Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков"


Гостиница "Зимовье раков"

Сообщений 31 страница 60 из 118

31

Пока Сигизмунд испытывал новое зрение и размышлял о тщете всего сущего, к столу подошел смутно знакомый персонаж и заговорил с плащом. "Вот! Сразу видно образованного человека! Не то что эти северные варвары!": и Сигизмунд сделал приглашающий жест рукой.
- Присаживайтесь уважаемый. Как Ваши дела? Не правда ли чудесная погода нынче выдалась... - Сигизмунд вежливо улыбнулся.
Юноша моргнул и волосы у подошедшего стали бирюзового цвета, а до этого были рыжие. Сигизмунд моргнул одним глазом и волосы опять изменили цвет, но как-то на половину и вообще стали менять цвет без участия организма юноши. Сигизмунд икнул и уделил должное пиву: "Когда же меня отпустит интересно...".

32

Плащ Йцукену ничего не ответил, но спутник плаща вступил в разговор, поэтому Йцу решил, что плащ не возражает.
- С удовольствием, - и Йцу вместе со своей книгой и своим пивом пристроился за столик к плащу и смутно знакомому парню. - Мои дела великолепно, а ваши? Погода действительно чудесная. За хорошую погоду! - предлагая тост, Шерегар мягко звякнул своей кружкой о кружку собеседника. - К слову, меня зовут Йцукен, и мне кажется, что мы с вами встречались раньше. Вы не из Догарота?
Про Догарот Йцу пришло в голову спросить в последний момент, но где ещё он мог встретить человека (а по ауре перед ним был человек), если жил и бывал преимущественно в той жаркой стране с султаном и верблюдами? Розовый плащ внимательно слушал беседу, но поддержать тост не поспешил. "Наверное, он не пьёт по каким-нибудь религиозным соображениям," - решил Йцу и не стал расспрашивать об этом, чтобы не вызвать у плаща неловкости.
- Скажите, уважаемый, вам приходилось слышать сказку о принце и лягушке? - сменил он тему, стараясь быстрее миновать ситуацию, когда могло показаться, что от плаща ждут каких-то действий и недоумевают по поводу его поведения. - Мне кажется, что это немного несуразная сказка.

33

- Мое имя Сигизмунд, очень рад знакомству. И да, я из Догарота! Но я оттуда уехал... - Сигизмунд задумался и посмотрел на руки - Года три назад. А вы тоже оттуда?
Сигизмунд заметил, что его новый знакомый кидает настороженные взгляды на плащ и озадачился.
- Простите что не представил. Йцукен это плащ. Плащ это Йцукен. А сказку я знаю. Там принц превратился в жабу после того как поцеловал лягушку - юноша хмыкнул - Такой вот конфуз вышел, да. Но знаете что интересно? Это вполне осуществимо! Берется существо, сворачивается в любую форму, разворачивается в первоначальную форму от какого-либо действия. Да хоть от того же поцелуя! Так что в сказках не взирая на их несуразность есть здравое зерно. За зерно из которого делают это пиво!
Сигизмунд стукнул своей кружкой о кружку Йцукена и допив, поменялся с плащом сосудами.

34

- Да-да, я тоже оттуда уехал! - закивал Йцу, довольный, что чувство узнавания его не подвело. - Уехал и женился. То есть потом уехал, а сначала женился... Зачем-то... Здравствуйте, плащ, очень приятно познакомиться!
Про плащ разговаривать было значительно приятнее, чем про распавшийся брачный союз.
- Факт! - согласившись с тостом, разведенец Шерегар прихлебнул вкусного шышского пива. - Но всё-таки эти превращения чрезвычайно смутительны. Допустим, целуешься с кем-нибудь под омелой, романтика - и тут этот кто-то превращается в жабу. И смотрит честными глазами, мол невиноватый я, это всё омела! Засада и подстава, да ещё и не разберёшься с напрыгу, кто вправду виноват. Может, омела просто свидетель. И с жабы не спросишь, потому что в момент поцелуя её там, строго говоря, не было, а появилась она уже после поцелуя, когда в неё кто-то превратился. С дерева что ли спрашивать, на котором та омела растёт?
По мере проникновения пива в организм Шерегара проблема поцелуев и дерева интересовала его всё сильнее. К тому же разговорам он предпочитал действия.
- Теоретизировать можно сколько угодно! - Йцу грозно стукнул кружкой по столу. Пива там осталось на четверть, поэтому оно не выплеснулось через край. Во взоре его пламенела деятельная искра. - Но я считаю, что нужен эксперимент! Вырастить дерево и посмотреть, в форму кого сворачиваются и разворачиваются те, кто под ним целуется.

Отредактировано Йцукен (2011-01-26 09:30:38)

35

Пока Йцукен рассуждал о деревьях и скукоживании невинных жертв, Сигизмунд качался на стуле и мурлыкал под нос пиратскую песню. После того как кружка соприкоснулась со столом, юноша дернулся и чуть не свалился.
- Коллега! Я полностью с вами согласен! Теория ничто без практики. А глупое переливание из пустого в порожнее только отодвигают момент торжества науки и разума! Если я правильно понимаю, то нам нужно дерево, два или больше объектов которые будут целоваться и бочонок пива. И омела!
Сигизмунд экспрессивно взмахнул руками и у столика появилась девушка.
- Что-то ещё?
- Омела есть?
- Омела? Нет... к сожалению такого блюда у нас нет, но если вы подождете...
- Нет-нет, не стоит. Тогда ещё пива и орешков. И когда хозяин заведения появится, отдай ему пожалуйста желудь. Скажи от Сигизмунда.
Девушка удалилась, с некоторым напряжением глядя на плод дерева свиней и юноша устремил взор на нового знакомого.
- Куда пойдем? К тебе или ко мне? - двусмысленность высказывания не могла смутить пылкий разум естествоиспытателя.

Отредактировано Siggy (2011-01-26 10:06:16)

36

- Ко мне пойдём! Где-то там определённо завалялась какая-нибудь омела! - Йцу залпом допил пиво и резко встал из-за стола, озираясь в поисках подходящих объектов для эксперимента. Тут внезапно подал признаки жизни здравый смысл, который у Шерегара всё-таки был... где-то.
"Что ты собираешься сотворить, презренный!" - возглаголил здравый смысл. - "Как смеешь ты помышлять о похищении живых людей в Геенну Огненную! Конечно, ввергать их в ужас и непотребство - дело приятное, но что, если придёт генерал или, скажем, полковник, и настучит тебе по ипучке за то, что в Дольне палишься?"
"Да, это было бы излишне,"
- согласился со здравым смыслом Йцу, чтущий вообще-то армейскую субординацию и могущество демонов, которые выше его рангом.
- Объекты либо у меня найдём, либо сами объектами побудем, - сказал он несколько спокойнее, отсчитывая монеты за пиво. - Или мелкий диктат морали ты ставишь выше науки? Крупный диктат морали ставить выше науки ещё можно, но когда диктат мелкий, то это преступно.
Возражений своему спорному высказыванию Йцу дожидаться не стал, а попросту открыл при свидетелях, в людном месте портал - ещё один несанкционированный, которые так не любила инквизиция Офина... Впрочем, ни название страны, ни факт наличия в ней инквизиции, ни предосудительность использования несанкционированных порталов Йцукену ещё не были известны.

Сигги, Йцу: >>> Лазурная цитадель

37

Сигизмунд овладел второй кружкой и уже радовался удавшемуся вечеру, как вопрос Йцу поставил его перед сложным моральным выбором. Целоваться с незнакомцем для торжества науки или плюнуть на всё и убежать в пустоши хаоса. Но хитрый демон даже не дал возможности высказать каких-либо претензий и открыв портал утащил Сигизмунда с собой и без плаща.
- Колдун! - заорал кто-то
- Демоны! Демоны утащили человека в ад!
- Стражу скорее...
В общем в зале установился хаос и беспорядок и Сигизмунд почувствовал себя в какой-то мере удовлетворенным.

