя нового, помимо болезнетворной инфекции? Не женился еще на Дафне, семейными ценностями не оброс?

------- Гостиница "Зимовье раков"

32

Речка >>>

Где находился тот-самый-дом, Кисарь, ясен пень, не помнил.
Тут варианта было два: либо долгое бесцельное блуждание по улицам незнакомого города остудит его зверский гнев, и тогда на первый план выйдут другие интересы, например покушать, либо... В общем, на искомое здание оборотень напоролся случайно и как раз в тот момент, когда его обида на несправедливости мира кипела горячим гейзером.
Сначала он даже не совсем поверил такой удаче.
Дом выглядел очень спокойным, спящим... Из-за занавесочки в окне первого этажа ("Кухня?") теплился свет. Дверь была на месте... А ведь Кисарь чётко помнил, что её вынесли. Но разорённый вид чердачного окошка подтвердил, что эпическое поражение от Мурзика рысь потерпел именно здесь. Впрочем, гхыр с Мурзиком, всего-то тварь кусачая и неразумная. А вот владельцы этой твари!..
Злость рыся пошла на новый виток. Сметая по пути хрупкие оградки разума, само собой. Окрестности поплыли в глазах кисаревых багровой дымкой. Ещё мгновение назад он стоял столбом посреди улицы, осмысляя свою неожиданную находку - и вот уже сорвался с места, чуть не бегом вознёсся на крыльцо и грохнул кулаком в дверь.
- Вы какого уя МОЙ ТРУП В РЕЧКУ ВЫБРОСИЛИ??! - взревел рысь голосом куда менее нежным, чем было бы ожидаемо от обладателя его комплекции. Стукнула и резко распахнулась оконная рама, из неё по пояс вывесился какой-то мужик с ехидным выражением лица:
- А где на ём написано было, что он твой труп?
- АРРРРРРГХ! - разъярённый кошак отшатнулся от двери и с разворота вломил по ней ногой...
Дверное полотно проломилось, стопа оборотня застряла в образовавшейся дыре с щепастыми краями. Кисарь почувствовал себя глупо.
В это время к мужику, торчащему из окна, присоединилась какая-то кума с внушительными формами и... зубодробильным визгом.
- Аййййййййййййййййй чур меня нечисть!!!
Улица, недавно такая тихая и бестревожная, ожила - наполнилась голосами, шарканьем и топотом. Отовсюду набежали какие-то люди, вооружённые разнообразной хозяйственной утварью от сковород до оглобель, просто дрекольем, у кого-то в руках вроде настоящие мечи и бердыши поблёскивали... Оборотень понял, что крупно встрял.
- Да как есть мёртвый был! И не дышал, и сердца не слыхать! - всё причитала голосистая кума, - А тут гляди-ка буянит как живой-настояшшый!
Похоже, что тут либо ждали нового нападения, либо не закончили разбираться со старым. С неким злорадством Кисарь подумал, что тот рыжий парень, с которым они завалились в этот дом в прошлый раз, всё же не был пойман... Но надо было думать не об этом, а о своей шкуре.
- Эээ вы чего! - дикими глазами озираясь на подступающую толпу, попытался начать переговоры оборотень. Какой-то огромный человек женского пола решительно выделился из окружения, подошёл к Кисарю и треснул по темени скалкой.
Стало больно и темно... Кисарь шмякнулся на крыльцо, ободрав лодыжку о свой случайный капкан.

33

" Окрестности " Домик в лесу
Легкий ветер пробежался по городу, шустро забираясь под полы пальто, щекоча. Он был как ребенок, что любил пошалить.То срывая с прохожих капюшоны и шапки, то просто трепал за одежду или волосы.
Фигура в белом сразу бросалась в глаза, и лишь те кто уже знал этот силуэт мило улыбались врачу.Привычный хвост в волосах, привычная походка, размеренного и чего-то ожидающего. Привычная улыбка в ответ, очки на носу и этот таинственный взгляд.
Лис всегда одевал эту маску, как только появлялся в городе, держа руки в карманах и нежно и любящее поглаживая свое острое сокровище в нем. Скальпель был его таблеткой от стресса, а то для чего он служил мужчине, было лекарством от всего.
Еще не доходя до города лис превратился в человека, не насытив свой голод и жажды крови. Конечно  в городе много возможностей найти жертв, но мало возможности это сделать незаметно, но на то он и доктор, что бы найти "пациентов".
Шатаясь по городу пол часа, подходя то к одному продавцу, то к другому. Просто так без цели и желания. Вот и сейчас он подошел к фруктовой лавке, беря яблоко и крутя в руке, словно рассматривая, но мыслями при этом был долеко.
Уже не раз за прогулку он ощутил, как по нитям передавались чужие страхи, испуг. Если учесть что с Котетсу он оборвал связь cразу как только пропал из домика, то остается один персонаж, из-за которого лис и был до сих пор напряжен- Ашура.
Если бы лис был в нормальном состоянии, то немедленно бы отозвался на эти позывы " игрушки",залез бы в голову и нашел бы его, но сейчас  Иероним был зол на парня, и даже не дергался, пока..
А вот что произошло потом, Иероним так и не понял. Вдруг резкое опустошенность.
Словно его поместили в вакуум и оторвали от мира куклы. Что-то было не так.
Хотелось кинуться, но куда? Он не ощущал парня. Даже не мог достучаться до него.
Сердце моментально забилось в ритме, разгоняя кровь.
"Найду прибью нафиг.. и договор не остановит"
Прорычал в злобе про себя, снова как пес ищейка погнался за невидимым зайцем.
Точнее за своими змеями нитями, что привели на последнюю локацию юнца а потом обрывались. Их ровные края просто растворялись как в тумане, и в какую сторону надо идти, было не понятно.
Еще одна проблема?! Этого ему только не хватало, потому что пока не снято проклятье, которое снова его поедало изнутри, он не мог в полную пользоваться нитями.

34

Начальник патруля взялся за голову.
- Ешки-шалашки, да что же это за неделя такая.
Жалоба на некого упыря-кровопивцу, что колдовал прям посреди улицы (уж лучше б гадил, право слово!), беспорядки возле рынка, сбежавшее щупальце, крупное ограбление двух ювелирных точек, несколько случаев гипноза, а уж про количество несанкционированных порталов и говорить нечего! Нелюдье как мухоморного чая хлебнуло!
- А от отакая от! - сварливо грюкнула шарообразная тетеха, - Гхрош цена вашенской защите, шо како-то мурло неумерше нам у самы двери ногами стучить!
- Дыришша-ить какая, тарщ патрульный! Извольте замеры снять! - тело мстителя-домушника разложили подле крыльца и теперь каждый, кто с курами не ложился, считал своим долгом ткнуть невидаль носком под ребра, понимающе языком поцокать и пожаловаться на местную управу. Мужик совершал обряд уже пятый раз, чем сыскал одобрение зевак и славу героя-освободителя, - Он мне давай орать про труп какой-то, а я ж, тарщ патрульный, человек честный, вона у меня жена, детоньки, собачка привита, - ясноглазая "собачка" пристроилась возле беспамятного тела, надеясь отгрызть часть уха в качестве трофея.
- Ага, мммкхххмф, - солидно прокашлялся патрульный.
- На жизнь мою покушался!
- Ммкккф!
- Детей грозился в свою веру гнилостную перетянуть!
- Мкфффм!
- И хохлатку мою лучшую задавил! -
вставила тетка слева.
- Дык, ты ж казала, шо ее лисица задрала, - сощурилась соседка.
- То не казала я такого! Говорила, шо рыжее!
- Аа-аа.

Ушлый люд, осознав, что на бездыханного можно и не таких собак повесить, ринулся чернить оного на чем свет стоит. Неизвестно, чем бы оно закончилось, если бы у патрульного не сдали нервы.
- ША! Ваши жалобы выслушаны, приняты к сведению. Постараемся решить это дело.
- Ага-ага... опять мшду шнимуть й пуштять межи люди... - ядовито прошамкала бабулька.
Дозорный отряд безрадостно переглянулся и, подхватив несчастного под локти, поволок на дознание. В плетни горожан верилось с трудом, однако факт нападения оставался фактом. В этом деле можно и покопаться - а там, авось, и задаток внесут.

