Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Окрестности » Горячий источник


Горячий источник

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://mw2.google.com/mw-panoramio/photos/medium/13073344.jpg

Небольшой и затерянный в лесах под Ландшпилем горячий источник. Имеет почти ухоженный вид и соседство с домиком заброшенного типа. Впрочем, двери там еще запирались, окна еще не выбиты и даже есть какая-то мебель и посуда.

2

- Беееелые корааааблики… бееелые корааа…. Бульк! – примерно так обычно и проходили вечерне-ночные купания дракона в тихую мирную ночь на этих самых ваших горячих источниках.
Погруженный по нос в горячую воду, Фиро булькал и размышлял. Размышлял и булькал. Жизнь после всяких ахтунгов, стрессов и прочих неувязок налаживалась, перетекая в мирное и привычное русло. Шли заказы, сарай был отстроен, Дафна хлопотала в «Зеленом Змие», а Фиро спокойно наслаждался ленивым лежбищем на своем золотишке, иногда покидая свою родную забегаловку. Чаще всего, конечно, дракона тянуло то в леса, то в горы, чтобы побаловаться запуском фейерверов – а то за личными переживаниями он совсем как-то отодвинул свою мечту свой фейерверк прямо на луну загнать! Но, помимо этого, Фиро своим излюбленным местом считал этот горячий источник. То есть это вам не просто поплескаться! Это горячий, жуть какой горячий источник! Это словно бальзам на душу и тело.
Определенная и едва ли не главная прелесть была в том, что место не особо популярно. Дедок, который владел источником, от банных дел отошел, пустившись в путешествия по местам злачным и не очень. Конкретику тут Фиро уже не уточнял, понимая, что через еще тыщенку-другую лет он и сам по таким пошляется на старости лет, и благосклонно принял на себя бразды правления райским местечком. Плескаться в одиночестве, отдыхая от мирских забот и различных человекосуществ, попивая лениво медовуху – вот это куда лучше унылых общественных бань с кучей тел и где продохнуть-то едва можно. И вся эта благодать всего лишь за символичное поддержание порядка! Правда, порой Фиро, который ленив был чуть более, чем полностью, казалось, что хитрый старпер не только его так осчастливил, а то что-то уж больно чисто тут…
Ну да ладно.
- Охо! – пиротехник подтянулся и захватил себе бутылку алкогольного, немедленно пригубив. – Хорошо-то как, Настенька!
Ну, правда ведь хорошо.

3

Любому существу, будь то человек, демон, ангел или какая другая неведома зверюшка требуется немного времени, чтобы побыть с собой наедине, желательно без постороннего вмешательства. Чаще всего это, конечно, набеги в отгороженные четырьмя стенами местечки, но для Бернарда существовал еще одно действо, которое требовало отсутствия  посторонних. Он любил хорошо помыться. Не то, чтобы привести себя в чистый и пристойный вид было такой проблемой, но просто смыть грязь и поблаженствовать в горячей воде – немного разные вещи. В городских банях всегда была толчея, борьба за тазики и прочие непотребства, совершаемые по углам, закоулкам и подсобным помещениям. Заглянешь к банщику за мылом, а вместо него в кладовке кто-то обжимается. В помещении, гордо именуемой «купальней» в постоялом дворе Бернардова папаши, стояло огромное жестяное корыто, право пользования которым предоставлялось постояльцам согласно их ранжиру и кредитоспособности. Поскольку именно Бернарду приходилось драить емкость после банных дней, он возненавидел ее всей душой и предпочитал нажить слой грязи, чем залезть в корыто голым. Оставался еще третий вариант – естественные ресурсы. Помывка в речке была вынужденным, но наименее любимым экспресс-методом. Она бодрила, вызывала толпу очумевших мурашек, которые делали кожу похожей на перезрелый огурец, а волосы после такой экзекуции были жесткими и не поддавались расчесыванию. В общем, не расслабишься.
Именно поэтому Бернард считал, что встреча с тем старикашкой была подарком с небес. А ведь что стоило тогда юному кладоискателю свернуть в другую сторону и навсегда лишится такого счастья – собственный горячий источник. Технически, владельцем по-прежнему оставался старичок с пучками седых волос, торчащих из носа, но он так любезно разрешил Бернарду пользоваться купальней. Всего за скромную плату и обещание не мусорить, пожары не устраивать и заходить по возможности, чтобы очистить водоем от опавшей листвы и прочего природного мусора.  Короче, красота семьдесят второго размера. То, что источник находился не в очень удачном месте, сыграло против бизнеса волосато-носатого старикашки, зато было на руку Бернарду. Целый бассейн горячей воды только для него, что может быть лучше?! Он жалел, что не может бегать сюда каждый день, отмыкая часами, пока подушечки пальцев не станут похожими на вареную спаржу. Поэтому каждое посещение этого, можно сказать, святилища, ожидалось с нетерпением, сравнимым разве что с предвкушением подарков на Новый год.
Мурлыкая под нос народную песню весьма фривольного содержания, Бернард бросил рюкзак в угол сарайчика, за ним последовала куртка и рубашка, которую (Бернард отметил про себя) следовало бы постирать. Скинув сапоги, парень направился туда, откуда слышался тихий плеск – к долгожданной воде, попутно расстегивая штаны.
Пальцы замерли на пуговице, застрявшей в слегка пообтрепавшейся петельке, а Бернард взирал на то, что предстало перед его глазами. В водоеме был посторонний элемент. К сожалению, это был не енот, не заблудившийся бобер и даже не скунс. В воде растянулся незнакомый шкет, совершенно неуместный и нежелательный в данных обстоятельствах.
- Ты что тут делаешь? – вырвалось у Бернарда.
Потом он подумал, что вопрос, по сути своей, немного тупой. Ну, и так ясно, что шкет тут делает – принимает ванну, пьет чашечку…
- Стоп. Снимаю вопрос. Какого хрена! – Тут пуговица наконец смирилась с неизбежным и оторвалась совсем, прокатившись по земле в неизвестном направлении, передав свои полномочия по поддержке штанов в руки их владельца.
- Да, - повторил Бернард, - Какого хрена.
Воды, конечно, хватило бы на всех. Но дело было не в этом. Ключевым моментом было желание поблаженствовать в Одиночку. Найти тут кого-то еще было немного обидно и несправедливо. Словно ты лелеял и боготворил нечто ценное, а оказалось, что сосед точно такой же ценностью подпирает дверь сортира.
- Ты тут надолго еще?

