Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лазурная цитадель


Лазурная цитадель

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

После ремонта
Лазурная цитадель - крепостной комплекс у подножия гор, на берегу Безымянной реки.
Глумливый гарнизон зовёт реку просто Канавой. Напрасно. Редкая птица доплюнет до середины Безымянной.
http://s010.radikal.ru/i311/1101/4a/5eb0eec3eaf9.png
С виду в Лазурной цитадели нет ничего лазурного - снаружи она темна, и нечасто огонёк покажется на её стенах и башнях. В вечных сумерках Геенны цитадель выглядит заброшенной, но этому впечатлению доверять не стоит. Внутри укрепления бурлит деятельность - сами деятели всего лишь не любят посвящать в свои занятия посторонних.
Для общей характеристики комплекса подходят два слова - величие и бессмысленность. Похоже, что архитектор пытался воткнуть в план постройки по башенке от каждого воздушного замка, который ему привиделся на грибах. С перепугу Лазурную с её бастионами, шпилями и вознесёнными под облачное небо мостами можно принять за небольшой город. Учитывая скрытность обитателей - за некрополь.

К особенностям защиты цитадели можно отнести следующее:
1. Паразитирующее ядро - сердце цитадели, то есть силовой генератор, способно не только выделять, но и поглощать энергию, любую. Именно благодаря этой особенности Лазурная выглядит чёрной, свет не покидает её стен. Кроме того, внутри периметра цитадели полностью пожирается энергия пространственных манипуляций - заблокированы порталы. Исключение составляет офицерский состав гарнизона, его представители могут телепортироваться в пределах цитадели, вне периметра и извне.
2. Персонификация цитадели - бесплотное, но разумное существо, контролирующее материальный комплекс и магические возможности ядра. Это существо говорит о себе, как о самой цитадели, и "внутри себя", то есть внутри комплекса, способно создавать глухие области - зоны, в которых любое применение магии абсорбируется, буквально, стенами.
3. Тщательная, на грани паранойи, проработка схем обороны от атак с воздуха. С нескольких башен просматривается и простреливается (с помощью энергетических установок, годных и освещать, и поджаривать цель направленным лучом) воздушное пространство над цитаделью и окрестностями.

Попасть в Лазурную можно либо по узкому виадуку через главные ворота, либо через речную пристань, укрытую под основанием крепости. Порталы блокируются - если вы не капитан и не лейтенант Лазурной, то мало какой оракул возьмётся предсказать, в какую часть Чёрной пади вас выбросит.

2

Кабинет генерала-----------

Мора телепортировался в свой замок . Устроившись в кресле -поганке он закрыл глазами послал своих тварей в Гандрогар -как и приказал генерал . Демон закрыл глаза , весь обращаясь в слух и приготовился ждать . Пауки, птицы, червяки и гусеницы расползлись по городу людей и демон ожидал когда же ангелы выдадут себя .

3

КЛОН

Цитадель Ночи------------

Теневой клон выбрался из портала, оказавшись в ледяном замке. Судя по ауре, он принадлежал Мора, Лазурному. Правда, на данный момент, замок выглядел запущенным. Не сильно, конечно, но достатачно, чтоб признать эту цитадель тоже недействительной.

Отправив данные об отсутствующем капитане оригиналу, Локи прошелся по замку. "Для кого-то из следущих капитанов пойдет." Немного переждал и потянул себе силы, запечатывая данное место. Тут же от системы защиты пришло сообщение. "Ангел?! Совсем охамели, честное слово..."

Разузнав у защиты кто и как, Лофт задумчиво тряхнул волосами. Надо пойти проверить какого лешего пернатый тут забыл.

---------------------> Каньон проклятых

4

Сигги, Кисарь: Развалины Белой

Кисарь вышел из портала, задрал башку и жмурясь стал глазеть на высокие ледяные шпили.
- Здесь что ли?
Белая, голубая, зелёная, серебряная громада цитадели нависала над плоским как стол плато. ветвилась башенками, холодно сверкала... и мочала. Кисарь ни паука оттуда не слышал, словно вымерли все внутри, да и вид у строения был нежилой. Сор у ворот, меж плитами отводки крепостной стены проросли травинки... Оборотень подошёл крадучись к огромным створам и положил руку на окованный металлом колдовской лёд.
- Чо надо? - прогремело вдруг казалось с самих небес. Кисарь так и подскочил и выпалил:
- Грабить!

5

Сигизмунд вышел из портала и с интересом принялся разглядывать выверт местной архитектуры. Не каждый день цитадель из льда встречаешь всё-таки... "А было бы неплохо её украсть вместе с сердцем": подумал он и вздохнул, понимая бессмысленность этой затеи. Внезапно непонятно откуда заорал громкий голос и Сигизмунд подозрительно покосился на цитадель. Змей зашипел недовольно и спрятал голову запазуху к человеку. Юноша шарахнул в бубен и заорал:
-Да! Грабить!
-А грабли у вас есть? - раздался тот же голос.
Сигги проверил карманы, но у него граблей не было. И он сомневался что у Кисаря они тоже есть...

6

- Нету у нас грабель...
Кисарь озирался в поисках источника голоса но никого не видел.
- Нет грабель нет грабления. - Голос развёл руками. - Где есть грабли там и грабьте.
Кисарь почесал затылок:
- А где есть грабли?
- В морррррррррге! - голос показал в какой стороне морг. Кисарь пожал плечами и открыл портал.
- Ну в морг так в морг.
Очень захотелось ограбить морг.
Голос смотрел им вслед и злорадно улыбался.

Сигги, Кисарь: Склеп на пустоши

7

Сигги, Кисарь: Замок Вампирия

- Чо припёрлись? - голос подпёр щёку кулаком. - Грабли чтоль принесли?
- Принесли!
- Тваюмать...
- Впускай! Ты обещал! - потрясая Сигизмундом с граблями в руках провозгласил Кисарь. Голос вздохнул и вышел на площадку перед воротами. Он оказался высоким и атлетичным мужчиной в огромной песцовой ушанке, в торбасах из волчьего меха, в кожаных штанах и жилете меховом, из-под которого торчали какие-то татуировки синего цвета.
- Давайте ваши грабли...
- Па-пагади... А как ты через защиту..?
- Ты идиот. Аз есмь Отмороженный Бастион! Персонификация. Если никто не может войти, то это совсем не значит, что я не могу выйти!
По урчанию в голове Кисарь понял, что Бастис понравилось слово "Бастион" по созвучию с её именем. Отмороженный взял грабли, положил их на землю и красивым движением наступил. Черенок треснул его в лоб и грабли рассыпались в пыль, и тогда пространство у ворот словно надоломилось, открывая портал-брешь. Кисарь швырнул туда Сигги и прыгнул сам.
- Бастион! Где тут твоё сердце?
- Идиоты! - хохотал злорадный Бастион. - Это временная лазейка, у вас не более нескольких минут! Вам не выйти! Можете любоваться на моё сердце, пока вас не изловит маршал Локи!