------- Королевский дворец --------  Подземелье дворца

35

Повелительный тон, упоминание приказов намекнули о принадлежности красноволосого к армии.
"Может его послали за мной? Командир не мог так быстро узнать где я! Нет, не пройдет. Я был осторожен, замел следы. Даже память места ему не могла бы подсказать куда я исчез... Но что если все же он? Послал расправиться со мной под предлогом проклятия, павшего на магов? Если так, то вслед за этим ублюдком придут и другие. Или сам Командир чего хуже."
Мысли судорожно сменяли одна другую.
"Лучше сбежать, чем подвергаться такому риску. Командир знает о моих силах и подобрал скорее всего для этого задания того, кто справиться со мной без особых проблем... Но меня так просто не сожрать!"
- Подойди и возьми! - прорычал демон и земля дрогнула. В тот же миг он скользнул словно по льду назад на три шага и перехватил кинжал левой рукой лезвием вниз.
Сейчас он перестал думать о возможности раскрытия перед людьми, о проблемах, которые могут возникнуть из-за этого. Велиар собирался драться за собственную шкуру, как загнанный в угол зверь. Яростно и безжалостно. Противник знал Огонь, не самое приятное соперничество. Огнетворцев из числа воинов Геенны приходилось опасаться.
"Но ты стоишь на земле!"
Вскинув руку снизу вверх, демон разломил грунт под ногами капитана и на десяток метров вокруг пошли трещины достигающие в ширину добрые полметра. Не дожидаясь чего-то тут же сбил пальцы в землю. Пять острых каменных кольев вырвались из-под ног Туза норовя распотрошить его.

36

За бурлящей в  крови раздражительности и вспышки огня в руках, демон утерял на миг нить осознания того, что он ничего не слышит. Точнее даже так – сейчас между ними конфликт, но он не слышит ничего из несказанного Велиаром. Хотя, по сути, парень должен был бы кипеть и загружать его потоком эмоций и мыслей протеста. Может еще чего, кто этого демона знает и что у него там в  голове твориться. Но Туз не слышал ничего, кроме того, что его собеседник высказывал ему.
-И возьму.. –с срывающимся на рык, низким голосом и прищуром, отчеканил он, бросая в сторону парня одну за другой огненную сферу. Хотя так как мастер Земли как раз в этот момент сделал несколько шагов назад, оно приземлилось на землю, взрываясь огненными искрами и лишь задевая его украдкой, в  отличии от второй, которая была направлена уже на новое место положение темноволосого. Если бы не эта треклятая земля из-за которой огненная сфера полетела по дуге и врезалась в стену возле того. Лишь в треть силы и магии задевая его
-Какого лешего!. –возмутился было красноволосый, делая шаг в сторону Велиара, навстречу пущенным им трещин. Их резкое появление было уловлено лишь украдкой и демон так и замер с раздвинутыми было ногами, над пропастью одной из таких чудных геологических новшеств в этом переулке
..Неуспев что-то сделать, ногу демона пронзило два земляных кола, пробивая ни в чем неповинную конечность и отражаясь окончательно вспышкой озлобленности. Демон устремил в сторону противника руку, делая щелчок. Еще и еще один. Направляя в сторону темноволосого вереницу взрывов. Взрывов глаз
-Да чтоб ты ******* **********, ***** ****** в ******** ****!!! -огласил его голос переулок

37

Взрыв стены рядом с демоном заставил руку автоматически вздернуться, прикрывая голову. Основной удар пришелся на плечо, которое благодаря плотному плащу отделалось небольшими повреждениями. Велиар отшагнул, а точнее был подвинут взрывной волной. Но взгляд так и был прикован к фигуре противника. Раненая нога Туза давала преимущество желтоглазому, так он подумал, но тут же получил в свою сторону взрыв. В последний миг он успел вскинуть руки, прикрывая лицо. Но они тут же были отбиты в стороны давлением заклинания. Вновь защититься Велиар уже не успел, перед его глазами повисла вспышка, последнее что он увидел. Ужасная боль пробила голову насквозь, но шок не позволил ему даже закричать. Вокруг словно уничтожили воздух, и демон начал задыхаться.
- Мразь... - процедил сквозь зубы, падая на землю. Кровь сочилась из глазниц медленными струйками. Руки были скованы от боли. Но он был на земле, этого было достаточно, чтобы ударить. Видеть противника он не мог, но направление знал, и это все, что сейчас нужно.. Всё его существо внутри сжалось словно пружина, в руках сложилась вся сила, на которую он еще был способен.
"Один удар"
Магия прошла через пальцы в землю словно гигантский бур. В сторону Туза из земли и стен покосившихся домов волной выплеснулись колья, десятки кольев, вырастающие из камня словно ветки какого-то ужасного дерева.
- Сдохни!

38

Боль накрывала сознание подступающими волнами, имея отражение в действии. Все же когда мышцы на ноге пробиты – мало приятного. Надо было действовать быстро. Стремительно и быстро. Ведь взрывы получились и сейчас тот у кого было нужное Тузу для завершения тура с этим отвратительным недопониманием своего магического состояния. И он готов их был получить любой ценой… Точнее в  этом состоянии – не цельный, благодаря земной магии и взвинчено-раздраженый изначальный, из-за всей этой неразберихи с  магией.
-Тварь.. –глухо выдохнул он, взрывая с одной стороны колья и стиснув до боли зубы – вытаскивая их из ног. Чисто примерно-анатомически-теортически, Туз догадывался, что этого делать не стоило бы, так как теперь он начнет кровью заливаться во всю. Но как можно двигаться с теми штыками в ноге, которые сейчас торчали
..Боль была Адская. Именно с большой буквы. И это только слабые слова, которые можно было бы подобрать, чтобы описать все то чувство, нахлынувшее ан него от восприятия накатившего. Терпеть. Терпеть и сдерживаться. Еще немного. Еще несколько шагов, ведь этот, так и Неназвавшийся (сам такой же) сейчас упал. Он лежит и не видит, а в воздухе запахло не только кровью Туза. Но и той, что стекала по лицу Велиара
-Твою… -в афигевании вырвалось у демона, когда он понял, что тот сейчас делает. Концентрируется. Маг Земли концентрируется и..
Еще здоровая нога  сработала по подсознательному толчку. Тренировки, которыми их муштровали в академии и то как до седьмого пота гоняли в бастионе, дало о себе знать. Маневренность и скорость была выточена, долгими, нудными и болезненными тренировками. В которых сводит суставы и ломит все тело в миг отдыха.
Не буду льстить словами, что было неимоверно быстро и грациозно ловко, но все же Туз действовал быстро и в  направлении Велиара. Падая вместе с ним (израненная нога на это не отозвалась благодарностью). Если не почти на него. Главное было достигнуто – его рука лежала сейчас на шее демона. Последовавший взрыв – разорвал все горло противника, сделав в нем дыру в кулак и озарив кровавым веером землю под Веларом и частично Туза. Особенно руки

39

"Достал" - пронеслось в голове демона, когда он почувствовал на своей шее хватку. Сделать что-либо он уже не успел, не успел даже подумать ничего. Эта боль была не такой сильной, как в прошлый раз. Но даже этому удивиться Велиар не успел. Из взорванного горла кровь брызнула во все стороны, а смерть наступила через пару секунд после хлопка.