>>> Лазурная цитадель

38

С определенного момента, надо сказать, Кортес сделал так, что у Фиро все начало прямо-таки опадать. Ну вот как раз с его скептичного «О!» То есть им-то дело и не окончилось.
Сыпать проклятиями дракон начал где-то на половине пути, чего не скажешь о нынешнем времени. Сейчас уже пиротехник был готов рвать и метать. Драконья сущность вообще не самая покладистая и спокойная: как говорят, няшками люди являются только когда спят зубами к стенке, а драконы только если на золоте и в одиночестве. Но все равно и в минуты смертельной опасности эти алчные существа будут защищать больше золото, чем себя. Поэтому некоторые называли драконье золото – проклятым. Для Фиро все золотом не ограничивалось, ведь как известно, с кем поведешься, от того и наберешься. Вот пиротехник и набрался – пагубной страсти к людям. Ну или почти к людям. В общем, как говорится, перед смертью не надышишься, а единственное, что у Фиро пока было – это Кортес. Вот и как он себя чувствовал, когда тот «припарковал» его у барной стойки, а сам отправится в комнату? Да его будто заново выкинуло на тот необитаемый остров, на котором он провел свое детство. Ангст! Страдания!!
На самом деле, у него уже давно закрадывались подозрения, что какое-то он неправильное живое половозрелое существо. Вроде как возраст у него подходящий, вкусы самые гибкие, внешность привлекательная и даже экзотичная, и проблем с партнерами, казалось бы, вставать и не должно. Но вот не срасталось у Фиро с личной жизнью. И пышные формы Дафны его не привлекали, ни даже малейшей реакции не было, когда тот же Вэйн с неба свалился весь такой огненный и голый.
Может, все же драконья сущность посильнее будет всяких привязанностей и золото да огонь форевер?
В общем-то только это и остается, когда ты вроде как уже понадеялся после такого приветствия (пусть где ты и облажался со своими языкастыми конечностями) на что-то еще, все это с треском провалилось. А ведь все задатки были на лицо – и гостиница с номером на двоих, и общий недуг, предполагающий раздевания. Фиро так и представлял себе, как раздевает Кортеса и находит схожую татуировку где-нибудь на ягодице и…
Кажется, я перечитал сказок. (Что там за сказки ты читал?! © недоумевающий автор)
Короче, не сложилось. Пиротехник остался печально предаваться тоскливому пьянству. А без Борджиа ему сделалось совсем уж грустно, как будто грудь матери отобрали. И, надо сказать, остался он в таком состоянии надолго. Сколько он там выбухал медовухи, которая все же счастливо нашлась в баре, Фиро бы сказать потрудился. Но в принципе-то когда Кортес сплыл с лестницы, дракон уже был так сказать хорош.
Несмотря на минут пятнадцать-двадцать общения с чудным французом Де’Пресняком, при появлении вампира Фиро аж воспрял и едва ли не потянулся потискать, но едва сбалансировал на табурете.
Новости между тем Кортес принес неутешительные.
- И где она? Взглянуть можно?

39

Поддев ножку мыском сапога, вампир выдернул посадочное место и подсел к столу.
- На груди. Не роскошная татуировка - магнит девочек-салфеточек, а дурное пятно, - сглотнув сладкую слюну, отозвался вампир. - Везет, как утопленнику.
На предложение оголиться Кортес отреагировал кисло - неприятно ощущать себя экспонатом царской кунсткамеры. Никогда еще благородный род Борджиа не осквернялся так, как умудрился осквернить его вампир. Мало того, что схлопотал две дырки в сонной артерии, так еще помесь сифилиса и проказы подцепил. Хорошо хоть матушка отбыли к праотцам год назад и не смогут устроить выговор. Ом. Нельзя же так о матери... как-то хреново у неумерших с моралью. Хотя это не Кортес отрекался от приплода, объявляя тот понесенным от дьявола.

- Если тебя это позабавит, то пожалте, - трепнув пуговки косоворотки, вампир обнажил шею и часть груди, - Не к столу будь показано, конечно. - однако не будет же Фиро, словно девица экзальтированная в приступах падучей биться? Или будет? Вот и проверим крепость драконьих желудков.
Проклятие распространялось быстро - полчаса назад пятнышко можно было накрыть ладонью, сейчас же оно сплыло на ключицы и мерно отвоевывало впадинку разлета.
- Веселое дело, - мрачно ухмыльнулся вампир и, мазнув языком по зубам, нервно дернулся. Клык зацепил.
Клык?
Куда уж дальше бледнеть, коль успел преставиться? Потому Борджиа хлопнул ладонью по губам, пряча предательские атрибуты.
- Отлии-иииично, - пробубнил упырь. Осталось только, чтобы Фиро ощерился своим охотничьим капканом и сжег барную стойку. Вот тогда полный конец обеда.
Хотя хуже быть могло. Некая эпатажная парочка, на которую украдкой косились посетители, встала с мест и покинула "Зимовье" стандартным трансконтинентальным порталом. Молодцы! Долой условности!
- Колдун!
- Демоны! Демоны утащили человека в ад!
- Стражу скорее...

- Быстро наверх, Фиро. Не хватало только под горячую руку попасть, - встревоженно зашипел Кортес, - Хватай свою сивуху - в комнате допьешь! И поори что-то в тему, чтоб не выделяться.
Сдернув дракона с места, упырь влился в массу разгневанных посетителей, даже стол опрокинул и плюнул на пол, дабы роль соблюсти. Скалиться и вопить воздерживался - уж больно иглы маркие.
- Таверну жечь не станут - повод не тот, а святоши до завтра точно не явятся. Переночуем тут и рванем дальше. Если меня Некрополис не призовет.

-------  Гостиница "Зимовье раков". Комната №6

Отредактировано Kortes Borgia (2011-01-27 23:27:52)

40

Врата Некрополиса >>>

"Не пойман - не демон." Побултыхав во фляжке остаток луновухи, Пёс залпом допил её и переступил порог родного заведения. Портал от Некрополиса он открыл в район городских трущоб, а оттуда путь до дому проделал пешком. Благо городской сброд на такого большого рыжего дядю не рыпался.
- Господин Пёс! - метнулся синицей под потолок окрик, и тут же сама Бетши налетела, как вихрь, - Где вас черти носили!
- М... Я тоже рад тебя видеть... - несколько оторопел Пёс. Работа персонала в зале на некоторое время приостановилась, да и посетители позаворачивали головы на шум, отвлёкшись от разговоров, возлияний и трапез. Бетши постояла-постояла перед Псом, гневно кусая губы - да и кинулась на шею.
- Вы же обычно предупреждали! И через два-три дня возвращались, край через четыре, а тут вышли на поговорить и упс, - зачастила девушка, - а в городе какое-то поветрие, и многие поумирали, ну из этих, которые маги, а вас всё нету, и так ужасно долго, и парень тот вернулся, с которым вы говорить ушли, и его какой-то демон прямо из зала в ад спёр, и расспросить я его не успела, и суета поднялась, и кипеш, и того и гляди аколиты нагрянут, и вообще п*здец!
- Не думал, что ты пользуешься такими выражениями... - только и смог ответить ошалевший Пёс.
- И это всё, что вас волнуеееееет?.. - тихо взвыла Бетши. Пса посетило предчувствие, что эта изящная крошка ему сейчас крепко врежет по морде.
- Если я разом взволнуюсь из-за всего остального, то меня порвёт на тряпки, - Пёс погладил Бетши по косынке на плечах и оглядел застывших там и сям прислужниц, каждую по очереди, потом добрался и до бартендера. - Чего встали, будто я с того света явился? Кёсси, проваливай из-за стойки.
- Да с радостью! - широко осклабился Кёсси, у которого веснушек было столько, что собери он за каждую по монете - купил бы дом. Из девчонок кто смутился, кто разулыбался, жизнь заведения возобновилась с момента паузы. Бетши выпустила хозяйскую жилетку, угроза расправы с её стороны миновала.
Более чем довольный этим, Пёс прошёл на своё место, за стойку, откуда уже радостно сваливал сменщик.
- Вот! - Бетши увязалась за Псом и выдернула из-под стойки платок. Как оказалось, платок прикрывал маленькую чашечку, в которой лежал жёлудь. - Тот чернявый девчатам оставил, для вас.
- О! - Пёс вскинул бровь, - Спасибо, это кстати.
Жёлудь выглядел вполне безобидно и даже заурядно, но, похоже, являл собой успешный результат экспериментов в друидической магии. Вынув его из чашечки, Пёс ножом аккуратно разделил своё вероятное спасение на несколько частей, а мысленно дал себе зарок выяснить побольше о том, как Сигизмунда "спёрли в ад". Считывать память места, то есть подробно изучать пятачок зала, где был создан портал (а Пёс не сомневался, что похищение произошло порталом), лучше было не при посетителях.

