Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Храм Единого » Обитель Маду


Обитель Маду

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Под личные покои шепшес отвоевал чердак одной из башенок храма. Почему отвоевал? Потому как даже самым мудрым двуногим (таким как Свет Отраженный) приходилось пояснять, что роскошные пенаты или кельи монахов - крайности, в которые уважающий себя шепшес-анх впадать не намерен. Потом приходилось воевать с пауками, семейством церковных мышей, пылью и осиным ульем. К счастью, Маду вышел победителем из неравной битвы.
Местечко не шибко престижное, но уютное. Развернуться одному шепшесу есть где, одному шепшесу и двуногому - с натяжкой. Но больше и не надо. Да и в гости к Маду, по понятным причинам, никто не ходит. В своей комнате шепшес-анх спит, хранит нужные вещи... и ест иногда. Ну и читает. И прячется от аколитов, когда те решают навязать кастрюлек к хвосту или когти остричь.
Зимой в обители прохладно, летом бывает душно - но, опять-таки, по меркам двуногих. Маду на подобные пустяки реагирует философски.
Что есть в комнате? Ой, чего там только нет. Целый калейдоскоп разнокалиберных пестрот, шкатулок, сушеных травок, перьев, камешков, подарков от личинок двуногих (они, отчего-то очень любят Маду) и книг. Ворох толстенных одеял на чисто вымытом полу (уборка делается часто и капитально), пару подушек. Светильники. И вид красивый.

http://s56.radikal.ru/i154/1108/d2/850c258a20fe.jpg

Отредактировано Маду (2011-08-09 00:37:53)

2

---------- Центральная площадь

Странно сказать, но на улице заметно потеплело. Либо резвая рысь, заданная Маду, разогнала кровь в горячий компот.
По дороге не говорили: во-первых, тем не искали, во-вторых, дыхание берегли. Шепшес не знал, насколько полезны для двуногих столь ударные марафоны, но надеялся, что юный аколит получил удовольствие от пробежки. Сам Маду вот вздобрился - а как же иначе? Даже в некое подобие пятнашек с голоруким поиграл - сначала отстанет, вроде как устал, а потом нагонит, толкнет боком и вперед, мол "осалил тебя я, Тарен юный, черед уж твой пришел". Аколит сначала потеху поддержал. Салил, как маленький шепшес - словно коню хребет ломал... но то, вестимо, рабочая привычка. Чтоб на поражение бить. Потом и вовсе играть перестал.
Ничего принципиально нового запахи храма не рассказали - обоняние шепшесов сильно уступало собачьему, но и человечье на голову превосходило. Ужин давно закончился, нощная молитва в разгаре - Тарен на молебен в любом случае опоздал. Хотя уважительная причина у него есть.
- Обувь у входа оставляй свою, - предупредил шепшес. Не хватало еще, чтоб двуногий в обители натоптал! Несмотря на то, что весь день держалась ясная погода, слякоть со вчерашнего дождя подсохнуть не успела. Было бы неплохо и самому в человечью махнуть, чтобы лапы натужно не отмывать, но Маду двуногий облик не любил - уж больно он хлипкий по шепшесовым меркам, неустойчивый. За долгие годы жизни, хранитель знаний научился существовать и в голоруком обличье, но человек внимательный подметил бы неуверенность шепшесовых движений, скупость в жестикуляции и мимике, искреннее удивление от собственного смеха, ибо сами шепсы если и смеялись (что само по себе невидаль!), то выглядело это как тихое покашливание. Да и в компании других двуногих, сам Маду ощущал себя уж очень неуютно - постоянно что-то ронял, сшибал, запинался, сжимая пальцы на коленях, подолгу молчал и пугался, если кто-либо обращался к нему. Чужой облик напрягал еще больше, чем загнутые каким-то убожеством уголки страниц...
- Воды набери, Тарен юный. Понадобится для омовения мне, - прошелестел шепшес.
У башенки встретил мальчишка из новичков-клериков, кинулся открывать двери и просить благословения, чем несколько Маду повеселил. Хотя, когда ушлый юнец попытался дернуть второстепенное маховое перо - на амулет, видать - пришлось отвесить двуногому символическую затрещину. Чтоб мозги немного вправить.
Долгая спираль лестницы привела Маду и его гостя к небольшой комнатке под самой крышей.
- Наполни таз водой, добр будь. Полотенце там возьми, - мотнув головой в сторону подоконника, шепшес нетерпеливо переступил лапами.

Отредактировано Маду (2011-03-01 21:06:45)

3

Ландшпиль --- Центральная площадь
Бегать юноша любил, особенно когда не приходилось расталкивать толпы людей и сшибать собой повозки. Маду, мелькающий впереди, напоминал усовершенствованную тележку на автопилоте, которая умело лавировала между прохожими и другими препятствиями, аколит же в пылу игры иногда забывался и с эффектом мешка с картошкой не вписывался в повороты. Шепс посмеивался, Тарен сердито пыхтел.
По прибытию в родные стены Храма холод и голод были благополучно забыты, желтоглазый рассеянно слушал наставления зверя, а посему пропустил ровно половину из них.
Угу, – пробубнил он, широким шагом переступая порог по направлению к подоконнику. В сапогах. Где-то позади разом опустили связку раскаленных добела железных дрынов в бочку с ледяной водой. Во всяком случае, именно такие ассоциации возникли в голове, когда шепшес-анх гневно зашипел и хлопнул лапой по ноге юноши. Пришлось молча скрипнуть зубами и отступить назад, скидывая обувь и вновь переступая порог. Комнатушка более походила на детскую коморку, настолько все было забито многочисленными цацками, которым аколит даже в страшном бреду не смог бы придумать применение. «Какие-то странные у них капризы, однако же, каждый рукоблудит на свой лад». Полотенце, только что покоившееся на подоконнике, взметнулось в воздух и мягко накрыло лицо Маду. – Лови, – неопределенно хмыкнул Тарен, гадая, чего еще не хватает. Воды.
С бегом наперегонки аколит немного перестарался и теперь был красный, как вареный рак. Вытащив из колодца деревянное ведро, он сперва принялся умываться, широкими ладонями черпая воду и выплескивая ее себе в лицо и на шею. Жар понемногу отпустил, вечерний ветер холодно лизнул горячую кожу юноши, заставляя его смотреть на мир более осмысленно. Вторая порция воды отправилась в таз, как и запросил зверь.
Тарен с глухим стуком опустил деревянную тару на пол рядом с Маду, после чего скосил в сторону глаза – пыриться на шепса во время омовения не хотелось.
Слух, а почему ты не ходишь человеком? Зело оскорбительно или?

Отредактировано Тарен (2011-03-01 22:14:16)