Персонаж мертв

40

Замерев, демон тяжело выдохнул. Таз остался один. Сейчас до него это наконец дошло, когда он осознал что ан руках у него все же кровь, а противник продырявлен насквозь в уязвимом месте. Совесть не собиралась ему докучать своими нудениями, так как – он изначально предупредил и пытался все обернуть по хорошему и добровольно. Так что этот чернявый сам себе виноват, что не послушал его и затеял все это. Да-да-да, он сам себе виноват, так что нечего
Хрипло усмехнувшись и приподнимаясь, Туз дернулся было, и зашипел вдвойне – раны на ноге ныли и тупой болью отдавались по всему телу. Это было не из приятных, но стоило потерпеть. Ведь он уже добился своего, но надо было действовать быстрее. Все же он находится на земле людей и скоро его магический пульсар отвода глаз будет замечен, а тут есть на что посмотреть.. тут вам и кристаллы-колья из стен по некоторой части переулка, тут вам и труп. В общем не лучшее что он хотел бы сейчас испытать. Да и вероятность того, что тело демона сейчас может раствориться – была велика. Но тут у каждого магического уровня по-своему. Все же эти их оболочки были посредственным явлением.
Взяв нож, который сам Велиар держал некоторое время тому, в сторону Туза, что сейчас валялся у стенку, мужчина отрезал тесемки плаща ножом, откидывая тот и .. Руки сами собой устремились разрезать водолазку демона на спине, чтобы оголить его кожу. Так и было.  Крохи магии, что чувствовали надежду на лечение состояния своего владельца, потянули в правильном направлении. На лопатке бывшего противника была тату, от которой фонило той же магией. Что сейчас словно разъедала Туза и саднила по-хлеще физических ран.
Задрав край своей рубашки, туз приподнялся из своего все еще полулежащего положения на демоне, сжимая зубы от вновь сводящих вспышек боли в ноге и потянулся –полуложась на того. Как был эта картина и положения не смотрелись дико со стороны. Но все – лишь бы проклятые татуировки соприкоснулись и…
..Вспышка света в сознании накрыла его и его внутреннее, действу я как нечто настолько приятное, что лучше нее только глоток воды после пробежки через пустыню без снаряжения и истинного облика. Это было успокаивающе и чуть бодряще по восприятию, буквально давая прилив сил и энтузиазма. Подстегивая к тому, чтобы окончить все то, что сейчас его мучило
По-стеночки – По-стеночки, красноволосый поднялся, не отводя взгляда от лежащего все так же на земле Велиара, накрыл его плащом и поднял новый теневой портал
-Спасибо тебе за все, конечно. Но прости. Оставлю тебя на этой чужой земле.. –не громко сказал он, словно сам себе, сворачивая отводящий глаз пульсар. Теперь любой заглянувший сюда увидит конец туннеля, в котором торчать много земляных кольев в одну и другую сторону, прямо из стен. А на земле – лежит тело от которого текли разводы крови, но и они сейчас начали сворачиваться и темнеть. Тело накрытое плащом
..Портал закрылся за прихрамывающим Тузом

» Бойцовская Арена » Коктейль-бар "Mein Kampf"

41

Лазурная цитадель --------->

Сигизмунд вышел из портала на каком-то пустыре и скорчив подобающую рожу гуляющей вороне пошел к цивилизации. Он кровожадно размахивая посохом и раздумывал над кем бы пошутить и испытать действие посоха из плюющего дерева. Но все возможные жертвы как-то не особо радовали, ещё и стража мрачно косила лиловым глазом. Сигизмунд мысленно погладил себя по голове, но для закрепления эффекта надо было бы повторить ещё пару раз выступление перед народом и желательно с изменившимся лицом. Чтоб никто не догадался. Да и бежать надо будет шустрее чем в прошлый раз, во избежание. И только тут до Сигизмунда дошло что он мало того что был в Геене, так ещё и выбрался живым, почти не пострадавшим обладателем гармошки! Ему на мгновение стало плохо и он изблевав из уст своих содержимое желудка и какое-то количество гноя скопившегося во внутренностях. В луже можно было различить каких-то шевелящихся и хихикающих существ которые оказавшись на свободе разбежались в разные стороны. "Поздравляю тебя. Кажется ты стал трижды отцом. Трижды почему? Дерево, странное существо родившееся от ругательств и вот эти мелкие. О Бастис, за что мне это! За всё!": так переругиваясь со Слесарем внутри головы, Сигизмунд на подгибающихся ногах шествовал по темным улицам содрогаясь от холода и пережитого постфактум ужаса.

Отредактировано Siggy (2011-01-28 18:23:36)

42

------ Лазурный перевал ------- Дрейфующий остров

Мрачный закоулок - судя по запахам, городской нужник - окрасился мертвенно-голубым мерцанием, но вернулся к первозданной серости уже через миг. Калима  свернул свиток перехода и брезгливо поморщился. Отвратительно! Горло стянуло рвотным позывом, однако аватар обуздал физическую немощь - не хватало лишь вывернуть содержимое желудка, чтобы пасть еще ниже. О презренный из миров. Какой к слову?
Мужчина осмотрелся, досадливо отмечая незнакомый пейзаж и, подозрительно щурясь, переступил через зловонную лужицу. 
- Ну нет. Достаточно унижений, - проворчал аватар. - Услышь же меня, о гниль и мерзость, низвергнутая из теплой материнской плоти, взываю к тебе и повелеваю, отправляться к родителям своим! Прочь от стоп благороднейшей из богинь!
Тяжело спорить с хтоническим божеством, а еще тяжелей, если ты горстка перегноя, выдавленного чьим-то узким анусом. Вся зловонная гнилость, все тошнотворные экскременты вняли рассерженному велению и, жирно чвякая, булькая затхлым ихором, стекли прочь из переулка.
Калима гневно расхохотался и протянул ладонью по каменной кладке, царапая стену и редкий мох. Мерзкая чернь должна знать правила хорошего тона! И Кали научит этот мир уважению!
- Ой *****! - привлеченный жуткими чудесами и сатанинским смехом, в переулок заглянул какой-то нищий бродяга. Столкнулся взглядом с Калимой и замер, завороженный потоком яростной радости. - О...
Божество танцующе приблизилось и сжало пальцы на сивой поросли бродяжьего подбородка.
- Где я, смертны-ыыый? - на общем наречии пропела Кали.
- Ды... эта... - задыхаясь от раскаленного свинца аватаровой интонации, - У Ландшпиле... э...
- Хм, - божество разжало хватку и бездомный осел на землю. - Славное название.
Сняв плащ с беспамятного тела, Калима переступил через мужика и двинулся по слякотной улочке.
Переулок, оставшийся за спиной, затянуло розовым цветом дикого куринджи.

43

Сигизмунд шел по переулкам и внезапно услышал зловещее хлюпанье и ужасающее злововние достигло его ноздрей и шибануло с такой силой, что чуть глаза не выпали. Обернувшись назад он обнаружил что преследуем зловонной кучей, хлюпающей и тянущей к нему свои конечности.
- Ох них...я себе! - вырвалось из юноши и он ускорил шаг, зловонный шепот врывался в уши, призывая остановиться и принять в себя благодать разложения, - Отрыжка прокаженного! Тебе не догнать меня!
- Я могу дать тебе плоть, что не увянет, только изменится и станет пристанищем цивилизации заразы. С моей помощью ты сам станешь Империей, мальчик мой! Я могу показать тебе тайны этой темной маленькой Вселенной. Я могу показать тебе, что такое существование в мире, к которому ты слеп.
Сигизмунд выругался и припустил еще быстрее. Голос ползущего следом звучал казалось отовсюду и проникал в разум.
-Ты готов присоединиться ко мне? Готов занять своё место, маленький зашоренный человечек из плоти и крови? — голос зловонной кучи гноя перекрыл крещендо вопля разума. –Отвечай! Отвечай! Готов ли ты принять знание и чуму, и истинный путь человечества? Подняться над своими жалкими собратьями? Увидеть, как они падут пред тобой, когда ты станешь попирать ногами звёзды? Ты готов присоединиться ко мне?
Какая-то добрая душа повесила над дверью маслянную лампу и юноша схватив её разбил за собой. Через мгновение он услышал вой от которого у него из ушей потекла кровь и хребет почти превратился в желе и вытек через поры кожи. Сигизмунд обернулся и увидел как в пламени отливающем зеленым цветом корчится нечто и со зловонным дымом устремляется в рассветное небо.