4

Ну да, да, когда-то это должно было случиться.
Старая задница, вот я так и знал же! – посетовал Фиро, в довесок еще раз досадно булькнув.
Конечно же, особо удивлен он не был. Даже наоборот. То есть его удивляло совсем другое – как так получалось, что энное количество ребят, которым дедуля доверил свои источники тайно и по секрету, до сих пор не пересекались? Насколько помнил дракон, то они как-то не договаривались, что вот он будет приходить только по четвергам, например, или еще в какой день, чтобы все было по расписанию. Хотя, в общем-то, рабочие дни у Фиро было не нормированные, жил он заказа до заказа, поэтому планирование купальных ночей было для него делом нереальным.
Так что за мистика такая? Впрочем, вполне возможно, что остальная толпа, которым посчастливилось «помогать в содержании» дедушке, была не такая романтичная или слишком ленивая. Фиро вот тоже был ленивым, поэтому мало что делал по дому (даже своему, а уж по чужому!), и предпочитал дальше лениться, уже отдыхая в источнике.
Но, видимо, были и энтузиасты. Вероятно, что даже и просто один такой энтузиаст.
Пиротехник развернулся на сто восемьдесят градусов, чтобы упереться взглядом в блондинчика. На самом деле, у него еще была надежда, что даже с таким голосом пришедший мог оказаться Настенькой, но размер груди, абсолютно нулевой, пресекал подобные фантазии. Впрочем, как говорится, пусть, все равно хорошо. Потому что, по крайней мере, на какого-нибудь головореза парень похож не был (да, это у самого пиротехника рожа татуированная и вообще подозрительная), такой вполне себе обычный бисененистый товарищ.
Да, не скажешь же ему, что жарко стало, освежиться решил, - пошутил сам с собой Фиро, у которого на правах дракона в жилах текла не иначе как магма, и пустыня по сравнению с этим могла показаться приятным тенечком. Драконья сущность все же для раскрытия не предназначалась. Нет-нет, он честный гражданин и все такое.
- Вообще… на всю ночь, - ухмыльнулся Фиро.
Вообще, в какой-то степени его прямо распирало довольство. То есть ну как это так! Да неужели! Это не он лох, которому попадает на орехи?! Да вы, верно, шутите? Что, и правда, кто-то другой остался в дураках, а не он разгребает свалившихся на голову монстров, проклятия и все такое? Да лааааадно.
Бедняга, - посочувствовал ему дракон, в ком внезапно проснулись Добро и Понимание. А, может, даже и Совесть. – Наверняка это он тут в роли Золушки корячится.
- Старик и правда не лыком шит, и явно не одного меня подрядил за уходом этого приятного природного уголка, - гыкнул пиротехник. – Можем разделить эту вселенскую печаль вместе. Я хотел предаться отдыху и алкоголю в одиночестве, но ты вроде ничего так… так что я не против. Расскажешь, как докатился до такой жизни и все такое.