4

Когда невнимательный аколит понес грязными сапогами на выскобленный пол, Маду сорвался в гневное шипение и волевым усилием подавил желание оторвать юноше ноги. Основным аргументом против насилия послужил вывод, что при таком раскладе, шепшес напачкал бы еще больше.
- Фрмрфрррх, - раздраженно метя хвостом, отозвался хранитель знаний. Вот не водил к себе гостей - и правильно делал! А то не успел прийти, уже натоптал, мордою своею неразумною приют осквернил... Еще и полотенцем кинул. И как его теперь снимать, когда лапы грязные? - Неусидчивый мальчишка.
Стряхнув рушник на локтевой сгиб, Маду тяжело выдохнул. В глотке заходился воздух, формировался в зловещее урчание, которое глупые двуногие путали с пением домашней кошки. Шепшесы, как и все крупные хищники, мурлыкать не умели, но выражали крайнюю степень раздражение звуком схожим.
К счастью, вернулся аколит не сразу, а покуда принес заветное ведерко, то Маду приструнил всплеск агрессии. Любопытно, что почти безобидный, чудаковатый даже, шепшес превращался в расчетливую машину убийства, когда дело доходило до защиты собственной территории. Даже демонов шепс давил не с таким остервенением, не говоря уже о ленивых, зачастую для галочки, схватках с оборотнями.
- Хожу человеком я, - проворчал Маду и опустил в таз передние лапы. Пошевелил пальцами, деловито счищая налипшую пыль с подушечек, - Не оскорбительно для меня это, но неудобно весьма. Ходил на четвереньках бы ты, коль двумя ногами обходиться привык? Ощущения такие у меня, примитивно если пояснять.
Подхватив полотенце, шепшес отер лапы и переступил дальше, дабы намочить и задние конечности.
- Усердно взгляд отводишь ты, как будто блудницу при храме обнаружил, - расплескав часть воды, Маду все-таки завершил нелегкое дело помывки, потоптался на коврике у входа, - Хотя на блудниц двуногие охотней смотрят. Но понять могу я... ведь омовение процесс интимный у людей. Однако бань наличие сие не отменяет. Противоречивость удивительная.
В комнате пахло пером, воском, сухоцветом и шерстью. Запах привычный, для шепшеса уютный.
- Смотри вот, - усевшись на плотное одеяло, Маду слабо вздрогнул и дрожь эта обернулась волной рассыпающихся искр - звериное тело растворялось, являя лику аколита вполне обычную фигуру двуногого. Очень смуглую только. Так как сущность эта была духовной, то и оборот происходил в полной амуниции - некогда хранителям знаний голым седалищем светить или в тряпье путаться. - Ущербен каждый шепшес в ипостаси младшей. Истинный облик наш сильней во много раз, - глухо отметил юноша.

5

С волками жить – по-волчьи выть, – тихо фыркнул юноша, старательно воротя морду в сторону. Жалкие остатки благоразумия подсказывали, что лучше не выдавать как на духу свои ощущения от созерцания омовения шепса, и без того хватало подковырок в разговорах. «Да смотрится это дико, вот и все. Как кот с человеческими руками», – Тарен цыкнул языком своим мыслям и осторожно заглянул себе за спину. Маду уже восседал человеком, чем несказанно порадовал желтоглазого – определенно, смотреть на собеседника было во много раз приятней, хотя исчез без следа эдакий налет таинственности и богоизбранности. Уж не поэтому ли шепсы не любили человеческую оболочку?..
А тебе сила сейчас и ни к чему, в святой обители-то, – обронил аколит, неуверенно топчась на месте. Он не особо жаловал разговоры с глазу на глаз, поскольку в зависимости от ситуации, его заносило в совершенно непредсказуемые направления. Например, сейчас мучительно хотелось развести зверя на треп про революционную движуху в рядах аколитов, только все никак не находилась ниточка, с помощью которой можно было распутать клубок. Подхода к шепшес-анхам юноша не имел, и сейчас даже самую малость жалел об этом – такой случай мог быть первым и последним. Чувствуя себя неуютно в тесном помещении, Тарен присел на корточки, оказываясь почти вровень с глазами Маду, и вдумчиво почесал затылок:
У тебя есть братья али сестры? - стоило начать с малого.

6

Маду чинно подвинулся, дабы аколит не мозолил глаза оппозиционным своим расположением. Шепшес не любил, когда кто-то подбирается к нему настолько близко, а в человеческой оболочке это еще и озадачивало - к чему людям, к примеру, жаться и тереться друг о дружку? Их нюх не насколько совершенен, дабы считать информацию о собеседнике, а суженный контакт не добавит никаких бонусов ущербному обонянию. Разве что за теплом?
Точно так же Маду не понимал прелести взаимного вылизывания, которое двуногие звали поцелуями. Зачем облизывать друг друга, если это не несет никакой пользы? Представители кошачьих, вот, совершают акт омовения с той целью, дабы снять с шерсти вещество, содержащее витамин В, который необходим, чтобы регулировать свое психическое равновесие. Именно поэтому не стоит отвлекать умывающегося шепшеса - он станет нервозным, а нервозный шепшес плохо совмещается с жизнью раздражителя.
- Подле меня сядь, Тарен юный, - Маду уткнулся ладонью в лоб аколита, жестом схожим со звериным, отодвинул того и тактично кашлянул, - здесь. Святая обитель, говоришь ты, но не святые люди в ней, скажу тебе я.
Дернув уголком рта, обозначая грубую попытку усмехнуться, шепшес двинулся к тумбочке, дабы поделиться с юношей съестной заначкой. Маду был личностью запасливой, домовитой. И ленивой. Посему спускаться за провиантом периодически тяготило - в дождливые дни шепшес мог проспать целый день и выманить оного на улицу не смогло бы даже явление Единого. Двух Единых!
Схрон порадовал мягкими хлебцами с сыром, сливочным маслом, соленым творогом и вареными яйцами: снедь немудреная, но в степи и жук - мясо. На сладкое предлагался кувшин топленого молока и цветочный мед в сотах.
- Братья есть, сестры есть, - прошелестел шепшес, сервируя провизию на низком резном столике, - Не видел их сотню лет уже. Кого и больше. Мы, Тарен юный, в стада сбиваться не привычны - по одиночке боле. Каждый жизнию своей бытует... в помете был я младшим, коль любопытен этот факт тебе.
Подбившись под бок аколита, в шепшесовском стремлении найти наиболее теплое место, Маду сузил глаза.
- Вечерю раздели со мной, гостем будь, - дабы боец не жался, хранитель знаний решил подать хороший пример и стянул себе воздушную булку, неспешно зажевал, - Кажется мне, что хотел ты об ином спросить, Тарен юный. Волнует тебя что?

7

Тарен бросил короткий взгляд на шепса и пожал плечами, отодвигаясь в сторону: «Можно подумать, я к нему с лобызаниями лез».
Не святые? – прищур желтых глаз выдал проявление настороженного любопытства. – Ты о чем?
Еда, которую хозяин хаты методично и размеренно выкладывал на странную деревянную табуретку с резьбой, обнадеживала. В том смысле, что была весьма по вкусу гостя, хотя он бы и не смог так питаться более пары-тройки дней без особой на то надобности. Голодранцем ел все более-менее съестное, но церковь неплохо избавляла от вредных привычек, например, таких как плохое питание или полнейшее его отсутствие. На это жаловаться не приходилось, так как кормить отряды бравых бойцов (размером с гардероб) травой не подумал бы даже самый отъявленный религиозный фанатик. Это некоторые клерики в основном поститься по поводу и без любили, аколиты такую блажь в головы себе не вбивали. Да и после особо плодотворного дежурства за десятерых уплетать будешь, а не о «правильных» харчах думать…
Странные вы, – хмыкнул юноша, оставляя остальное мнение при себе и замолкая. Маду подвинулся ближе, чем вызвал немалое удивление Тарена – несколько мгновений спустя ведь наоборот отодвигал от себя как проказу. Нехитрые умозаключения не заставили себя долго ждать: зверь тактично намекал аколиту подвинуться, вестимо; что желтоглазый и сделал, освобождая еще немного лишнего места.
Объедать хозяина крова как-то не хотелось, а аппетит под конец дня парень всегда имел недюжинный. Задумчиво нахмурившись, он отломал себе ломоть хлебца да яйцо вареное в ту же ладонь прихватил, в конце концов, трапеза несла символический оттенок, а не цель удовлетворить чревоугоднические желания. «Завтра уж с утра голод по-человечески утолю, – такая, казалось бы, несущественная деталь в который раз показала явное различие между шепшес-анхами и людьми. – Поди ж ты, может и правда богоизбранные, раз уж даже плотские потребности удовлетворяют столь… возвышенно».
Угу, есть малехо, – глухо пробормотал Тарен, борясь с остатками сомнений. Внутренний бой закончился поражением последних. – Не разумею я, какого х-хрена ангелятник в число Единым избранных вписали, понимаешь? С тех пор как вступил в ряды аколитов, мучает меня это. Хочу вот… – юноша неопределенно взмахнул рукой, сбивая с подоконника какую-то безделушку. – Хочу, чтобы права равные для всех иных рас были, ну, для тех, у кого свое государство есть. – Желтоглазый замялся и уставился в пол, выискивая сбитую им фиговину. Этим уточнением он пытался сказать, что шепсов к рядам нелюдей и духов не относил и вовсе не хотел оскорблять самого Маду и его род, хотя понятия не имел, есть ли у тех своя страна или типа того. Круглая сфера с белыми хлопьями снега внутри была найдена возле ноги шепса. Тарен поднял непонятную штуковину и моргнул. – А че я «Тарен юный»?