44

- Я вижу Брахман, я ела кумкват, - мелодично прогудело божество, придумывая рифму для нового хита. Кроме "асур" и "простат" ничего не придумывалось, так что Кали перешла на родной язык,- Jhoot bole kauva kaate, kaale kauve se darriyo ~~
Рассеяв оболочку новомодного франта, богиня собрала себя в форме хлипкой старушенции, временем согнутой и жизнью переваренной. Красивые тряпки обернулись зловонными лохмотьями, руки затянуло мокнущими струпьями, гниющей коростой, белесыми чешуйками осыпающейся при почесывании. Седые взлохмаченные волосы, вши - портрет что надо.
- Нущщек-нущщек, дай копеещку, - прошамкала богиня, хватая рукав первого встреченного.
- Да пошла ты, гнилушка окисленная! - рявкнул мужик и замахнулся на бабку. - Иди у Единого проси!
Старуха втянула голову в плечи, затряслась рыдающим хохотом.
- Жнать не жнаю тваго идиного! - сплюнула она, но собеседник уже ушел. "А действительно. Что за Единый?"
Тяжело опираясь на клюку, аватар побрел дальше, надеясь найти в этой клоаке хоть одного светлого душой человека и даровать ему Знание о Каларати! Подсобирать приверженцев в городе, а там и до жертвоприношений недалече.
- **** ****!!! - взвыли где-то рядом. Судя по обреченному визгу, гниль нашла своего родителя.
- Кех-кех-кех, - глумливо рассмеялась Кали, после чего затряслась от холодного крошева, валившего с неба и укрыла голову капюшоном.
- Нущщек-нущщек, ещщь копещка? - аватар потянул за руку очередного путника, который как раз раздолбал чей-то фонарь о дорогу.

45

Когда к Сигизмунду обратилась нищенка в лохмотьях, он сначала не понял чего от него хотят. Но потом непонятный набор звуков превратился в требование денег и юноша слегка растерялся. Он был добрым человеком, но денег с собой не имел давно уже. Как-то у него не складывалось с этими смешными разноцветными кругляшами. Подмигнув нищенке пару раз и обнаружив что цвет волос у неё какой был такой и остался обрадовался даже.
- Копеечки нет, зато есть... - Сигизмунд проверил карманы и торжественно выдал бабке ветку поцелуйного дерева - Вот тебе, старая новая блестящая клюшка. Пригодится может. Дерево хорошее, крепкое. Волшебная вещица, ну! Отец с этой палкой первый капитал сколотил! Тут заклинание на ней, "найди кошель". Суть в чем... хотя сама разберешься как оно работает...

46

- Олшшебная? - озадачилась старуха, - Нущщек, а откуда у тебя такое? Ты колдун?
Нищенка недоверчиво осмотрела дерево, попробовала то на зуб и обнюхала. Запах у штуковины был явственно бесовский - носу защекотало, Кали звонко чихнула, из носа ее вылетело и разбежалось несколько паучков, один, правда, повис на паутинке и неторопливо пополз обратно в ноздревые недра. Старуху это смутило меньше, чем чудо-палка.
- Джобрая душша, а расскажи мне про Идиного - прошамкала старая, - Пощщему он должен дать мне копеещку? Это зажитощщный купец?
Вцепившись в локоть юноши, бабка тяжело закашлялась, а когда сплюнула гниль на мостовую - та зашипела, выедая камень. Кали потащила незнакомца за собой, вперед по улочке, мелко семеня и подрагивая от морозного ветра.

47

- Чего сразу колдун! Не колдун я... я вообще пират! У меня и борода есть! Настоящая пиратская! Только дома... - Сигизмунд оскорбленно посмотрел на бабку и не особо удивился разбегавшимся паукам - и вообще ты сама ведьма! Вон из тебя пауки сыпятся. Из всех нормальных бабок сыпется песок, а из ведьм всякие насекомые и жуки.
Сигизмунд гордо посмотрел на бабку идя рядом. Бабка не очень тянула на провокатора гневнюков, слишком уж топорно работала. Или это был какой-то хитрый план, но у Сигизмунда тоже был хитрый план!
- Ты откуда такая взялась, что не знаешь про Единого? Он же главный и единственный бог! И копеечку он тебе не подаст. Но он может послать тебе человека, который знает ещё человека, у которого есть родственник, у которого есть знакомые люди помогающие старикам всяким и ведьмам. Хотя ведьмам они помогают только на костер залезть...
Они шли по улице в неведомое. Бабка, несмотря на жуткий скрежет суставов и вообще впечатление, что скоро развалится, перла к одной ей известной цели с упорством носорога.
- А куда это мы идем?

Отредактировано Siggy (2011-02-03 05:59:56)

48

- Отхуда зялась, там тшаххих нетуть. Шопы помнила, шкажала п, - старуха мотнула буклю заскорузлой фалангой пальца, кокетливо хихикнула, - Идиный знащит бохх ваш? И щильно он ведьом жжеть?
Не самый годный город для создания нового культа. Монотеистические религии неудобны, как парусиновое сари - давят, сковывают и шагу толком не ступить... Не лучшее местечко, не лучшее.
- Не жнаю. Гуляем, - Калима в очередной раз чихнул, но в этот раз паучок слетел в подставленную ладонь. Насекомое ловко обежало взбухшие суставы, зацепилось паутинкой и слетело на одежды юного незнакомца, - Рашкажи мне об этой швоей палке, шо ты мне подарил. О людях... што ждеся интерешного?
Рассеянное божество провело членистоногого беженца взглядом - то как раз приноравливалось заползти в ухо юноши.
- Джобрый ты! Хошеш поджарок от штарой?

49

- Единый добрый? Ну может и добрый. Вообще я думаю ему плевать на ведьм. Ну что одна ведьма может сделать богу? Ничего, а вот людям которые именем бога прикрывают свои дела... многое. Ну там бородавок в штаны напустить или что-то типа того. Говорят одна ведьма сжила со свету священника, а потом пришла плюнуть на его могилу. Так из могилы той полезли черви огромные и ведьму опутали как кобылу. Потом и сам священник вылез. Был он бледен, толст и под кожей у него что-то шевелилось. Сел он на ту ведьму и уехал куда-то. Говорят он и по сей час по дорогам ходит, ведьм ищет...
Некоторая неправильность ситуации слегка смущала разум Сигизмунда. Он идет по утреннему городу, гуляет, со старой ведьмой из которой сыпятся пауки. "Ха! Да чем ты лучше? Из тебя вон тоже всякая дрянь выпадает, а на бабку гонишь! Из меня хотя бы... а ну да...": вспомнив о происшествии в переулке Сигизмунда передернуло.
- А палка эта волшебная, отец говорил. Мало того что ей можно кошельки выбивать и она не ломается. Так ещё если её поднять над головой и поцеловаться с кем-нибудь, то счастье будет и удачи года на три. Но отец был прагматичным человеком и ни с кем не целовался. Говорил что отравить могут. Моего прадеда отравили так. Он поцеловался с женщиной, а потом сошел с ума и откусил себе лицо. Оказалось что та женщина была мужчиной и ядом губы смазала. Так что я тоже ни с кем не целуюсь. Мало ли... Подарок? Зачем подарок? Или это взамен палки? Так я же просто так помог! Зачем мне награда...

50

Старушка довольно гыкнула.
- Интерешшно толкуешш! - похвалил аватар, - И собой хорошш, станом правилен. Тоштонадоть. Только пахнешш странно... болит тебе чшего, нущщек?
Итак, Калима уверился в своей удаче - что, как не божественное проведение, привело этого юношу в его руки? Прекрасный образец - язык подвешен, прицел сбит, молод, импульсивен, немножко не в себе... или сильно не в себе. Из таких и делаются новые пророки! К тому же, аватар распознал гниль знакомого проклятия. Любопытный факт... значит, болезнь поражает всех подряд? Или избранных? Хотя, какая разница. Главное, что Кали знала способ ее лечения - можно подретушировать события под себя.
- Я шделаю так, штопы нищщего не болело. Идиный ваш такого поди и не умеет, - аватар дернул незнакомца в безлюдный переулок, - Добродетель надо поощрять, - уже нормальным голосом заявил он. Паучок, что столь усердно пытался пробраться в ухо, перебрался по лицу юноши, шмыгнул тому в ноздрю и болезненно укусил. Впрыснув контрзаклятие, насекомое ссохлось и слетело под ноги.
Антидот живо впитался в ткани, развоплощая пакостную гниль и регенерируя здоровые клетки, вместе с этим юноша испытывал нечто, что смертные звали слиянием с Брахманом. Незнакомец увидел истинный лик Кали, разум его пронзило новым знанием.
- Как тебя зовут, о первый из Ландшпильских пророков? - спросило божество, - Доволен ли ты моим подарком?

нрпг: следующие 15 постов Сигизмунд должен славить светлое имя Кали Махакали и нести знание в народ.