Отредактировано Адов Пёс (2011-02-09 03:14:03)

41

Окрестности -----> Дорога к городу ----->
Сей не вертел по сторонам головой, тщательно косил под «своего» и на самом деле понятия не имел, куда идет. Подсказку дал желудок, который пустовал уже наверное с несколько дней, и было бы глупо не поддаться банальному желанию пожрать, когда предстояли нелегкие поиски специалиста по фокусам в обложенном инквизицией городе. По пути некромант подвергся тщательному обыску мелких воришек, на некоторых он не обращал внимания, некоторых придерживал, несильно выворачивая руки. Покопавшись в своей памяти он обнаружил, что никогда так не делал, следом же пришло удивление, почему ж не делал тогда? Весьма показательно повыдергивать им грабли, чтобы боле неповадно было по чужим карманам шариться.
          Довольно-таки угрюмый настрой парня мигом улетучился, когда боковое зрение уловило поползновения бело-голубых расцветок – совсем рядом околачивались служители церкви. Теперь думать было некогда, прыгать надо. Темный маг и прыгнул – в ближайшие двери, которые по невероятно счастливому стечению обстоятельств оказались местной гостиницей. «Джекпот!» – можно было перевести дух, закинуть в брюхо что-нибудь съестное, заодно попытаться найти нужную ему информацию.
          Брюнет стащил с головы капюшон и мягко тормознул пробегавшую мимо девушку, весьма вежливым и дружелюбным тоном испрашивая у нее «чего-нибудь поесть» да «чего-нибудь выпить». Разносчица бодро кивнула и возобновила свой маршрут по залу, чем несказанно порадовала нового клиента своей понятливостью. Против обыкновения выбор пал на самый дальний столик в углу.
          Усевшись за оный, Сей принялся обдумывать свои шансы найти здесь то, что ему было очень нужно. Без иллюзий и телепортации жить и маговать было тяжко и вообще невесело, поэтому кто-нибудь толковый с неплохими навыками магии Тени и Разума был бы очень кстати, да и за ценой некрос бы не постоял. Взгляд уловил в зале несколько цветных пятен аур явно не от мира сего, но это был вовсе не повод идти напролом и спрашивать о магах в городе. «Еще загребут поди, я-то тут меньше всего прав имею, – уныло подытожил Атрис и решил подождать заказ, а дальнейшие поиски провернуть где-нибудь в букинистических лавках. – Как хорошо собакой было подслушивать разговоры, максимум пару пинков получи, зато знаешь больше чем стража и инквизиторы вместе взятые».
          К счастью, надолго задержаться не пришлось - занятие самое нашло Сея, вследствие чего ему пришлось весьма оперативно отбыть куда подальше от кишащего священниками города в сторону пустых земель.
-----> Туманные пустоши -----> Одинокая гора

НРПГ: 3-й пост под проклятием Врат Мерзости.

Отредактировано Sei Atris (2011-04-05 00:26:31)

42

Тем временем, пока Кортес горевал (в общем, как и Фиро), в забегаловке что-то копошилось и шевелилось. Краем глаза нет-нет, а дракон все же поглядывал, но в силу своего опьянения не эта возня рассматривалась не через призму паранойи или простой осторожности. Не-еет, это относило его к тем прекрасным временам, когда они еще плавали на их чудесном кораблике под черными парусами, грабили, дебоширили и жестоко лакали бухло, устраивая настоящий магический ад… да, яркие воспоминания, бывшие как будто только что и вот уже исчезнувшие. Наверное, где-то на таких ассоциациях из бравого пирата, а затем книжного червя Фиро пришел к фейерверкам. Красота-аа!
Ага, щаз!
- Святые тентакли! – злобно ощерился Фиро, как только заметил такие знакомые и такие неприятные признаки магии. Нет, нет-нет-нет, не существовало еще чего-то, что могло его выбешивать еще настолько долго, что сроки измерялись столетями.
Все эти скачки… все эти перемещения… догадались, да? Итак не самые радужные моменты, он тут помирает весь, а вспоминает этого чертового пернатого увальня. Опять надрался же. Ну еще бы.
- Изобразаить чего-нибудь? – переспросил Фиро с видом спившегося (хотя это так и было, почти естественный для него вид) актеришки, разумеется, погорелого театра, которому предложили какую-то нехитрую роль, где тот, разумеется, должен показать весь свой талант.
Сказано – сделано. По пути лестницу и по ней наверх Фиро старательно крестился, звал боженьку и производил дальнейшие богохульствования.

>>> Гостиница "Зимовье раков". Комната №6

43

[Начало игры]

Слухи об этом месте давно щекотали слуховые центры Саймона и наконец он решил сунуться в эту обитель разврата и денег. Не став дожидаться утра он прибежал к таверне и остановился на пороге. На самом деле быть здесь в это время у него было три причины. Первое: кончались деньги. Второе: После того как он обложил, с ног до головы и с головы до ног, какого-то толстого дядьку за ним гнались два мордоворота поперек себя шире. И третье: жить в бочке становилось прохладно. А жить в бочке приходилось по причине того что караван ушел и не стал дожидаться Саймона. Поэтому надо было искать работу и чем быстрее тем лучше. Войдя в залу, Саймон удивился, народу было гораздо меньше чем ожидалось для такого времени суток. Он сделал лицо кирпичом и сурово подошел к барной стойке и мрачно посмотрел на рыжего дылду по другую сторону.
- Привет! - звонко и радостно сообщил Саймон - Есть что по работе, а? Кто тут главный?
Саймон стоял перед стойкой и медленно, но верно начинал её ненавидеть. Ну ладно люди, которые были выше его в любом случае, если только не ползли пьяные. Но какая-то стойка? Саймон мрачно буровил её взглядом, а особенно обидно было то что она в его рост была.

44

Час волка, час собаки, час лживых сумерек. Куда бы делся Пёс из-за стойки в своё тёмное время... Тёр стаканы, кверху донышками выставлял на решетчатую полку. Полка была высокая, Кёсси не доставал - нагромоздил, холера, на нижние посуду в три ряда. Чихни погромче, и всё обвалится, брызнет волной стеклянных осколков, выметай их потом из щелей.
"Надо брать на работу высоких. Вроде северная страна, суровая, откуда же таких щеглов понарожали?" Ну ладно, девушки миниатюрные, им положено, но парни! Обидно, что больше у Кёсси недостатков не было - расторопен, за стойкой ловок, в разговорах остряк и умница, вывеска располагает. Не то что угрюмый Пёс. А ростом вот не блеснул...
"Закажу у столяра приступку на колёсах," - решил Пёс. - "Тогда будет доставать до верху, а не строить обвальные баррикады из моей посуды." Рыжая голова демона тут же заполнилась расчётами траекторий, маршрутов и механических уловок, чтобы Кёсси на этом новшестве не укатился в *беня, снося всё на своём пути, но конструктивные размышления прервались каким-то чириканьем с той стороны стойки, что была обращена в зал. Пёс замедлил выверенные, скупые движения полотенца по стенкам очередного стакана и перегнулся через стойку.
Глазам его предстал ребёнок подорванного вида, напустивший на себя такую серьёзность, что её впору было принять за абсолютную, заведомую ненависть, отмеренную щедрым авансом "Зимовью" в целом и Псу в частности.
- На главного смотришь, - спокойно выдержав гейзер негативных эмоций, заговорил демон. - Меня зовут Адов Пёс. А по работе зависит.
По-умному, надо было сразу заворачивать это яростное чадо восвояси. Пёс не любил детей, не умел находить с ними общий язык и знал, что толку от них меньше, чем проблем и головной боли. Как ни старался он, если требовали обстоятельства, сойтись с каким-нибудь мелким на дружеской ноге, дитё всё равно начинало рано или поздно реветь, а на слёзы у Пса была ментальная аллергия. С другой стороны, просто так отшить кого-то, кто справляется о работе, демону не позволяла некоторая солидарность, что ли... Попроси этот злобный поц халявной жратвы, мнение о нём сложилось бы менее серьёзное. А кто хочет вкалывать, чтобы хавать - тот Псу импонировал.
- На что ты годишься? - с нейтральным интересом спросил Пёс.