8

Шепшес дернул плечом, зеркаля прищур аколита. Удивительную твердолобость проявлял собеседник, феноменальную просто.
- Многие истории таит Единого обитель - порочных среди них хватает, - нехотя ответил Маду. Хранитель знаний еще не определился, можно ли вываливать на гостя ворох баек разной степени пикантности - считается это просветительской миссией иль банальным злоязычием? Да и сам шепшес иные россказни именно от бойцов Единого слышал... пусть и лет сорок-пятьдесят тому назад. Были перетолки и старей, еще до Тварьего криза.
- Об артефакте Туманная Звезда читал ты? - поинтересовался шепшес, - Давным-давно создано было семериков несколько нательных, что скрывают носителя сущность. И демон, и нелюдь с их помощью выдать себя за клерика иль аколита может. Неизвестно нынче куда запропастились Звезды, однако ведают хранители знаний об истинной причине, с которой создавались они. С демоном сожительствовал Свет Отраженный, вот и укрыть возлюбленного от смерти хотел, серафимом называя. Коль уж высший из духовенства двуногого порочной связью с нелюдью связался, то чего о простых двуногих говорить.
Усевшись на освобожденную бойцом Единого позицию, шепшес удовлетворенно хмыкнул - возможно, мальчик не насколько пропащий, коль уловил намек. Местечко нагрел, молча уступил - чудеса послушания. Золото, а не аколит.
- Больше бери, - настоял Маду, - двуногие расходуют энергии много, поглощать питания в количествах несметных нужно им, чтоб куренком слабосильным не упасть... Стесняться нечего, как дома ощущайся.
Шепшес закончил реплику и почти сразу пожалел о сказанном - аколит принялся махать руками, неосмотрительно сбивая все, что оказывалось на пути. Великих усилий стоило Маду сохраненное спокойствие, хотя от гневного комментария он таки не удержался.
- Хшшшшш, - человеческая горлянка не располагала должным строением, посему шипение вышло примитивным, скорей комичным, нежели устрашающим, -  осторожней, друг мой. Предгорья Анаанту горцы мне сферу эту подарили. Магического нету в ней, но красотою снега завораживает в любое время года... что до вопроса твоего... занятно. Чем насолили тебе пернатые настолько, что видеть их не хочешь? Много ль братьев разделяют взгляды твои?
Шепшес дожевал хлебец и, уступив остальную часть трапезы аколиту, подтянул к себе кувшин молока.
- Прецеденты в истории случались, но думаю, что должно сильное нечто ваш орден потрясти, дабы ангелам путь свободный закрыть, - Маду глухо хмыкнул в стакан, - А вот не похож на "Тарена старого" ты.

9

Насколько порочные? – по мнению Тарена, все непотребства, включая пытки и секс, были оправданы святыми отцами и… ну, и естественными потребностями организма. Если бы все служители церкви вели праведную жизнь по предписанию, то город давно был бы полон нелюдей всех рас и расцветок чуть более, чем полностью. К числу необходимого зла аколит не относил воровство, ущемление нуждающихся и невинных и тому подобное. Впрочем, этим редко кто грешил, так что трудно было представить что-нибудь такое, чего желтоглазый мог бы устрашиться.
Не-а, антиквариатом клерики занимаются, я только знаю о том, что сущность свою скрыть и замаскировать можно. Даже если и так, в чем смысл прикидываться одним из нас, если не хочешь разрушить Храм изнутри? – юноша уткнулся носом в хлеб, стараясь скрыть легкое раздражение и досаду. – Послушай, есть приятные ребята из числа нечестивых, да, но пусть будут милыми в другом месте. Я не ратую за истребление, только за выселение, и если кому-то из людей хочется дружить с нелюдями, то пусть собирают манатки и валят к ним. На два седла седалища не хватит.
Тарен был уверен, что Маду вовсе НЕ хочет, чтобы аколит чувствовал себя дома. Очень не хочет. Поэтому поведения своего не изменил, дав только отмашку коротким и, насколько это возможно, вежливым кивком головы.
Насолили не больше и не меньше, чем остальные нечестивцы. Но их присутствие в рядах мнимых помощников… гневит меня. Разница между ангелами и демонами только в этих их источниках магии или как там. Не знаю, я ни с кем еще не толковал об этом. Есть просто охочие до убийства, есть те, кто вообще не доверяет Иным, даже шепсам, есть наверняка и те, кто думает как я. Сам посуди, было бы глупостью явиться нам в ангельский или демонический план и вести себя там как дома, а все потому, что тебя могут очень быстро «устранить» оттуда. А мы что же, значит, не могем? Иначе как объяснить то, что нелюди борзеют не по дням, а по часам. Только представь, некоторые из них еще и до власти над людьми охочи… Уму непостижимо.
Голод ушел, уступив место эмоциональному возбуждению – парень до сего момента толком ни с кем не общался на эту тему, поэтому было особенно приятно оформить мысли в окончательное мнение.
Я уповаю на один-единственный случай с любым пернатым недоумком, чтобы появился повод говорить об этом. Дальше видно будет, – «Маду нудный» мысленно закончил предложение аколит. «Не похож на старого, смотри-ка, зверь ученый шутить изволит! Забавно прям».

10

Отставив стакан в сторону, Маду лизнул верхнюю губу, собирая молочные усы.
- Ммм... - хранитель знаний сыто сощурился, ведя подбородком в сторону аколита, - До власти над людьми охочи? А подтвердить слова аргументами сможешь ты? Чем в спорах оперировать намерен? Случай, порой, ожидать не заставляет себя, но быть готовым к защите точки своей стоит, - сами шепшесы в любых конфликтах придерживались стороны нейтральной - их не интересовали победители или побежденные, лишь констатация факта и значение для истории. Роль летописцев-созерцателей подходила шепсам куда больше, нежели амплуа божественных заступников, в которых возвел их культ Единого. Маду, к слову, убийства и насилие не очень любил. Совсем не любил. Но коль приходилось применять силу, то совестью не мучался - в конце-концов, счастливчиков, которые покидали воды Стикса невредимыми (или почти невредимыми), хватало, а одна-другая смерть от манеры шастать по человеческим городам авось и отучит.
- Рад за тебя я, Тарен юный, что целью благородной обзавестись ты смог, - Маду снова потянул языком по губам - привычка эта пояснялась звериной формой шепшеса и манерой облизывать чуткий перешеек носа. Двуногому с его физиологией данный фокус было проделать проблемно, однако против природных замашек не попрешь. - Хотя улавливаю слабо, как надеешься ты ангелам путь преградить. Но событие это стало бы знаковым, достойным почтения и летописей, - здесь в ровном тоне шепшеса послышалось нечто схожее с уважением.
Щипнув кусочек липких сот, Маду задумчиво повертел тот в пальцах.
- А делать что предлагаешь ты с ангелами, что в Ландшпиле живут давно? Прогнать взашей иль обложить оброком унизительным, как магов? - несколько невнятно из-за попытки прожевать лакомство разом с пчелиным воском, пробубнил шепшес, - Ведь в ордене вашем я ангелов видел. Пусть и вид одного из оных жуткий был... к счастью, знаю я, что вырождению подобному не все пернатые подвластны. Общаться с нимбоносным тем, Фредериком, пробовал ты?

