Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Дворец Огня » Зал Совета


Зал Совета

Сообщений 1 страница 30 из 69

1

http://www.imagepost.ru/images/673/tdY5pt_QOCwYFGyeufX.jpg
иллюстрация Дориана Змея.

Черный камень стен c широкими прожилками переливающимися от слепяще-желтого до кроваво-красного. Из-за этого создается впечатление, словно стены горят, пол, отражая, лишь усиливает это ощущение. Светильники горят оранжевым огнем и выполнены в виде факелов. Резной деревянный стол в форме большого широкого полумесяца, выполненный из красного дерева. При этом крело для генерала располагается между двумя "рожками" на внутренней стороне, а места остальных военных - на наружней. Кресла под стать столу - из такого же дерева, с такой же замысловатой резьбой и высокой спинкой. Оббиты темно-красным бархатом.

На стене за спиной генерала приведенные в движение прожилки, которые еще больше усиливают ощущение горения. Под потолком висит еще один источник освещения - миниатюрное солнце, освещающее Зал.

2

----------- Коридоры и переходы

Калима прошел под своды зала, с щемящей тоской отмечая пустынность помещения. Иначе быть не могло. Лодур исчез, испарился, оставив должность и Геенну на плечи непонятного Греховного сената - Дис и все бесовские угодья, можно сказать, обезглавлены. Удивление и смута, высокий старт для амбициозных новичков и затравленных ветеранов... захочет ли кто-либо из них восстать против образовавшейся системы? Попытаться захватить власть в свои руки? Либо могущественное государство демонов так и усохнет, словно былинка в песочных пустошах. Дворец безмолвствовал, для полноты картины не хватало лишь перекати-поле и пыльных вихрей.
- Вот. Заходи и раздевайся, - сухо отозвался аватар. Воспоминания, придавившие божество брали верх над хаотической сутью - Локи был приятным руководителем, сильным соперником. Ходить под его покровительством выдалось не так унизительно, как казалось поначалу. Вовсе не унизительно - Кали умудрилась очаровать могущественного трикстера, связать чем-то, походящим на смертную... симпатию, влечение. Любовью эти отношения уж точно не назвать.
И вот сейчас. Пустой зал. Сотрясающий воздух Арлайт. Посмотрим-посмотрим, как рассудит время.
- Ты ведешь себя несколько неуверенно, Иероним. Словно впервые оказался во дворце. Назови свою должность, - Калима опустился в кресло генерала Геенны и элегантно развернулся, укладывая ноги на подлокотник. Забавно. Импровизированный трон еще хранил запах Лодура... Каларати инстинктивно прижался к высокой спинке кресла, ненадолго закрывая глаза. "Ублюдок. Оставил меня здесь, а сам сбежал. Ненавижу".

3

Лазурная цитадель >>>

Яйцо, кстати, выглядело красиво.
Ну, то самое, которое неизвестно как оказалось в Лазурной и которое аватар цитадели притащил Йцукену в кровать. Размером с хороший грейпфрут, но в энергетическом смысле "тяжёлое", словно эфира в нём напрессовано значительно больше, чем можно заключить по внешнему виду. Белая скорлупа была покрыта узорами, переливающимися как радуга.
Аватар притащил из библиотеки всё чтиво, где в названии или аннотации упоминались яйца. Помогло не очень - большая часть оказалась подшивками какой-то порнографической периодики. Лазурный эту макулатуру сгрёб и куда-то уволок, бормоча: "И как я мог про них забыть?"
Остаток не утешил - "Ископаемые рептилии", "Орнитология Оэфиса" (она ещё блин откуда взялась?), "Занимательный серпентарий" и тому подобное. Лишь одна книга могла удовлетворить информационные запросы Йцу, но она была очень старой, рукописной, с выцветшими рисунками. Название с обложки наполовину стёрлось, а сама обложка, как подсказывали Шерегару недобрые догадки, была обтянута ангельской кожей. Наибольшим сходством с найденным яйцом обладало невнятное изображение яйца Рарога.
А Рарог - это вам не феникс какой-нибудь. Огненная тварь, согласно данному в этой же книге описанию, силой близкая к элементалю.
Конечно, Йцукену хотелось бы разгрестись с яйцом самостоятельно, а потом этак легко и изящно рассказывать, мол бывали дела, и поглаживать ручного Рарога по хохолку... Но Рарог - не папа Кыц, свою огненную суть в узде не подержит ради комфорта отмороженного демона. Как ни пьян был Йцу (а пьян он был почти непрерывно), содержать пламенное создание в ледяной крепости в качестве питомца не решился. "Командованию виднее, пустить яйцо на омлет или сдать на руки кому-нибудь из стихийников огня... Да может оно и не рарожье. И неплохо бы разобраться, какой долбоклюй его отложил в Лазурной."
С этими мыслями молодой капитан, всё ещё без мундира, в своей постоянной предтерминальной стадии опьянения, явился не куда-нибудь, а во Дворец Огня. Спирт, на восемьдесят процентов которого вместо воды состоит организм любого из Шерегаров, притупил в его сознании два факта: во-первых, без заранее назначенного времени аудиенции попадаешь не к маршалу, а к Фенриру, во-вторых, "маршал" и "командование" - больше не синонимы. Запустение, царящее во Дворце, должно было насторожить Йцукена, но он всего лишь порадовался, что по пути не был остановлен караулами, референтами и прочей бюрократией.
- Здравия желаю! - не мусоля этикетных хитростей, Шерегар попросту, по-солдатски завалился прямо в Зал совета и немало воодушевился, узрев в маршальском кресле живую фигуру. Кажется, где-то в районе дверей маячила ещё одна фигура, но её Йцу не почтил вниманием... даже, вроде как, отпихнул с дороги локтем, создав угрозу того, чтоб этот некто облобызал задним ликом великолепные плиты дворцового пола.
Эти самые плиты отразили Шерегара во всём великолепии: люто сверкающие глаза с расширенными на разный диаметр зрачками, нахально прямая осанка, подмышкой крепенький ларчик, усиленный оковкой. Йцу не чувствовал себя спокойно в зале, где по стенам, казалось, текли бесчисленные ручьи огня, его даже настоящий огонь не нервировал так, как эта элегантная иллюзия интерьера... Нервничая, Йцу наглел и пьянел ещё круче обычного.
Чеканя шаг, он преодолел расстояние от дверей до стола... но с каждым шагом, пусть и не менялся темп перестановки ног, лицо Йцукена мрачнело. В кресле находился не маршал. В полуметре от стола между белых бровей капитана легла глубокая тёмная складка, он грохнул ларец на столешницу и перескочил её, продолжая идти к креслу...
- А ну слазь, КУРРРРРРВА! - не сдерживая дольше гнева, Йцукен сгрёб тунику на груди самозваного сидельца (белая тряпочка показалась нежной, как паутина) и сбросил с маршальского трона на тот же зеркально гладкий пол.

Отредактировано Йцукен (2011-02-21 16:43:41)

4

----------- Коридоры и переходы

Калима отстранилась от лиса ка ктолько вошли в двери зала. Иероним проводил летящую походку к столу и трону, оборачиваясь и прикрывая дверь.
Он конечно не был стеснительным и если вспомнить недавние приключения и в гостиницы с вампиром, и с лиловым капитаном, то было даже странно поведление демона.
Если быть точным, то это было ОЧЕНЬ странным.
Услышав вопрос, он даже усмехнулся, растегивая и сбрасывая форму лейтенанта.
- Да, к сожалению  мое начальство редко появлялось в даных  дверях, а если быть еще точным, меня брало еще реже. Я когда бывал, то только в каких-то нижних залах.
Повернув голову, не скрывая улыбку от подобного, а за одно разглядывая Калиму в кресле, хоть он и не знал чьем, но догадавался, что в даном зале проходили совещания не простых командующих Геенны.
-Красиво смотритесь. Не думали о военной службе?
Конечно, это был шутливый вопрос, так как лицо и глаза высшего, ка кто потемнели. А если быть еще точнее, опустели и лис как эмпат мог уловить страные вибрации по залу.
Видимо, что-то связвало калиму с хозяином этого кресла, или в этом зале вообще, но лехнь доктор не собирался. Лишь слегка развеить атмосферу.
Когда рубашка стала растегиваться и уже больше половины пуговиц повиновались пальцам в перчатках, ка клис резко остановился. Зверь насторожился, замер и приготовился.
За дверями было движение, шаги, и стольуверенные и громкие, что странно было видеть их облодателя, не массивного роста.
То, что ворвавшийся даже не удасужился взглянуть на него, не удивляло, и хамство с той стороны тоже.
Лис лишь резко перехватил край  распахнутой двери ладонью, отстраняясь на два шага в глубь. Гость мало того, что чуть не сшиб его, так еще и успел толкнуть слегка локтем, но благо дверь спасла от падения.
Звериный прищур, но лицо оставалось не подвижным, хотя зверя уже разбудили достаточно. Лис наморщил нос, ощутив запах алкоголя и призрительно поморщился, огляджывая спину гостя.
То, что тот вытворил потом, заствило Иеронима спомнить о своей военном положении, а за одно откинуть приличия врача, выпуская зверя.
-Вы что себе позволяете сударь?
Звериный оскал, горящие глаза и немного переменившееся лицо от оскала зверя. Плавно выходя из тени двери, не собираясь втягиваться в драку бещ приказа Кали.