5

Бернардова Мечта о тихом индивидуальном купании разбилась о суровую правду жизни. Так не бьются тарелки, случайно опрокинутые на пол, так не звенят осколки стаканов, запущенных пьяной рукой в стену. Мечта (по-прежнему с заглавной буквы) умирала медленно, рассеиваясь в воздухе, смешиваясь с запахом леса, мокрых бревен и пара, исходящего от пересыщенной минералами воды. Мечта уходила, оставляя после себя Надежду. А вдруг юный жизнерадостный выпивоха уже получил свою долю пассивного гидромассажа и готов уступить место?
Надежда тоже прожила недолго.
Прищурившись, Бернард уныло посмотрела на солнце, которое вовсе не торопилось закатываться.
- А тебе не поплохеет всю ночь парится? – с сомнением спросил он шкета, - Говорят, если долго в воде сидеть, с сердцем плохо будет.
Бернард представил альтернативный вариант развития событий. Вот он приходит к водоему, весь такой в предвкушении, а там – труп. Распухший, синий и с высунутым языком.
От воображаемой картины Бернарда передернуло. Не уж, лучше пусть такой как есть – живой и довольный жизнью сидит.
Тем не менее, в выгодном положении находился именно довольный пацан с бутылкой. Он был первый. Он застолбил злачное место. И бухло тоже было у него.
Бернард вздохнул. Ругаться он умел плохо. Каждый раз, когда это случалось, его потом долго мучала совесть и раскаяние, даже если бранился он за правое дело или защищал собственную честь и достоинство. Но не набрасываться же на парня просто так с разбегу, пытаясь вытащить из купальни за волосы. К тому же, он мокрый – выскальзывать будет. Пацан ему даже не хамил, чтобы было к чему придраться, а любезно предлагал разделить водоем. В конце концов, это же не в один таз влезть, притираясь задами друг к другу – места много, воды тем более. Но так трудно было переключится с плана А (купание в одиночестве) на план Б (купание в компании).
«Ну что я так расстраиваюсь? Не собирался же я тут в укромном месте самоудовлетворяться. Подумаешь…»
Бернард вздохнул еще раз.
- Мда… Шустрый дедок оказался, – принимать предложение шкета он не спешил, мало ли. Вот так снимешь штаны перед первым встречным, а потом очнешься на том свете и без вещей. Хотя, какую угрозу мог представлять голый паренек? Если только за кустами не прятались его подельники. Но ведь не могли же они вот так круглосуточно в засаде ждать потенциальных жертв, место-то такое, что случайно не забредешь. На том подлый старикашка и погорел.
«Наверняка у него еще выпить осталось», - подумал Бернард, в очередной раз забывая детские наставления матери о том, что нельзя у незнакомых брать конфеты, монеты и другие с виду ценные вещи, если только эти незнакомцы не лежат без движения и не пахнут подозрительно.
- Я как-то тоже хотел предаться отдыху в одиночестве, - признался Бернард, - Но раз так получилось… Глупо же уходить теперь, раз пришел. Да и не хочется. Ладно, наверное, ты мне не помешаешь. И… надеюсь, ты хоть в воду не мочился.

6

Несомненно, такая забота о здоровье дракона казалась очень даже милой, но торопиться потакать ей Фиро был не намерен. Хотя, конечно, на хитрый план по выпиныванию конкурента это не походило. Но тем не менее…
- Да нет, это как раз то, что доктор прописал, - задумчиво ляпнул пиротехник, изучая нежданного гостя.
Это, кстати, оказалось вполне приятным зрелищем: никаких тебе заплывающих жирком частей тела, ни физиономии вырвиглаз. Не то, чтобы Фиро был каким-то особым ценителем мужской красоты, но образец «вершины эволюции» все-таки внушать должен чуть больше, чем ассоциация бочка-на-ножках.
Вкупе с оценивающим взглядом пиротехник свое мнение еще и озвучил, пусть и без восторженных возгласов, ограничившись середнячком "да ты вроде ничего так". Реакция же блондинчика его несколько удивила. Нет, Фиро вовсе не ожидал, что на его намек – если это был он – нормальный мужик сбежал бы в ужасе, но по крайней мере он должен был насторожиться. А то выходило как-то странно, и это "странно" что-то заставало дракона все чаще в последнее время…
Как бы то ни было, парень предложение принял, поминутно делая паузы (заиканий разве что не хватало), и даже высказавшись, что уходить ему и не хочется. Фиро бы обязательно и эту тему обмозговал, используя свои могучие и не очень опыты, но угораздило же этого блондинистого ляпнуть такое! Офигеть, надеялся он, что тот в воду не мочился! Надо же вообще такое придумать?! ДА ЗА КОГО ОН ЕГО ДЕРЖИТ?!
Нет, расположение к этому субъекту как-то резко упало.
- Что, живешь в окружении стариков и детишек с недержанием? – сощурившись, поинтересовался пиротехник. – Разуй глаза, ни на одного из них я не смахиваю от слова совсем.
Разумеется, дракон едва ли не обиделся, и никаким сочувствием от него и не пахло. Ну как же так, кто в свято место гадить будет? Рука норовила прирасти к лицу, но Фиро сдержался.
- Ландшпиль, как говорят, деревня большая, но тебя я никогда бы не приметил, - решил сменить тему он, надеясь, что дальше пойдет без косяков. – Занимаешься чем-то непримечательным? Меня, кстати, зовут Фиро. Местный пиротехник. Довольно именитый, между прочим, - хвастанул дракон.
Ага, давай-давай, скажи, что ты ничего обо мне не слышал. 