51

- Надо для чего? - Сигизмунд мрачно покосился на старушку, нащупывая в кармане кастет. Он вспомнил тысячи рассказов о том как симпатичных мальчиков заманивали в темные подворотни, а потом продавали в бордели и решил продать жизнь и честь подороже. - Чтоб не болело? У меня...
Но не успел юноша договорить как мерзкое членистоногое порождение грязного колдовства старой ведьмы залезло в нос и укусило. Казалось оно добралось до мозга и вгрызлось в него острыми зубами раскаленными как небо над пустыней. И о чудо! Гниль отступила с поражающей воображение скоростью и пришло четкое осознание всего происходящего. Ну и в качестве приятного бонуса Сигизмунд понял КТО перед ним и рухнул на колени сложив руки на лбу.
О Великая, славлю тебя! Преклоняюсь перед тобой, Огненноглазая! Прости меня, что сразу не узнал тебя! Смилуйся надо мной! - Сигизмунд остался на коленях и хитро глянул снизу вверх на богиню - имя мне Сигизмунд, Грозная. Я счастлив принять Твой дар и служить Тебе. Приказывай и будет исполнено.

52

Итак, пред лицом Сигизмунда предстала та самая Лишенная Беспокойства, Неимеющая Сомнений. Образ был подправлен в пользу слабой человеческой психики, не способной перенести истинной красоты Творительницы. Ведь сожженные мозги - плохие мозги! Вот и стояла вместо скрюченной черноротой оскаленной старухи, крутобедрая волоокая дева с минимумом одежды и парой лишних конечностей. Миловидное обличье, стоит отметить, видел только Сигизмунд - для остальных же парочка оставалось неприглядной и странной. Ну парень бьет поклоны перед бабкой, ну мало ли чего ему...
Кали приосанилась, простерла верхнюю свою десницу да уперлась левой кистью в дивный тазобедренный изгиб. "Ах, видел бы меня Лодур! Стер бы руки до локтей! О, похотливая отрыжка ишака, он еще пожалеет, что оставил этот мир!"
- Славь меня, дитя, славь свою богиню, ибо пришел новый час, новая веха! - торжественно провозгласила Каларати. - И пусть не смешит неверных банальность моих слов! Ведь смех понадобится им, когда будут танцевать на макушках своих же голов! Жалкие неверные черви, погрязшие в собственных испражнениях, заблудшие жуки-землерои, влачащие навозный шар земных привычек!
Божество замолчало, позволяя Сигизмунду славить себя, подобострастно касаться окрашенных алым стоп и вершить иные ритуалы. Выдержав паузу, дабы собраться с мыслью, Каларати продолжила.
- Ты избран мной, о добрый юноша, чтобы нести свет истинной веры и спасать невежд! Это самый плохой век. От первоначальной добродетели остается лишь четвертая часть, к тому же быстро убывающая. Люди становятся лживыми, соблюдается лишь видимость жертв, даров и обетов. Брахманы отступают от принесения жертв и чтения Вед, забывают о поминальных жертвах и едят что придётся! Лживый Единый есть колосс на глиняных ногах, а глупостью своей вы лишь приближаете час, когда рухнет он и погребет вас под тяжестью бед и войн!

53

Большую часть речи Сигизмунд пропустил мимо ушей ведя неравную войну с телом и оставаясь на коленях. Конечно это выглядело слегка подозрительно, но может у него было дело там внизу? Копеечку потерял или пуговицу. Сконцентрировавшись на поисках потерянной пуговицы юноша смог превозмочь плоть, но взгляд благоразумно не поднимал. Как и себя с колен. Мало ли что. Бегай потом, с тараном наперевес в поисках ворот. И не факт что повезет. В общем пока Сигизмунд предавался отвлеченным размышлениям и считал овец, а богиня толкала речь, пришло понимание того что надо делать. Дождавшись момента когда Кали замолчала, Сигизмунд осторожно поднял взор обратно.
- Я поклоняюсь и прославляю великую и высочайшую Кали! И в скором времени, к моему голосу присоединятся тысячи других верных тебе! Во славу твою, я отправлюсь нести Слово твое людям на просторы этого мира погрязшего во грехе. А начну пожалуй с этого города. И да свершится это во имя твое, о  Пляшущая на телах врагов!

54

В задумчивом изучении коленопреклоненного прошло несколько мгновений. Кали уверилась, что юноша уловил хотя бы часть импровизированного выступления и благосклонно кивнула.
- Как-нибудь так, - солидно пропело божество. Несмотря на то, что лик Черной Матери был суров, прекрасен и решителен, с каждой минутой, уверенности в задумке не прибавлялось. Еще и Сигизмунд как-то уж подозрительно долго в землю таращился - уж не переборщила ли Кали с размером авторитета? А ну как подобный облик у здешних не считается достойным внимания и почитания? "Пересмотреть взгляды на вкусы и предпочтения смертных. Сверить летописи, перечитать веды и подучить историю данного континента".
- Слова твои услаждают слух, но методы вызывают сомнение, - Каларати скрестила нижние конечности под грудью, робко брякнули многочисленные браслеты, - Дай мне слово, что будешь избегать псов Единого, дабы не осквернил тебя их смрадный дух и копье! Начни с низов, короче, - просто заключил аватар, - Я же буду незримо сопровождать тебя, оберегая от несправедливости и тяжелых сапогов.
С этими словами Каларати крепко обняла пророка своего, дабы ощутил он огонь, беснующийся в тугой груди и силу, заключенную в каждой из тонких рук.
- Я сохраню твое первое подношение, - богиня глянула на волшебную палку, - И найду тебя благодаря ей. Или еще чему-нибудь. Божество я или где. Храни себя, первый из пророков Черной Матери! Постарайся больше не гнить.
С этими словами аватар подул юноше в лицо, кутая того в теплом ветре с ароматом сандала, и растворился в одном из воздушных потоков.

-------- Геенна ------ Дворец огня ----- коридоры

Отредактировано Kali (2011-02-06 17:55:01)