Отредактировано Адов Пёс (2011-03-05 17:51:14)

45

-Всё могу! Готовить могу, убирать могу, есть могу и спать ещё! - отрекомендовался малой, чувствуя что начинает закипать - Петь могу! Свистеть! Ругаться могу!
"Соглашайся! Я же такой классный!": было написано большими буквами на лице Саймона, где-то между "ты свинож*пое порождение выгребной ямы и прокаженной верблюдицы" и "я люблю шмотки!".
- Саймон меня звать. Я на корабле ходил с малых лет, потом с караванщиками ещё! Дай мне работу! - сообщил Саймон, ловко обходя паузы между словами куда так и просились выражения с отчетливым моряцким колоритом.
- Читать могу ещё! Считать! Четыре действия знаю! Отнимать могу и делить! Всё могу! Даже губами не шевелить когда считаю могу!
Пожалуй это было самое сложное собеседование в жизни Саймона. С караваном он ходил по протекции капитана "Веселой Каракатицы", благо тот успел черкнуть пару слов перед тем как их повязали. А остальная работа была разовая и обильных разговоров не требовала. Саймон понял что ненавидит говорить, стоять и смотреть снизу вверх. "Когда я буду большим и важным, то буду всех пинать по коленям! Чтоб не зазнавались."

46

- Ага, Саймон значит. Ну да, что корабельщики, что караванщики отнимать и делить умеют, куда без этого.
Ёмкий на смыслы взгляд ребёнка подсказывал, что с ним стоит связываться, если обычная головная боль приелась и хочется новых ощущений - масштабного геморроя. Люто шипящий и плюющийся кошмар - не то, чего не хватало "Зимовью"... Но чёртов шкет был одет не по сезону, откормлен не по потребностям... "И нахален не по обстоятельствам."
- Ну допустим, я умею то же самое и больше. А ты напрашиваешься скорее на взбучку, чем на работу. - "Да ладно, уволить его я всегда успею." Пёс поставил протёртый стакан на стойку, налил в него подсоленного помидорного сока и докапал пшеничной водки для сугреву, потом туда же выдавил дольку лимона, тряхнул над стаканом перечницей и вложил в пойло тростинку местной горьковатой пряности (попробуй приволоки в Ландшпиль пластиковые соломинки для питья, как же - но тонкий аромат тростинок, в свою очередь, неплохо подходил к алкоголю, особенно несладкому). Полный стакан демон подвинул к краю стойки.
- Ну хорошо, ты нанят. Начнёшь с уборки и мытья кухонной посуды.
Это значило, что в случае падения стакана устранять последствия будет сам виновник, малыш Саймон. Псу было любопытно, дойдёт ли до ребёнка эта истина раньше, чем станет фактом.
- По стажу работы у меня - степень доверия. Если кто-то из моих девчонок, - Пёс кивнул на разносчиц, - пожалуется на тебя, то поверю им. Если пол окажется грязным - помою его сам, твоим скальпом. - Тут, по законам жанра, ребёнок должен был зарыдать и убежать. Демон дополнил, чтобы Саймон не решил, что ослышался. - Если ещё раз посмотришь на меня или на кого-то в стенах "Зимовья", как на п*здопро*бищное х*екакало - притоплю в посудном корыте. Жить есть где?

47

- Пока всё по честному, - серьезно кивнул Саймон уважительно глядя на хозяина заведения и своего работодателя "Ишь ты как ругается! Не то что отец..." - Есть пара вопросов. Убирать всмысле полы мыть или со столов тоже? Если кто ведет себя как п*здоб*лдская х*ерожая обезьяна, всё равно смотреть по доброму?
Саймон покрутил головой и пододвинув к стойке стул забрался оказавшись пусть не на одном уровне с рыжим, но хотя бы выше стойки. "Ха! Выкуси мерзкий кусок дерева! Теперь я выше чем ты!": про себя порадовался парень и с высоты насеста оглядел фронт работ. Зал был достаточно большой и по нему носились девушки в платьях и с подносами. Критически оглядев их, Саймон был вынужден признать что выглядят они лучше. И что-то надо было менять. Он ловко цапнул стакан и попробовал пойло, предварительно принюхавшись. Пахло не сильно противно и на вкус тоже вполне.
- Жить, есть нет... Всмысле негде, - потупился бывший пират прихлебывая напиток и ощущая как в животе становится тепло и хорошо, - А где у вас тут всё? Я правильно понимаю, что моя задача будет поддерживать чистоту на кухне и в зале?
Хозяин заведения оказался не очень плохим дядькой. Суровым, но не плохим. Но Саймон О'Рейли всё равно его не любил, собственно сосчитать всех кого он любил хватило бы пальцев на руке безрукого и малой не горел желанием пополнять список.

48

- Если кто-то ведёт себя, как шизож*пое залупорогое мандастрадалище - сказать мне, я разберусь.
Похоже, они с Саймоном понимали друг друга, это радовало.
Поц тем временем проявил смекалку и водрузился на барный табурет с ногами жирафьей длины, то есть рассмотреть его стало возможно подробнее, да и принюхаться - не акцентируя на этом ничьего внимания. Впрочем, и на второй взгляд поц был обычный. Лакал спиртное, как чай с молоком, но в Офине за подростками, лишёнными трепетной опеки родни, такое водится сплошь и рядом. А вот пахло от Саймона уже незаурядно. Человеком, но... не совсем.
- Луновушник? - Пёс поднял бровь чётким углом. - Имей ввиду, мне здесь лишние аколиты ни к чему.
Со стороны и для посвящённых в проблемы выживания нелюдей в Ланшпиле это предупреждение имело диаметрально разные смыслы.
- Допивай, потом покажу что и где, - продолжил инструктировать Пёс. - Всё верно, на тебе кухня и зал. Со столов убирают девчонки, твоё дело - выровнять столы, стулья и лавки, выдраить пол. Справишься с мебелью? - демон ещё раз взглянул на Саймона - ребёнок был мелкий и тощий, но у моряков мускулатура не бывает рыхлой. "Должен потянуть."
- Закрываемся мы редко, уборка в зале проходит в затишье, когда посетителей не больше трёх. Перед рассветом как раз будет пусто или почти пусто, но ты приступишь ближе к вечеру. Днём сходим в портняжную лавку, втарим тебя шмотом на первое время - считай это авансом. Жить будешь здесь, на первом этаже. Комнату покажу. За околачивание груш или воровство - сверну шею. Если есть ещё вопросы, задавай.