8

Сигизмунд с гиканьем и улюлюканьем понесся по коридору. Чутье Слесаря вело его к сердцу крадчайшим путем мимо ловушек и логовищ чудовищ. А учитывая что все цитадели строились по одному принципу... Вобщем Ключник знал куда бежать что-бы быть там до того как проход закроется... Сердце встретило их ровным гудением и мерцающим светом.
- А вот и наш приз... теперь главное успеть всё сделать! - и Сигги начал откачивать жизненную энергию из сердца, но скоро место в нем закончилось и чтобы не лопнуть пришлось перекинуть поток на Кисаря - Держись дружище! Тут её много! Надо срочно что-то делать, а то мы лопнем!
С каждым мгновением цитадель казалось теряла жизненные силы и тускнела.

Отредактировано Siggy (2008-08-01 09:54:11)

9

Кисарь стоял, выпучив глаза и вбирая энергию. Казалось, что сейчас она потечёт из ушей и носа, и тогда он перекинул поток на первое что пришло в голову. Этим чем-то оказался кролик-нежить из замка с гвоздём. Через брешь в щите цитадели порталом потекла жизненная сила кристалла, насыщая животное, и... он лопнул! Кисарь зажал себе рот рукой, чтобы vigor не хлынул мимо... "Книга! Будешь накопителем!" Оборотень всегда удивлялся прожорливости справочника. Книга радостно шипела и материлась, впитывая в схроне энергию. "Отлично, потом из неё перельём обратно."
Бастион поначалу скептически хихикал, потом почуял неладное. он вдруг стал полупрозрачным, а на конечтостях его появились какие-то будто из паутины или дыма сделанные цепи. Он попытался вломить Кисарю по лицу, но рука прошла насквозь и глухо звякнули цепи. Тогда он попытался выругаться и снова потерпел фиаско, вместо слов из его рта вырвалось невнятное рыдание и вой. От удивления Бастион так и встал с открытым ртом и выражением лица как бы говорящим: вот тебе бабка и юрьев день!
Сердце печально, слабо полыхнуло напоследок и потухло окончательно, похожим став на обычный большой кристалл. Кисарь вздохнул, разделся и перекинулся в рысь.
- Врау миар-ру хыщ! - сказал он Сигизмунду, предлагая совершить аналогичный поступок.

10

Пространство вокруг стало совсем мертвым и неприятным. Дух превратился в настоящего призрака и злобно завывал и гремел цепями. Сигизмунд куртуазно рыгнул в сторону и сняв остановившееся сердце с постамента, спрятался за него разделся и собрал одежду в узел. А потом перекинулся в кота. И если раньше ему было совершенно неуютно в мертвой цитадели, то теперь вполне нормально. Его даже посетила мысль вернуться сюда и пожить какое-то время. Но его отговорил голос в голове которого звали долгом. И поэтому он покатил кристалл перед собой как мяч, благо форма у него была подходящая для качения, а шмот зажал в зубах. Так перебрасываясь сердцем они добрались до выхода и щиты их выпустили на свободу...

--------> Руины Белой цитадели

11

Начало второго тома.

- Ну и разруха...
Пусть разговоры с самим собой, да ещё и вслух - признак шаткости рассудка. Пусть. Йцукен не претендовал на нормальность. К тому же себя он находил исключительно приятным и интересным собеседником, потому что с собой редко расходился во взглядах.
- Неудивительно, что не пришлось проходить никакой экзаменации на чин.
Доставшаяся новоиспечённому капитану цитадель пребывала, выражаясь лирически, в печальном запустении. Если же отбросить лирику и посмотреть в лицо фактам, то Лазурная крайне обветшала и представляла собой сложный, многоэтажный, гигантский сарай. Магический лёд, из которого был создан весь крепостной комплекс, без энергетической подпитки постепенно разрушался, трескался и таял, всюду на полу стояла вода - где отдельными лужицами, а где и сплошными озёрами по щиколотку. Потолки обросли сосульками, ступеньки размылись, из-за чего все лестницы превратились в непроходимую ловушку - наклонные ряды скользких ледяных бугров, омываемых неиссякающими ручьями. Хо, журчанием этих ручьёв, плеском и хлюпаньем, отражённым сводами разорённых залов, была наполнена вся цитадель. Йцукен сомневался, что здесь удастся найти хоть один сухой угол для ночёвки.
А больше ночевать было негде.
В свой особняк в Догароте Шерегар наведался первым делом, но обнаружил там только один облупившийся фасад, гордо торчащий посреди песчаного пустыря. Сам песок перемешался с обломками здания, от цветных узоров и следа не осталось, стену вокруг сада, похоже, растащили на свои постройки местные. Короче, дом у Йцу был один.
Вот этот.
- Ауч! - Йцукен вздрогнул и поёжился: щедрая капля воды плюхнулась с потолка ему на макушку и скатилась по волосам за шиворот. - Ну и что прикажете с этим делать?
- Ыаы... - пожаловался пробежавший через выбитое окно и ряд колонн порыв ветра, - Аы...
- Ы блин... - передразнил Йцу, зябко шевеля лопатками.
- Хныы... - вздохнул пустой бастион...
Нет, это уже не было похоже на спонтанно возникающие от ветра звуки.
- Да ну нафик! - вскинулся Шерегар. - Мне ещё призраков в соседях не хватало для полного счастья!
В последовавшем за этим громком вздохе было столько печали, что Йцу усовестился.
- Ну ладно, ладно, я же не сказал, что кого-то выселю... - пробурчал он, - ну, кроме крыс. Иди сюда, призрак.
Сначала ничего не произошло... Да Йцу ничего и не ждал. Он, в общем, в призраков не верил, а свои слуховые впечатления вполне готов был объяснить разыгравшимся с досады и недопоя воображением... Но вдруг из-за одной колонны, голубовато-серой, изъеденной талыми желобками, высунулась какая-то бледная тень. Шерегар с трудом удержался от того, чтобы заорать и побежать в случайном направлении, однако сумел сохранить неподвижность, стратегически важную в данный момент.
Робкая тень немного помедлила, словно изучая Йцукена с безопасного расстояния, потом выступила из укрытия чуть дальше. Раздался тихий, мелодичный и печальный металлический перезвон - за тенью волочились цепи, закреплённые на запястных кандалах и внахлёст опутывающие лодыжки.
Сама тень выглядела как полупрозрачный, долговязый, но сильно оголодавший мужик со слипшейся волоснёй, замотанный примерно от подмышек до колен в обтрёпанную, грязную простыню.
- Нет здесь крыс... - грустно сообщил мужик. Голос у него был слабый, еле слышный сам по себе, но его немного усилило эхо.
- А ты-то кто? - спросил Йцу.
- Лазурный я... - мужик скорбно шмыгнул носом. - Цитадель... То есть был... А теперь так, развалина...