55

Сигизмунд помахал на прощанье и тяжко вздохнул. "Надо было попросить научить меня этому фокусу уже! А то все кому не лень прыгают туда сюда, а я как дурак пешком хожу! Собственно почему как? Ох, заткнись. Меня зато обняли, а тебя нет!": так размышляя юноша двинулся по просыпающейся улице в поисках необходимого реквизита для грядущего действа. "Называть людей реквизитом? Тебе не стыдно нет? Разумеется не стыдно! А будут себя хорошо вести, я их на постоянную работу возьму! Ну-ну... Ищи-ищи. Вон стражей позови. Очень уж они заинтересованно на тебя косятся.": Сигизмунд тоже покосился на стражей и пошел дальше, а когда убедился что они им не заинтересовались забежал в проулок между домами и принялся работать над своей внешностью. Следовало принять вид достаточно убедительный и совсем быть не похожим на себя. Сигизмунд почесал подбородок и начал работать. Лицо начало дико чесаться, а потом буквально через несколько минут украсилась короткой бородкой, правда в качестве побочного эффекта она стала седой, как и волосы. Тело изменилось, стало выше и шире в плечах. Переждав краткий момент потери памяти от боли и проклиная оборотней на все лады, Сигизмунд углубился в дебри переулков. В результате очередных пробежек за домами Сигизмунд стал гордым обладателем очередного плаща, в этот раз черного, суконных серых штанов, такой же серой рубахи и приятно звенящего кошелька. К сожалению горожане не вывешивали свою обувь поэтому приходилось ходить босиком. Да и мелкие бандиты тоже не очень были обуты, видимо поэтому и прятались на задворках. Но в целом образ безумного проповедника вполне вырисовывался в кристально ясном разуме Сигизмунда. "Привлекаем внимание плясками, потом речь, бег на перегонки со стражей, ответы на вопросы восхищенной публики и раздача слонов... Хороший план!": похвалил себя юноша уплетая ещё горячие пирожки с мясом. Выйдя к перекрестку он заметил собирающихся по норам жриц продажной любви.
- Здравствуйте девочки - новый голос мягко, но властно вторгся в личное пространство девушек.
- И тебе привет дядя. Вечером подходи. Рабочий день окончен. - мелкий человек с лицом хорька встал между Сигизмундом и его целью и оскалился в щербатой улыбке.
- А скажи мне, дорогой. Если работа будет не совсем по их профилю, тогда что?
- Тогда иди в бордель. У нас тут обычное всё.
- Плясать они у тебя умеют? Работы буквально на пару часов, прям здесь. Четыре серебряных за всех. Раздеваться не надо. - Сигизмунд наблюдал как борьба между жадностью и осторожностью отражаются на лице человека и жадность побеждает.
- В чем суть?
- Я играю, девки твои пляшут. Как прекращаю играть, вы сваливаете или остаетесь, не важно. На этом их работа закончена. Понятно?
- Деньги вперед.
Сигизмунд хмыкнул и расплатился с сутенером. А потом сел на постамент памятнику Неизвестному Герою Сокрушающему Нечисть начал играть. Люди привлеченные странным зрелищем меняли траекторию движения и подходили ближе. Девки извивались в народном танце, а хорек даже шапку в толпу пустил. "Не забыть свою долю взять": заметил юноша и решив что народу достаточно прекратил играть. Народ недовольно зашумел, но Сигизмунд поднял руку и заговорил:
- Братья и сестры! Случилось так, что мои мольбы были услышаны, и Посланник Единого явился предо мной этой ночью. Одновременно ужасен и таинственным образом прекрасен был он: глаза его были пустотой, что горела сапфировым пламенем, огромные крылья вырастали у него из-за спины, поднимаясь высоко над его головой, а поверхность их мерцала перламутром. Он протянул свою руку и повел меня по тропам, что никогда не существовали для смертных. Он вёл меня далеко на север, туда, где со времён возвышения людей стояли открытыми Врата Конца Времён. Там заглянул я в царства бессмертных и узрел семь великих Тронов на бесконечных плоскостях забвения. Я спросил Посланника: «Чьи это троны?», и Посланник молвил мне: "Это Троны Духов похоти, чревоугодия,  алчности,  праздности,  гнева,  зависти и гордыни. Одновременно и троны и владения они — братья-боги и князья смертных душ. От тронов сих проистекало пренебрежение, которое притягивало к себе сердца и умы всего человечества, потому как в них одновременно были величайшие силы, и величайшие слабости людей. Заходясь в танце вокруг этих тронов, я узрел само видение жестокости: беспощадных демонов, чьи лица были полны ярости, с клыками, выступающими из раскрытых пастей. Глаза их горели, словно солнце в пустыне, и все ужасы рода человеческого вытекали из их сжимающихся губ. И тогда я почувствовал, как шипы отчаяния пронзают моё сердце, и страх перебил моё дыхание. Я молил Посланника увести меня из этого места князей демонов, и вместо всего этого показать врата в Земли Единого. Тогда я спросил у него зачем он пришел. Посланник улыбнулся и сказал: "Показывать смертным подобным тебе Путь, дорогой Рихтер. Я должен отвечать на твои вопросы и вести тебя по Пути. Я буду твоим учителем, равно как и твоим рабом. И я должен с радостью исполнять эти вещи, ибо от них многое зависит". И вот я пришел сегодня к вам братья и сестры дабы сказать,  что Человечество отклонилось от Пути Единого! Погрязло во грехе и Церковь должная следить за чистотой помыслов уже не та что раньше! Ибо видел я озеро кипящей крови в котором страдали грешники среди которых было множество клериков и даже Первосвященник Хегин, недавно ушедший от нас!
И вот тут стражи ранее стоящие просто так и внимающие речам, задергались и начали пробиваться к Сигизмунду с недружелюбными намерениями. Народ справедливо возмутился, мало кому понравится получить в бок кулаком или дубиной. Сигизмунд ухмыльнулся и спрыгнул с постамента в толпу. И видимо не просто так он драл глотку и уклонялся от камней.
- Ваша речь, уважаемый вызвала больше вопросов,  чем ожидалось... - сказал юноше прилично одетый человек беря его за локоть и ведя к карете, - и не волнуйтесь мы не принадлежим к псам единого. Можно сказать совсем наоборот.
Сигизмунд внутренне улыбнулся и влез карету. Впрочем выбора большого и не было, серьезные, молчаливые люди взяли их в коробочку и погрузили в карету. За их спинами разгорался скандал и стража безнадежно завязла в толпе.

------>Совершенно обычный особняк на окраине

56

Что бы он не делал, как бы не искал последние ниточки змея, все обрывалось в данном переулке.
Нет, Ашура  жив, он это нутром чуял, но его пропажа заставляла лиса выходить из себя и постоянно срываться на людей, что на свою голову случайно сталкивались с парнем в белом.
Не помогало даже его приобретенное надменние.
Все улетело к чертям, и если бы в данную секунду змей появился бы перед Иероним, то никакая бы вторая натура не спаслась от гнева демона.
-Ты слышал что произошло не по далеку? Говорят два мага сцепились, и один проиграл, но то как они дрались повергло всех в шок.
-мой отец говорит это демоны. Это не первый раз подобное происходит
-Что же будет, куда смотрит правитель и его маги.

Лис косо посмотрел на проходящих мимо двух парнишек, что обсуждали происшествия на улицах, и в взахлеб.
“Демоны?”
И  ведь правда, недавно он ощутил легкое дрожание ауры вокруг. Что то сотрясало ее, дергало и выкручивало. Вроде ничего такого, но для города где демоны скрывают себя, это было странным.
Видимо некоторые из нас забыли пакт о скрытие”
Хитрая усмешка и лис спрятав руки в карманы плаща, направился снова по улочкам.
Он немного поостыл, хотя наказать мальчишку хотелось еще, но зачем тратить силы на того, кто не ценит этого.
Теперь он размышлял о на сущем-деле всей его жизни. И он бы и дальше так ходил по городу до темна, что бы потом вернуться домой и поработать, но судьба снова подала ему новости.
Какой-то чудак выступа с громогласными речами, а его спутницы танцевали, словно демоницы-соблазнительницы.

“-беспощадных демонов, чьи лица были полны ярости, с клыками, выступающими из раскрытых пастей. Глаза их горели, словно солнце в пустыне, и все ужасы рода человеческого вытекали из их сжимающихся губ...”

“Он что в самом дне Геенны побывал, что таких красавцев нашел?”
Ехидно посмеялся лис, наблюдая за этим представлением. Он стоял в далеке, благо зрение демона позволяло видеть идеально, даже несмотря на линзы очков, но одновременно поглядывая по сторонам,высматривая что либо подозрительное.
Конечно шумиха поднялась знатная, и кто-то поспешил прекратить выступление, возможно даже псы единого, уводя оратора, оставляя публику со своим мыслями.
Конечно, многие посмеялись над бедолагой, что сошел сума, но некоторые так прониклись и подхватили эти слова, перекрикивая друг друга разнося весть.
Вот почему Иероним ненавидел фанатиков,эти люди бестолковы в какой то степени, но их непоколебимость и  жажда цели давала возможность использовать куда надо.
Люди разбредались,о чем-то шепчась и обсуждая, а врачь в белом халате тк и остался стоять на месте, поправляя очки на носу.
-Пора съездить домой, посмотреть что там твориться.
Усмешка коварства, и мужчина  развернулся на каблуках направляясь куда то в глубь переулков.
Вода его сущность, а поэтому она могла послужить для него и телепортом и прикрытием в бою.
Пусть улицы были усланы нечистотами и грязью, но это все  частицы его силы.
Темный переулок и мужчина прижался к стене дома, растворяясь во тьме. Черные глаза вдруг резко сверкнули красным огнем и фигура плавно стала таять.
Он растаял как мороженное на солнце, не оставляя после себя и следа. Только магии  демоны воды могли ощутить заклинание водного портала, что сейчас соединял два мира вместе, как один коридор.