5

Пристроив подбородок на сгибе запястья, Каларати озарился медовой улыбкой - в картинной позе и точеном профиле аватара было столько томного самолюбования, сколько не было ни в одной из догаротских царевен. Черноглазое божество любило внимание, любило комплименты и реагировало даже на грубейшую лесть - в любом случае, подобострастие окружающих на его личные мировоззренческие концепции не влияло.
Белоснежный демон дернул нужную струнку и все равно насколько искренни его соображения. Калима ощутил внимание и заинтересованность мужчины, а это весьма грело, кутало ворохом пряных ощущений.
- Какое грубое упущение, - длинные ресницы дрогнули, скрывая смоляную радужку, - Постарайтесь появляться во Дворце чаще. Геенна нуждается в компетентных кадрах как никогда. И вашего капитана не видно слишком давно... не исключено, что он не смог справиться с проклятием и Стиксом. Как сможете вы заменить командира, коль робеете пред канцелярскими залами?
Дрогнул полумесяц улыбки-укуса, вызывающей и обнадеживающей одновременно. Калима прикрыл губы фалангой пальца. Что ж, что ж. Новоявленные грехи не стремятся являть зады в Дис, а если кто и обосновался в столице, то предстать пред светлые очи Каларати возжелало... ноль. Неужели никому не любопытно прояснить ситуацию с назначением? Свои обязанности, возможности, права? Докатилось ли известие о пропаже Лодура до обычной солдатни? Ох, как непросто будет удержать власть над демонами. И стоит ли оно того?
- Благодарю, друг мой, - аватар склонил голову в тонком кивке, - Что вы. Какой из меня военный. В деструктивности своей я могу навредить союзникам столько же, сколько и врагам. И мало кто в нынешнем мире способен остановить гневный танец Черной Матери... Посему приходится сдерживаться. Созидать.
Белый демон насторожился, замолчала и Кали. Кто-то шел к залу.
- О-оо... - заломив тонкие пальцы, аватар отвернулся от входной двери. Вот уж подгадила карма с компанией.
Синий капитан Йцукен Шерегар выделялся на фоне остальных демонов особой искрой, особой блажью - не исключено, что некий Асалион или Хитцугад, с которыми Каларати была знакома из рассказов Лодура, были "мудаками пофееричней", но Кали хватало и нынешнего метиса.
Вечно молодой, вечно пьяный.
Признаться честно, Шерегар застал Кали врасплох - божество не ожидало, что проспиртованный вояка зальется до такой степени, что не узнает ближайшего советника Лодура. Либо демона ввела в сомнение новая андрогинная форма? Все же при Локи Каларати выглядел более мускулинно.
- ... - оперевшись на подоспевшего Иеронима, аватар таки спасся от позора быть растянутым на полу. Божество благосклонно огладило преобразившийся лик белоснежного демона, вкладывая в движение успокоительный импульс. Кали чувствовала, что лейтенант готов вступиться за поруганную честь, применить физическую силу, но мягко оградила его от этой участи. Не стоит.
- Шерегар, - отвернувшись от светлого демона, богиня устремила взгляд в лицо гневного Йцукена. - Шшшшерегаррр... - прошипела Кали.
Сократив расстояние между собой и синим капитаном, аватар вкинул ладонь и опустил ее на щеку обидчика с таким раздражением, что звук пощечины взметнулся к сводам зала еще до того, как свершилось действо. Эхо продолжало затирать понравившийся отзвук еще долгие секунды совместного молчания.
- Отрыжка блудной кобылицы! Да какой пример ты подаешь младшим по званию!? Иль вы променял остатки мозгов на истлевший урюк!? - стены зала совета отозвались особенно ярким сполохом, помещение заволокло колючим песчаным суховеем - взметнулись тяжелые локоны богини, закружились по упорядоченной спирали скинутые одежды Иеронима и хлестнул по лицу Шерегара душный шквал.
- По ссылкам задеру, в судовых верфях сгною, - угрожающе прорычал аватар.

Отредактировано Kali (2011-02-22 20:29:29)

6

Стремительно умнеть под внешними воздействиями - дар, который редко ценят те, кто им обладает. Йцукен ценил. Но немного жалел, что не научился умнеть ДО внешних воздействий. Пощёчина... впрочем нет, полновесная оплеуха поселила в его голове мелодичный звон, и сквозь пропасть лет, как въяве, услышал он голос деда: "Кыц, смотри какой у нас малыш трезвенький!.."
А затем рассудок его вернулся туда, где пребывало тело - в Зал совета.
Вернулся, надо заметить, значительно менее бухим, чем отлетал.
И увидел Йцу, во-первых, некоего мужа, сурового ликом и прерванного, судя по состоянию костюма, в процессе раздевания, а во-вторых - смуглого брюнета, очами пышуща... И не было это хорошо.
В пределах обозрения находился сброшенный лейтенантский мундир. Что до брюнета... Йцукен взялся за горящую с оплеухи щёку, словно не верил, что эта часть лица может ему принадлежать и так болеть.
- Кали? - Нет, щека определённо была его, Шерегара. Пьяная тупость ощущений удручающе быстро отпускала, становилось ясно, что к морде стоит приложить лёд. - Вы ли?
По тяжести руки - сомнений не возникало. Йцукен моргал, как дурак, всё не умея совместить в звенящей голове привычный, строгий образ советника и вот этот, южно-утончённый. Только глаза были те же, узнаваемые - пламенные глаза темпераментной, жестокой стервы.
- Виноват, ваше превосходительство. - Йцу пустил с ладони на лицо морозец, и вовремя, ибо начал заливаться краской... До него, наконец, дошло, прелюдии к ЧЕМУ он помешал. Раздевающийся Серый лейтенант, более изящное обличье Кали, та раскованная поза в кресле... Ясен пень, нет Шерегару прощения, как кайфолому - и как свидетелю.
- Задерёте, и сгноите, и сделаете что угодно, - опустив глаза в пол, Йцу запламенел по самые уши прозрачным коралловым румянцем, какой бывает у смуглых креолов, - если на мой счёт не появится других планов. Только объясните вначале, куда делся маршал - и я пойду сдаваться на гауптвахту.

7

Холодные,нежные прикосновения  привели в чувства зверя.Он сам не понял как это произошло, но это проглаживание высшего существа заставило повиноваться.
Магия?!
Легкая манипуляция?!
В любом случаи лис перестал оскаливаться, приобретя человеческое лицо. Слегка придерживая богиню за руку, когда та вставала, даже с какой то преданностью исполняя роль поддержки.
Черные как смола глаза блеснули, когда  нежданного капитана, а это он уже понял по высказыванию Калимы, получил хорошую оплеуху.
Лейтенант даже тихо усмехнулся,опустив голову, что бы скрыть это. Не часто увидишь, как высшие отчитывают командиров, которые немного выше тебя.
Пальцы слегка прошлись по кресту на груди, что приобрел в человеческом мире и привык  носить постоянно, задумавшись.
Калима точно отметила про его начальство, отчего даже внутри заскрипело. У него уже не первый раз сменяется начальство, и все какие то не такие попадались. Если и последний сгинет в пропасть небытия, лису даже станет легче с одной стороны. Однако  если придет новый, снова привыкать и  разгадывать этот орешек, а это утомительно. Особенно сейчас, когда твоя голова занята другим делом.
Услышав шипение и продолжения гневной реплики от богини, Иероним слегка вздрогнул, посмотрев на нее.
Великий Ссет, как он раньше не понял. Калима просто копия Ашуры. Его любимой змейки.
Такие же замашки, подобный вид и характер, а главное эта вибрация и сливающиеся в единое линии поведения.
Глаза лейтенанта с пристрастием и жадностью поглощали спину  богини, ощущая как чешутся руки. Зачесались сначала одарить пощечиной, а затем просто прижать к себе.
Невнятное бормотание Капитана, который стал красный, отвлекло его, и почему-то лису подумалось, что он смущен, но чем?
Беглый взгляд по комнате, видя как его китель взлетает от пола, усмехнулся.
"Боги, он что подумал... Хотя я бы тоже об этом подумал?"
Сдерживая смех, что рвался от представленных мыслях и ситуации в которую попали все они,змей  стиснул зубы, давясь улыбкой и стараясь ее спрятать за тенью ехидства.
Заложив руки за спину, как молчаливая статуя-защитника, возвышался за Калимой.