Отредактировано Йцукен (2011-01-24 15:49:33)

12

- Ну-ну, не кисни... - Йцу ободряюще улыбнулся. После того, как Лазурный представился, Шерегару стало как-то легче. Ему приходилось слышать о персонификациях цитаделей, этаких хранителях большого сооружения, посредничающих между домом и обитателями. Правда, он до сих пор считал это малым бредом. Может быть, Лазурный и соврал... Но откуда ему было знать такие корявые сказки, если он торчит тут, в оковах, и вроде бы давно?
- Слушай, а почему ты в цепях?
- Не знаю... Само получилось... - Лазурный перемялся с ноги на ногу и возвёл на Йцукена прозрачный, просящий взгляд, - Ты всё исправишь, да?
- Придётся... - "Без вариантов." Что с сыном сделает Кыц Шерегар, если Йцукен лишится чина по непригодности, даже представлять не хотелось. Свеженазначенный кэп почесал затылок, - Знать бы ещё, как...
- У меня нет сердца... - теперь Лазурный топтался на месте, звякая своими цепями, и таращился на Йцу как мурзик на котлету, будто Йцу мог это самое сердце немедля вынуть из кармана. - Мне нужно сердце...
- Да погоди, - Йцукен смутился, что его вот так авансом возвели в ранг избавителя и ждут немедленных подвигов, оправдывающих это. - У меня с собой лишних сердец нет, разве что своё тебе отдать...
Глаза у Лазурного вспыхнули согласием и одобрением, заметно кровожадным. Ну конечно, ему-то жизнеспособность цитадели была важнее жизнеспособности какого-то захожего демона.
- ...Но я вряд ли переживу эту хирургию, - поспешил дополнить мысль Шерегар, пока Лазурный не обольстился окончательно и не кинулся извлекать у него внутренности.
Лазурный потупился и поджал губы.
- Какая же цитадель без капитана? - Йцукен одарил его примирительной улыбкой.
- Жил я без капитана... - пробубнил Лазурный. - и нормально...
- Брось, - хмыкнул Йцу, - другие цитадели засмеют.
- А чего дураков слушать... - всё дулся Лазурный, - Пусть себе ржут сколько влезет...
- Так! - Йцу строго нахмурился, - Кто тут капитан?
- Ну ты, - нехотя признал Лазурный.
- Значит хозяин кто?
- Ну и хозяин ты... - Лазурный вынужден был согласиться.
- То-то же, - кивнул Йцу. - Теперь рассказывай, что за сердце и как оно должно работать.
Следующий час, а то и два, пролетели незаметно. По мере развития беседы Лазурный становился всё более покладистым, умно и терпеливо пояснял всё, о чём Шерегар переспрашивал, не нёс никакой инфантильной ерунды и вообще вёл себя с большим достоинством. "Пожалуй, с него и выйдет толк," - думал Йцу. "А то прозяб тут, бедолага, один и всеми кинутый... Так кто угодно крышей двинется и адекват растеряет."
- Только ты это... В общем ты не это, что я это... - замялся Лазурный в эпилоге своей лекции, - Я не в том смысле что тебя того... Просто это самое...
- Да понял я, - чуть смущённо отмахнулся Йцукен. - В общем, тебе нужна либо единица субстанции с высоким энергетическим потенциалом, либо преобразователь энергии внешнего источника.
- Да-да-да! - закивал Лазурный, скаля зубы в улыбке, - А твоё сердце подошло бы, ты холодный! Только ранга среднего... Вот будь ты первоплюсовый!
- Будь я первоплюсовый, я бы новых цитаделей понастроил и не парился, - обломал его Йцу. Лазурный понял, что опять зарвался, и виновато понурился.
- Слава яйцам, строить ничего не надо, - продолжил Йцу как ни в чём не бывало, - надо только перезапустить... Ну жди меня, готовь поляну.
- А... Ты куда? Ты чего? - оторопел Лазурный, таращась то на Йцукена, то на раскрывающуюся зеленоватую арку шерегарского портала.
- А как я, по-твоему, вошёл? - хмыкнул Йцу. - Ниссы, я капитан твой - мне отсюда и сюда порталиться не только можно, но и нужно, и обязательно.
- А... - выдохнул Лазурный, - А то я уж подумал...
- Да не настолько ты обессилел, балда, - успокоил его Йцукен.

>>> За камушком.

13

Пещеры >>>

Из портала Йцу выкатился кубарем, немножко помятый, немножко окровавленный, немножко подпалённый, но в общем целый. Лазурный ждал его, приплясывая с бойким перестуком звеньев своих цепей.
- Ну что? - он подскочил к Шерегару, как только тот перестал катиться по полу и замер клубком в обширной луже. - Ну как?
- Фонарь просрал... - сипло выдавил Шерегар. - Водички бы...
- Тебе воды мало?! - заорал Лазурный и пнул лужу, послав каскад брызг Йцукену в рожу. - Принёс? Где?
- Тут... - Йцу глухо стукнул кулаком по груди. - Ты ж сказал, что его лучше сразу запустить... Встать помоги...
- Я ж нематериален!
- А пинки материальные... - поднявшись на локте, Йцу флегматично утёр мокрое лицо.
- Потому что эта вода - часть меня!
- Не ори, - вяло возразил Йцу, копошась в луже уже на четвереньках. - И без того башка раскалывается... Где гнездо для генератора? Показывай.
"А то меня щас порвёт."
"Нужна равномерная, выраженная пульсация," - наставлял Лазурный перед тем, как Йцу отправился за камнем. - "Если сердце только что вынули, то новое запустит сама цитадель. Но я такой мёртвый и так давно, что ничего запустить не смогу. Оно должно быть живое."
Лучшего способа, чем замкнуть на кристалл циркуляцию собственной энергии, Йцукен не нашёл. Да и это пришлось делать в портале, без анестезии и скальпеля. Проще говоря, Йцу пропихнул камень в глотку и (в меру своих талантов в пространственной магии) затолкал к своему собственному сердцу, между лёгких. Второпях всё получилось грубо, Шерегар проблевался кровью с ошмётками потрохов и зарёкся когда-нибудь ещё так делать... Но желаемого достиг. Кристалл разогрелся, раскачался на собственный пульс. Правда, билось это сердце вразнобой с нормальным, а синхронизировать Йцу не умел и не нашёл времени. В результате энергия, его эфирная "кровь", текла слишком быстро, кровь физическая её не догоняла, Йцукена словно расслаивало этими двумя несогласованными течениями на истинную и изначальную формы, но расслаивало слепо - если отдирать друг от друга два склееных листа бумаги, ни один не останется невредимым.
Ему было мутно и так фигово, что он почти не соображал, что происходит вокруг, просто переставлял ноги, цеплялся за стены, чтобы не упасть, всё равно падал, поднимался и срывался на бег. Лазурный заткнулся, вёл молча, дожидался, когда Йцу отставал, и снова маячил впереди. Несколько раз он пытался подхватить спотыкающегося демона, но действительно был нематериален и ничем не мог помочь.
- Брось, - в конце концов сказал ему Йцукен, - дорогу показывай...
Капсула генератора, она же гнездо сердца, удручала как склеп. Внутри было темно и затхло.
- Вот здесь, здесь оно должно быть, - почему-то шёпотом повторял Лазурный. Где именно "здесь", Йцу мог понять только по этому шёпоту и звяканью цепей.
- Готов? - без всякой необходимости спросил он Лазурного... Хотя скорее на этот вопрос должен был ответить сам. Но врать себе не хотелось, а правда не годилась - не был он готов.
- Готов... - у Лазурного дрожал голос.
"Ну и..!" С каркающим хрипом Йцу толкнул камень из грудной клетки в гортань. Из его рта пробился рассеянный голубовато-белый свет, выхватил из плотной темени Лазурного... Йцу кинулся к нему, к его небритой роже, будто забыв, что Лазурный бестелесен, вцепился в растрескавшиеся губы, в которые нельзя было вцепиться. Камень продрал горло, оцарапал нёбо и язык... После этого Йцукена по щеке ударил пол, а всё прочее стало как-то нереально - парящий белый кристалл, на который наслаивались, как на ядро, энергетические оболочки, нарастающий отовсюду свет, громкий ликующий хохот. Шерегар захлёбывался то ли стоящей на полу водой, то ли своей кровью, и поэтому не мог ничего сказать...