7

Кажется, своим последним вопросом Бернард оскорбил свежепредставленного Фиро в лучших чувствах. Бернард поспешил объяснить все, чтобы у земляка не иссяк запас приветливости и любезности. Иначе, это весьма осложнило бы совместное принятие ванны.
- Если бы старики, да детишки. Тут хоть можно списать на прогрессирующий альцгеймер или неумение крантик держать закрытым. Так находятся кудесники, которые таким образом расслабляются.
Не прерывая свой рассказ, Бернард решил в долгий ящик дело не откладывать и, наконец, влезть уже в воду. В конце концов, шел он долго, порядком устал, сколько же можно тянуть. Факт неизбежности чужой компании был принят, с присутствием острого на язык парнишки Бернард смирился, так что, в общем, ничего больше не препятствовало погружению тела в жидкость. Особой стеснительности Уиллис не испытывал, даже несмотря на то, что перехватил пару оценивающих взглядов со стороны любителя огненных пшиков. Ничего такого, что могло бы вызвать неадекватную реакцию окружающих, на теле Бернарда не было. Никаких третьих и пятых сосков, второго пупка или поросячьего хвостика. Соответственно, проблем с раздеванием на публике у него тоже не возникало. При необходимости он даже зарабатывать на этом мог, но она, эта необходимость, пока не возникала.
Скинув штаны, Бернард скользнул в воду, ухнув от удовольствия. Вода была чуть горячее, чем он представлял, хотя, может, все дело было в том, что Бернард некоторое время стоял полуголый во время официального знакомства с пиротехником.
- Ну, так вот, - Бернард продолжил, устраиваясь поудобнее и облокачиваясь на бревенчатый край. Главное, не ерзать, чтобы в спину заноза не попала, - Был я в одном городишке и повелся на рекламу новой бани, оборудованной по самым последним технологиям. На самом деле это был почти такой же источник, только помимо одной большой купальни там еще и несколько отдельных было, чтобы по одному человеку влезало. Остальные желающие слонялись рядом, пили в баре, трепались, или плескались в большом резервуаре. Я, значит, тоже хожу, смотрю. Все такое интересное, чистенькое и пахнет странно. И никаких детей и стариков, заметь. И вот только я собираюсь водичку проверить, как по поверхности расплывается синее пятно. Все в ступоре. В двух мелких ванных – та же картина. Оказывается, владелец в воду добавил какую-то фигню, чтобы она дольше чистой была. А эта фигня так реагировала на… на желтые струи, короче. До сих пор рад, что я туда не влез. Ушел я подальше от этих струй и чистящих фигней.  Так что ты не прав. В жизни всякое бывает.
Многозначительные кивки Бернарда должны были визуально подтверждать его опыт и знания.
- Мой папаша тоже, кстати, считает, что я ничем примечательным не занимаюсь. Я путешествую и познаю мир! – на данный момент Бернард решил ограничится весьма обтекаемым описанием своей жизнедеятельности, - А про тебя я вроде бы и слышал. 
Бернард наморщил лоб, вспоминая, слышал или показалось.
- Ах, да! А я Бернард, - парень спохватился, что наболтал на три конференции, а так и не представился, - Я тут даже где-то автограф оставил…
Он подгреб поближе к Фиро, осматривая бревнышко.
- Вот, - тыкнул пальцем в вырезанную на деревяшке потемневшую надпись «Б. Уиллис», - Это я тут нахулиганил. Мне было стыдно, но не долго. Так это ты на праздники салюты устраиваешь?

8

За последнюю неделю я уже подбирал троих таких ребят, - усмехаясь, покивал сам себе Фиро.  – Таких же как и он… молчаливых.
Нет, дракон был вполне себе доволен происходящим. Все-таки блондинчик быстро среагировал и исправил недоразумение, разбавив его тонной забористого рассказа прямо как тот владелец бань забавной жидкостью свое хозяйство. Не то, о котором вы подумали.
Естественно, Фиро слушал с огромным вниманием, смотря в небо и ковыряя в носу. Да, на самом деле, сосредоточиться так было наиболее просто, а память улучшалась в разы! Странно, но обычно на такое оправдание на очередной втык «да ты меня совсем не слушаешь!» пиротехник получал только еще один втык. Неблагодарные! Ах этот жестокий-жестокий мир… нувыпонели.
Животрепещущую тему о том, что кому-то просто нравится мочиться, дракон уже поддержать или опровергнуть какие-то данные не мог, а потому просто с облегчением отпустил ее. Поверьте, пытаться наслаждаться в горячем источнике прекрасной медовухой под рассказ о ребятах, которым нравится гадить в общественных местах, явно не самое лучшее, что можно было бы придумать.
Вот секс в общественных местах – вот это я понимаю, да, - едва ли не мечтательно вздохнул пиротехник.
- Ну, кто в наше время не путешествует и не изучает мир, - гыкнул Фиро.
Сам он лично считал, что напутешествовался и наизучался еще на тысячу лет вперед, и вообще чувствовал себя умудренным жизнью из-за своей биографии на шесть страниц ворда. Иногда ему даже казалось, что он уже не иначе как старик, которому только внуков нянчить, а он, слоупок такой, даже сына еще не родил. Зато натурально-то как косит под старого извращенца! Сидит, ничего не делает, ворчит и отпускает плоские шуточки на всякий прекрасный и не очень пол. Но это так, так… издержки уже.
Скорее, он из тех товарищей, кто свои приключения уже все сорвал, и только и может теперь, что за стаканом чего-нибудь нехорошего вспоминать былые деньки, ностальгически потирая свою деревянную ногу под мат старого попугая на плече. Деревянной ноги, правда, у Фиро не было, зато был даже почти попугай. Просто он череп и человеческий, а так характер не менее дрянной.
- Вот же какой негодник, - едва ли не промурлыкал пиротехник, которому, как и многим, нравилось, когда его чешут. А, в частности, чешут его чсв. То есть упомянуть, что Бернард о нем слышал – это чертовски правильно для поднятия духа. А мурлыкал он, собственно, на автограф товарища. – Как один из владельцев источника, я должен тебя наказать, плохой мальчик, - с совершенно серьезной физией заявил Фиро, наливая блондинчику медовухи. В знак наказания, ага. Да, он чертовски жестокий малый! – Ну а так… вообще есть еще какие-то, но они работают тогда, когда не работаю я. Или, если быть точнее, когда мои работы запрещают, - пиротехник снова заржал, вспоминая многочисленные попытки впихнуть тентакли на морские празднования и прочие подобные мелочи. – Ну, голые женьщины, фаллические символы и всякие анальные извращения. Но жрать-то хочется, поэтому приходится цензурить… И так праздников мало, которые отмечают, а они, между прочим, есть каждый день. И многие из них вполне годные.