Дворец Огня » Коридоры и переходы

Отредактировано Ieronim (2011-02-07 07:26:25)

57

Кен подошел к одному из узких переулков города, ведущих вглубь жилых районов, натянул на голову плащ, прикрывая лицо, и свернул за угол. В переулке никого не было, не считая одинокой темной фигуры где-то в глубине, к которой вор и направился. Подойдя ближе, он увидел знакомого лысого мужчину с серьезным видом, после рукопожатия и обмена парой слов, тот отошел в сторону, давая Кену доступ к стене, чем он тут же воспользовался, отойдя немного для разбега и с несильным толчком, ухватившись рукой за первый выступ в каменной клади. Через пару секунд, понадобившихся ему для вскарабкивания наверх, он впрыгнул в небольшое круглое окно почти у самой крыши и сразу же поперхнулся прокуренным воздухом со странным едким запахом. Смахнув выступившие слезы, вор шагнул вглубь помещения, пытаясь хоть что-то разглядеть в дыму.
- Бабуль, те пора завязывать  с этими сомнительными смесями! – так громко, как только мог, произнес Кен.
- Помолчи, рыжай! – раздался откуда-то снизу голос и вор еле успел затормозить, чтобы не врезаться в сидящую на полу пожилую даму – Ишь ты приперся в чужай дом и еще указывает мне! Уйди с ковра, собака лесная!
Кен, зная характер старушки поспешно попятился, пока не почувствовал под ногами доски.
- У тебя новая шляпа? – поинтересовался он, оглядывая, наконец представшую перед ним пожилую женщину, окруженную несколькими курильницами. Та и впрямь была в шляпе, да в какой! Больше самой хозяйки да с перьями и мехом и бахромой! Аж завидки берут!
- Не твое дело, пес болотнай. Чаго пришел, говори!
- Да мне б записку отправить, голубь нужен – вор кивнул наверх, где, как он знал в клубах дыма, на бревенчатых балках ютились сотни разных птиц для разных целей и в том числе почтовые.
- У меня из-за тебя уж и так две птицы помёрло, что ты там шлешь такое?!
-Да ни…
- Не перебивай, собака! – и тут Кен получил тростью по башке  - никакого уважения к пожилым! Значит так, еще один голубь и ты будешь до конца дней своих у меня тут птичий помет вычищать, понял? Это чтоб ты знал, а теперь лезь наверх и на пятой балке сизога бери.
Вор кивнул и решив лишний раз не испытывать терпение без лишних слов полез наверх, добравшись до, как и было сказано, пятой балки, он огляделся в поисках нужного голубя. Тот оказался безногим и поэтому в отличие от своих собратьев не сидел на перекладине, а лежал на боку и по всей видимости спал. Кен дернул носом и протянул руку за птицей, та даже не вздрогнула на его прикосновение. Помер шоле? Вор постучал бездвижным телом о дерево. Ничего. Ладно, черт с тобой. Вор впихнул голубю в рот записку и пополз вправо к небольшой площадке возле такого же круглого окна, в какое он сам влез не так давно, но ведущего на крупную улицу. Еще немного постучав птицей о стену, он не нашел иного выхода и просто швырнул ту в окно. Голубятница Синушь своих питомцев знала отменно и никогда не ошибалась в выборе исполнителя, раз она выбрала этого голубя, значит он свою работу выполнит. Кен с чистой совестью спрыгнул вниз и направился к выходу.
- Спасибо, бабушка Синушь! – нараспев прокричал он и как обычно не получил ответа.
Спустившись в переулок, он снова пожал лысому мужчине руку и распрощавшись пошел обратно к шумным торговым улицам с которых пришел.

--->Козырная стоянка

Отредактировано Ken (2011-02-13 01:18:02)

58

Халупа >>>

Когда всё успело стать так корнеплодно?
...Кисарь в человечьей форме бегать не любил - в звериной удобнее. Когда чётким порядком ударяют в землю подушки лап, и в скачке тянутся межрёберья, когда идёт единым ритмом сердце и всё тело. Но тут бежать пришлось на двух ногах, и бес с этим. Горлаш спотыкался, что-то докрикивал на бегу и еле поспевал.
"Но всё же - когда?.."
Занесло в переулки, где в поворот вписываешься только вращением корпуса, иначе боком в стенку и рикошетом дальше... Кисарь вписывался, а вот Горлашу пришлось дерануть локти о кривые кирпичи низких домишек, налепленных кучно, как опята на пне. Кровью запахло издали, рысь чуял.
"Какого..?"
Всхлипнула с горлашева пинка дверь, знакомая - бывал тут Ватрух, без сомнений нырнул в дымный сумрак надираловки, где ему не раз луновуху толкали. За Горлашом нырнул, да.
"Говноооо..."
Горлаш каким-то б*ядским вальсом отступил в сторонку, с кривой и загадочной ухмылью, потерялся за рядом неизвестных рыл в капюшонах. А Тагга Расти сразу увидел... Тагг будто под косьбу попал - рубаха лохмотьями, кабаньи плечи посечены широкими бороздами в живое мясо, в глазах злоба, тупая и безысходная, злоба смертника, кровища в сапоги плывёт, жирной лужей блестит на полу, пахнет... Не жидко пахнет, в голову бьёт запах густой и пьяный - услада, дурь и допинг хищнику. В углу хозяйка и пара юбок из обслуги, связанные, с мешками на головах, у засаленной стойки - пацанва какая-то, видать попавшая под замес.
"Горлаш, мудень, ты же с ним из одной миски жрал!"
От двери отрезали сразу, сомкнулся мятый ряд оборзевших загонщиков - новых гостей, похоже, не ждали. Оттеснили к Таггу. Где-то за этими нипойми кем топтался Горлаш... А у них, уверенных (такую засаду учинили, ёшк!), штук у пяти на указательных пальцах поблёскивали кольца, одинаковые, широкие с травленным узором, и над раскрытой ладонью жужжали клубком вокруг шарика света плоские фиговины вроде серпов без рукоятки.
- Кадык вырву сучаре... - сиплым шёпотом выдавил Тагг, шагнул, оступился - Кисарь подвинулся спиной, поддержал на ногах.
- Вырвешь, - пообещал вполголоса. - Дорогу расчищу и вырвешь.
- Ага... - Тагг встряхнулся, встал сам. От его крови промокла и клеилась к коже рубашка, по влажному месту потянуло холодком. Кисарь выставил предплечье, мерзко оскалил широкий рот, из сжатого кулака выпрямил вверх средний палец.
- Тхэ!.. - кашлянул один из тех, с кольцами, что пришёлся Кисарю напротив морды. Жужжащий серп порезал воздух, впилился оборотню по руке... и отчикрыжил бы к п*зденям кисть вместе с жестикуляцией, но остановился, тщетно давясь в препятствие с визгом, от какого зубная боль начинается - рука у Кисаря покраснела, вылилась поверх кожи броня живого рубина, наросли на пальцах длинные, глянцевые, кровавые когти.
- Щезанахъ! - не понял капюшонистый. "Серп" брякнулся на пол - бесполезная, тонкая железяка.
- Валяй дальше, - предложил Кисарь, и ничего толком было не разобрать, мяуканье какое-то, считанные широкие гласные "в нос", мягкие и расплывчатые, как лужа переслащённых сливок.

Отредактировано Кисарь (2011-02-19 09:23:44)

59

стоянка

Повторный аллюр тучному Цвешеку дался тяжелей - спустя пару кварталов малой сбился в хромающую рысь, а там и привалился к стене, щепя воздух с отчаянием вздернутого карпа. Оно и верно, ведь червовый в колоде не стремительными натисками, а хозяйственной предприимчивостью прижился, единый со всего рванья с полной семьей и белой костью. Видать и к банде прибился, чтоб возыметь авансы на будущее дело.
- Шул... шул... - хрипло глотнул Цвешек, цепляя рукав мастеровой куртки. - Оно т... тхут нед... ехко.
- Отдышись, ля. И не стой - колотушку загонишь. Идем.
Сдернув пупса с места, Горрион махнул по тонкой кишке переулка - дробить шаг приходилось так, чтобы червовый не отстал, но и не гепнулся прихваченный обморочной синкопой. Со всеми перегонами, птица и забыл о лядском колотуне сопливой столицы - слабая ознобь, бившая мышцу, книксеном в пользу мерзлой погодки не значилась.
- Скажи, ля, в чем дело? - спустя несколько минут сопящей подвижки, прорычал вор, - вальт, если ты мне хороводы у стакана точишь, выпорю ремнем по сливочной ж#пе.
- Какой, - судорожно сглотнув, отозвался червовый, - сидели с пацанами в рыгаловке, я вышел на воздушек, стену повлажнить, а как вернулся - нёбо в пляс пошло...
- Ближе к телу, Цвешек. На сеновал сводить, чтоб крепости убавить?
- Да не гребу я, что там было! - сорвался парень, - Вижу только дохерка мудланов с затянутыми рылами какого-то борова в юшку крошат, а остальных, свалили к стенке! Тощий чо-т упирался, так ему в шарабан так засветили, что зубы хрустнули! И цацки у них с иcкрой! Не рассматривал я!
- Чь, кукла, - сунув пальцем в заплывшее межреберье, Горрион сумрачно сплюнул. Осекшийся валет зашипел, но истерику смял, - Не ссать. Положим прибор на всех... Рыгаловка, где луновуху льют, я правильно понял?
- Да.
- Манда. Место же ж нашли опарыши. Вали, чтоб я тебя не видел!
- Ты что один пойдешь?
- Ахуле, -
мастер цыкнул зубом, - помру нетраханным - хороните в подвенечном платье.
Непонятно, что шокировало вальта больше, что Шулер нетраханный или что он дернул в кодло самостоятельно...