Отредактировано Ieronim (2011-02-23 17:21:28)

8

"Кали я ли..." - ядовито передразнило божество, но портить образ собачьей брехливостью повременило. И без того треснул бокальчик продуманного имиджа. "Тш, погляди, потупился он, в глаза не смотрит - поди-т двойку получил".
Кали молчала по двум причинам: во-первых, для усмирения вспышки стихийного гнева требовалось время, во-вторых, опасалась, что тираду ее может окрасить добротный догаротский акцент. Месяцы, которые аватар провел среди простых крестьян и торговцев гондогарской столицы, подарили Черной Матери незабываемый опыт и впечатления. Хороший все-таки город, правильный.
- Виноват-с, - процедил Калима. Вид сгорающего от стыда капитана поспособствовал сглаживанию деструктивных порывов - аватар заправил смоляную прядь за ухо, скупо выдохнул. Удивительно, неужели у демонов имеется совесть? Или этот один такой оксюморон?
- Маршал перед тобой, мурло, отчитаться забыл, - а вопрос-то своевременный. Кто-то должен был задать его... рано или поздно. И сейчас Каларати не совсем понимала, какой ответ будет наиболее удачным. Соврать, что отправился по делам? Хлестнуть по глазам правдой-маткой? Пусть роняет челюсть на паркет. А что он думал - под богом-трикстером ходить, то ко всякому готовиться надо.
- Останься здесь, побеседуем и о наказании, и о Лодуре, коль любопытство заедает. Сядь, небесами поцелованный, не отсвечивай, пока не попросят, - Каларати махнула рукой, обозначая один из стульев, затем обернулась к лейтенанту.
- А вы так и не разделись, - манерно куснув нижнюю губу, подытожил аватар, - Ждете моей помощи?
Скрасив последнюю реплику щепоткой иронии, советник разорвал зрительный контакт и покинул личное пространство белоснежного демона. Действительно - пора бы заканчивать все эти проклятые приключения и браться за дело.
- Укажите мне магическую отметину, - гибко склонившись, Калима поддел светлый китель, стряхнул тот от налипшего песка, бросил на стол, - И можете быть свободны. Жду вас в течении этой недели с отчетом по цитадели и новостями о сером капитане. Если Сворд так и не явит свой сумрачный лик, то вам придется примерять новые погоны.

Отредактировано Kali (2011-02-24 14:32:22)

9

"Чооооо, я ещё и присутствовать при ЭТОМ должен??7" Титаническим усилием воли Йцукену удалось оставить вопрос при себе, он всего лишь слегка кашлянул. Стало тоскливо по Лодуру, который свою фаво... кгхм! своего советника хоть в узде держал. Красноречиво дёрнув бровью, Шерегар удалился в указанном направлении, перемахнул стол, выдвинул для себя стул и развалился на нём, демонстративно вполоборота к Кали и Серому. Между сидением и задницей зашипел и заскрипел песок, Йцу запоздало сообразил, что песчаный вихрь, ознаменовавший гнев Кали, был не иллюзорным...
Поневоле ему приходилось слышать, что говорит советник, и речи эти вызывали у Йцу тошниловку. "Ну конечно, попёрли гнилые мазы, дескать ничего такого, магическая отметина, чинно-благородно... Куррррва." Йцукен буквально поперхнулся воздухом, которым дышал - вынужден был дышать вместе с этой парочкой. Ясен пень, кого Кали пригреет чреслами, того и погоны... На момент сошествия проклятья Шерегар был в ином мире, в уютной и чистенькой белой одноместке реабилитационного центра, так что о сути аномалий с аурой представление имел весьма туманное. Зато о раздаче чинов через амурные игры представление имел, и против этой низкой практики восставала его щепетильность, тщательной селекцией возведённая в породный признак Шерегаров - мужик должен себя проявить сначала в бою, потом в постели, а не наоборот. Йцу готов был вломить кулаком по столу, швырнуть капитанский патент в смазливую мордашку стервы, превращающей Зал совета в будуар, и свалить к чертям собачьим строевым шагом..!
Но сдерживался.
Кали, будь хоть четырежды сволочь, обещал удовлетворить любопытство Йцукена. Если за информацию приходится платить вот этой моральной пыткой - пусть. "Смешно будет, если он ничего не знает... С другой стороны, остаться не предложено, а приказано." Йцу не замечал этого, но сам воздух примерно на метр вокруг него стал по-зимнему прозрачным, полным колючих искр замёрзшей атмосферной влаги.

10

Отчитали, приказали, а потом вернулись к прерванному.Лис слегка растянул губы в усмешке,тут же облизываясь от этого зрелища.
Капитан держался молодцом, если не считать его нарастающий гнев, а вот Кали поражала все больше. Так вспыхнуть в мгновения, что даже такой эмпат как Иероним ощутил на себе этот огонь, а в следующую секунду успокоить этот  пожар. Демон был просто очарован.
Это все так похоже на его любимчика Ашуру, что он сдерживал себя от привычного поведения с мальчишкой, стараясь держаться  немного развязно, но тем не менее не забывать о правилах приличия и ранге.
-Ооо быть раздетым-заманчивое предложение, но не в этот раз.Оставим хоть что-то на второй раз.
Тихо рассмеялся на иронию от аватара,дo растегивая рубашку, одновременно поддерживая шутливый монолог с высшим.
-Показывать ничего не надо, Вы сами поймете где оно.
От одной мысли о своем клейме на спине лиса приводило в эйфорию. Его проклятье- второе имя и защитник по жизни.
Bскоре сами присутствующие ощутили эту магию, стоило лишь лису повернуться спиной к зрителям, и снять рубашку.
Огненно красный, под цвет крови змей,имея эту расцветку из-за проклятья, скрывая свой настоящий цвет снега. В спокойной позой, восседал на спине, опоясывая хвостом бедра парня, словно прижимая к себе. Каждый рельеф, мускул так точно просматривался, что трудно было поверить, что это всего лишь татуировка, но его глаза.
Стоило заглянуть в глаза змею, как они вспыхивали. Каким- то призрачным огнем тьмы, что затягивал, манил и околдовывал. И вот тело змеи зашевелилось начиная стягивать кольцо на поясницы демона, принимая воинствующую позу. Он следил именно за тобой и не важно с какого угла ты взглянешь на него, ты будешь под его пристальным вниманием. Именно тебя он будет околдовывать и выпускать раздвоенный язык, ощупывая твою ауру и настрой.
Трудно было понять что это было. Зрительный  обман или что-то иное, но он был живой и двигался вместе с хозяином. Он обжигал пыланием жара,и оглушал шипением и скрежетом чешуи.
Он и был той частью, что должен забрать аватар, ощутив на себе прикосновение к чешуе и телу змея.
Повернув голову на бок, смотря за Калимой через плече, лис слегка улыбнулся,припоминая свои ощущения от цветка Алиля, к которому он прикасался с благоговением и трепетом. Сейчас же было интересно, какие чувства испытывает Калима, не торопя ее.
"Он твой...На эти секунды он твой Калима. Самый преданный раб и враг одновременно..."
Прошелестело в голове аватар,перекликаясь со звуком чешуи.

Отредактировано Ieronim (2011-02-24 18:58:27)

11

"Дрянь. Два вершка от горшка и будешь мне характер показывать? Плохо Лодур своих холуев драл".
Отметив церемониальное водружение капитанской задницы, Каларати насмешливо передернула плечами. Ну посмотрите, какие мы своенравные, какие непокорные, раскудрить через брахман. Медный чан с вареньем, а не Шерегар Йцукен. Ничего, жеребчик, и не таких в маковые кренделя вертели. И до тебя очередь дойдет.
Белоснежный демон все же соизволил раздеться - слава Шиве, хоть музыки не запросил. Флиртанул напоследок, тертой кокотке уподобляясь.
- Оставим хоть что-то, - медово напела Каларати, кутая интонацией, словно шелковым шарфом.- Коль уж вы сомневаетесь в своей способности генерировать нечто свежее.
От мужицкого туше синего надорвалась туника - красивая некогда одежда сползла набок, нелепо обвисла, оголяя смуглое плечо и тонкий мазок ключицы. Сию потерю Кали снесла достаточно спокойно, если не сказать нейтрально - тряпки интересовали ее постольку-поскольку. Первый раз, когда она явилась к Лодуру и вызвала его на бой, крепкое тело венчало лишь церемониальное ожерелье черепов и десяток пестрых тряпиц разной степени прозрачности. Не удивительно, что падкий на женские тела Лофт обернул гневный поединок на куртуазный пир. Истосковался по равным.
- Что ж. Вижу, - согласился аватар. Дивная татуировка поражала своей натуралистичностью - змей щерил иглы, заинтересованно следил за Каларати и вил манящие кольца. Красивый зверь. Сильный.
Махакали протянула ладонь и наг замер, прекращая магнетический танец, настороженно выгнулся.
- Ну же, - добавив металла в тон, поторопила Черная Мать. Сознание Кали тронул телепатический импульс, змей отозвался, шипя клятвенное признание, но подобные речи Кали были чужды. - Меня не интересуют рабы.
Пальцы аватара мазнули по кресцу демона, напряглись, протягивая глубокие борозды, выцарапывая и выдирая противоядие из чешуйчатой твари. Наг раздраженно взвился, силясь вцепиться в руку - напрасно, Каларати уже отходила демона, счищая проклятую кровь с ладони. К татуировке Иеронима вернулся первозданный окрас, антидот влился в естество Махакали, осветляя радужку в холодную сталь.
- Все.