11

Мысленная благодарность пронеслась среди прочих мыслей юноши – шепс определенно знал, какие вопросы надо задавать.
Знаешь, кто лучший источник информации? Малые пострелы на улицах, ваще уникальное явление, зуб даю. – В голосе скользнули нотки уважения. В самом деле, у беспризорников были свои группировки, некоторые состояли преимущественно из мелких сорванцов, некоторые примыкали к криминальным семьям более крупного калибра. Тарен сам пробыл в неком подобии банды, пока его не подобрал старик-книгочей, поэтому насмотрелся на уличную жизнь изнутри вдоволь.
Мальчишки были идеальными источниками информации по многим причинам, например, чисто символическая плата в виде монеты или булки хлеба, цена могла варьироваться, но никогда не достигала тех высот, которые запрашивали профессиональные ищейки. Если дело было важным, стоило подключать оба «поисковых ресурса», обе стороны умели делать то, чего не умели их конкуренты. Казалось бы, чего стоит стянуть эту же плату у кого-то с повозки, но живя на улице, цену монете знал каждый. Да и чего стоит пробежаться туда-сюда и передать то, что услышал другому. Беспризорники были выгодны еще и тем, что врать осторожничали – не зная всей ситуации было легко попасться, и потому такие финты ушами проделывались через раз или два, а не постоянно.
Дети не всегда могли отличить человека от нелюдя по магическим штучкам, но вот по привычкам и поведению – легко. Недавно как раз прошелся безумный слух относительно странных вещей, происходящих подле королевского трона, но информация была настолько расплывчата, что кроме как выказывать волнение смысла не имело. Впрочем, отметая все это, желтоглазому хватало того факта, что в криминальных кругах водились свои амбициозные не-совсем-люди.
Я понимаю, – развел руками Тарен и глянул в окно, – именно поэтому мне нужен живой «пример», чтобы, ну, понимаешь, не сотрясать воздух словами, а показать. Лучше один раз увидеть и все такое. И, кста--… – взгляд поймал зрелище облизывающегося Маду и речь аколита сама собой прервалась на полуслове. Выглядело все это в меру дико, но при этом весьма… очеловечивало мудрого зверя. В истинной форме, кажется, у них стоял какой-то блокиратор напротив «выглядеть нелепым», в человеческом же обличьи все настройки слетали, являя довольно располагающее к общению создание. – Им достаточно было бы записаться и отметину поставить, – буркнул парень. За все время установленного закона о клейме-печати для нелюдей добровольцев пришло… да никто и не приходил, на памяти Тарена. – Фредериком? Я только краем уха слышал о нем, наши довольно быстро потеряли к нему интерес в общих обсуждениях. Ну, сам понимаешь, может кто и думает о нем денно и нощно, но с собратьями размышлениями делиться не спешит. Прости, не понял я, к чему ты упомянул этого, он чем-то сможет мне помочь? – Тарен не на шутку оживился.

12

Все-таки в позиции двуногого было слишком много белых пятен. Пока что рассказ аколита выглядел честолюбивой фантазией, но не пособием к действию. Нечто вязкое и невнятное, как кукурузная каша, размазанная по блюду, столь же неаппетитное и подозрительное.
Маду гибко поднялся. Без помощи рук и неуклюжих перекатов, свойственных двуногим. Дико хотелось потянуться, однако тело прямоходящего недостаточно пластично... да и двуногие бурно реагируют, когда по-шепшески тянешься в их присутствии.
- Улиц дети благодатный источник информации для банд иль бардов, но церкови Единого домыслов мальчишеских мало будет, - шепшес принялся за неторопливую уборку со стола, ибо вечеря вроде как завершилась. Выудив сухую ветошку, Маду смахнул крошки с широкой плахи стола, собрал сор в подставленную ладонь и вытряхнул оную в приоткрытое окошко. - Не помню теологического диспута ни одного, где наблюдение беспризорника, как аргумент использовалось. Со стороны иной, использовать их можно, чтоб объект нужный отыскать... пусть не уверен я, что отличит ребенок нелюдя от ангела.
Опустевший кувшин надлежало помыть, принести еще колодезной воды, но при мыслях о передвижении сытого тела на расстояние столь удаленное, Маду испытал желание рухнуть оземь и хорошенько вымять спиной верблюжью шерсть теплого пледа.
- К тому упомянул я, что одной персоны Фредерика хватило бы, дабы путь пернатым преградить в столицу раз и навсегда, - шепшес поджал губы, скалясь слабо и брезгливо, словно кот, что угодил лапой в подтаявший снежный поток, - Не удивлюсь я, коль двуногих личинки во криках просыпаются, после встреч с заступником подобным. Хотя какие там личинки - иные клерики ушли недалеко, - здесь хранитель знаний протянул пальцами по тонкой переносице. Кто-кто, а Фредерик воспринимал игру "Опрокинь аколита" совсем неправильно! Ведь она называлась именно "Опрокинь", а не "Опрокинь, потрогай и подари психологическую травму на всю жизнь". А самое главное, что от ангельского ума ускользало второе слово в названии игры! Аколита, а не шепшес-анх! Даже странный случай с гуляющим оборотнем перепугал Маду не так сильно, как сама личность двухметрового ангела-извращенца. Если оборотень только попытался изнасиловать, то Фредерик насиловал визуально при каждом взгляде! Шепшес страдальчески поморщился.
В комнате заметно потемнело, посему хранитель знаний потянулся к светильникам, высек искру.
- Хм, - Маду неторопливо стек к сидящему аколиту. В голову шепшеса пришла гениальная идея! - Человек. Сильный ты же? Средь братьев своих в авторитетах ходишь, знаю я.
В теплом свете ночников помаранцевый взгляд Маду сиял особенно потусторонне. Хранитель знаний подбился поближе к юноше, вытянул ладонь, сгребая ткань одежды.
- Коль разделил со мной ты трапезу, то считай что породнился, - вцепившись в ворот аколитовой рубахи, шепшес деловито стянул верзилу к себе, заговорщически сощурился, будто опасаясь, что кто-либо сможет подслушать.
- Есть предложение у меня одно, - негромко зашептал Маду, - Но посвящу тебя в него только, коль не смеяться пообещаешь ты.

13

Видать, шепшес-анх совсем аколита за болвана держал, раз помыслил, что тот собирается беспризорников пред светлые очи начальства вести, но желания изъясняться и оправдываться не возникало – шепсовский кров не только обогрел и накормил, но и весьма утихомирил эмоции. Только вот по поводу ангела уже не соглашался Тарен:
Че-т сомнительно, раз взяли на работу, знач, угодил всем, кому надо было, и претензий к нему боле никто не держит, – он пожал плечами, подытоживая мысль о том, что сам по себе Фредерик этот и даже его дела вряд ли сочтут за хулу. А если и сочтут, то явно недостаточно весомой, чтобы ангелам кислород перекрывать… Но реакция Маду на этого пижона определенно намекала на встречу ранее, причем с не самым нормальным исходом. Зверь тем временем попытался набросить на себе пелену таинственности, чем изрядно нашугал Тарена. Юноша выпал в осадок, наблюдая за попыткой собеседника потянуть его за ворот вниз, больше было похоже, будто сам шепшес-анх подтянулся к нему. Не то чтобы человеческая оболочка его была настолько слабой, вовсе нет, только сам аколит не привык поддаваться чужим усилиям повлиять на его местоположение. Его тело – это его тело, и он сам будет решать, когда нагнуться, повернуться…
Породнился? – поморгал желтоглазый и на мгновение скосил взгляд в сторону. В самом деле, может, и зверя мудрого уважить тоже родством застольным?.. – Приходи к нам на пятничную гулянку, – слово «попойка» было вовремя заменено на близкое по смыслу. – Отказы не принимаются, есличо.
Маду определенно разошелся, и аколит совсем уж растерялся, не разумея, как реагировать-то сейчас? Нет, ну если отбросить эти треклятые ужимки:
Угу, – он утвердительно закивал головой.