9

С утверждением, что нынче все поголовно отправляются в пеший, конный или ослиный поход, чтобы узнать, где кончается света край, что за странный зверь рычит в чаще и требует в жертвы молодых девственников (и далее до бесконечности), Бернард мог бы поспорить. За примерами далеко ходить не надо. Вот его друг детства Аргентум совершенно не склонен к путешествиям и исследованиям. Все, что ему нужно, а именно работа, жилье, еда и случайный секс, можно было найти в пределах родной улицы. Бернард никогда не мог понять, что может быть скучнее бакалейной лавки, где Аргентум трудился вместе со своим стариком. Даже харчевня трех пескарей по сравнению с этим была просто кладезью развлечений. Может быть, именно потому, что туда стекались на ночлег путники из далеких и не очень краев, Бернард и подцепил этот неизлечимый вирус любопытства и жажды странствий. Ну и, конечно, это все было во благо великой цели. Так вот, когда Бернард возвращался домой и устраивал посиделки с приятелем за кружечкой пива, красочно и живописно вещая о своих приключениях, Аргентум то и дело перебивал его, начиная фразы «А вот у нас в лавке…». В какой-то момент Бернард окончательно признал, что у него с другом совершенно разное мироощущение и, несмотря на то, что, наверное, до конца дней своих они будут считать себя верными товарищами, ничего общего, кроме детских воспоминаний, у них не осталось.
Бернард взглянул на оказавшуюся в его руке емкость с алкоголем. В раздумьях о коловращениях жизни он упустил момент, когда Фиро решил поделиться запасами, даже без недвусмысленных намеков, к коим Бернард собирался приступить сразу после лирического пролога. Ведь совсем не дело, когда один пьет (или ест), а другой рядом сидит и слюни глотает. Сообразительность Фиро Бернарду понравилась.
- Как второй из совладельцев источника, я торжественно обещаю так больше не делать, - заявил Бернард с довольной мордой, - А ведь хорошо звучит… совладельцы. Еще лучше бы легализовать это  дело.
И тут Бернард представил, чем такая легализация может грозить. Это же придется сидеть на одном месте, вести (страшно подумать) бизнес, заманивать клиентов, делать ремонт и вместо того, чтобы самому расслабляться в одиночестве или минимальной компании совладельца, смотреть на то, как его источник заполняют чужие тела разной степени непривлекательности.
- Нет, лучше не надо. Уж лучше как есть, - сказал Бернард и глотнул медовухи, едва не поперхнувшись. Чтобы жидкость попала куда надо, а не вылетела через рот и ноздри во все стороны, ему пришлось задержать дыхание и вдоволь прокряхтеться. Когда глоток благополучно завершился, Бернард с облегчением вздохнул и продолжил светскую беседу. Нежданный и негаданный компаньон оказался забавным и скрашивал время скорее в приятную сторону, чем в не.
- Так ты это… считаешь голый зад в искрах на небе формой искусства или просто приколист такой?