Отредактировано Kali (2011-02-25 11:30:06)

12

И понеслось...
Выносить этот фарс было всё сложнее.
В другой ситуации Шерегар в голос заржал бы с подростковых брачных плясок Серого, но, видят праотцы - не в Зале совета. "Он что, совсем не чует, где надо остановиться? И этого болвана Кали избрал в любовники?" Мина Йцукена оставалась каменно-невозмутимой, но он давно прокусил губу с внутренней стороны и периодически стискивал зубы, углубляя ранку - это помогало хранить безмолвие.
Что до Кали, то он, видимо, решил мазаться сразу в двойной дозе, не спуская избраннику огрехов, которые вообще-то между влюблёнными прощаются как милые нелепости. "Так брить мужчину... Лицемерная гадина с фригидной душой..." Йцу нарочно не прятал мыслей - пусть считывают, если надо, он вполне отвечал за свои невысказанные утверждения. "Они друг друга стоят - заносчивая стерва и напыщенный балбес, они чертовски друг друга стоят. Но меня-то нафига припутывать?!" Покосившись на голубков, Йцу торопливо сглотнул накопившуюся под языком кровяную солонь и отвёл взгляд - обнаглевшая в отсутствие Лодура фурия ковырялась когтями в шкуре Серого, будто особо проникновенной лаской считала почёсывание крестцовых позвонков, непосредственное. "И эта мясницкая задница греет трон маршала?!" И всё-таки, не взирая на причины, Кали стоял иерархически выше Шерегара, а значит не Шерегару было прекословить блажам советника - тяжкая, нестерпимая данность. Слово "всё", сорвавшееся с советничьих губ, словно положило некий предел выдержке Йцукена.
- Рабы вас не интересуют, господин советник? - общаться с Кали в военных нормах почтения Йцу причин не нашёл, воспользовался гражданскими... Он нарушил приказ, заговорил до того, как к нему обратились, и думал, что вообще не сможет быть почтительным, но собственный голос звучал на удивление отстранённо и вежливо. - А что интересует? Насколько мне известно... - Шерегар встал, и ножки стула проехались по полу, пожалуй, резковато для того спокойствия, которое утвердилось в голосе, - ...вы родом не из этого мира. И при Лодуре пробыли не слишком продолжительный срок. И вот он исчез, Дворец Огня пуст, как средняя школа ночью, а вы расхаживаете в Зале совета с императорским гонором. Как понимать происходящее? - скрестив руки на груди, развернув плечи, Йцу прямо смотрел на Кали. - Задавая этот вопрос, я помню и о вашем статусе, и о своём, поэтому приму на веру вашу трактовку - если вы потрудитесь её дать.

13

Прохладное касание, шипение змея, что насторожился от прикосновения, а затем боль.
Пронзающая боль по спине, отчего даже в ушах зазвенело. И было не понятно, голос змея ли это или просто сознание противилось болевому шоку, в любом случаи зал поплыл перед глазами.
Ох, если бы Калима знала что лис мазохист и садист в одно лице, то возможно бы не стала напоминать его телу о подобном ?Счастье?.
Даже опереться не на что было, отчего еще сложнее было устоять казалось все это никогда н кончиться. Зверь рычал, змей шипел, с такой силой сжимаясь, что сердце стало с трудом отбивать ритм, разгоняя кровь.
Ногти богини разрывали кожу, и струйки крови потекли по линиям змея, которые он тут же впитывал в себя, как подпитку для продолжения боя.
Что именно происходит лис не знал, лишь с силой сжал зубы, от боли зажмурившись и про себя рыча.Все что происходило между змеем и Kалимой  он лишь ощущал на эмпатическом чувстве, но даже этого было достаточно что бы потерять нить реальности, выгибаясь в пояснице.
Она отступила,а демон содрогаясь все же упал на колени. Точнее сказать присел, глубоко дыша, а за одно утихомиривая внутри себя все. Кто знает сколько бы еще секунд он бы смог удерживать свою сущность, что бы не трансформироваться в лиса, а за одно не напасть на агрессора к себе.
Прикрыв глаза, и уже не обращая внимание на внешние действия, слегка подергивая от неприятного ощущения на спине носом,сопротивляясь желанию превратиться в зверя, но B скором времени боль отступила, давая место лишь пощипыванию от ногтей аватар,это и дало возможность выпрямиться и встать.
« Шрамы останутся на время... Вот не задача, если Ашура их увидит...»
Почему-то от этих мыслей,бушующего мальчишки и гневных-ревностных взглядов, лиса захватил азарт и предвкушение, что он не удержался от улыбки.
Ворвавшийся капитан и Калима стали пререкаться  друг  с другом, отчего лейтенант даже усмехнулся на их поведение, два упертых и самоуверенные в себе соперники. Кого то они напоминали ему?!
Натянув рубашку и начав приводить себя в порядок, не в вмешиваясь в подобный разговор, даже наплевав на возможные кровяные следы на одежде, посматривая на собеседников через прищур глаз.
«Интересно что они не поделили? Или может быть Кого
Усмешка и парень, прошел к столу беря свой китель и со спокойным выражением лица и как ни при чем, продолжил свое действие, застегиваясь. Дав выговориться собеседникам, и поймав минутную паузу, лис все же подал голос, представая перед Калимой и капитаном в полной форме и военной стойке
-Прошу прощения, но раз мое присутствие не важно, я последую вашему приказу-Откланяться.- несильный кивок головой в сторону Калимы, слегка улыбаясь углами губ.
-Отчеты и доклад будут у Вас  в начале следующей недели от меня лично, а так связаться Вы найдете способ как.При этом он говорил все не отрывая черный глаз от аватара, от ее глаз, что поймал.
Военная стойка, почтительный поклон, разворачиваясь на каблуках к капитану отдавая и ему честь.
- Всего наилучшего .
Секунда замирания, словно давая пере6варить  слова и возможные приказы, разворачиваясь к двери удаляясь в коридоры.
«И еще раз спасибо за информацию Калима, мне она очень к стати будет»
Пролетело в голове лиса, но этого никто не услышал.
Так же никто не услышал как в коридоре  образовался портал, и лейтенант шагнул в него как только прикрыл дверь за собой..

Ландшпиль » Улицы и переулки города

14

- До встречи, лейтенант, - едва заметно кивнула Махакали.
Не сказать, чтобы божество пришло в восторг от того, что Шерегар затеял склоку при постороннем. Неужели несколько минут, за которые белоснежный демон успел бы отбыть в портал, решили бы что-то в судьбе креола? Кали подавила желание распилить черепную коробку Йцукена и удостовериться в наличии мозгов у синего капитана. Не исключено, что орех, скрываемый толстенной скорлупой, давно протух.
Хотя какой в этом смысл? Показательный акт агрессии, ничего больше - ни уважения, ни смирения у дуболома все равно не прибавилось бы.
- Шерегар, ну что ты скачешь, как кузнечик в поле?.. - Каларати прижала пальцы к глазам, крепко сожмурилась потирая уголки - только сейчас, отослав Иеронима прочь, аватар ощутил всю тяжесть предыдущих дней. - Мне нужны последователи и сторонники.
Кали потянулась, гибко и сладко, до приятной дрожи в мышцах - раз уж Шерегар задал беседе "домашний" настрой, то к чему каменные позы и казенные манеры?
- Не из этого. Не слишком продолжительный, - согласился аватар в своем текучем, едва ли не танцующем, променаде мимо синего, - Так и понимай, Йцукен Шерегар. Лофт оставил пост. Ушел. Кинул Геенну, оставив после себя лишь горстку писем.
Махакали замерла пред гневным мужчиной и карикатурно-заботливо расправила воротник демона, пригладила фалангой алеющий след удара. Мол, некому о вас больше заботиться - одна я, как видишь, осталась.
- Недавно ты засыпал в могущественном тоталитарном государстве, а проснулся - здравствуй, демократия! - аватар насмешливо поморщился, - Лодур исчез, но оставил письменные распоряжения об основании Совета Семи. Семи Грехов, - уточнил Калима. - Одна из самых неудачных его шуток. На мой взгляд.
И что не говори, но "болело" Каларати не меньше, чем кому-либо из демонов Геенны. Разве что, срываться в рыдабельные истерики было рановато.
- Моя трактовка достаточно понятна, капитан? - Кали сузила потемневший прищур, сокращая дистанцию так, чтоб Шерегар ощутил теплое дыхание на своей щеке. Черная Мать, конечно, рисковала - во-первых, кто знает, не возжелает ли лихой вояка засадить очередной хук в ухо, а во-вторых, несло от Йцукена... никаких хуков не надо. "Ну упс. Хороший понт дороже денег".

Отредактировано Kali (2011-02-25 23:00:29)