Отредактировано Йцукен (2011-01-25 12:37:50)

14

"...М... Кайф..."
Йцу уже и забыть успел, как хорошо лежать в снегу, и чтобы сверху укрывала такая же мягкая, нежная, тяжёлая шуба снега... Вот так бы дремать, погружаясь всё глубже в ласковый покой, и ни о чём не думать... сначала. А потом, когда отдохнёт и опустеет голова, вслушаться в белую тишину, веками разгадывать смысл её молчания - всё неправильно, но... никогда не наскучит.
Увы, не в этот раз.
Нехотя выбираясь из дрёмы, Йцу повернулся на бок, поднял с глаз край снежного одеяла...
Ну, это реально было одеяло. Наощупь похожее на снег, но всё-таки постельная принадлежность. Сама постель ширилась как-то бескрайне. Поблизости на животе валялся какой-то тип, листал книжку.
- Хн... Прю? - обратился Йцу к типу.
Тип перевернул книжку корешком вверх и подмигнул Йцукену.
- Прю. Ты как?
- Лучше не бывает... - Йцу сонно улыбнулся. - А ты вообще кто?
- Я кто? - тип сполз с кровати и вскочил во весь свой немалый рост. - Спрашиваешь, кто я? АЗ ЕСМЬ ОТМОРОЖЕННЫЙ БАСТИОН! УАХАХАХАХАХАХАХАХА!
Йцу принял сидячее положение, на долю секунды замялся, кинул угол одеяла на плечо на манер тоги и тоже встал на пол по другую сторону кровати.
- АЗ ЕСМЬ ОТМОРОЖЕННЫЙ ДЕМОН! УАХАХАХАХАХАХАХАХА! Чо орёшь, придурок? И почему я в трусах? Всё остальное где?
- Если кратко, то порвалось и промокло. Не тащить же тебя в чистую постель с этим непотребством, - в полном сознании своей правоты объяснил Лазурный. - И вообще интересно было, натуральный у тебя цвет волос или нет. Кстати, симпатичные трусы. А насчёт остального - мундир ещё не доставили, а ты прибыл без багажа.
- А чего им торопиться с мундиром... Они же думают, что тут разруха и ледовое побоище... - мрачно ухмыльнулся Йцукен. Гардеробом он почему-то рассчитывал разжиться в догаротском особняке. Как-то не учёл вероятности, что особняка уже не существует.
- Ладно, штаны и пара рубашек у меня в схроне найдутся... Надо пробежаться по магазинам... Погоди! - о неувязку Йцу споткнулся только сейчас, - Так ты меня что, раздел? Ты же не материален!
- Ну да, ну да... - Лазурный взглядом указал на книжку и вмятину на постели, оставшуюся там, где он лежал. - Пока тебя не касаюсь. Ты добыл сердце-паразита. Оно работает хорошо, но совершенно всеядное. Вот тебя, например, жрёт, а меня насыщает, потому что оно у нас на двоих общее. Понимаешь?
- Так... - Йцу поднял руку в предупреждающем жесте, - Не понимаю. Я по магазинам. Поговорим потом.
- Да как хочешь, - кротко улыбнулся Лазурный. - Найди мне каких-нибудь детских сказок, у тебя там кракенята, им что-то читать надо, а то скучают и шалят.

>>> В Дольн.

Отредактировано Йцукен (2011-01-26 05:26:05)

15

Сигги, Йцу: "Зимовье раков" >>>

- ...Лазуррррный! - громко заорал Йцукн, как только припорталился домой, а именно в высокий холл одной из центральных башен, наполненный сиянием граней льда. Свет многоярусной люстры, свисающей с потолка, многократно отражался от ледяных колонн, перил и ступеней лестницы, барельефов на стенах, тоже созданных из льда... Кто бы узнал в этом воплощённом сновидении те тёмные руины, которые увидел Синий кэп, впервые прибыв в свою цитадель? Теперь это была волшебная, новогодняя грёза. В холле не было холодно, магический лёд не дышал морозом, лишь сверкал, слепя ультрамарином, зеленью, серебром и белизной.
- Ась? - спросил беловолосый верзила в начищенных сапогах, кожаных штанах и скрипучей красной куртке, материализовавшись перед Йцукеном.
- Красиво! - похвалил Йцу обстановку.
- Стараюсь... - потупился Лазурный.
- У нас есть пиво и орешки?
- Э... Есть... А что? - слегка оторопел от крутой смены темы Лазурный.
- А омела?
- Спрашиваешь! - напыжился Лазурный. - Да извести эту пакость не могу! Чёрт её знает, откуда появляется!
- Это хорошо! - обрадовался Йцу. - Показывай, где!
Лазурный махнул рукой, приглашая, и пошёл вперёд.
Преодолев несколько коридоров и лестничных пролётов, они вышли в сумеречный, полный перешёптывания воды и листьев сад.
- На каждом втором дереве, - пожал плечами Лазурный, - выбирай.
У Йцу, честно признаться, отвисла челюсть. Он и вообразить не мог, что в цитадели есть что-то подобное...
- Плё... Красииииво... - прошептал он, медленно шагая по дорожке и вертя башкой туда-сюда.
- Капитан... - Лазурный скорбно уставился на Йцукена, - Ты что, пьяный?
- Да! - подтвердил Йцу. - Привыкай. Где там пиво и орешки?