Отредактировано Тарен (2011-04-09 02:49:27)

14

Маду серьезно удивился.
Несмотря на все усилия двуногой формы, аколит продолжал держать завидную осанку, реагируя на потуги шепшес-анх не сильней, нежели столетний дуб на сопляка с затертыми чистотелом коленками. Стальной колосс, а не человек! Хранитель знаний растерялся. А тут еще и желтоглазый оглушил внезапным приглашением. За все время, проведенное при ордене, Маду никогда не участвовал в шумных гуляниях двуногих... В общем, завис зверь где-то между искренней радостью и недоверием к внезапной доброте знакомца.
"А ну как мешков на лапы накрутят опять?"
Увы, проявление эмоциональной нестабильности сильно било по крепости физической оболочки шепшеса - спустя короткий миг двуногая ипостась слетела ворохом светлых искр, а на корпус Тарена надавили две тяжелые лапы истинной формы.
- Ой, - игра "опрокинь аколита" закончилась разгромной победой, Маду смущенно кашлянул. Понятное дело, что несчастный юноша грохнулся оземь, придавленный солидной тушей зверя, ибо попытка противостоять литым, ходящим под шкурой, мышцам, повела б за собой межпозвоночную грыжу. Шепшес навострил уши, готовясь выслушать поток отборной брани, которым плевали братья по ордену - бранное словоблудие Маду увлекало, самые цветастые обороты он запоминал, а потом конспектировал и старательно заучивал. Во-первых, народный фольклор ландшпильцев восхищал и завораживал, а во-вторых, шепшес готовился к тому, моменту, когда кто-то из аколитов умудрится выиграть в "ОА", а тогда (по негласным правилам Маду) хранитель знаний должен был забраниться с таким же усердием, с каким бранились соперники. И чем обидней ругань, тем больше уважение к победителю.
- Согласен я, - шепшес осторожно присполз с тела Тарена, дабы не выдавить аколитов ливер через уши, но передние лапы обустроил на монолитной грудине храмовника, - Пусть приглашение удивляет меня подобное. Уж редко двуногие общение с шепшесами водят.
Кое-как разобравшись с эмоциональным фондом, зверь опустил лицо на передние конечности.
- Улекла меня затея твоя, Тарен юный. Хочу принять участие в авантюре подобной, ибо никогда хранители знаний в дела людские не вмешивались. Но взамен одолжения прошу. Чтоб... - шепс замялся, спрятал нос в короткую палевую шерсть лап, как-то по-собачьи поглядывая на аколита исподлобья, - ... чтоб обустроил мне ты защиту от Фредерика похотливого...

Отредактировано Маду (2011-06-17 23:35:41)

15

– Ядрена кочерыжка! – обреченно донеслось в ответ на шепсовское «ой». Тарен не был уверен, специально это сделал зверь или нет, хотя больше склонялся к первому варианту, но все же это «ой» для него прозвучало с явной снисходительной насмешкой. Только вот что толку устраивать беседы по понятиям, Маду не подзаборный забулдыга, чтобы понимать что к чему, во что выльется и далее по списку. – Угх!.. – сползать мудрый зверь мог бы и поаккуратнее, не говоря уж о расположении своих конечностей не там, где стоило бы.
Переведя дыхание и кое-как усмирив рвавшийся наружу поток нецензурщины, аколит как мог пожал плечами, все еще распластавшись на полу:
– Дык это вы с нами трещать о том да сем не любите. А среди нас, зуб даю, найдутся и те, кто с радостью поиграет с тобой в загадки на желание. Или деньги, что более вероятно. Да? – оживился было желтоглазый, даже с интересом в лице приподнимаясь на локтях. Но следующая просьба метко вырубила и так не очень богатый мыслительный процесс. Первые мгновения ушли на осознание сказанного, ибо сдуру всякая ересь могла почудиться на ночь глядя… но, глядя на реакцию Маду, было понятно, что нет, все правильно храмовник расслышал. Даже слишком правильно.
В общем и целом, в подобную ситуацию он попадал не впервой – в детстве иной молодец, желающий, чтобы девица с ним рассорилась по доброй воле, нанимал оборванца для маленького представления под названием «Папа, папа, идем домой, ты обещал со мной сегодня поиграть». Попадались особо устойчивые дамочки, которые спешно заявляли свою несомненную любовь к детям и умение с ними ладить, и тогда в ход шло красноречие. Обложив девицу свежеподслушанными ругательствами, общий смысл которых состоял в «мне не нравится эта тетя», мелкий Тарен заканчивал свою миссию, ибо после этого барышней смывало в мгновение ока. Совсем замечательно, когда клиент подыгрывал и отчитывал мальца только за разбитые коленки и синяки на руках – это гарантировало, что бывшая возлюбленная не вздумает опосля идти на мировую.
Но ЭТО. Вернее, в таком возрасте решать проблемы наличия или отсутствия любовных утех у собратьев – где-то в голове что-то очень натужно заскрипело и заскрежетало. Да так громко, что вполне быть может, сей звук дошел до слуха шепшес-анх.
– Лады, – только и смог выдавить из себя юноша, при этом понятия не имея, как он собирается это осуществлять на деле. Бежать на помощь по первому связному дятлу? – Увижу за приставаниями к тебе, начищу табло.
Оставалось загадкой, почему Маду не мог потолковать об этом с этим Фредериком сам, неужто настолько ангел озабочен, что при виде шепса слушает только те позывные, которые исходят из причинного места? Мистика.

Отредактировано Тарен (2011-04-15 18:52:38)

16

Главные ворота и сад ---------------

Пройти пришлось изрядно – что называется, выше гнёздышка шепшеса – только небо. Ну, не считая остроконечной крыши одной из башен храма. По пути Хаген отловил нескольких братьев и удостоверился, что Маду «дома». А на последнем лестничном пролёте убедился в этом окончательно, незаметно прикоснувшись к стене открытым участком кожи и считав память места. Вместе с ценной информацией, правда, Хаген подцепил сведения о том когда и насколько мощно шепшес линять изволит, а так же некоторые другие пикантные и в меру бесполезные подробности.
Дойдя до двери, аколит деликатно постучался и представился. На всякий случай.
– Аколит Ордена Гнева Единого Хаген. По личному вопросу.

Отредактировано Хаген (2011-06-16 16:00:48)