15

- Симметрично, - Йцу козырнул Серому от виска.
И всё же нервничал, что лейтенант так оперативно смылил лыжи. Йцукен отнюдь не причислял Кали к персонам, с которыми комфортно чувствовал бы себя один на один. Самому видеть не довелось, в Стиксе отмокал, но общественность уверяла, что Кали - женщина. А с женщинами у него отношения складывались ещё хуже, чем с фениксами. Йцукена бесило быть ветошью и терпилой, спускать женщинам дурацкие выходки и высокомерие только потому, что они хрупче мужчин. Даже самую загнавшуюся пидовку можно вразумить зуботычиной, а на самку руку поднять не моги, вы човаще!.. Про себя Шерегар называл Кали в мужском роде, но... Но. Йцукен предпочёл бы никогда не убедиться в правдивости общественного мнения и вечно считать Кали мужиком.
- А что мне, встать раком к ангелятнику, заголить зад и ждать, пока впендюрят? - буркнул он в сторону, отвернувшись от советничьих вызывающих потягиваний, в которых феминности было на пятерых одалисок. - Переоделся бы...
Дальнейшие слова Кали заставили Йцу в очередной раз подумать о том, что чистенькая одноместка реабилитационного центра не пошла ему на пользу. Без подпитки этиловым спиртом он впадал в непролазную апатию - двигался, говорил, но разумом коматозил. Вот и прошляпил всё важное... И, заняв пост Синего капитана, даже не почесался восполнить информационные пробелы, так обрадовался, что дорвался до выпивки. "Это ж надо так лопухнуться перед этой курвой." Пожалуй, досада удержала Йцукена от того, чтобы отбросить руки Кали от своего воротника и лица.
- Я чем-то похож на диванную моську? - глухим голосом поинтересовался Йцу, однако этим проявления его недовольства ограничились - советник продолжал говорить, Шерегару надлежало слушать. Лишь когда Кали умолк, Шерегар снова открыл рот.
- Исчерпывающе. - "Да отойди же! Чёрррртово жеманство... Вокруг тебя что, всю жизнь одни евнухи паслись?" Бурные эмоции Шерегара не пробивались сквозь корку внешней холодности, но ему не нравилось изображать сраный шест, вокруг которого увивается не в меру пластичный носитель южного темперамента. - Странно, что Лодур не разглядел некоторых особенностей нашего, хн, менталитета. Например, того, что демон не станет заниматься делами, которые можно спихнуть на других. Мы любим почётно выпивать, кумарить и трахаться. Если есть хоть кто-то, на чьи плечи получится взвалить бытовое и функциональное обеспечение этого почёта, мы без зазрения совести утрахаемся до мозолей и уторкаемся до разжижения мозга. Каждый из этого Совета Семи в лучшем случае не обратит внимания на свой статус, в худшем - опочит на лаврах. Каждый будет уверен, что администрированием, хозяйствованием и политикой займётся кто-то кроме него. И каким местом организма Лодур выносил своё решение?

Отредактировано Йцукен (2011-02-26 12:43:35)

16

- Веришь, Шерегар? Я не знаю. Но знаю Локи, - божество вздохнуло. - Сущность маршала долго была расколотой: два начала - демоническое и божественное. Лофт не расписывал причину конфликта, лишь отговаривался, что по юности угодил в руки шустрил-ангелов. В мире Теней его держала лишь доминирующая демоническая суть, а трикстерские замашки вносили в тяжелый характер разудалой искры.
Подцепив увесистую нить капитанской серьги, Калима некоторое время молчал, наблюдая капли бликов подсветивших пальцы. Аватар сомневался, что Лодур посвящал кого-либо в недра собственных переживаний. Сомневался и в том, что стоит раскрывать все это нутро перед первым встречным. Но Шерегар хотел пояснений? Пояснения он и получит.
- В последнее время Геенна интересовала Локи все меньше и меньше, - Калима догадывался, что перекос в сторону божественного, явился не без его помощи. Лодур достиг своей цели - обрел небывалое могущество, отомстил пернатым, издевавшимся над ним в лабораториях, встретил равного. Демоническая суть исчерпала себя, подбив клинышек в характере полубога.
- Думаю, что маршалу было глубоко плевать на судьбу Геенны, когда он создавал Совет. И организация эта есть хрип агонизирующей рогатой души... не смог Локи исчезнуть без финального распоряжения, - оставив подвеску синего, Калима несколько отстранился, сфокусировав взгляд на суровой физии демона. Шерегар давал понять, что мороз спасал его не раз. Аватар протянул пальцами по презрительным морщинкам, залегшим в уголках зеленых глаз - на том и закруглился с тактильным исследованием.
"Держится, смотри-ка. А глаза-то, глаза... ну-ну".
- Я посвятил генерала Арлайта в нашу досадную ситуацию. Не сказать, чтобы он поддержал идею маршала, - Каларати печально хмыкнула. - Однако не знаю, насколько далеко способен зайти его высокопревосходительство. Его настроения понятны, но вот стратегия... прихрамывает.
Проследовав к полумесяцу стола, Кали присела на поблескивающий краешек, подтянула колено к подбородку.
- Никто из назначенных на посты Грехов не отозвался. Не думаю, что хоть кто-то озаботился собственной ролью в жизни Геенны, - решив, что вещать с выбранной позиции недостаточно удобно, Каларати подтянула вторую ногу и взобралась на чудо дизайнерской мысли полностью. - Время идет, но желающих обсидеть во-оооон то креслице, из которого ты столь куртуазно меня сдернул, с гулькин нос. А Геенна живет. Кому-то нужно принять ответственность, пожертвовав судорожными совокуплениями и дешевой дурью в пользу карьеры... или научиться удачно совмещать.
Аватар обхватил колени, созерцая фигуру капитана со своего постамента.
- А ты чем порадуешь? - кивнув в сторону принесенного ларчика поинтересовался Калима.

17

Йцукену потребовалось время на то, чтобы подавить раздражение от манеры Кали лапать собеседника. "Чего он блин добивается? Чтобы ни одно его слово на задержалось в памяти? Ладно хоть в зубы не смотрит..." Шерегар счёл за лучшее помалкивать, пока советнику есть, что сказать... Тем более, что отвечать на каждую отдельную реплику было верным способом запутаться в паутине речей и никогда не выбраться из частностей, незначительных и не представляющих ценности для обсуждения.
- Радовать Каларати? - заговорил Йцу, наконец справившись с желанием обложить советника добротной бранью за тактильные вольности. - Для этого я всё ещё несостоятельный юнец. Таковым и предпочитаю оставаться.
Шерегар поправил чёлку, зацепив кончиками пальцев кожу у углов глаз, словно стирая прикосновение Кали, и неторопливо двинулся к столу.
- Самое усердное сидение в этом кресле ни из кого не сделает маршала. Даёшь понять, что и я могу потягаться за него? - капитан вскочил на стол, подобрав ноги, и подтянул к себе ларец. Дно ларца проехалось по столешнице под бодрый скрежет песчинок. - Это бойня, в которой победит сильнейший. Но сильнейших нет - все третьеранговые. Смелые и честолюбивые положат друг друга, пустое поле боя достанется тем, кто не ввяжется - трусливым, слабым, безразличным. Геенне повезёт, если среди них найдётся умный, который подомнёт уцелевших и возвеличится. А если нет?
Предоставив Кали разбираться со сказанным, Йцу развернул ларец замком к себе, щёлкнул рычажком запирающего механизма и откинул крышку... Две или три секунды его лицо оставалось ровным. Затем белые брови озадаченно сошлись к переносице, и между ними пролегла короткая складка... Ещё через секунду-другую Шерегар медленно моргнул и хмыкнул... поджал губы...
- Ничего не понимаю... - Йцу опустил обе руки в пределы пространственной деформации, делающей ларец в несколько раз вместительнее, чем можно было предположить по виду. - Укладывал я сюда яйцо... какой-то огненной твари. А здесь, - с заметным усилием Шерегар извлёк и выставил на стол... торт. Прекрасный и пышный, как бальное платье, украшенный воздушными фестонами крема и рубинами вишенок, - вот.

18

- Можешь потягаться, - Кали миролюбиво кивнула, - можешь собрать вокруг себя пяток-другой сторонников и опять потягаться. И опять. Любой каприз, пока не надоест из Стикса выползать. Сейчас надо играть на опережение, а не рассусоливать мысли о честолюбивых и трусах - кто смел, тот и съел.
Рассуждения Каларати, возможно, хромали. Нет, они хорошо так хромали - почти ползли, однако уверенности в собственной правоте не убавляли. Божество не знало всей тонкости рогатой философии, не понимало душевных перипетий среднестатистического военного и не стремилось познать суть. По крайней мере, сейчас, когда стопы мирно пристроены на гладкой столешке, а округлые колени греют подбородок. Всему свое время - камни Локи раскидал, а собирать их толпа не выстроилась.
- Вот к чему эти кликушеские настроения? Ты хоть одного серьезного соперника по дороге сюда встретил? Я, вот, нет. И готов поспорить с тобой на твои же серьги, что если кинуть клич о сборе Совета, то первый ответ получу через неделю. В лучшем случае. Меня терзают смутные сомнения, что демоны были счастливы устоявшимся положением вещей - есть Локи, есть уверенность, что кто-то умный и сильный решит за них. А приказы не обсуждаются, - смахнув песок со столешки, Каларати ладонь руку к лицу и сдул налипшие песчинки, - Целое кодло птенцов, которые ждут мамашу и червяка в клюв. Знаешь, при таком раскладе, я бы и сам удрал. Вот ты, ты Шерегар, скольких выдающихся и амбициозных капитанов отметишь? Не считая наших новичков - Туза с Алилем. Эти ребятки лично для меня темные лошадки, ведь я не наблюдал за ними в академии. Да демоны должны ноги целовать тому безумцу или смельчаку, который отважится взвалить груз ответственности на свои плеч... чччхи!
Завершив тираду внезапным чихом, Каларати глянула в сторону подоспевшего синего. Ну конечно, ледяная, самонаводящаяся на спирт, глыба! Выморозил, блин, все и доволен.
- Оу? - моргнул аватар, стекая за плечи капитана. Прижиматься к спине Шерегара - как айсберг обнимать: морозно, жестко и бесперспективно. Для божества южного, теплолюбивого как-то странно... - А тварь где?
"А лицо у синего ну просто фигуральное! Если бы чудо кондитерской мысли с ним заговорило, то он бы не так изумился", - Каларати тактично отвернулась, вздрогнула, в тщетной попытке приглушить эмоцию, однако не выдержала и звонко расхохоталась в кулак.
- С ума сойти, Шерегаа-ар! - приложив плечи военного панибратским хлопком, способным расколоть грецкий орех, Махакали судорожно вдохнула, - Ну ты ларчик-то потряси-потряси, мож закатилось куда или спряталось? Ты этого так просто не оставляй. Сегодня яйца пропадают, а завтра еще чего.
"А тортец-то славный. Свеженьким пахнет..." - вдохнув ароматный запах подарочка, Кали одобрительно сглотнула.
- Вот и помянем Локи на свой лад, - курлыкнул аватар и оглушил синего взрывом требовательных хлопков. И не менее оглушительных воплей, - ЭЙ! БЕСЫ! ЧАЮ!
Кричал Калима больше из желания позлить пасмурного креола - телепатический посыл уже снес обленившихся бесов со стульев и заставил метаться в поисках заветного напитка, сшибая все на своем пути.