ОСС: как-то так выглядит сад.

Отредактировано Йцукен (2011-01-26 12:19:36)

16

"Зимовье раков" >>>
Сигизмунд выпал из портала и огляделся с удивлением понимая что здесь уже был. Правда в тот раз было не так красиво и вообще, они с Кисарем были тут по делу. Но видимо у духа претензий не было или он забыл юношу, в любом случае это было только на руку. 
- Красивишно у тебя тут! Это же лёд всё да? Шикарно... - бормотал Сигизмунд шлепая голыми пятками по полу и активно крутя головой во все стороны одновременно и прихлебывая из обеих кружек. К моменту когда они дошли до сада в голове уже приятно шумело, а с лица не уходило выражение радостного идиотизма. Войдя же в сад Сигизмунд со всего сердца высказал что думает по поводу сада употребив на эту фразу часть своего пассивного словарного запаса пополнившегося морскими оборотами. Закончилось оно "...якорь в душу богу, сквозь колено до п....ы! красиво то как!", правда часть несколько цветов слегка засохло, а одна из омел свернулась в нечто со щупальцами, шипами и ругаясь на неведомом языке уползло в темный угол.
- А не жаль будет такую красоту жертвовать пусть даже и для науки? - Сигизмунд был решительно трезв и готов к подвигам - Давай ещё раз повторим. Из обычного дерева надо будет сделать нечто поцелуй под которым превращает одного из участников или сразу обоих во что-то совсем другое, например в лягуху. Так?
- Это будет мое лучшее творение. После такого и в Некрополь сходить можно. - пробормотал он, углубляясь в заросли.
Остановившись у первого попавшегося дерева, по которому вилась лоза и омела тоже, Сигизмунд стал ждать хозяина цитадели.

17

- В лягуху! - поддержал идею подоспевший Йцукен. - В потаскуху! В могучего громилу с зелёной кожей, в грифона, в коня, в уточку! В кого-то разного, чтоб заранее непонятно было, в кого. Так смешнее.
Появился Лазурный с пивом и орешками, расставил всё это на бордюре беседки и покрутил пальцем у виска.
- И обоих! - не унимался Йцу. - Прикинь, идут две потаскухи, одна такая: "Декс, поцелуй меня под омелой!" А вторая: "Пошёл на*уй, Скьель, один раз под омелой уже поцеловались!"
Лазурный сделал круглые глаза, прыгнул к Йцукену и зажал ему рот.
- Ты совсем оборзел, кэп?! Эти двое тебя похоронят, если дойдёт до их сведения, какой у тебя длинный язык!
- Хм...умм...ом..?
- Чего? - Лазурный убрал руку.
- Говорю, кто до сведения доведёт? Ты что ли?
- Может, и я, - серьёзно согласился Лазурный. - Это ад, детка. Здесь никто никому не верен.
- Ну валяй, доводи... - и Йцу, утратив интерес к козням и интригам, опять повернулся к дереву, критически его разглядывая.
- Пусть эффект сохраняет даже отломанная ветка... и какое-нибудь изделие из древесины этой ветки тоже. А чтобы превратиться обратно, нужен ещё поцелуй, неважно чей, только уже не под поцелуйным деревом. Ну, задача сформулирована. - Ободряюще хлопнув Сигизмунда по спине, Йцу сунул руки в карманы, - Земляк, я в тебя верю.

Отредактировано Йцукен (2011-01-27 03:53:32)

18

- Ладно. Я буду работать, а ты... ну не знаю. Пой или играй... Весели меня в общем, - Сигизмунд размял пальцы и уселся под деревом. - и принеси картинок с лягухами и всякими утками, для создания библиотеки образов.
"Здравствуй дерево...": поздоровался юноша и начал перестраивать энерго и прочую другую структуру. Дерево сотрясалось и скручивалось узлами. Вскоре на нем открылись глаза и рот с яркоалыми губами.
- Привет мир... - проворковало дерево и подмигнуло, - Обнимемся же встречи повода для!
После чего, не дожидаясь объятий и поцелуев, выкопалось из земли и отправилось гулять по саду легкомысленно подпрыгивая и кружась. То ещё зрелище для неподготовленного зрителя. По стволу и веткам пробегали искры и двигалось оно как-то рывками, но чем больше двигалось, тем плавнее становились движения. Лазурный куда-то исчез и появился с толстой книгой "все животные миров для детей младшего возраста". Дерево подкралось, на сколько это было возможно, и отобрав книгу проглотило её. После чего укоренилось и спратав глаза и рот сделало вид, будто оно совершенно обычное дерево и давно тут стоит.

19

- Лазурный, давай за картинками.
- Ишь раскомандовался... - надулся Лазурный, но за картинками пошёл.
Йцукен же почувствовал прилив озорства. Для начала он вылакал кружку пива, пару раз чуть не поперхнувшись от того, как пучилось дерево. Когда пиво в кружке кончилось, Шерегар поставил пустую посуду на место и полез в схрон. Последовательно из схрона были извлечены новые брюки, обувная коробка, упаковка ванильных сигар, бутыль сливочного ликёра, парафиновые свечки в бумажном кульке, порножурнал, майка с дурацким принтом, несколько пар полосатых носков и, наконец, двухрядная гармонь с надписью "Куликово поле".
"Зря ты от демона требуешь играть..." - злорадно ухмыльнулся Йцу. "Демон ведь сыграет!" В детстве его, как полагается с графскими детьми, заставляли брать уроки игры на музыкальных инструментах - клавесине и виолончели, по настоянию мамы. Двухрядку освоил уже позже, сам... Мама был против.
Йцу уселся рядом с пустой кружкой, на бортике, окаймляющем беседку, пристроил гармонь на колене и развернул меха, извлекая из инструмента пробную лиричную трель.
В сон мне... желтые огни,
И хриплю во сне я:
"Поврремени... повремени -
Утро мудренее!"
Но и утромм... всё не так,
Нет того веселия!
Или куришь натощак,
Или пьешь спахмелья...
Эх, раз... Да ещё раз...
Или пьёшь спахмелия!..