Отредактировано Бернард (2011-10-13 11:50:52)

10

Предложение заниматься источником как бизнесом Фиро поначалу встретил с явным неодобрением. Да ладно, ну, вы что, серьезно? Он и убирать-то за собой тут не может, бутылки вынесет – уже хорошо, а что ж будет, когда за всеми левыми придется? Дракон, конечно, был тот еще энтузиаст, но совсем на другой почве. Тем более что организаторская деятельность получалась у него не очень. Ну, по крайней мере, сейчас. Это вот раньше он еще чем-то занимался, правда, только над такими же бестолочами, как и он.
Да и если так посудить… я какой-то альфонс, - сделал для себя внезапное открытие Фиро. Ну а что? Живет в доме (ладно, в сарае) женьщины, которая его поит, кормит, одевает, а он только дурачиться и творит фиговину налево и направо. Зато, епт, дракон!
На несколько секунд Фиро стало даже стыдно, и, пользуясь случаем, он нацарапал крышкой от бутылки на дереве и свою роспись. Ну так, раз уж он начал стыдиться, то можно и добавить, не правда ли?
В общем, получалось так, что и в случае с источниками он бы жил на иждивении Бернарда. Получал бы денежку, покупал бы себе всякое и ничего бы не делал… Красота.
Это же прекрасно! – подумал пиротехник, все же решив, что поймал удачу за хвост, но блондинчик уже передумал. – А… ну и ладно.
Огорчаться при этом Фиро даже и не помыслил. Он и так, в общем-то, не жаловался ни на что.
- Хых, - да, довольство в прежнее русло вернулось к нему сразу же, как только заговорили о его любимом деле. То есть о фейерверках. Пиротехник сразу изобразил из себя этакую деловитую важность, прожженность в этом деле, и смотрел на Бернарда, как папка смотрит на нуба. – Голый зад в искрах в небе – это не искусство, но СИМВОЛ ЦЕЛОЙ ЭПОХИ! – от распирающего его пафоса и откровений Фиро аж руку к небесам задрал. Но в руке была бутылка, поэтому патетичного жеста не получилось. – Вот ты, например, - сошел обратно на землю дракон и, приобнимая уже блондинчика за плечи, подтягивая его к себе, как будто доверял тому офигеть какую тайну. – Ты можешь представить себе что-то круче и притягательнее голого зада? Особенно в небе.
Маэстро наш, разумеется, уже, может, и прихмелел, но не сильно, чтобы бросаться в бессвязные речи, кусты и вообще бросаться. Так что, в целом, он еще был вполне вменяем.
- Хотя прикалываться я тоже люблю, - добавил Фиро уже больше в сторону и как бы оправдательно перед таким святым делом после глотка медовухи, но без такого энтузиазма.

11

Пока Фиро выцарапывал свою подпись на том же бревнышке, Бернард тихо подхихикивал и легонько толкал парня в бок локтем, всем своим видом и телодвижениями изображая солидарность. Как же, теперь никто из других внезапных дедушкиных клиентов не посмеет усомниться, что Кисы и Оси тут не было. И вообще, отныне и впредь они будут гордо именоваться Братство Горячего Источника. По крайней мере, на ближайшие часа полтора. Теперь, когда все так удачно повернулось, Бернард ничуть не сожалел, что нашел в своем тайном убежище постороннего. Без него, тоже было бы неплохо, но с ним оказалось весело. Снаружи приятно грела водичка, изнутри еще более приятно – медовуха, с боку тоже вполне приятно уже прилепился сотоварищ Фиро. Еще немного и Бернард уже был готов перейти к следующей стадии знакомства – попросить спинку себе потереть. Но пока он был слишком увлечен дискуссей, балансирующей между великой жизненной философии и откровенным бредом. Поэтому Бернард ограничился ответным жестом, символизирующем чистую и суровую мужскую дружбу и со смачным шлепом опустил ладонь на худое плечо Фиро. Оставалось только покачиваться из стороны в сторону, попивая медовуху, и вглядываться в небо, пытаясь представить огромный голый зад неимоверной крутости.
- Могу! – уверенно тряхнул головой Бернард, - Точнее, что-то и зад мне плохо представляется. К тому же, зад заду рознь, и лучше фаллический символ в руке, чем крутой зад в небе. Хотя, погоди.. кажется, там все же про птиц было…
Бернард поморщился, словно пытался вспомнить суть емких жизненных изречений, на которые была горазда его матушка, но кому на самом деле в подобных ситуациях хочется думать о родственниках разной степени приближенности.
- А я бы посмотрел на такой фейерверк, - вздохнул Уиллис, с надеждой поглядывая на Фиро. Раз они теперь почти что названные банные друзья, то у Бернарда был хороший шанс напроситься и хотя бы одним глазком посмотреть на запрещенный и зацензуренный салют. А вторым глазком он бы бессовестно подсматривал.
- А вообще, я бы и обычный посмотрел. Что-то внезапно праздника захотелось. А то шляюсь по лесам, по полям, возвращаюсь  и оказывается, что пропустил все интересное.
Тут Бернарда осенило. Широко улыбнувшись, он уставился на Фиро широко распахнутыми голубыми глазищами, словно только что открыл закон вытеснения тела из воды путем хорошего пинка.
- А можно как-нибудь зайти посмотреть, как ты их делаешь?! Круто же! Круто!
Ложка дегтя второй набегающей волны мыслей плавно стекла по медовому воодушевлению.
- Или это секрет фирмы? Посторонним вход воспрещен и после показа тебе придется меня убить?
Надежда все еще теплилась во взгляде Бернарда, на лице которого прямым текстом читалось, что отказ его неимоверно огорчит и ввергнет в пучину депрессии и рефлексии минут на сорок не меньше.