49

Сконцентрировавшись на собственных переживаниях Саймон не сразу понял, что аванс ему выдадут, так сказать, натурой. Но это было и не плохо в его положении. Всё равно надо было что-то делать с гардеробом, точнее с его отсутствием. "И шарф красивый ещё хочу! И шапочку!": решил бывший юнга, а теперь главный убиральщик в гостинице.
- А? Что? Луновушник? - Саймон не знал кто такие луновушники и собрался уже выложить всё что думает по этому поводу, но вспомнив о свернутой шее решил смолчать и только фыркнул, - никакой я не луновушник...
Осушив стакан до половины и ощущая возросшую качку, он поставил стакан на стойку глянул на него с отвращением и полез вниз. Дорога к полу заняла больше времени чем дорога вверх, видимо потому что гадский пол отказывался выполнять свою работу и ложиться под ноги.
- Я готов! И мебель твою я превозмогу! - гордо заявил Саймон и не менее гордо посмотрел на рыжего - Угадай, кто лучший в мире вырыва...ниватель... вырниватель... мебели?
Язык заплетался, в голове шумело и реальность колебалась в глазах Саймона. Ещё хотелось чего-то странного, но жадность была сильнее и странное отступило на какое-то время. Осторожно взяв стакан малой грустно икнул и зыркнул по сторонам, но к счастью никто не смеялся.
- Вот теперь точно готов. Пойдем покажешь что тут и где! - перемежая слова с икотой сказал Саймон - Я икаю...

50

"Так, ясно. Погрешности в пересчёте процента алкоголя на массу тела." Зато к аргументам за расовую принадлежность Саймона прибавился ещё один - у оборотней вместе со способностью к смене облика развиваются общие регенеративные способности и ускоряется обмен веществ, многие из них пьянеют мгновенно. "Надо приучить его к луновухе, а то неровен час приведёт мне сюда целый аколитский патруль."
Пёс не стал помогать Саймону достичь пола. Поцы в саймоновском возрасте бывают дьявольски горды, так что если вот это конкретный поц и сознавал, что помощь не помешает, то вряд ли жаждал её получить.
- Ага, я в тебе не сомневаюсь. Идём. - Демон поманил пьяного детёныша за собой.
Стойка была закрытой, то есть примыкала к стене, лишь с одного конца, с другого оставался проход шириной около метра - к дверному проёму во внутренние помещения. И створка стойки, и дверь были сняты, а сам проём имел вид небольшого сводчатого коридорчика, обшитого полированной доской. Хозяин заведения прихватил поднос со стопкой маленьких мисок из-под фруктовых долек, добавляемых в напитки.
- Это кухня и мойка, - объяснил Пёс, свернув направо сразу из коридорчика в обширное помещение с прямоугольной печкой в несколько топок посередине. Верх печки приходился примерно по пояс человеку среднего роста и был крыт металлической плитой, от которой чувствовался жар. С торцов печки темнели заслонки духовых шкафов.
- Здесь, - Пёс хлопнул свободной рукой по плите, - у нас готовят. Только не трогай, горячо. Иногда мы чистим печь, я позже объясню, как.
Почти по всему периметру кухни, у стен, тянулась длинная столешница, над ней навесные шкафы и полки, под ней тумбы. Какие-то были с дверцами, какие-то являли содержимое: латунную посуду, пучки трав, косы лука и чеснока, связки перечных стручков. Демон переставил миски с подноса в просторное корытце мойки, а сам поднос утвердил на ребро в таком же корытце, соседнем.
- Гляди, - он жестом позвал Саймона, - вот тут мы моем кухонную посуду, - последовал кивок на ту мойку, где стоял поднос, - а тут столовую, - кивок на мойку с маленькими мисками-пиалами. - Проще говоря, стекло, фарфор и тонкая белая глина - направо, металл и нормальная глина - налево. Твоя забота - металл и нормальная глина.
Пошатав язычок умывальника, Пёс сполоснул руки, вытер о белое полотенце на гвозде и поманил Саймона обратно в коридор.
- Прачечная и банная комнаты у нас в цокольном этаже, - рассказывал демон на ходу, попутно махнув на неприметную лесенку. - С помывкой и постирухами туда. Девчонки со стиркой помогут, если догадаешься уболтать. А вот тут твоя комната.
Они остановились около одной из дверей, одинаковых - их тут было несколько, по обе стороны коридора, деревянных, но массивных. Почти все работники "Зимовья" в настоящее время жили где-нибудь в городе, но хозяин держал несколько комнат для своих - все на первом этаже, за исключением собственной, чердачной. Порывшись в кармане, демон выудил ключи на кольце, перебрал. Они зазвенели на разные голоса. Обычно Пёс ими не пользовался, предпочитая отрезок гнутой проволоки, но демонстрировать эту часть своих талантов при Саймоне постремался. "Блин, что ж их столько-то..." Косясь на устье замка, он разглядывал бородки ключей - который для чего, по причине горячей любви к отрезку проволоки, демон крепко подзабыл.
- Родители, кстати, где? Лет сколько?
"Ага." Нужный, наконец, нашёлся. Пёс снял его со связки, отпёр дверь и вошёл, бросив ключ на кровать.
Комната была небольшая. Один угол от пола до потолка занят платяным шкафом. Лежанка узкая, на одного, но худому Саймону с лихвой. Прямо у подоконника стоял стол, под ним пустой раскрытый сундучок, рядом стул с невысокой спинкой, зато высокими ножками. Довершал обстановку комод со стоящим на нём большим настольным зеркалом.
- Постельное бельё и занавески у девчонок возьмёшь, - демон подошёл к кровати, погладил тюфяк, проверив на равномерность набивки, разбросил свёрнутое одеяло, а поставленную уголком подушку пихнул в изголовье. - Голодный?

51

Следуя за хозяином и свирепо сопя через нос, Саймон строил планы страшной мести алкоголю вообще и недопитому пойлу в частности. Вариантов было три: продать, пролить, выпить. По зрелому размышлению пить и продавать было не вариант, да и с выливанием тоже. Но Саймон решительно решил отомстить и только что-то глобальное могло бы его остановить. А пока он предавался сладостным размышлениям в которых было много огня, немотивированного насилия и украшений, началась экскурсия по будущему месту работы. Разумеется Саймон не поверил рыжему и ткнул в плиту пальцем, о чем тут же пожалел.
- А почему тебе не горячо, а мне горячо? - спросил малой прекращая дуть на палец, - ты жульничаешь?
Саймон прошелся по  кухне разглядывая предстоящий фронт работ. Масштабы не пугали, только потому что он ненавидел пугаться. И работу ненавидел, поэтому надо было сделать что-то такое чтоб работы было мало. "Чисто не там где убирают, а там где не гадят!": вспомнил народную мудрость пацан и решил переколотить половину посуды. Ну чтоб её меньше стало, а соответственно и работы. А заодно и свалить это всё на кого-то другого, но план был слишком хитер для мозгов затуманенных алкоголем и Саймон на него забил.
- Значит обычная глина и металл... Это сковородки и всё такое да? Это я могу. А тот кто моет в другой раковине не будет сваливать на меня свою работу? - подозрения Саймона были обоснованы, так как в его короткой жизни и такое случалось. Другое дело что ему объясняли кто тут и там главный, но главное же уточнить. Обозначить так сказать намерения. Дальше было скучное и Саймон пропустил про помывочно-постирочное мимо ушей.
- Родителей не знаю, лет питнацыть. Или около того. У меня день рожденья скоро! - похвастался Саймон, хотя и не был уверен в точности заявления. Оглядев полагающуюся ему комнату, Саймон мысленно выругался. Комната явно была больше бочки и обставлена лучше. Поэтому он просто молча смотрел в угол, а внутри разгоралось пламя ненависти. Он не знал кого ненавидит и от этого ненависть становилась только сильнее.
- А где девчонок брать, чтобы у них взять? - вопросил Саймон стараясь не допустить обуревавшие его эмоции в голос, чтоб не проверять правду ли сказал рыжий или нет - Голодный, да? Да! Да. Голодный. Дня два уже.
Он осторожно взял с постели ключ и крутя в руках посмотрел на рыжего.
- Это теперь мое? Правда? - спросил Саймон и лицо и взгляд у него были... сложные весьма.