Где-то в середине песни Йцу почувствовал, как около его ноги что-то трётся и урчит. Он поглядел вниз и увидел, что это та самая непонятная фигня с шипами и тентаклями, которая убежала, когда Сигизмунд явил свою ораторскую экспрессию. Йцу не стал прогонять это странное создание.
Я на горруу... впопыхах,
Чтоб чего не вышло!
А ннна горе стоииит ольха,
А под гаррою ви-и-и-и...шня!
Хоть бы склон увить плющом -
Мне б и то отрада,
Мне бы что-нибудь еще...
Всё не так, как надо!
Эхраз... Да ещё раз!
Да ещё многомногораз!..

Но тут дерево прекратило пузыриться, обзавелось чертами лица и заговорило, а Йцу из-за этого чуть не выронил гармонь и умолк, не добравшись до самой философской части песни.
- Оно сожрало книгу! - расстроился Лазурный. Непонятная фигня с тентаклями прекратила урчать и заползла в тень, за ботинок Йцукена.
- Ну... - Йцукен поглядел на дерево, которое бросило блуждать и спрятало лицо, - может, оно так и создаёт себе библиотеку изображений?
Дерево этого предположения не откомментировало.
- Ну что... - отложив гармонь, Шерегар встал и подошёл к дереву. - Пора целоваться? Лазурный, ты целуешь нас обратно, чтобы вернуть прежний облик. Сигизмунд, иди сюда и утешься тем, что по сравнению с твоими ругательствами поцелуй - весьма невинная штука.

20

- Хорошая какая гармошечка! И песня тоже! - Сигизмунд медленно и печально воздел себя на ноги, и подошел к дереву - А почему... а ну да собственно. Лучше с тобой чем с какой-то неведомой жабой целоваться... На что только не пойдешь ради торжества науки!
Сигизмунд встал рядом с Йцукеном и ухватил его за талию, от дерева к энергоструктурам человека и дерева потянулись щупальца и незаметно внедрившись запустили механизм перестройки организма. И в момент поцелуя с тихим хлопком и через выворачивающую на изнанку боль на траву упал маленький слон. Возмущенно трубя, он выкарабкался из одежды и заметался кругами по поляне продолжая трубить и швырять хоботом всякое что попадалось по пути...

21

...К счастью, маленький слон не наступил на ворох шерегарского шмота, из которого с пыхтением и фырканьем вылез небольшой белый тюлень с блестящими выразительными глазами и милой мордочкой. Настолько милой, что многие из знакомых Йцукена, особенно пьяного, предпочли бы, чтобы он в этом виде и остался.
Тюлень, радостно ухая и тяфкая, вприпрыжку дополз до пруда и плюхнулся в воду, где стал резвиться, плавая кругами и выделывая разные кренделя. Он то скрывался в глубине, и только по качанию широких листьев кувшинки можно было понять, куда он движется, то выскакивал высоко вверх и звонко шлёпал ластами. Тихий сад наполнился звуками слоновьего и тюленьего веселья.
Лазурный, закрыв лицо ладонью, смотрел на всё это сквозь пальцы и молча, но губами шевелил, нецензурно. Казалось, он глубоко озадачен и не знает, что ещё можно предпринять. Выйти из оторопи ему помогла какая-то коряга, которую швырнул слон и от которой пришлось уклоняться. Выбрав из двух резвых тварюшек ту, которая не пробовала бросить в него какой-нибудь предмет, то есть тюленя, Лазурный вбежал в пруд по пояс и стал ловить водоплавающего зверя. Это оказалось довольно муторно, поскольку сам тюлень принял действия Лазурного за игру и с удовольствием (о, удовольствием его чёрные круглые глаза так и искрились!) принял в этой игре участие. В конце концов Лазурный выругался и сунул голову в воду. Тюлень подплыл потыкаться в него носиком, и тут был пойман и поцелован.
- ...Твоюмать кайфово! - заржал Шерегар и попытался ещё разок выпрыгнуть из воды и хлопнуть ластами.
- Чо кайфово! - надулся Лазурный. - Вон того буйного сам лови!
- Зануда! - фыркнул Йцу. Но необходимость поимки слона не вызывала сомнений, так что он действительно вышел на берег, напал на животное с фланга, повалив на бок, и чмокнул под хоботом.
Лазурный в это время подошёл к дереву и остановился перед ним. Выразив долгим взглядом всё, что чувствует по поводу происшествия с поцелуйной магией, он всё-таки воздержался от словесных выпадов, ограничившись ёмким:
- Тьху!
На стволе дерева немедленно образовались глаза и рот. Рот плюнул в Лазурного и разулыбался.
Ну... если плевок Лазурного был нематериален, то плевок дерева... Короче, более не стесняясь в выражениях, Лазурный попёрся к пруду отмываться. Дерево продолжало улыбаться дружелюбно и ласково. Похоже, оно приняло плевки за форму любезности.

Отредактировано Йцукен (2011-01-27 14:26:10)

22

Сигизмунд по инерции попытался издать хоботом какой-то ещё звук, но обнаружил что он обратно в своем теле, голый и на нем лежат. Юноша вежливо потыкал Йцукена в щеку пальцем.
- Ну что коллега. Насколько я понимаю эксперимент более чем удался. С чем я нас и поздравляю. А теперь вторая часть... - Сигизмунд выбрался из-под демона и особо не напрягаясь дошагал до дерева.
- Ну-ка прелесть моя, заделись веточками, - Сигизмунд погладил чудо-дерево по стволу и ловко увернулся от плевка и двух веток - Благодарность.
Скопировать обращающую часть заколдухи и зацепить её на энергию владельца было проще. Дерево же брало энергию из окружающей среды и существовать могло пока не сломают.
- Ну, я думаю ветки испытывать не будем пока, - сказал Сигизмунд облачаясь в одежду - Подари мне гармошечку, а? Очень уж она славная...
Юноша взял гармошку и наигрывая какую-то хтоничтую плясовую запел:
Ангел на горе стоит
Крылом утирается
Меня милая не любит
Аура не нравится!
Хоба-хоба зеленая ограда!
Девки т...ли Сенхара
Так ему и надо!