17

Главные ворота и сад ---------------

По плутать по всяческим переходам, лестничным пролетам и помещениям пришлось изрядно. По пути Фредерик успел отловить какого-то послушника , облапать сопротивляющегося лишь для приличия юношу и напоследок умыкнуть у оного поднос с едой. Пару пролетов спустя, когда они вышли из сумрачных залов и стали подниматься вверх, Фредерик чуть приотстал от своего спутника, что бы оценить полученный улов. Деревянный поднос, глиняный горшок, еще горячий, пара хлебцев и какую-то зелень . Фрдерик недовольно хмыкнул, по его мнению лучше яиц, сыра вина и мяса еды быть не могло, правда кто ж ему то даст мяса в монашеском ордене? Тем более в неделю ...э-э..как там его...поста и молитв во славу Единого кажется. В горшке оказалась юшка, судя оп скорбно плавающему в ней скелету -рыбная, судя оп запаху - варилась она за упокой души той самой рыбины. Аколит запоздало заподозрил неладное и закрыл горшочек, но было поздно -рыбный дух напрочь пропитал своим вездесущем запахом не только одежду, но и волосы мужчины.
Спустя два пролета и один коридор Фреди догнал Хагена, весело похрустывая свежевыпеченным хлебцем и отстранено размышляя куда бы день похлебку.
"Скормить что ли этому худосочному? А то вон какой бледненький, еще бы -на такой пище посиди -сам скоро как та селедка станешь"
Впрочем возможности придаваться гастрономическим изыскам и жалостью к идущему впереди аколиту Хаген Фреди не предоставил. Черноволосый мужчина резко остановился возле двери и постучав деликатно так попросился внутрь келий.
"В гости что ли пришел ?"
Фредерик зевнул , с удивлением обнаруживая что не смотря на свое ангельское происхождение низменные человеческие инстинкты не куда не делись. Адреналин внезапного перемещения в свой, почти что родной мир , схлынул и тело так резко припомнило аколиту что прошлую ночь он не спал и позапрошлую хоть и провел в кровати, но увы, не своей .
Фредерик подождал минуту, вторую, но похоже хозяин келий гостей не ждал или сам решил уподобиться оным.
-Пошли ,- Фредерик подхватил своего знакомого... за... спину, деликатно спустив руку чуть ниже и убедившись что задница у оного все же имеется, а значит должна была напрочь отмерзнуть от сидения на сырой земле .
"Ну, не завалю его, так хоть согреюсь !" мысленно ехидно прокомментировал свой действия Фредерик, проходя сквозь двери и протаскивая своего спутника с собой внутрь келий.
На полу обнаружилась спящая кошка...или не кошка ... а рядом с ней на полу валялся в бессознательном состояний какой- то аколит.
-Твою ж ......, * от такого удивления Фреди даже подзабыл о том что проходили они в келью весьма нестандартным путем, от чего часть куртки Хагена оказалась просто напросто впечатана в дверь на молекулярном уровне .
-Изыдь бесово отродие именем Единого! , - с этими словами в Маду полетел горшок с рыбной юшкой .

18

Вчерашний вечер прошел весьма плодотворно - юный Тарен оказался неплохим двуногим, порадовал отсутствием ограниченности и немотивированной агрессии, столь свойственной аколитам. В загадки, правда, играть отказался, однако на предложение перекинуться в ландшпильский покер отреагировал более ровно. Оказалось, что юноша банально не обучен этой ходовой и популярной среди простого люда игре. Сие казалось несколько странным и почти аномальным, учитывая уличное детство послушника, ибо Маду знал досконально, что все человеческие пороки дети улиц познают куда раньше. Подобная... невинность давала юному Тарену некий кредит расположения.
Остаток посиделок прошел за попытками научить юношу азартным играм разной степени сложности - от элементарной "Пиковой дамы" до тонкого дела ландшпильского покера, благо держать лицо кирпичом аколит умел. Как для двуногого, ибо сравниться с шепшесом в этом деле было невозможно. Видать, поэтому в родной стране хранителям знаний строго-настрого, под угрозой буквы закона, играть в азартные игры запретили - после того, как шепшесы раздевали представителей высших чинов до нитки, связываться с таинственными фартилами опасались.
Отпускать юношу не хотелось, а сам Тарен от осторожного предложения остаться на ночь отказываться не стал - либо вымотался настолько, что не представлял долгого пути по лестнице и в келью, либо не хотел обижать. Скорей, конечно, первое. Заснули в уютной тесноте.

Спал Маду чутко, посему непрошеных гостей просек уже тогда, когда стукнул о первую ступень чей-то башмак. Двуногие ходили грузно, скрывать шаг не умели, даже не пытались ходу округлять - в этом плане жертв примитивней и доступней еще поискать. Не зря некоторые из шепшесов уходили в более жестокое и кровавое существование, добывая знания не миром, но широкой, увенчанной цепкими когтями, лапой. Просыпаться хранитель знаний повременил, так и остался балансировать на грани текучей дрёмы и бодрствования - состояние, свойственное каждому из сколько-то кошачьих. Тарен спал рядом, группируясь на диво кучно - по всей видимости узкие монашеские койки к размашистым позам не располагали. Шепшес подобрался, подбивая лапы под грудину, устроился обтекаемым ковшиком, словно мурка на печи - недовольство замершего Маду выдавала разве что подрагивающая кисточка хвоста.
- Ммм? - в дверь постучали, раздался приглушенный оклик. "Вопросы личные? Какие вопросы личные у аколита рядового к хранителю знаний быть могут? С этим идти на исповедь надо." Шепшес гибко стек на лапы, умудрившись замостить прогиб вперед, назад и потянуть спину дугой.
- ... - дверь Маду не запирал - какой смертник придет к нему самолично? И сегодняшнее утро стало моментом, когда шепс категорически пожалел об этом. Уповать на моральность двуногих? Ну коне-ееечно.
- ХШШШШШ! - горшок мазнул мимо цели - грохнул о натертые половицы пола, выплескивая содержимое оземь. Шепшес сорвался с места стремительным рывком - преодолел расстояние до огромного гостя и сбил того с ног, сметая прочь из комнаты в узкий пятак пред входом. Самортизировав о широкий грудак блондяры, хранитель знаний занес лапу и опустил ту на голову аколита - бил шепшес беззвучно, однако по силе, с коей мотнулся жбан незадачливого гостя, можно было догадаться, что подобным тычком и арбуз, и тыкву разбить без проблем.
- Вонотссссюдашшшшваль, - гухнув в низкое гортанное шипение, Маду дернул верхней губой - задержался на клыках короткий солнечный блик, - ВОНИЗЗЗМОЕГОДОМАААХХХ.
Взбесить хранителя знаний до такой степени в обычной ситуации было нереально. Существовало три исключения - самка в период гона, угроза приплоду и вторжение на личную территорию. Маду только что когти не выпустил - не хотелось пачкать обитель кровью. Смывать проблемно.
- Тыыыы, - обернувшись в сторону худосочного брюнета, коему повезло сползти с линии огня, - зачччшшшшем здееаась? - говорил шепшес с видимым усилием, опознать в наборе шипящих и тянущихся звуков "в нос" внятную речь было почти невозможно. Хранитель знаний сошел с туши распластанного аколита, палевой тенью скользнул обратно к порогу и уставился на гостей, щуря яркий померанец взгляда.

19

«Ёдрить твоё кадило!» – обалдел Рэнквист, ощутив чужую лапу на своих ягодицах. Небогатое на мимику лицо не изменилось ни на йоту, но глаза на миг отобразили всю глубину смятения.
Дожидаться реакции Маду на гостей Фредерик не стал и даже дверь открыть не потрудился – прошёл сквозь. Хаген не успел позавидовать наличию полезной магии, потому что блондин утянул его за собой. Но не целиком. Кус куртки застрял в дереве и всё бы ничего, но события набрали скорость схода снежной лавины. И Ренквисту хотелось бы убраться с дороги прежде, чем его накроет.
«Всегда подозревал, что фразы вроде «я сорвал с него одежду в одно мгновение» – не более, чем хвастовство. Хватал за пуговицу и раскручивал, ага» – аколит и рад был бы вывернуться из куртки мгновенно, но она-то была рассчитана на прямо противоположный эффект!
А ведь шепшес, судя по всему, засёк приближение аколитов загодя и изготовился встречать по всем правилам партизанской войны.
«Каков поп, такой и приход! Точнее прилёт…» – аколит отстранённо наблюдал происходящее, сосредоточившись на расстёгивании куртки, как оперирующий врач: не торопясь, но и не мешкая. И всё одной рукой, потому что во второй – книги.
Фредерик с воплями швырнул в шепшеса миской похлёбки. Тот легко увернулся и прыгнул, мазнув Хагена по лицу тёплым боком. Аколит, наконец, сбросил куртку и успел вжаться в стену ровно в тот миг, когда Маду сбил Фредерика с ног и вынес его в коридор вместе с дверью. А потом, заподозрив, что блондину может этого не хватит – приласкал его лапой по голове.
«Хорошая попытка вбить здравый смысл туда, где ему положено находится» – отметил аколит и отлип от стенки, подбираясь. Выведя из игры Фредерика, Маду обратил внимание на него. Хаген прокрутил фразу шепшеса в голове, вычленяя из звериного шипения вопрос. Вполне логичный.
– А это и есть «личный вопрос», – ответил аколит. – Надеялся найти брату Фредерику занятие уникальное и занимательное, чтобы дочитать в тишине и спокойствии.
«Он выжил?»