12

Ох уж эти картины маслом, красками и гуашью. Ну а как еще назвать сейчас происходящее? Сидят, значит, два парня в горячих источниках, обнимаются и обсуждают *ПОПОЧКИ* в небе и члены в руках… Красота.
- А, то есть члены таки у тебя в приоритете, - покивал Фиро, поддерживая воистину мужецкий разговор.
В целом, задница как символ этой эпохи это правильно и верно, но задница без члена все равно что хлеб без масла. Ну или как-то так. По крайней мере, дракону казалось это утверждение ничем не уступающим истине. Поэтому он остался удовлетворен и доволен, по такому случаю подлив медовухи еще обоим, попутно расплескав алкоголь и в воду, и на них самих. Все-таки разливать той же рукой, что и за плечи кого-то обнимаешь, не тянуло на звание самого удобного действия – приходилось не только жертвовать содержимым, но и Бернарда тыкать носом себе в шею, чтобы дотянуться горлышком бутылки из пункта А в пункт Б. То есть в стакан.
Конечно же, простой вариант, казалось бы, на вроде поменять руки отпадал. А то это уже какой-то недобрудершафт вышел бы, так что уж лучше так, чем потом пожинать плоды ситуации «полапать мужика на первой же встрече».
- Ну, в создании фейерверка нет ничего особо сложного, - протянул Фиро, загоняя в себя еще два больших глотка медовухи, что, собственно, и составляло весь объем его чарки. Теперь ее можно было отставить, не опасаясь, что из-за кривизны здешних поверхностей все упадет и прольется. – Есть штуки такие… - пиротехник покосился на предсказуемо рухнувшую емкость, - гильзы называются. Они для этого дела очень важны и…
Дальнейшая речь дракона для обычного неподготовленного человека звучала примерно как «блаблабла» и сопровождалась ознакомительными рисунками пальцем по груди самого Бернарда. Обычная жестикуляция по мнению Фиро тут бы дала пользы куда меньше, хотя изображения невидимых линий вкупе с терминами и дозой описаний химических реакций едва ли имели более весомое преимущество.
- Ну а дальше… в общем, это лучше на примерах, - сдулся пиротехник, дойдя до особенно сложных вещей, которые он даже нарисовать бы не смог. Наверняка его слушатель, который до этого ничего не понимал, мог вздохнуть уже с облегчением. – Зайти и посмотреть, в принципе, можно, но… Как бы это сказать? Хм. Как бы это не прозвучало, живу я не один. То есть своего дома у меня нет, и приходится мириться с тамошними порядками.
Фиро почувствовал себя молодцом. Вот так вот завуалировано он сообщил предупреждение Дафны, что если он еще раз незнакомого мужика в дом приведет…
- Это как у подростков, - гыкнул тысячелетний дракон. – Надо дождаться, пока все свалят, и… Я сообщу, когда.
Оглянувшись назад, Фиро уже не увидел потерянного стакана. Видимо, тот завалился совсем далеко, а лишние шевеления пиротехник сейчас не одобрял. Поэтому, махнув рукой, он, перехватив, бутылку, хлебнул уже из горла. Становилось все славнее и славнее, пиротехник даже благородную отрыжку изрыгнул. Почему-то она ненарочно получилась с огоньком.
Упс, - досадливо икнул дракон.