23

- Эй, красотуля, куда намылился после всего, что между нами было! - заговорила в Йцукене распутная сущность демона. Сущность он, конечно, заткнул, но извиняться не стал - Сигизмунд производил впечатление умного и рассудительного молодого человека, а умный поймёт и не обидится. Тем более что из-под Йцукена он уже выбрался, а значит кроме словесных провокаций ничем ему демонская похоть опасна не была.
- Да, ветки испытаем как-нибудь в другой раз... - Шерегар поднялся с мягкой гееннской муравы, об которую легко было порезаться неосторожным движением. Ему, конечно, понравилось быть тюленем, но ведь превращения задумывались как непредсказуемые, то есть в ходе следующей фазы эксперимента он мог стать дятлом или скинхедом. Что-то подсказывало Йцукену, что Лазурный отнюдь не грезит о поцелуях что с дятлами, что со скинхедами.
- Гармошечку? Ну... - Йцу напялил трусы, потом ботинки... потом снял ботинки, надел штаны и после этого обулся вторично, - Обычно дьяволы дарят людям скрипку... Но с моей точки зрения, гармошка ничуть не хуже скрипки, так что бери, и пусть вам будет весело вместе! Ты поёшь такие замечательные песни про ангелов и ауру, что трепетная душа инструмента просто не может тебе не отозваться!
Благословив таким образом Сигизмунда и гармошку на творческое сотрудничество, Йцукен оделся окончательно и пошёл опустошать от пива следующую кружку. Этому благому начинанию воспрепятствовал матерный монолог Лазурного. Йцу остановился и поглядел на персонификацию своей цитадели... Глядеть пришлось долго. Лазурный всё ругался и ругался, а дерево примеривалось для нового дружественного плевка.
- По-моему, у плюющего древа возросла меткость, - заметил Йцу. - Сигизмунд, а ты как считаешь?
Учитывая, что Лазурный стоял от древа в добрых двух метрах и обтекал, замечание было не так уж фантастично.
- Кэээп... - горестно простонал Лазурный, иссякнув в матерщине, - С меня ванна, массаж, отсос - что угодно, только убери эту фигню отсюда!
- Это не фигня! - возмутился Йцу, - это Плюющее Древо! Но ты прав, не надо ограничивать общительность Древа и держать его в четырёх стенах. Надо отпустить его прогуляться, поглядеть на мир и поискать тех, с кем можно подружиться. Твоё мнение, Сигизмунд? - ожидая мнения, Йцу начал раскрывать высокую, просторную арку портала, в которую могли бы неполоманными пройти ветки Древа.

Отредактировано Йцукен (2011-01-27 16:36:23)

24

- Ай спасибо дорогой! Будем считать это предсвадебным подарком! Ведь теперь как честному человеку мне придется жениться на тебе, - поддержал шутку Сигизмунд и погладил гармошечку по лакированному боку, - Слушай, но какая шикарная вещь! Я, можно сказать, нашел счастье свое!
Юноша усмехнулся слушая ругань Лазурного и принялся наигрывать даже периодически попадая в ритм. Но тот вскоре замолчал и побежал искать убежища за широкой спиной демона. "Эх, такую песню испортил!": вздохнул Сигизмунд и увернулся от очередного плевка.
- Какое однако хорошее дерево! Всё в меня! Спорим скоро оно сможет попадать птице в глаз за 20 метров? - Сигизмунд сорвал дистанцию и подбежав к порождению демонической флоры и своей искаженной магии обнял его - Да будет имя тебе Баобабочка! А теперь ступай в этот прекрасный новый мир! Там ждут тебя новые друзья и всё такое.
С каждым словом юноша подпихивал дерево к порталу и уже почти скрывшееся в портале дерево метко плюнуло Сигизмунду прямо в ухо.
- От зараза... - пробормотал бионик утираясь, - Выпьем же чтоб ему всё удалось.

25

- Выпьем! - Йцу сделал кружкой бравурный жест. - Насчёт дальности плевков я даже спорить не буду!
"Потому что в упор не помню, куда открыл портал..." За периметр точно... В общем, Йцу понятия не имел, где теперь бродит Баобабочка, и не мог произвести замеры её меткости. Но ведь и Баобабочка понятия не имела, где Йцу. Если бы ей посчастливилось напороться на вышестоящий армейский чин и плюнуть в него, то связать это досадное происшествие с Синим кэпом было бы затруднительно. "А если вышестоящий армейский чин поцелуется с кем-нибудь под Баобабочкой? Я б поржал!"
- Дай-ка одну, - попросил Йцу Сигизмунда, протягивая за веткой плюющего древа... нет, не руку - вырост своей ауры (она у Йцукена была неровная, с двумя длинными и широкими шлейфами за спиной. Обычно он эти шлейфы укладывал на плечи, как большой шарф, но мог и вытягивать, чтобы чего-то коснуться, и наращивать на них ледяное оперение, превращая в крылья). Ветка поднялась в воздух, словно сама по себе, окуталась облачком зеленовато-серебристого мерцания: Йцу насыщал своей энергией воду, которую извлекал из древесных волокон. Затем облачко пришло в движение, завертелось вокруг ветки.
Капли воды, мелкие как пыль, обшкуривали, разделяли и шлифовали древесину, придавая кусочкам ту форму, которая требовалась Шерегару... Наконец он подставил руки, и облачко рассеялось, выронив ему в ладони горсть бусин-кубиков и бусин-брусков со скруглёнными углами и фасками. Йцу пересыпал бусины в одну руку, другой порылся в схроне (выглядело, как обычное копание в кармане, одном из множества на штанах) и вытащил моток эластичной нити.
- Надеюсь, что поцелуйные бусы плеваться не будут! - и он стал нанизывать бусины на нить, чередуя продолговатые с короткими.

26

- Итак! Подводя итоги могу с гордостью утверждать, что в сказках есть рациональное зерно! И не взирая на побочные эффекты как-то появление разума у объекта воздействия эксперимент прошел успешно! Ура товарищи! - Сигизмунд отсалютовал кружкой и немедленно выпил всё что было в кружке.
- Слушай, а верни меня обратно в город? У тебя конечно весело, но я там ещё не всем жизнь испортил. Опять же борьба с колдунами требует постоянного контроля над ситуацией!
Сигизмунд прошелся туда-сюда и закинув гармошечку за спину выжидательно посмотрел на демона.
- Ты заходи если что.

27

- Рациональное зерно, из которого вырастает иррациональное древо! Ура товарищи!
Как раз закончив нанизывать бусы, Йцу намотал их на запястье.
- Миленько, - высказал мнение Лазурный. - Этнично.
- А то! - Йцу выглядел более чем довольным. В этом состоянии его можно было не только на гармошку и портал развести, но и на разные идиотские игры "на слабо" и даже пляски у шеста. Чем порядочный и благородный Сигизмунд не воспользовался, завоёвывая порядочностью и благородством всё больше симпатий Шерегара. Радушно улыбаясь, Йцу указательным пальцем вычертил в воздухе арку, которая тут же стала из зеленоватого тонкого контура-луча... нормальной каменной аркой. В ней виднелся короткий коридорчик, выходящий в прозаичную, пустую ландшпильскую улочку.
- Каэш зайду! - Шерегар подошёл к Сигизмунду и пожал ему руку, гремя своим новым украшением, - Приятно иметь с тобой дело, чуви!

ОСС: ну, я так понимаю, Сигизмунд: >>> Улицы Ландшпиля.

Отредактировано Йцукен (2011-01-28 11:51:27)

28

Ангел на горе стоит,
Крылом утирается!
Меня милая не любит -
Аура не нравится!