Отредактировано Kali (2011-02-27 14:26:06)

19

"Опять?!" Йцукен чувствовал себя мебелью, когда Кали начинал свои тактильные выкрутасы - казалось, что этот пижон южный Шерегара вообще за мужика не держит.
- Я тебе что, вешалка?.. - зашипел кэп сквозь зубы, но возражения его потонули в хохоте советника, рассыпавшемся пригоршней звонкого золота в пустом огромном зале с хорошей акустикой. Йцу поморщился и полез обратно в ларец.
Точнее, чуть не провалился туда по пояс от тычка в плечи. "Опа, а это что?" В углу магически расширенного пространства ларца лежал перегнутый пополам листочек бумаги.
- Тварь, надо полагать, дома... - изрёк Йцу почти неслышно за весельем Кали, вынув и развернув листок. Записка гласила: "Нельзя его таскать куда попало, разобьёшь ещё. Чмаке, Лазурный." - Персонификация моей цитадели - просто бешеный тип. Мне сказочно повезло.
Впрочем, комментарии Йцукена смело в небытие новым взрывом шума. "Мне почему-то кажется, что Лодур отбыл лечить мигрени где-нибудь в тишине..." Шерегар и сам любил тишину - снега немногословны.
- Алкоголики не жалуют резких звуков... - мрачно пробубнил капитан... Интересно, кому? Кали-то точно было если не пофигу, то во злорадство. Впрочем, к идее употребить торт под крепкий чай - никакущих опилок во Дворце Огня не заваривали - Йцу отнёсся хорошо, это несколько скрасило его настроение.
- Я тоже не наблюдал Туза и Алиля в академии, - пока несли чай, Шерегар вернулся к прерванному явлением торта разговору. Аристократский сынок, куда там академия - наследника Шерегаров держали на домашнем обучении. Деда бы кондратий хватил, если б "трезвенькое золотко" отправилось жить, страшно сказать, в пансион при учебном заведении! - Выползать из Стикса надоедает куда меньше, чем попадать в него. Демонам не свойственно считать себя в чём-то кому-либо должными... Всё так, об управленческой рутине не грезит никто. Но претензии на это кресло, - Йцу кивнул на пустой маршальский трон, - должны если не быть, то выглядеть обоснованными. Толку от самых разумных распоряжений не будет, если они не выполняются из-за сомнений в могуществе правителя. - Взяв короткую паузу, Йцу прислушался к гулким шагам за дверью (похоже, бесов с чаем) и добавил в последний момент перед тем, как она открылась, - не боишься сеять мысли о главенстве над державой в голове алкоголика?

20

Вернувшись к неуютной, но единственной вакантной спине в этом зале, Калима пристроил грудь подле капитанского хребта. Прикосновения к собеседнику божеству были необходимы: голос и мимику можно хоть как-то приручить, но вышколить тактильные реакции - за гранью. Да и прибывание в статике раздражало. Если же обстановка не располагала к облапыванию собеседника, приходилось шуршать документацией (благо на столе Махакали ее никогда не убывало), либо банально покачивать ногой. Если в былой, солидной и вымуштрованной, форме советника сия гиперактивность воспринималась с опаской - а ну как с развороту и по мордам пресс-папье? - то андрогинная оболочка могла ужаснуть лишь нравственностью мартовской кошки.
- Значит, нужно сделать их обоснованными, - незамысловато шепнула Кали, - Убедить в своем могуществе, если кишка не тонка. А коль тонка, то зачем седалище попусту рвать?
Любопытно, Шерегар ходил кругами, вилами по воде писал, не осмеливаясь грохнуть заветной репликой. Прощупывал почву. Быстрого на слова и действия Калиму сие утомляло - неужели демон никогда не тешил себя амбициями на пост повыше капитанского? Почему бы просто не рискнуть, чем томить окружающих словоблудием? Уж не в этом ли беда демонов - гонору полный рот, а поступки на сладкое. Дабы не расплескаться.
- Йцукен, меня благовониями в храмах так не окуривали, как ты своей демагогией, - отметил аватар, - Один был шизофреник, другой вот алкоголик без яйца - Геенна и такое стерпит.
Подкрепив саркастический шепоток ощутимым тычком в капитанское межреберье, Каларати уложила подбородок на крепкое плечо и лениво моргнула, ожидая пока бесы соизволят явить сурла.
Бесы соизволили.
Первый замерший на пороге чудак негромко ахнул и рухнул оземь - загрохотал по каменному полу пузатый самовар. Пустой, что характерно. По всей видимости, вид не последних в иерархии Геенны персон хорошенько взрезал шаблон оного.
- Мильпардоньте. Все-с на нервах...
Второй бес оказался более хладнокровным - сервировочный поднос до стола дотянул, пиалы тонкого фарфора перед высокопоставленными лицами выставил, сахарницу и сливочник пристроил, принялся было церемониться с чаем, но был остановлен взмахом руки.
- Ага. И нервного своего утяни.
Бес франтовато козырнул, однако поднимать принялся не товарища, а самовар. Любовно возложил тот на стол, а затем уже сдрыстнул, цапнув рогатого за ноги и пару раз впечатавшись мимо косяка.
Каларати щелкнула пальцами.
- Сервис!
"Но без музыки скучно... Сомнительно, что синий умеет славно петь," - заключило божество и, прикинув что-то в уме, смастерило самонаводящийся трансконтинентальный портал. Благо поцелуйная палка, повисшая в схроне, хранила отпечатки энергии первого из пророков.

21

"А меня хастлеры лондонские так не лапали, как ты..." Йцу подозревал, что если облапить Кали в ответ, то он (она? Бррр, лучше всё же "он".) скоропостижно уберётся из шерегарского личного пространства. Останавливало Йцу лишь то, что вряд ли подобный манёвр обойдётся без физических потерь - с оплеухи советника голова до сих пор позванивала, добавки не хотелось.
За глухим раздражением он упустил из виду тот факт, что вошедшие бесы, скорее всего, поймут поведение Кали и его собственную безропотность очень неправильно... Лишь грохот самовара, сверзившегося на прекрасные плиты дворцового пола, заставил капитана осознать весь сюр ситуации. "ЭТО НЕ ТО ЧТО ВЫ ПОДУМАЛИ!" - он дикими глазами уставился на ошеломлённых бесов - но те, кажется, приняли его мину за гневную. Короче, ни разу не успокоились и не прониклись чистотой и пристойностью ситуации, слишком уж и чистота, и пристойность были неочевидны. Йцу захлестнуло холодным, упадочным, беспомощным бешенством.
- Кали... - едва бесы убрались, негромко зарычал Шерегар. - Ты хоть понимаешь, что за сплетни пойдут? Зуб даю, через пять минут у замочной скважины будет очередь. Дай-ка я сам. - И Йцу наклонился вперёд, протягивая руки к самовару, а заодно и ускользнув от советника.
Самовар был пуст. То есть совсем. Начищен до зеркального блеска, сух и чуть ли не стерилен. Йцу снял круглую крышку с ёмкости, заглянул вовнутрь и принюхался - никаких запахов, ни затхлости, ничего. "Ну добро..." К счастью, бесы оставили бумажный кулёк древесного угля. Перевернув забытый в бесовском бегстве поднос вверх дном, Шерегар достал из кармана коробок спичек, обжёг уголёк и положил на поднос подышать. А пока то да сё, раскрыл изящную резную коробочку с чёрным, крупным чайным листом, прилагающейся ложкой-лопаткой намерил чаю на литраж заварничка с какими-то розанами на пузатых боках.
За водой обратился порталом к родникам, упрятанным в нутре родной Лазурной - благо, в пределах Геенны, по магическим меркам рукой подать. Кинув разогретый уголь и ещё добрую горсть холодных в металлическую корзинку топки, Шерегар закрепил её под ножками самовара, закрыл крышкой бак.
- Хыть, смуглянка, не вздумай мордашку кривить! - Йцукен, судя по направлению взгляда, обращался к самовару. Из схрона был извлечён кирзовый сапог, который капитан надел голенищем на самоварную трубу. - Щас ты у меня разрумянишься... - он надавил на подмётку кирзача, смяв голенище в гармошку, выпрямил и утопил обратно. С каждым движением топка самовара пыхала всё ярче. Оставшись доволен тягой, Йцу снял с трубы сапог, поставил конфорку.
- Ждём.
Возня с самоваром его умиротворила - пожалуй, сейчас он стал готов на конструктивный диалог.
- Значит, ты ожидаешь, чтобы кто-то решился занять это кресло... - Шерегар закурил, сигаретой указал на трон, которому, по количеству упоминаний в разговорах, странно что не икалось. - Ну лады, я займу его. Мне нужна пара дней на подготовку, подробная отчётность за последний месяц и хорошо бы разведданные по ангелятне... Если разведка не ушла в запой, конечно. Это хотел услышать?