20

Спал Тарен хорошо, без снов. Изредка он выплывал в полудрему и приоткрывал глаза, даже не стараясь сфокусировать взгляд на месте ночлега. И, не придумав ничего интереснее, засыпал обратно, считая, что спит у себя на лежанке. Какофония звуков, которую принесли с собой два вконец обалдевших аколита, шилом вонзилась в слух и все еще спящее сознание юноши, заставляя горло издать мученический хриплый стон. Шум и грохот окончательно выдернул его из сна, чему он совсем не был рад.
Тарен принял положение сидя и ожесточенно потер ладонями лицо, пытаясь побыстрее проснуться. Память услужливо напоминала, что вчера он засиделся с шепсом, истрачивая на него все запасы терпения — в самом деле, мог бы хоть один разок подыграть! Значит, он сейчас находился в гостях у Маду, к которому пришли другие гости. Впрочем, скользнув взглядом по обстановке, желтоглазый понял, что гости были нежелательными — мудрый зверь как раз пытался достучаться до черепной коробки одного из мужчин и, кажется, спросить, зачем же они сюда пожаловали. Хотя, по мнению Тарена, спрашивать было необязательно, можно просто намять бока, чтобы научились выбирать время для посещений. Совсем рядом во все стороны пахнущей лужей расползалась уха. Соображалка юного аколита, на удивление, очень быстро сложила два и два - никак все влияние шепса, - делая нужные и, вроде бы, очень даже правильные выводы. Тут же ему пришло в голову, что он со вчерашнего дня никому не грубил и не хлестал по рылу, возможно, это был шанс совместить приятное с полезным — вместо утренней зарядки, например.
Тарен бодро вскочил на ноги и быстрым энергичным шагом прошел мимо Маду и его черноволосого собеседника, нацеливаясь на разговор по душам со вторым аколитом. Тот уже поднимался и желтоглазый охотно помог ему, будто клещами хватая за предплечье и уводя ниже по лестнице, к колодцу.
- У меня вопрос... - рассеянно протянул парень, после чего крепко ухватился за корытце с колодезной водой и от души, с размаху, вылил ее на блондина. Это должно было освежить мысли незваного гостя и помочь взглянуть на вещи по-другому. - Какого ляда? Дикий штоле?
Тарен был крайне зол и охотно рассчитывал на аналогичную реакцию со стороны мужчины. Увы, он не знал, кто перед ним, а для того, чтобы присмотреться и догадаться самому требовалось немного времени и спокойствия, коими он сейчас, к сожалению, не располагал.

21

Фреденрик ощущал себя если не Алисой в стране чудес, то уж точно дамой, случайно завалившейся на гулянку к портовым грузчикам, прогудевшую с ними всю ночь , разгромив таверну и лишь на предложений пойти в ближайший бордель по бабам как-то незаметно спалившуюся с поличным .
Только что все было предельно ясно -вот спит прекрасная белокурая принцесса , э-э.. ну не совсем конечно принцесса и не совсем белокурая, но это не так уж и важно. Ну так вот -вот злобный монстр , устав от делов тяжких, прилег отдохнуть после действий бесчинных , так и не дожевав деву младую или же оставив ее напоследок. Вот -  невинная жертва, лежит и ждет когда его спасут, а вот он - бравый аколит ордена единого, с миской похлебки на перевес . Вывод ясен , как заветы единого. Что должен сделать в такой ситуаций бравый воин ? Конечно же спасти невинную жертву и покарать тварь неугодную. А тут что ? Мало того что его как шапку побитую молью повалял по земле кот -переросток, так еще и несчастная жертва тащит его , и заметьте -не в кусты в приступе благодарности , а к колодцу . Ладно бы утопить -что бы не мешал маленькой и грязной любви, так зачем-то окатить холодной водицей.
Фредерик несколько мгновений ошалело похлопал ресницами, ака Памела Андерсон в рекламе новой супер стойкой туши, кстати тушь таки потекла . Гребенная реклама ! Затем мокрый как курица аколит помянул великого и единого всуе, ака еще всех представителей рода кошачьего и то , в каких отношениях они состоят с Единным и в каких позах.
Последний последовало отследить куда гадит данный представитель расы урчащих и подсыпать тому цемент в лоток .
-Нет, одомашненный и почти ручной, - рассержено сообщил Фредерик и оскалился во все сорок восемь зубов, ни чем не уступающим в своей доброте ухмылочкой какого ни будь киношного монстра.
- А теперь пошли , дева невинная и ..., - продолжить Фреди не решился, просто подхватил субтильного ( ну по отношению к Фредерику все окружающие к нему субъекты казались миниатюрными и изящными) и поволок его обратно - бить морду, мохнатую такую наглую морду.
Ты! Кошка драная, половичек блохастый, драться -так драться, а по лицу то бить зачем ? Весь макияж попортил! Тени посыпались , губная помада размазалась и ..., - в конце данной тирады Фредерик вдруг остановился, резко развернулся к Тарену и запечатал смачный поцелуй на губах оного.
-Моральная компенсация за потекшую тушь, - и оставив слегка не ожидавшего такого поворота аколита двинулся обратно к обителе Маду. В своей жизни Фредерик не мог пропускал две вещи -возможности потра..э-э.. проявить любовь к ближним своим и набить мор...обратить неверных в веру единого!
-Э-й ты! Мохнатая задница! Выходи, драться будем!!!

22

- Идея плохая возникла у тебяаарр, - последнее слово утонуло в гортанном рыке, Маду заломил уши, - за глупость оную вдавить лицом в дверной косяк нестыдно. Нос чтобы хрустнул и зубы вмиг по сторонам.
Ощущение обиды было ново - обычно шутки аколитов Маду воспринимал философски: в конце концов, век двуногих недолог, посему и удовольствия оные находят в малом. Да и шепшесы имели весьма размытые представления о чувстве юмора и методах проявления оного. Посему улыбающийся шепшес являлся оксюмороном, вестником апокалиптическим, пугающим.
Хриплым стенанием обозначил свое пробуждение юный Тарен. Шепшес хотел было извиниться за прерванные сновидения, однако аколит уже поднялся на ноги и развил бурную деятельность.
- Та... - потеснившись, пропуская двух крутоплечих мужчин, Маду сел на задние лапы, - ... рен юный ушел.
Оставалось надеяться, что паре двуногих удастся договориться быстрей. Хотя в успешности данной авантюры шепшес сомневался.
- Шутишь ты или серьезен, понять я не могу. С чего взял ты, что полоумие Фредерика есть то, с чего день начать приятно? - Маду обернул хвост вокруг лап, приобретая вид сравнительно уютный и спокойный, пусть подрагивающая кисточка и сдавала с потрохами. "Чужие. Чужие ворвались на территорию занятую," - гласил шепшесов вид. И если с предствителями своей расы можно было бы разобраться посредством клыков и когтей, то хилых двуногих даже мордой толкнуть зазорно. Сейчас Маду было стыдно за недавнее проявление гнева, ибо безхвостые глупы и непосредственны от рождения, а ему надлежало быть умней и терпеливей.
- Фредерик отродьем бесовским назвал того, кто подле Света Отраженного днюет и знаком с аколитами лично. Не понять мне: было это последствием недоношенности иль ущемление по признаку расовому.
Развить тему дискриминации не удалось - в башню вернулся недавний индивид.
- А фаллос конский тебе не заглотить ли? - терпеливо отказал шепшес, - Ты драть портовых женщин будешь ночью, а здесь-сейчас будь добр: заткнись и лужу вытри.