- СИНИИИИИИЙ! - глуша залихвацкий мотив песни, по просторный апартаментам капитана пронёсся вой штормовой мощи. - Кээээп! Я хочу твоей смерррррррти!!!
- За что? - не понял Йцу, от удивления даже прервал аккомпанемент.
- Ну ты же моей хочешь... - печально вздохнул Лазурный, материализовавшись рядом с Шерегаром.
- Да ну, отличная песня! - улыбнулся Йцукен, и в улыбке его было море дружелюбия.
- Возможно, - недовольство Лазурного контрастировало с радужным настроем Йцукена, как ноябрьские сумерки с майским полуднем. - Но не в том случае, если её орёт пьяный демон под клавесин.
- Не такой уж это и клавесин... - пробурчал Йцу, тарабаня пальцами по крышке сложного клавишного инструмента.
- Ага! - Лазурный обличительно выставил на него палец. - С остальным не споришь!
- Остальное совершенно нормально! - вскинулся Йцу. Крышка как раз в этот миг с чего-то громко рухнула на клавиатуру, Йцу едва успел отдёрнуть пальцы.
- У тебя в постели яйцо, - прохладно доложил Лазурный. - Неизвестно чьё.
Йцу вытаращился на него, сглотнул и вытаращился ещё раз, даже более проникновенно, чем в первый.
- Отставить яйцо! Имей ввиду, Лазурный... - расширенные только что, зелёные глаза Шерегара сузились в недобрый прищур, - Я не люблю, чтобы в моей постели были чьи-то яйца, кроме моих. Откуда оно там вообще взялось?
- Я принёс, - отчитался Лазурный, с виду нисколько не устрашённый гневом кэпа. - Яйцам нужно тепло.
- Но я холодный! - вознегодовал Йцукен.
- Ты холодный, - кивнул Лазурный. - А тот мужик, что у тебя там щас спит, очень даже горячий.
- Какой ещё мужик?! - совсем офигел Йцу. - Кто блин пустил какого-то мужика?!
- Я пустил, - Лазурный оставался невозмутим. - Он твой родственник.
- Это он сказал? - Йцукеном овладевала растерянность.
- Это и так понятно, - пожал плечами Лазурный. - Внешность. А ещё он был пьян как ты и ругался. Тот, кто может столько выпить и так ругаться - всяко твой родственник.

>>> Дворец огня

Отредактировано Йцукен (2011-02-21 04:17:30)

29

Кали, я: Предгорье >>>

...Неслись под уклон, лапы псов вышибали из наста ледяную труху, которую тут же хватал ветер, поднимал и швырял лица, обдирая щёки, как наждаком... Но холодно не было. Было жарко - так, что горела глотка. Уклон вынес на зелёный фонарь, маяк у портала, который Йцу оставил со слабой подпиткой.

Щёки щипало до сих пор, и дышалось с сухим хрипом. Пройдёт.
После ванны, довольный всем или почти всем на свете, Йцу валялся в щедрой насыпи подушек перед задорно пылающим камином. Было кресло, широкое словно небольшой диван, но его Шерегар оставил Кали, всё ещё не явившемуся (не явившейся?). Лазурный порывался пойти проверить, как проходит омовение гостьи, но Йцу ему запретил.
- Ибо нефик. Она леди, а ты пошляк.
- И это ТЫ мне говоришь о пошлости? - обиделся Лазурный, но отошёл быстро. Какая-то связь между ними, капитаном и аватаром цитадели, несомненно существовала: Йцукен хотел покоя, нежился в тепле, радуясь перерыву в изматывающих медитациях, лениво водил пальцами босой ноги по мягкому ковровому ворсу - и Лазурному стало не до перепалок, даже принёс горячего вина с пряностями...
- Расчесать? - Лазурный покосился на длинные молочно-белые космы Шерегара. Зрелище оказалось в новинку, раньше он видел Синего только с косой.
- Оставь... - отмахнулся Йцу. - Пусть сохнут...

Отредактировано Йцукен (2011-04-11 08:40:13)

30

Предгорье Анаанту ----------

Не успела Махакали настроиться на комфортабельную поездку, как Йцукен выдал пару удлиненных снегоступов.
Восторг от неожиданной встречи выветрился после пятого падения - его сменило желание запереть синего капитана в железной деве. Как назло ронялся Калима со вкусом, выдумкой и нелепостью, присущей любому южанину, которого запихнут в суровые северные условия. К счастью, Йцукен проявлял чудеса деликатности, избегал ржать с раскрасневшейся, распластанной по снежному покрывалу, богини, но и спуску особого не давал. В таких условиях, хочешь не хочешь, но научишься на лыжах стоять.

... Лазурная купальня увлекла Махакали куда сильней, нежели недавний лыжный опыт. Минуло не одно получасье, прежде чем аватар нарадовался горячей ванне, услужливым бесам, пересмотрел предложенный батальон мылки и позволил высушить мокрую гриву. Личная купель синего капитана порадовала еще и лаконичностью исполнения - скромное обаяние буржуазии, без опахал, танцовщиц и сладкоголосых менестрелей. Удобно. Хотя чашкой пряного кофе аватар все же соблазнился.
Идти в гостевые покои Махакали повременила - уж очень хотелось поглазеть на синего в домашней обстановке, пообщаться с воплощением некогда умирающей цитадели. Здесь Калиму кинуло в жгучий стыд - он-то ничего не сделал, чтобы помочь увядшей крепости, лишь наблюдал за развитием событий со стороны... Было еще одно дело, которое Каларати стоило завершить - передать эссенцию Анаанту своему, кхм, протеже.
Бесы помогли обнаружить уютное гнездовье синего капитана.
- Благодарность за теплый прием! - Махакали впорхнула в помещение, стараясь передвигаться быстро и на цыпочках, дабы урезать площадь соприкосновения с прохладным полом. Анаанту не спешил отпускать магическую суть Черной Матери, посему все способности Кали срезались физической оболочкой. Никакого божественного огня, никакого доступа к схрону и своим вещам - даже одежду пришлось просить у расторопной обслуги.
- Вовремя же ты появился! Я уж было прикидывал методы сокращения пути через Некрополис, - Калима серебристо расхохотался. Аватар избегал говорить о себе в женском лице, тонко намекая, что явление собственной феминности временное и нечего привыкать.
- Зал убрал? - гибко опустившись подле синего, Махакали подбилась под монолитный бок оного, выискивая дополнительный источник тепла. Новоявленный Гула выглядел миролюбиво, едва ли не разморено, авось и не начнет нудить, выкидывая очередные гаптофобские нотки.
- У меня для тебя сувенирчик от Ошкуя! Готов принять?


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лазурная цитадель