22

Совершенно обычный особняк на окраине -------->
Когда пламя обхватило Сигизмунда, гармонь издала печальный звук и обвисла. Сам же первый и единственный пророк закрыл глаза и набрал в легкие воздуха. Глупо конечно, но что-то делать надо было. Когда же пламя опало и дым рассеялся Сигизмунд открыл глаз и огляделся. Всё вокруг было черное, в огне и не очень походило на покинутый подвал. "Ну демоны! Ну гиеновы дети!": разозлился Сигизмунд, так как он не любил когда отрывают от дела. И он резко развернулся, а слова подобные ядовитым укусам готовые сорваться с губ... там и остались. Ибо увидел Сигизмунд Кали в полный рост и знакомого демона сидящих на столе и колдующих над каким-то блестящим артефактом.
- сссс... Здравствуйте! - прошипел Сигизмунд и помахал рукой - Чем обязан такому приему? Это мне тортик? Как дела, что нового?

23

Каларати равнодушно пожала плечами.
- А что в этом плохого? Должны же холуи за счет чего-то смысл жизни находить. Вот и пошелестят о внезапном романе между советником и синим капитаном, - недовольно поморщившись, когда годная опора надумала сбегать к сомнительной жестянке, Махакали снова обняла колени, группируясь уютненько, по-домашнему. - Холодно здесь. Вообще... Жуткая планировка и отвратительный дизайн у дворца. Как можно работать в подобных условиях? Архитектора бы асурам скормить.
Шерегар увлекся одухотворением пузатого самовара - Кали с артефактом культурным знакома была, однако принцип работы оного познавать не стремилась. Глупость какая! Еще и сапогом... Не куртуазно вовсе. Но наблюдать за работой синего оказалось делом приятным, увлекательным - капитан разве что в краник самовар не целовал, возился как с живым. Даже завидно маленько стало - беседа с Махакали у него подобного воодушевления не вызвала. Аватар мстительно сузил глаза, но вслух сказал иное:
- Хозяйственный мужик. При любом дворе место найдешь.
Пока Шерегар танцевал польку-бабочку задля удачного чаепития, Кали пошуршала по схрону и выудила из оного широкий, теплый плед, вышитый цветной нитью и собранный из разных клочков ткани. В него и закуталась по самые плечи, качнулась вперед-назад, вдыхая запах корицы, коий пропитал покрывало.
- Да. Такой ответ меня устраивает, - Каларати потянулась к торту, воровато мазнула пальцем по верхушке пышной башенки, собирая крем, - А то все яйца мял и мычал невнятно.
Портал наконец-то нащупал заветного пророка. Сигизмунд явился, но вид его уже не был похож на вид того парня, которого встретила Кали.
- Привет, - аватар довольно разулыбался, помахивая ладонью из-под пледа, - Хочу узнать, как идут твои дела. А то последние твои запросы меня порядочно заинтриговали! Торт делить надо - весь в тебя не влезет. И грешно быть жадным настолько. Нового мало - вот, сидим на столе, пьем чай. Планируем всякое. Ты садись-садись, мож спой чего-нибудь.

24

Было у самовара одно значительное преимущество перед Каларати - Йцукен знал, как с самоваром обращаться. А с Кали - только учился. "Не понимаю, как Лодур его у порядку призывал? Когда пойму, наморожу себе памятник из шампанского." Сейчас вот советник и лапать перестал, и в пледик завернулся - ну лапочка прямо. Только Шерегар не знал, повёл ли он себя правильно с советником, или звёзды так сошлись.
- А меня устроят отчётность и разведданные.
Когда в весёлом алкаше Йцу пробуждалась трезвая сторона характера, надо было бежать и прятаться - чувство юмора оставалось на пьяной стороне, а Йцукен радостно, как пиявка, вцеплялся в любую бюрократическую рутину. Предвкушая возню с запутанной документацией и широкий спектр возможностей насовать там и сям за нерадивость, нерасторопность и неисполнительность - внутренний педант Шерегара ликовал, потирал сухие руки.
- Кали, а сам почему не займёшь трон? - трепыхнулся напоследок шерегарский внутренний пропойца. - Ну, кроме того, что тебя оттуда синие капитаны вытаскивают. Охота ставить над собой кого-то, кто по делам загоняет? Ведь ты не изжил потенциала, и около Лодура проникся тонкостями управления державой...
И тут портал доставил в Зал ещё одного приглашённого на чай - кто попало сюда не телепортировался бы, да и в пространственной деформации чувствовались эманации жаркой, пряной энергии Кали.
- Прю! - махнул сигаретой Йцу. Братнина манера здороваться как-то незаметно пристала, но против демон не был.
Но что это был за гость! По ауре - Сигизмунд, по внешности - чёрт знает кто. Йцу опешил, уронил жгучий комочек пепла с сигареты на руку и зашипел.
- Сигизмунд! Что с тобой такое! - сбитый с толку капитан таращился то на друида, то на советника. - Кали, что с ним? Почему он седой? Сигизмунд, ты где десяток лет прожить успел?
"И что у вас за дела с Каларати?" На долю секунды Кали показалась Йцукену этакой хтонической коброй, телом опоясывающей мир и проницающей всё в нём.

Отредактировано Йцукен (2011-03-03 13:31:23)

25

Сигизмунд остановился перед столом и косясь одним глазом на тортик, а другим на Йцукена, воздел десницу к потолку и сказал торжественным голосом:
- После того как богомерзкий демон уволок меня в ад, я провел там лет двадцать! Наблюдая и ужасаясь! Я видел такое, что душа моя разрывалась от ужаса, а из глаз текли кровавые слезы! Волосы мои поседели! Но потом пришла Махакали в образе светлом и вернула меня в мир смертных, в тот же день что был я похищен! Но облик мой изменился навсегда и никто не в силах его туда-сюда!
Сигизмунд выдохнул и усевшись на стол принялся болтать ногами и гладить бородку. А потом опять заговорил, но накал пафоса сбросил:
- Отвечаю по порядку. С конца. Вообще это маскировка, чтоб меня стража не узнавала в лицо. Пусть ищут седого бородача, а не юношу ликом приятного.
Юноша с лицом старца отобрал у опешившего демона сигарету, затянулся и пожалел что это сделал. Дым застрял в горле ежом и ворочался, Сигизмунд закашлялся, аж слезы потекли.
- Ну и дрянь... Кху... Так вот отчитываясь по запросу. До того я произнес речь достаточному количеству народа, чтобы как-то расшевелить. А потом меня пригласил в гости какой-то дядька оказавшийся предводителем небольшой кучки еретиков. Поэтому мне и понадобился твой совет, Заступница. А дальше была ритуальная оргия... достаточно весело, кстати. Я думаю потом повторить, если их храмовники не прищучат. Да у тебя кстати новое имя в мире людей Калиман, ты мужик с крыльями и вообще наместник Единого. Здорово я придумал?
Сигизмунд мрачно посмотрел на дотлевающую сигарету и незаметно затушив её об стол отправил щелчком в угол.
- Я так понимаю, с тортом уже все знакомы? Так давайте его делить, а там и спеть можно будет!

26

Смерив синего испытующим взором, аватар все же снизошел до ответа.
- Меня не интересует правление, как таковое. Мне любопытней наблюдать, собирать информацию, контролировать, а это удобней осуществлять, оставаясь в тени трона, - с торта исчезла очередная вишенка, Калима по-детски сплюнул косточку в кулак, - Да и демоны мне большей частью противны. Я смотрю правде в глаза - спустя годы правления я бы уничтожил вашу державу, просто для того, чтобы развлечься и очистить мир от скверны. Причем, если ты заметил, развлечься в моих причинах стояло бы на первом месте. Но, не исключено, что до этого, я прижал бы и ангелов. Они, в своем ломанном совершенстве, отвратительны даже сильней вашего брата, - как жаль, что каменная плоскость столешки не располагала к жеманному возлежанию... оттоманку бы. - Насчет отчетности и разведданных посмотрим. Какие аспекты интересуют тебя больше всего?
Махакали раскрыла ладонь, меланхолично рассматривая несколько черенков и косточек от ворованной вишни - выкинуть бы куда, а то неохота схрон засорять.
- А кто-то из вас умеет завязывать языком черенок в узел? Или как там надо, - невпопад поинтересовалось божество, когда присутствующие начали вести светские беседы и фамильярно дымить, - А со сменой облика это ты правильно придумал. Годно. У нас на родине чуть что, так сразу ипостаси меняют. Как костюмы - одна личина для любви, вторая для войны, - одобрительно кивнул Калима. "И все-таки хороший выбор пророка! Нарадоваться не успеваю".
Каларати прищелкнула пальцами, материализуя в них изящную трубку резного камня.
- О, очередное имя! Мне нравится! Надо бы дернуть к вам на пяток дней, пошустрить с этими еретиками. А то и аколитов пару-тройку соблазнить на великие подвиги, - богиня ненадолго замолчала, прихватывая мундштук и раскуривая трубку – о том, чтобы лично набивать артефакт табаком и просить искры, знамо, речи быть не могло. Хорошо быть богом. А еще лучше, когда есть кого обворовать на предмет хороших аксессуаров. "Локи она все равно не понадобится".
- У меня нет ножа. Только поцелуйная палка, чужая зависть и колода карт, - призналась Кали, - У кого-то нож есть вообще? Эй, синий, сколько уже чая ждать?