52

- Правда, - кивнул Пёс. - Но учти - я благотворительностью не занимаюсь. С недобросовестными работниками мы скоропостижно прощаемся. Пойдём, поешь. Дверь пока не запирай.
Тихим коридором они вернулись в кухню.
В этот час в "Зимовье" обычно было безлюдно - что-то вроде передышки перед всплеском суеты, приходящимся на первую половину дня. Пёс взял в полки чистую тарелку, на один её край положил шматок жареного мяса, на другой - тушёных овощей из котла. Несколько секунд подержал тарелку под дно - жратва горячо запахла... жратвой и пряными специями.
- С вилкой обращаться умеешь? - улыбнулся демон, поставив завтрак на столешницу и кладя рядом вилку, зубцами на кромку тарелки. Широким хлебным ножом он отмахнул от серого каравая ломоть, с тёмной коркой в крупинках тмина. - Держи.
В кухню быстрой походкой влетела курносая брюнетка с косами, уложенными замысловатым венком, разулыбалась Псу, бросила поленьев в зёв плиты и поставила греться воду в широком тонкостенном баке.
- Утреца, Алишка, - Пёс улыбнулся в ответ... то есть дёрнул половиной рта, разве что взгляд потеплел, а так и не догадаешься, что эта мина обозначает расположение. Впрочем, работники привыкли к мимической скудости, свойственной хозяину.
- Алися, это Саймон, - хозяин указал на Саймона и ногой подпихнул ему табуретку. - Саймон, это Алися. Алишка, будь лапочкой - застели койку во второй персональской.
- Он у нас теперь работает? - быстрым щебетом спросила девушка.
Пёс степенно склонил кудлатую голову.
- Ну привет, Саймон! - Алися махнула тонкой рукой и увеялась выполнять.
- Вот так берутся девчонки, - объяснил Саймону Пёс. - Свою работу у нас никто ни на кого не валит, потому что и хвалят за хорошее, и ругают за плохое не того, кто сделал, а того, кто должен был. Посуди сам - неприятно, когда тобой заработанные похвалы другому причитаются. А когда ты на другого свалил, да другой напортил - за этого другого на орехи получать ещё гаже. Дальше...
Дальше Пёс прошёлся вдоль ряда навесных шкафов, открыл один, попереставлял там что-то и достал оплетёную бутыль, из которой набулькал прозрачной, скрасна-сизой, как жимолостный морс, настойки в кружку.
- Выпей, - он поставил кружку поближе к Саймону. - Может показаться гадостью, но надо. С тем, что тебе пятнадцать лет, тут никто сюсюкать не будет. Сам понимаешь, ты уже не сопливый малец.
Луновуха лично Псу была безвкусна, но многие другие описывали у неё какой-то вкус, то приятный, то мерзкий. Заранее сказать, какой покажется тростниковая микстурка Саймону, демон не мог.

53

"Еда! Едаедаедаедаеда!!! Столько! И всё мне! Аааа, зараза! Да моржовый клык тебе под хвост! Испортишь!": Саймон начал паниковать. Рыжий сделал что-то с тарелкой и запахло жареным, что вызвало у малого приступ паники и ненависти. Не любил он колдовство в любом виде, был уже опыт. При воспоминании об этом Саймон начинал чесаться и страдать от желания кого-нибудь стукнуть. И если с почесухой он научился справляться, то стукнуть даже наоборот. "Ничего, я его потом стукну": промелькнула злая мысль в мрачной голове Саймона и он зловеще сопя набросился на еду, как на злейшего врага. Обжигаясь и давясь кусок за куском исчезали в ненасытной утробе и казалось, что можно проследить весь путь еды по пищеводу. Он шипел, бормотал ругательства на пяти языках и продолжал есть. Саймон, в процессе поедания, был так же неумолим как кирпич летящий к чьей-то голове и отвлечь его разговорами было сложно. Но можно. Мозг отключился, а тело среагировало само на слово "выпей". Миг и он уполовинил содержимое кружки. И тут в процессе поглощения наступила напряженная пауза. Жидкость оказалась мерзкой кисло-горько-сладкой жижей с привкусом золы и нотками застарелой блевоты. И опять жадность не позволила Саймону вывернуть желудок наизнанку, но увеличила список претензий к рыжему на один. А потом ещё раз список увеличился, ибо взгляд хозяина гостиницы подсказал, что надо бы допить. Саймон тихо заворчал, но подчинился и быстро доел пытаясь перебить привкус во рту чем-то отличным. Живот ранее липнувший к позвоночнику приятно округлился и потяжелел. Саймон на короткое мгновение стал благодушен и полон любви к окружающим, но тут на глаза попалась кружка и настроение вернулось обратно к отметке "тлеющая ненависть".
- Благодарю за пищу. Два вопроса, что это я выпил и что делать дальше?

54

Аппетит Саймона впечатлял. Представлялось вполне реальным, что за мясом и гарниром в его неумолимых челюстях исчезнут и тарелка, и вилка, и пощадит он только кружку, и то не из милосердия. Пёс умилялся, словно городская хозяюшка на здоровенького спиногрыза с разбитыми коленками, пожирающего сытную домашнюю стряпню после возвращения из сомнительной экспедиции на какую-нибудь строительную свалку.
Небо высоко, вода мокрая, лютые тощие поцы хотят есть - было во всём этот что-то вечное, жизнеутверждающее и незыблемое.
"Кстати да, вечное."
Псу его умиление, сама картина, это умиление вызвавшая, казались до чёртиков знакомыми... Подросток с суровой, бандитской миной уничтожает жрачку. И если кажется, что он хороший мальчик, то значит просто не о всех его приключениях осведомлён. Но Пёс не возился с детьми... Вернее сказать - на дух не переносил "ангелочков" с пакостливыми ручонками и недоразвитой рассудочностью. Так он считал до сих пор.
"Или было... Или возился?"
Почему-то не так уж незнакома была роль пестуна сопливой шпаны, которую надобно вырастить толковыми парнями, а не бычьём. Что-то в памяти Пса подвигалось с места на место, как квадратные кирпичики головоломки - но то новое (или хорошо забытое старое), во что они складывались, было не разглядеть, пока не осядет вспухшая облаками пылища прошедших лет. А вроде бы, для духа совсем зелёнка, с чего бы мозгу успеть так запылиться? Как бы то ни было, Саймон начал задавать вопросы, и от самокопаний надлежало вернуться к текущему моменту.
- Благодарность принята. Ты выпил луновуху. Дальше хорошо бы не проблеваться и настроиться на регулярное употребление. Тарелку в мойку для кухонной посуды.
Кивнув на соответствующую мойку, Пёс сунул руки в карманы и приткнулся спиной к простенку между краем периметрической столешницы и дверью.
- Не лепи мне овечку, Саймон, лады? Ты оборотень. - Сквозь лохматую чёлку демон покосился на пацана левым глазом, в котором на зелёной радужке чернели направленным вниз треугольником три зрачка. - Вряд ли урождённый, эфирная оболочка у тебя человеческая, но с этим аколиты разбираются в последнюю очередь. - Закрыв глаза, Пёс потёрся о дверной косяк затылком. - Уж не знаю, какими подворотнями ты до сих пор шнырял, но в "Зимовье" аколиты едят, а если приглядеться, то и пьют. На оборотней у них профессиональное чутьё. Луновуха чутьё путает. Не подставишь меня - и я не подставлю тебя. Доходчиво?
Должно быть, до сих пор сказывались последствия визита в Некрополис, раз Пёс так не доверял зрению. Однако сомнения рассеялись, как только он увидел, что оборотничьи, "звериные" мазки в ауре Саймона (заметные и не очень-то естественные, будто метёлкой наляпанные) после луновухи бледнеют и теряются. Шовинизмом демон отличался только по отношению к нимбоносцам, перспектива пригреть в штате "Зимовья" перекидыша его смущала мало. Взглянув на пацана уже нормальными глазами с соотношением "один зрачок на штуку", Пёс добродушно усмехнулся.
- Если хочешь прикорнуть или помыться, то валяй. А так нам в торговый квартал. Можно сейчас, можно когда отоспишься.