23

НРПГ: Маду, пожалуйста, хоть авторскими словами обозначай: кому ты какую фразу произносишь – и так от уникальной манеры речи извилины распрямляются.)

– Да у тебя идеи тоже не кекс с изюмом, – заметил Хаген, которого не привела в восторг  перспектива «лицом в дверной косяк, нос чтобы хрустнул и зубы вмиг по сторонам».
Аколит достал нож и аккуратно срезал куртку с дверного полотна. Она теперь годилась лишь на заплаты. Неприятно. У келаря новую пока выпросишь – да проще до самого Единого достучаться. Так ведь ещё и не на боевом задании форму угробил, что было бы приемлемо, а так – по собственному небрежению.
И от Фредерика избавиться не удалось. Нет, Хаген не ошибся в том, что шепшес может надолго оккупировать помыслы буйного блондина, но вторая часть манёвра удалась не вполне. Ведь аколит планировал под шумок тихо скрыться и дочитать книгу, а не оказаться вжатым в угол шепшесовой берлоги в какой-то пяди от вожделенной двери. И препираться с рассерженным Маду в планы Хагена совсем не входило.
«Дятла мне! Дятла с заданием!» – в который раз взмолился аколит мысленно. Выпрашивая у Единого официальный повод красиво удалиться с места трагично пролитой похлёбки. Но орды нежити не спешили беспокоить оплот Церкви, а если какая погань и гуляла в Офине мимо костра, то вела себя достаточно чинно и тихо-тихо.
Но кстати о бесовских отродьях – в башню вернулся Фредерик. Громко вопя и требуя сатисфакции.
«Контузия… Что ж я его сразу-то к лекарям не отвёл?...» – Хаген впервые заподозрил грандиозный промах в своей креативной идее. Маду же явно придерживался иного мнения об умственных способностях блондина и о чудесах современной медицины, которой, увы, подвластно далеко не всё. Что шепшес и не замедлил озвучить.
Хаген отвернулся в угол, почти готовый самолично организовать из себя «зубы по сторонам». Плечи аколита затряслись от беззвучного хохота.

24

Белоснежный голубь – крылатый посланник небес – нашёл Фредерика всё там же в башне, где обитал шепшес. Птица не материализовывалась, её можно было увидеть разве что магическим зрением. Сгусток светлой энергии шибанул ангела в голову и передал ему информацию. Срочный вызов явиться на защиту пернатой вольницы.

25

Второй раз за день Фредерик изобразил диву невинную, в чашу леса заброшенную ...ну и одаренную -на всю белокурую голову. Речи  шепшеса всегда были тайной за семью печатями для ангела,а уж когда тот начинал говорить аж такими заворотами, птичий мозги, данного представителя светлых, сдавались без боя.
-Э-э..чего ? У тебя период спраивания что ли ? ,- Фреди попытался сопоставить в одной логической цепочки конный фалос, драть кошек и порт. Посему выходило что Маду желает драть кошек в порту конским фалосом ?
Фредерик запустил пятерню в мокрые и по счастью короткие блондинестые волосы, желая известным всем жестом ускорить мысленный процесс. К счастью для ангела и к несчастью для Маду , вышеназванный представитель света единого был прямолинеен как бревно и ..э-э...простодушен как представитель дубовых пород.
- М-м...красава,- ощутимый щипок пришелся чуть пониже спины Хагена.
- Не переве... ,- и тут светлый посланник воли Единого, а точнее ангельского представительства, со всего маху впечатался в Фредерика.
Фредерик потряс головой, погрозил неведомо кому кулаком и со вздохом стал раздеваться, а точнее нарочито картинно стягивать с себя мантию. Под взгляды неблагодарной публики, в лице Маду и Хагена, аколит невозмутимо подошел к окну и просто напросто высадил его. Судя по заковыристой ругани окно свалилась на кого-то из шепшеской братий.
-Счасливо оставаться, - Фреди отсалютовал своим одноверцам и как был, в ботфортах, чулках и стрингах с стразами попытался выпры..э-ээ..вылезти в окно -но не тут то было. Окно очевидно было расчитано на субтильного Маду и уж ни как не подходило по размерам для крупногаборитного ангела.
-"""""""""! ,- С пол минуты Фредерик демонстрировал собравшимся в комнате свою упругую задницу, обтянутую розовым кружевом.
Снизу послышались возгласы и звук ломающихся веток - это Фредерик попытался взлететь, но не учел что для полета ему следовало либо забраться повыше, либо взять разгон подлиннее.
Спустя пару минут Фредерик опять появился в дверях, судя по количеству веточек и листочков , которые запутались в пышной шевелюре и не менее пушистых крыльях сад Единого познал поистине катастрофические убытки .

26

Беда, как известно, никогда не приходит одна. Прямой наводкой вслед за перелётным аколитом явилось полчище комарья. Видимо, вставшего под знамя розового кружева. Комары были крупнее обычных и выглядели они довольно странно. Гудели натужно и вели себя, как обозлённые осы, в гнездо которых кто-то додумался сунуть палку.
Комары заполнили собой всё пространство башни. Заметались суматошно, так и норовя забиться в глаза и уши, ссыпаться за воротник. И мгновенья не прошло, как все присутствующие оказались чувствительно изгрызены. А комары и не думали останавливаться на достигнутом.

27

И, словно Хагену мало было впечатлений от бурного общения Маду и Фредерика – откуда не возьмись налетели жуткого вида кровожадные твари – комары.
«Чтоб келарю такие комары каждую ночь снились, если он откажется мне новую куртку снарядить» – подумал Хаген, резко загребая кожанкой по воздуху и шмяк об стенку, шмяк. Измятые тушки комаров сыпались на пол, где и встречали свою смерть под карающей пятой слуги господа Единого. Но численный перевес всё равно оставался за тварями.
Быстро одумавшись, Рэнквист прекратил изображать героя-мухоборца и предпринял тактическое отступление. Боевой магии у него в арсенале не имелось, а с мухобойкой, он, опять же, управлялся несколько хуже, чем поварята. Комарам, опять же, наставления светлые не почитаешь…
– Да прибудет с вами Единый, коллеги, – попрощался Хаген еле слышно и покинул башню.

------------------ Келья Хагена

28

Фредерик уже было вознамерился предпринять вторую попытку разгрома сада Единого, а если получиться – то и возвращения в родные пенаты, но не тут-то было. В обители Маду объявились куда более незваные гости, которые по своей кровожадности мало чем уступали аколитам ордена Гнева Единого. Малые размеры и невинный вид ничуть не умаляли боевой мощи пришельцев.
- Что за букашки?! – Фреди вытаращился на отбивающегося от них Хагена, размышляя: прийти ли на помощь брату по вере или пускай еще немного помучается?
Но очевидно, упругая задница в розовых стрингах вдохновляла не только настоятелей храма. Не прошло и минуты как стальной лейтенант присоединился к малочисленным, но мужественный героям, дающим отпор вражеской эскадрилье.
Комары брали маневренностью и численностью, а аколиты отвечали мощью и верою в Единого. Силы были не равны. Ощутив ряд весьма сильных уколов в тыл, Фредерик обернулся, желая высказать Хагену всё то, что он думает о его тактике ведения боя, но напарника под рукой не обнаружилось. Рэнквиста вообще не было в помещении.
"Дезертир? Маневр отступления?"
Очередной укус куда пониже побудил ангела последовать примеру более мудрого  товарища по несчастью.
Фреди выскочил в коридор и закрыл за собой дверь, оставляя Маду один на один с кровопийцами, ему-то что – весь в мехах, попробуй покусать – все жало погнешь и шерсти полон рот.
«...а есть ли у комаров рот?»

------------------ Келья Хагена


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Храм Единого » Обитель Маду