13

Бесспорно, и Бернард не стал бы отрицать очевидное, к членам он относился весьма и весьма положительно. Любой нормальный мужик понял бы его, даже если бы единственным ценимым органом был бы его собственный конец. Собственно, разве не это делает их теми, кем они были – настоящими мужиками, которые могут писать, гордо расправив плечи?
В общем, хорошо пошла медовуха. Бернард испытывал крайне приятное единение со своим неожиданным компаньоном, как духовное, так и телесное. Пьяным Бернард себя не чувствовал, скорее, немножечко хмельным. От этого становилось весело, хотелось баловаться, хулиганить и одновременно с этим блаженно развалиться в воде, мерно поглаживая большим пальцем позвонки на шее Фиро. Собственно, последним Бернард как раз успешно и занимался, пока пиротехник красочно описывал свои трудовые пиротехнические будни, снабжая рассказ наглядным пособием на бернардовой груди. Бернард даже честно пытался въехать, уловить смысловую нагрузку этого нательного рисунка, косил глаза, соображая с какой стороны вообще надо на это смотреть, а потом наплюнул и стал просто наслаждаться процессом. Благо эта техника медовушно-пальчикового рисунка вызывала приятные мурашки где-то под коленками, хотя Бернард стойко не ежился и старался не хихикать, чтобы не вспугнуть.
Помимо самого процесса, он понял, что изготовление петард дело очень увлекательное, но, как и любая незнакомая профессия, вызывает интерес ровно до тех пор, пока не становится источником постоянного заработка. Прикинув в уме, Бернард решил, что нет, не манит его кропотливое запихивание небесных задниц и объемных сисек в гильзы. Так что вполне можно ограничиться походом в гости и дружественной экскурсией без намеков новому близкому знакомому, чтобы тот по блату взял поработать на пару недель-месяцев.
Услышав, что Фиро «живет не один», Бернард тут же подумал (по аналогии), что парень делит жилплощадь со своими стариками. А уж весь ужас и трагедию подобного расклада юный Уиллис познал на собственном опыте. Даже в бесконечных углах и закоулках родительской гостиницы было крайне трудно остаться незамеченным с каким-нибудь случайно зашедшим в гости приятелем. А ведь у Бернарда была своя комната, пусть маленькая, зато с собственной кроватью и дверью, которую полагалось запирать, чтобы… поиграть с другом в карты. Вот только замок с двери постоянно исчезал, а щеколда выпиливалась самым настоящим магическим образом.
- Как все сложно, - покачал головой Бернард. Однако вежливо отказываться от приглашения, на которое он сам нагло напросился, он и не подумал. – Ну, если надо я и ночью могу. И через забор, подкоп и тайный проход. Даже замаскироваться.
Где-то в глубине души, Бернард уже понимал, что с такими приключениями, он вовсе не на петарды смотреть пойдет. Но это уже мелочи, главное проникнуть в нужное место, где Фиро денно и нощно трудится не покладая рук, а ему даже друга позвать в гости нельзя!
От размышлений на тему суровой и несправедливой жизни молодых людей, Бернарда отлвлек крошечный огонек, выскочивший изо рта знакомого. Списав это на крепость и качество медовухи, Бернард попытался изобразить нечто похожее. Он покашлял, покряхтел, даже пару раз высунул язык, но все было безрезультатно. Видимо, дело не в алкоголе, а в неких личных качествах банного приятеля.
- А ты, случайно, не маг? – с подозрением спросил Бернард. Ему очень не хотелось бы так быстро переходить от мега-симпатии к демонстративному презрению, но против принципов не попрешь.

14

Богатое воображение Фиро себе так и представило, каким образом можно было маскировать Бернарда. Особенно учитывая, что да, баб не приводить, мужиков тем более не приводить (!!), оставались только неодушевленные предметы. А там уже и бухло, и коробки, и прочая рухлядь на ум приходила вплоть до мешка с молодильными яблочками.
Другие варианты вообще не работали, разве что подкоп делать. А вот окон в его родном сарае не было, чтобы через них лезть.
Да, вообще странно будет показать на сарай и сказать, что вот тут я и живу, - побеспокоился Фиро. – Как питомец какой-то.
Конечно, можно было бы задуматься, что людишки алчны, порочны и извращенны, и правда полагают, что он этакая экзотическая зверушка, которую содержать очень круто. Но у него бы просто так не получилось. Глядя на его идиотов, которые стали (дада, сейчас будет трогательно!) ему настоящей семьей, надо обладать слишком уж больной фантазией, чтобы вообразить что-то подобное. Эти человеки его любили. Ну а сарай… сарай? Просто в комнату Фиро бы и не влез в своем естественном состоянии, а спать однозначно было удобнее именно так.
Другое дело, что не всем такие нравятся. То есть нелюди и нечисть всякая, они же все-таки в мире больше человеческом живут, чем каком-либо еще. Хотя порой Фиро был уверен, что как раз наоборот – уж настолько часто его жизнь сводила со всякими! Ну, кто знает, может, Бернард тоже в лунную ночь клыки обнажает или мертвых там поднимает?
Ну нафиг уже, а, - отогнал от себя эти мысли пиротехник. Не то, чтобы подобная братия нелюдей ему не нравилась, но как-то не хотелось идти на волне и выбиваться из толпы человекосуществ. Быть обычным пропойцем и любителем что-то там помацать – вот так вот и не выделяются и представляют собой почти рядового обывателя.
Поэтому Фиро всегда старался всячески отрезать не только драконью свою сущность, но и магическую составляющую на корне.
- Пфф, - хохотнул он, - да ты что! Я даже карточные фокусы показывать не умею.
И ведь не врал же: официально магии не учился, да и карточные фокусы и правда показывать не умел. Вместо этого Фиро потыкал в Бернарда медовухой:
- Это ж ядреная вещь же ж! – прожужжав, прокомментировал дракон. – Такое адское топливо – огонь как в Преисподней! Ты просто еще мало выпил, потом почувствуешь, о чем я говорю, - заговорчески подмигнул он.
Да, лучше уж так, чем расписываться в том, что он и демон, и дворецкий… в смысле и дракон, и маг. Воображалка тут снова включилась, демонстрируя лулзы. Фиро так и представлял, как он сейчас превратиться в большую зеленую ящерицу с крыльями… да… и Бернард на своем харлее… в смысле драконе улетит в таймскип… тьфу, в закат!
В общем-то, наверное, так бы и было, но Фиро отрубился раньше, пока они продолжали тестить медовуху. Кажется, такой благородной отрыжки Бернарду сделать не удалось. А жаль.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Окрестности » Горячий источник