55

улицы

Самым лучшим решением стало бы моментальное возвращение на стоянку, но тень никак не желала отзываться. Даже попытки кинуться в птичью форму обернулись полнейшим провалом - вторая сущность молчала, будто ее никогда и не было. Горрион испугался бы таких нюансов, если бы его можно было испугать подобным явлением. Мир Теней, как давно отметил Шулер, являлся бытием нравным и живым, остро реагирующим на любые эфирные чихи пернатых или рогатых собратьев - фиг их знает, может опять кто чего с магическим фоном намудрил.
Отчего-то птице никак не шла в голову самая элементарная мысль о том, что проблема может быть вовсе не в монументальных сдвигах энергетических планов, а в банальном артефакте-глушителе, коим являлся нож Строптивой. Лезвие Горрион припрятал в узком голенище - оружие уместилось плотно, будто иных ножен и быть не могло, можно было не опасаться случайных царапин. Если с натравки, конечно, хоть что-то осталось...
Самочувствие Шулера худо-бедно стабилизировалось, прихрамывающий разлет шага смазался - о недавних приключениях напоминала лишь запыленная одежда, десяток ноющих ссадин по телу и кровящая ссадина подле скулы. Периодически мастера пробивало на разудалый гогот, периодически заворачивало плечом о стену, но жизнь, в общем-то, налаживалась.
Ввалившись в гостиницу, Горрион прочесал через зал, отмечая приятное запустение, и забился в угол - подальше от любопытствующих глаз, коль такие нарисуются. Как оказалось, идти было проще, чем держать статику - вор сполз по высокой дубовой спинке, вытягивая ноги, закрыл лицо руками.
- Добро пожаловать в "Зимовье", - заулыбалась подоспевшая Бетши, - тяжелый день выдался, Шулер?
- Не представляешь, Бет, насколько... - не торопясь отрывать рожу от ладоней, пробубнил мастер, - пить и запить.
- И заесть? - девушка понимающе усмехнулась.
- И заесть, - согласился вор. Цапнул кисть развернувшейся было крали, глянул той в лицо, - Пес?
- Господин Пес пока занят, - одними губами наметила Бетши, - позвать его к тебе, как освободится?
- Будь добра.

56

- Экая параша эта ваша луновуха, - пробормотал Саймон складывая посуду в мойку для кухонной посуды. - И я не оборотень! У меня просто есть... проблемы экзистцального характера!
Он быстро помыл грязное и на всякий случай облил чистое и не только чистое. Вообще-то он не хотел устраивать потоп, но оно само получилось так. "Заодно и помылся", - решил Саймон. Спать не очень хотелось, а по лавкам с тряпьем очень.
- Я слишком умен для тупоголовых аколитов, а ещё хитер и быстр! Где этим жопоухим черепахам поймать такого ловкого меня! - самомнение разливалось по кухне и грозило устроить потом больший чем разлитие воды. Саймон похлюпал по получившейся луже и найдя какую-то не очень грязную тряпку на ведре применил её на лужу. С яростью достойной лучшего применения он как коршун набросился на лужу и быстро с ней расправился. Не взирая на внешнее впечатление о грядущих разрушениях, порядка на кухне меньше не стало. Грязных пятен на одежде не прибавилось, а если и прибавилось то это заметно не было. Шмыгнув носом и утеревшись рукавом Саймон посмотрел на рыжего.
- Ну что, пошли гулять? Я готов!

57

- На том и договорились. Не добавляем друг другу экзистенциальных проблем и ладим.
"Откуда-то книжной лексики нахватался, надо же." Поц был шустр, и разрушителен, и опять шустр. Пса этот неогранённый алмаз в общем устраивал - какими бы причинами не руководствовался Саймон, взявшись устранять собственноручно организованное наводнение, засовестился или заопасался наказания, а результат один, ненулевой.
- Значит, умён, хитёр и быстр? Понятно, почему до сих пор не женат.
Пока поц воевал с лужей, демон не вмешивался, выжидал и лениво косился в коридорчик. Там, пользуясь периодом утреннего безделья, собрались и о чём-то чирикали девчонки.
- А Шулер такой - марьяжная с выходом!.. - чувственно жестикулируя, рассказывала одна, кажется Полишка... Скверное знакомство Пса с этой работницей объяснялось тем, что она, строго говоря, не в одном "Зимовье" жрач разносила, имела кусок где-то ещё. Где именно, Пёс не разнюхивал, да и незачем было. Вроде бы среди подружек Полишка славилась умением присочинить, поэтому в то, что она решила поведать благодарным слушательницам, Пёс не вникал. Тем более что рассказывала не только она, кто-то параллельно делился свежими сплетнями, кто-то комментировал и спорил, и весь девичий разговор сливался в нечто неразборчиво-звонкое, словно щебет в лавке птицелова.
- ...А потом как загорееееелось!
- А сарай-то у реки, сарай!
- ...И тут Шулер..!
- И тут - Шулер?!
- И тут - Шулер!
- как стрела в соломенное чучело, врезался в гвалт решительный голос Бетши.
- Кто такой Шулер? - осторожно спросил Пёс.
- Он сарай сжёг! - вклинила мнение Полишка.
- Дура, - холодно отрезала Бетши. - Трещишь, как сорока, ни слова не понимаючи!
- Девочки, не ссорьтесь, - одёрнул Пёс. - Так кто это? - теперь вопрос был адресован Бетши.
Девушка выпрямилась во весь рост, развернула плечи и растопырила обе руки около головы - наверное, это должно было означать лохматые волосы:
- Во!
- Во? - уточнил Пёс, ладонью показав высоту от пола.
- Белый, - кивнула Бетши. - Тебя спрашивает.
Доложившись и цыкнув на Полишку, Бетши просочилась мимо Пса в кухню, там захлопотала, начальственно позвала:
- Ну мы работать будем или языками чесать! Господин Пёс, выпивкой бы занялись!
- Угу, - согласился демон. - Саймон, сюда. Отвлекусь на пару минут и пойдём.
Перед тем, как выйти в зал, Пёс отыскал по карманам металлическую табакерку, внутри которой, однако, табака не было - были кусочки чего-то, похожего на рубленное ядро ореха. Один такой кусочек демон подкинул с ногтя и поймал ртом, остальные спрятал.
Ощущения были, надо заметить, неординарные.
С непривычки к эффекту друидически зачарованного жёлудя, Пёс намелькавшегося блондяру даже и не узнал. А как узнал - глазам не поверил. Голова завсегдатая казалась каштановой, с отливом в красноту, как у эля. Под впечатлением аналогии, демон наполнил пинту и с нею проследовал из-за стойки к посетителю.
- Неккарский ёль, для разгону, - поставил в известность демон, пристроив пинту перед блондярой. По размышлении, занявшем секунду или две, он ногой подтащил табурет и сел, поставив локти на столешницу. - То ли выглядишь нынче неважно, то ли рама не по тебе, - кривя половину рта, Пёс обвёл взглядом тёмный угол, куда сегодня приспичило забиться белокурому светилу.