27

"Богомерзкий демон? Двадцать лет? Махакали в светлом образе? Что за бред сивой мантикоры!" Учтя выверты, которые Сигизмунд проделывал глазами, Йцу решил было, что друид до нынешнего состояния дошёл белыми дорогами или чем позлее. Особенно глубокий когнитивный диссонанс вызвал "светлый образ" Кали - с этой особой на одном гектаре засыпать рискованно, вдруг её посетит прихоть вырезать тебе сердце отравленным кинжалом. К эмоциям Йцу примешивалась толика обиды, ведь разве он не создал удобный, стабильный портал, которым вернул Сигизмунда из Лазурной в Ландшпиль? Капитан даже не обратил внимания на то, что у него утащили сигарету. "Придурки..." Однако речь друида и последовавший разговор с Кали прояснили для Шерегара истинные причины холодности советника к идее занять трон - у новоявленного "Калимана" было хобби, сладкое и увлекательное, куда занятней правления Геенной.
- У меня есть нож... - мрачно сообщил Йцу и полез шариться в схроне, продолжая неразборчиво бубнить, - и черенки я плять умею завязывать языком, и херею с твоих прожектов просто сказочно, пойдёшь со мной на свидание?..
Из схрона на этот раз Шерегар вытащил небольшой чемоданчик - единственное, с чем ушёл от бывшего мужа. В чемоданчике лежали противогаз, новые носки и зубная щётка.
- Давненько я сюда не заглядывал... Не трогать, - предупредил Йцу, выложив на стол противогаз. - Эта вещь дорога мне. Однажды в медовый месяц мой бывший муж разрешил мне войти в спальню только в том случае, если на мне надето что-то одно. Обручальное кольцо не считалось, потому я надел противогаз... Ага, вот.
На дне чемоданчика оказался тяжёлый охотничий нож в чехле. Йцукен снял чехол и протянул нож Кали рукояткой вперёд, держа за лезвие.
- Возьми, будешь делить торт. А чай щас будет.
Захлопнув памятный противогаз в чемоданчике, капитан вернул барахло в схрон.
Бока самовара уже пышели теплом, достаточно было поднести руку, чтобы почувствовать. Йцу подставил заварничек с сухим чаем под кран и повернул заглушку - горячая вода потекла ворчливой струйкой.
- Больше всего меня интересует состояние оборонительного комплекса и прорехи в кадрах. Сориентируюсь и запрошу детализацию по другим вопросам... - завернув кран, Йцукен водрузил заварник на конфорку. - Три минуты.

Отредактировано Йцукен (2011-03-04 16:55:18)

28

- Я тоже могу языком завязывать... - еле слышно пробормотал Сигизмунд и слегка покраснел под бородой. Глянув на внезапно помрачневшего демона, молодой Срук понял что дело тут не чисто. А подумав ещё немного понял что обозвал в целом неплохого  демона богомерзким. Как-то это надо было исправлять.
- И да. Йцукен, прости что пришлось назвать тебя богомерзким демоном. И благодарю тебя за то что вернул обратно в город. Сожалею что был вынужден сказать такое о тебе и твоих талантах. Но если бы я сказал в тот момент правду, люди бы меня не поняли. Такие дела. Скоро вернусь.
Сигизмунд слез со стола и отошел к стене. Нужно было что-то менять во внешности и прекращать пугать людей бородой. И через несколько минут страданий он вернув себе свой обычный вид вернулся к столу. Как раз чтобы услышать про три минуты.
- Ух-ты какая штука! - юноша опасливо потыкал пальцем в противогаз - Оно не кусается? И как только оборотни облик меняют, боль же дикая!
Сигизмунд занял свое место на столе и обратил внимание на нож у Кали.
- Торт делить будешь, Божественная? Надо делить на пять частей. Три нам, одну этому железному и одну для торта. Дивное зрелище доложу я вам торт занимающийся самоедством! Говорят раз в тысячу лет такое наблюдать можно.
Так беззаботно болтая, и ногами в том числе, Сигизмунд медленно приходил в себя и перемешивая хихиканьем свою речь думал о своих дальнейших действиях на почве просветительства. "А потом надо будет набрать народ и бузить перед воротами храма. Но рисовать хулительное пока рано. Просто побузим и разбежимся. Главное мне разбежаться в разные стороны, а то нехорошо получится..."

29

- И где вы только таким примудростям учитесь? - после очередного дымного выдоха, поинтересовалась Кали. Это ж сколько времени нужно было угробить, чтобы один черенок завязать? Подернутая опиумным налетом мысль сплыла в иную сторону. - А если тройным узлом? Или кордовым?
Серебристо расхохотавшись собственным заключениям, божество подобралось к сосредоточенному демону и ткнуло того мундштуком в щеку.
- А пойду, - прикусив загубник, Каларати заправски переправила тот в угол рта и оскалилась на манер корсара с Шумных морей, - У тебя вон и нож есть и чувство юмора специфическое, все как я люблю.
Говор великой, правда, звучал несколько невнятно - ну попробуй говорить внятно, когда у тебя трубка во рту. Кали это явно не смущало - если жрецы умудряются по каким-то рунам будущее толковать, то этим молодчикам, чтоб осознать, чего от них надо, легкая шепелявость повредить не должна.
- Дивные истории, - опиум еще не успел овладеть сознанием аватара, но воображение притупил знатно. Да и не то, чтобы притупил - как-то все это на второй план перешло, ход мыслей потяжелел и замедлился, - А чего от мужа-то ушел, синий? Аль выгнали за пьяные дебоши?
Приняв нож, Каларати некоторое время чего-то соображала, после чего вручила Шерегару свою трубку.
- Хорошо - будет тебе и отчеты, и какава с чаем. А ты сделай тягу, а то напряженный, как задница курицы-молодки - прям вот-вот потомством разродишься, - с этими словами, Кали принялась кромсать несчастный торт. - А пророку не давай - он на оргии парами надышался. Нам еще затяжек двадцать сделать надо, чтоб до его степени просветления дойти.
Разделив сладкое творение на пять сравнительно равных частей, аватар подтянул к себе блюдце и водрузил кусок на оное. Вышло почти соразмерно.
- Предлагаю испить первый глоток и отжевать первый укус во имя процветания Геенны и культа имени светлого Калимана! - Калима откашлялся и, уставившись куда-то в брахман, зачитал, - Волю в кулак! Силу в узду! Если запряг - не ахай! Нервных - в п#зду! Слабых - в п#зду! А недовольных - на х#й!

30

- Да ладно, и хуже называли, - Йцу улыбнулся Сигизмунду, когда тот вернулся к столу уже в знакомом обличье. - А про облик один мой знакомый оборотень говорит, что не больно. Мол дело привычки.
Гораздо больше, чем собственной богомерзостью, он был встревожен проблемой наказуемости инициативы. Кали, что называется, на слове поймал - Шерегар не знал, радоваться или пугаться. Советник, без сомнений, жаркая штучка. Пройди с таким по улице - у встречных бошки позаворачиваются... Но внешний престиж появления где-либо с обалденным красотом Йцу ставил ниже, чем психологический комфорт внутри пары, пусть даже вместе эта пара только на одно свидание. "Пофиг, не узнаешь, пока не попробуешь."
- Кали, охота тебе слушать про бывших того, с кем ты идёшь на свидание? - растянув ухмыль во всё табло, капитан взял у советника трубку и смачно затянулся. - Сигизмунд, да не будет тебе в тягость налить нам чайку.
Ох, не подвело обоняние - не табаком баловался Каларати. И покладистое согласие идти на свидание тоже стало понятно. Под разговоры и делёж торта Йцу попыхивал трубкой, отслеживая, как ему постепенно становится блаженно уютен зал с огненными ручьями на стенах, стол-полумесяц, ставший легендой среди офицеров, нынешняя тёплая компания... Приятное ощущение, и само по себе, и в своём постепенном развитии... Точнее, в регрессе сознания в аморфную самодовольную субстанцию, глубинно единую с миром - и на мир, в результате, распространяется это самодовольство, становясь довольством вообще, безличным, вобравшим и тебя, и все смыслы, и все цели...
- Теперь я точно увижу торт, занимающийся самоедством... - мягко хмыкнул Йцу между -надцатой и -дцатой затяжкой. Кстати, соврал - наркота его брала тяжело, до глюков ему дойти было сложнее, чем до водных процедур в Стиксе. Отложив трубку на края своей пиалы, Шерегар вместо аплодисментов декламации уронил Кали на стол и навис сверху, стиснув смуглые тонкие запястья божества за головой, в раскинувшемся шлейфе тёмных волос.
- Если ты с этим допингом собрался мне документацию готовить, детк, то я тебе скажу - это нифига не допинг. За сим прошу простить мои манеры... - Йцу отпустил советничьи руки, пальцем подтёр с губы Кали комочек крема и отстранился, слизнув крем с подушечки. - Но твой подход к досугу мне импонирует. Сигизмунд, твоя очередь читать стихи!
И Йцукен, как было заявлено в программе вечера, отжевал кус - подобрал нож, наколол на него ароматный клин торта и запустил зубы в воздушный бисквит.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Дворец Огня » Зал Совета