Рыгаловка нашлась быстро, червовый за ноги не цеплял, а маневренности в хитростроенных переулках только прибавилось. В Догароте куда уже щелки копились, что там эти площади.
Замерев подле треснувшей в изножье двери, вор напряженно сглотнул - слюна, отозвавшись на волнения организма, приобрела вид вязкой, клеющей субстанции. Видать, чтоб не захлебнулся в эмоциональном порыве.
"Ух, какой вертеп нарисовался!"
Прислонившись виском к залапанному косяку, Горрион сунул рыло в черту просвета, силясь разглядеть количество потенциальных "мордоворотов с цацками", попутно прояснить ситуацию с невольниками мактуба.
"Чо думать - трусить надо!" - услужливо подвякнула эрегированная чуйка, - "Заходишь, всех в слепую тень, малых в сумеречный переход и мать его! Пусть играют дальше! Наше дело малое!"
"Ага... и церковное кодло во главе с Единым в качестве приза зрительских симпатий... руки марать придется".
"И марай, раз такой умный".
- оскорбленно прозвенел инстинкт самосохранения. На том и заглох, а птица оценил прочность перекрытия и, с обреченным матерком, двинул сапогом в калитку.
- Икона клериков "Не ждали"! - молодецки гаркнул вор, - Мужики, а чо тут у вас? Поляна накрыта, гости собрались, а сурла мрачные?!
Не став дожидаться, пока афиг от внезапного вторжения повлечет за собой множество болезненных впечатлений, птица слетел с порога и хрупнул локтем по височной доле ближайшего капюшона.
- Догаротская марьяжная с выходом! - ощерившись лютым оскалом, констатировал Горрион, - Гоп-традиции нашего раена! Конфеты или в еблеты!
- Ык, сука! Чо за х#йня?! - рявкнул один из "гостей" и вор уставился на баламутный артефактец в его руке.
Несколько растерянные ненормальным самоубийцей мужики быстро нашлись и, разменявшись тройками загонщиков, передислоцировались на интересных личностей.
- Нах, - каркнул следующий охотник - урезанный серп полоснул бледным лучом, метя в глаз вора.
Не сказать, чтоб Горрион планировал похорон на сегодня, но устроить бурный кавардак с элементами поножовщины - всегда да! Искрящее лезвие вошло в сдернутый мыском стул - мастер принял деревяшку на колено, закрывая лицо, после чего метнул элемент декора в обидчика. Не смертельно, но зазорно.
- Батяя-яяяяя! - радостно распелись птенцы.
А где-то тут батя понял, что попер в кодло с голыми руками...
"Ну п#здец..."

60

--- Халупа

На ходу сжевав яблоко и перепрыгивая через кучи мусора, пацан ловко уклонился от вылившихся из окна помоев и метко кинул в открытое окно огрызком яблока. Судя по возмущенному женскому воплю, плод попал бабе в лоб.
Для улиц… трущоб, так сказать, Ландшпиля, города просвещенного и модного, это было в порядке вещей.  Шикнув на какую-то пацанву, намерившуюся было лишить Хельги бремени денег, он свернул за угол и выполз на мощеную улицу.
Вот здесь да, здесь была уже столица. Люди ходят туда-сюда, торговцы, дети шмыгают и мелочь клянчат, таверны везде понатыканы. Не то, что в деревнях! Где-то вдали громыхнула стража, кто-то возмущенно заорал, что его ограбили. В этот самый миг какой-нибудь скромный пацаненок просил руку и сердце возлюбленной дамы, кто-то сбивал цену у старой опытной шлюхи, кто-то делал кому-то детей, а кто-то в этот самый миг бил кому-то рожу.
Это все был город. Большой, столичный и вообще свет цивилизации, в котором и помереть-то средь бела дня стыдно было. Вот ночью, да. Ночью самое оно – ночью и помирали. Или в предрассветное время.
Хельги обогнул чужие колышущиеся телеса, понял, что пользы от них никакой и отошел подальше. В пальцах он сжимал чужой кошель с монетами.
Худеть надо, дядя! Из-за таких как ты рабы на плантациях голодают и жрать нечего!
Похлопав себя по карманам, пацан обнаружил, что сигарет там нихрена нет и посетовал на свой склероз. Пачка (пустая) валялась в чужой хате. Это все ему любезно напомнили провалы в памяти и услужливо помахали когтистой лапой.
В ответ Хельги скрутил мысленно неприличный жест, ибо нехрен возникать на культурных рысей.
Докатился, епта! Уже не помню, где сигареты оставил. Стареете, батенька. Пора вам на помойку истории. Или сразу мешок на башку, лапы в железо и на дно. С рыбками общаться. А там уже и проблем нет, и жизнь прекрасна, и курить даже не хочется.
Отвлекшись на миг, Хельги обдумывал несколько жизненно важных моментов в жизни, которые нужно было свершить.
Во-первых, а не зайти ли в ближайший кабак и культурно нажраться… выпить эля и заказать себе огромный кусок непрожаренного мяса с кровью, а во-вторых, надо было найти папаню и кой-чо с ним обсудить.
Шило в заднице напомнило, что в ближайшем закоулке была недорогая забегаловка, в которой можно было пожрать. Свернув в нужную сторону, пацан резво поскакал к потенциальной жратве.
Рысь внутри него вдруг недовольно заворчала, к чему-то принюхиваясь и чуя нарождающуюся заварушку. Хельги притормозил у пункта назначения и удивился – местечко-то напоминало животрепещущую иллюстрацию к какому-нибудь романчику. Кивнув знакомым рожам, за каким-то демонам столпившихся рядом, пацан влетел в помещение и замер.
Замечательно!
Темно, страшно, пахнет кровью. Не жизнь, а сказка.
Эт чо, я не поем сегодня?..
Мысль гениальная, как и сегодняшний день.
…только сейчас он заметил, что в забегаловке он не один. Странные мужики в загадочных одеждах стояли, лежали и вообще хер знает чо здесь делали.
В белых рученьках странные личности с добрыми глазками держали неведомую е…аную х…ню, которой, как прикинул Хельги, убивать было не только не в напряг, а и приятно, весело, задорно и вообще в радость.
Артефакты всегда в радость. Их можно выгодно толкнуть! Если не убьют, конечно. Но попытаются.
Один из молодцев с какой-то великой любви полетел в сторону Хельги. Судя по роже обнять пацана он не планировал. Шкета это расстроило. Плавно уйдя в сторону, он уклонился от светящийся артефактной и жутко убийственной хреновины и… И всего какая-то доля мига потребовалась ему, чтоб достать из-за голенища нож и, прикинув варианты потенциального не-убийства-себя, радостно заорал.
- За Родину! За Ста…
И воспользовавшись секундной заминкой нападавшего, отвел следующий удар серпа (крестьянам бы такой, столько б времени сэкономили б!) в сторону и, пнув неудавшуюся радость феодала в голень, перерезал тому глотку.
Надо же, улыбается, и за шейку держится, неведомую х…ню из ручонок выпустив.
Краем глаза заметив знакомую фигуру, пацан вспомнил, чо эта вообще такое и, развернувшись в ту сторону и между делом уклонившись от летящего в его сторону какого-то предмета мебели, выпрямился во весь рост, сапогом отпихнул агонизирующего товарища и заорал.
- Папаня, твою мать!! Привет, подлец щипаный!!

Отредактировано Helgi (2011-02-19 20:09:17)


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Улицы и переулки города