Отредактировано Адов Пёс (2011-03-25 16:00:44)

58

Особая нежность, которую птица испытывал к "Зимовью", выражалась в том, что Горрион никогда не заказывал целенаправленно что-то. Просто просил сервировать стол, полностью доверяя вкусу местных девчонок - таким образом, организовывалось ощущение некой одомашненности, теплого уюта. Ну, словно к женке или подруге наведался. Да и юбки ерунды не несли, зная что травой мужика уж точно не накормишь. В других заведениях Шулер показывал себя куда переборчивей.
Подметив рыжего господаря, вор чутка завозился, подбивая ногу на ногу, дабы пристроить саднящую щиколотку на колено - подобрался для удобства беседы.
- Бида-бида, огхочение! - птица развел ладонями, смешливо утрируя догаротский говор, - веселая ночь и бурное утро случились. Только не говори мне, что я мордосмотр для посиделок в "Зимовье" не прошел.
Мастер подхватил кружку и приложился к хмельному, дуя карамельную горечь, что ангельскую амброзию. Водить собеседника вокруг да около предмета разговора Шулер умел и любил - долгие улыбчивые прелюдии усыпляли бдительность слушателя. Сейчас, увы, настрой выдался не тот. Птица решил не ерничать.
- Пес, - гулко стукнув тарой о столешку, вор сунул по губам тыльной стороной ладони, - мне волки напели, что ты намедни с обором якшался, а обор этот потом мозгами в собачку откинулся. И я тут подумал мысль - мож, коль ты сумел такое намудрить, то и размудрить сможешь? А то мне без мазы с парнем, который мне на людях рожу вылизывает, дело прясть.
Глянув в самую зелень псова взгляда, Шулер выждал паузу, удерживая зрительный контакт - при общей миролюбивости характера, птица очень не любил, когда кто-либо путал его планы. Лишь тотальная любовь к "Зимовью" и расположение, испытываемое к рыжему хумансу, не позволяли мастеру сдернуть того за грудки и лупнуть о что покрепче, забив на разницу в росте и сложении. В общем, смотрел Шулер не волком, но с предметным любопытством. Оставался и вариант, что Пес соорудил гюнтеров идиотизм случайно. В таком случае, пороть горячку было бы еще глупей.
- Я знаю, что среди нелюдей ходило гадское проклятие. И Гюнтер, по всей видимости, искал у тебя антидот, - Горрион прервал заигрыш в гляделки, вдумчиво потер кончик носа.
"Опа-ж*па! Он, значит, тоже?.. Фига-ааааа?!"
Откровение стало ошеломляющим - Шулер вскинулся, шатнулся к спинке и едва не хлопнулся в плинтуса из-за, качнувшегося на задние ножки, стула.
- Увоооо-оой! - зыбкий баланс удалось удержать и птица налег на столешку, цепляя дерево пальцами, - Ты?.. Ты что?.. Да?

59

- Порядок у тебя с мордосмотром, - ровно обронил Пёс. Без утешительных потуг и закосов в комплименты. Непривычно было говорить с блондином без ощущения, что в висках образовались самостийно две свинцовые болванки, то и дело меняющие вес.
Возможно, Пёс переживал одно из ярчайших разочарований в жизни.
Оно и правильно было, что обходил этого чихвостого по кривой дуге. Вот так навоображаешь себе невесть чего, издали приглядываясь к парню, а как это обаяние во плоти рот откроет - тушите свет, выносите беременных кошек. В довершение первой части монолога, в которую Пёс не пытался встревать, Шулер ещё и уставился в глаза. Не мирно уставился. Избрал лучший из тех, что известны разумным расам, способ взбесить большую собаку. Пёс не оскалился, не опрокинул стол и не стал хватать Шулера за бортки ладно сидящей, пусть и потрёпанной, куртки, только изломом брови обозначил вопрос: "Понимаешь, что нарываешься?" Вопрос остался без ответа, но блондяра хотя бы отвёл глаза и перестал изъясняться, как шпана.
"Догадливый."
Догадка пошатнула Шулеру душевное равновесие аж до физического.
- Огхорчение, - дёрнув вверх углом губ, передразнил Пёс.
- Охарчение! - вмешалась подоспевшая Бетши, ловко, как в плясе, плеснула юбкой Псу по колену, глянула строго.
"Откуда только знает, где зреют конфликты..." - в который раз удивился демон.
Бетши же выставила на стол тарелку запашистого росула, к ней мисочку с зеленью, блюдо с парой пирогов и ломтиками печёной телятины, переложенными мелкой маринованной овощью.
- С грибами и индюшатиной, - объяснила она про пироги, положила приборы в салфетке и на всякий случай предупредительно покосилась на хозяина перед тем, как убежать.
Дождавшись, пока она отойдёт, демон поймал взгляд блондяры.
- Допустим, ты прав, - демон на миг прикрыл веки, затем вновь посмотрел прямо - в левом глазу перевёрнутым треугольником три зрачка, в правом четыре, вытянутым вниз ромбом, - оборотень. - А в следующую секунду как не было этой геометрии, хоть думай, что коряво легла тень чёлки на топорную псову физию. Демон сплёл пальцы, на них положил подбородок, без единого резкого движения.
- Красивый ты, Шулер, а язык как в подворотне подобрал. На том спасибо, что перешёл на человеческую речь. Не разумею я отроческой блатной шарманки. - Пёс вздохнул, лизнул клык за сомкнутыми губами. - Сам понял, что несёшь? И тебя, нелюдь, проклятье не обошло - значит, в курсе, что от него помирали пачками. Твой оборотень, Гюнтер, не дух и не кошка, которых отпускает Стикс. Но тебя не радует, что он остался жив. Тебя е*ёт, что он облизывает твою смазливую мордашку при свидетелях. С ТОБОЙ как дело прясть? На всех у тебя такая порука, гомофоб доморощенный? - не выпытывая ответ мимикой, Пёс оттолкнулся локтями от стола, выпрямил спину и сложил руки на груди, поискал глазами Саймона. - Ешь, а то остынет. Попустило уже волка, ты поздно и зря спохватился. Кстати, у какого портного одеваешься?

60

Лучезарно улыбнувшись, Шулер адресовал Бетши один из самых теплых своих взглядов, дескать "госпожа, весь ваш навеки" - та негромко хмыкнула, отмахнулась, после чего оставила собеседников наедине. Дивным образом, девушка сия удержала треснувший шаблон Горриона в относительной целостности, не позволив птице утрировать собственное изумление до размеров абсурдных и смешных. Не зря говорят, что красота мир спасет. Некое подобие мира, она удержала и сейчас.
И вот, Пес явил чудеса нелюдьей физиологии, которые Горрион предпочел бы не наблюдать. Одно дело - ровный янтарь со змеиной щелью зрачка, который обнаружился у Батерфляя, а совсем другое - неясная, агрессивная асимметрия зениц. Что ж, исходя из подобных мансов - господарь либо демоняра, либо неведома оборотная зверюга. Ангелы подобной суетой не маялись - у них понт был другой. Уточнить подробней птица не мог, ввиду блокированной магии.
"Ухххх! Как серпом по яйцам!"
Выслушав чеканную отповедь собеседника, Горрион повел подбородком и уставился в сторону, силясь выпрастаться из чана дерьма, в который его макнули. Любопытно, что рыж говорил так, словно знал вора, как облупленного - уж слишком категорично и с претензией на истинность суждений. А воробей что? Птица неприхотливая, деловая - и в куче говна согреться сможет.
- Пес, - ровно вывел Шулер. Подался вперед, принимая упор на скрещенные предплечья, - Не кидай, коль сам не ловишь.
Мастер потянулся, сунул ладонь и товарищески хлопнул господаря по литой скуле. Просиял белой улыбкой, характерной для догаротских торговцев, мол: собака лает, караван идет, а Шулер не златая монетка, чтоб себя на всеобщую любовь настраивать. Отняв руку от псовой морды, птица запел, глотая звуки.
- Ну ты мочишь! Тя послушать, дык я токмо младенчиков о колено не ломаю! А давай я те на к'лени выпрастаюсь и замну жвала лобзанием? Ну коль ты у нас нравов свободных и взлядов широких, - хмыкнул вор и с легкой душой принялся за еду. Щипнул кропчику с пиалы и порвал зелень над бульоном, - Главную 'хформацию я узнал, а детей в купель Единого нам с тобой не пускать. Думай, что хочешь.
Новость о том, что Гюнтер, скорей всего, перестал носиться по стоянке и драть мальцов за портки, порадовала. Работоспособности прибыло! Если Пес, конечно, не лжет... хотя какой цимес оному врать? Вор прикусил деревянный мысок ложки, проворно хватил мясной ломоть.
- У здешних пока не шил. Догаротская работа, - отказал вор, после чего задумчиво полез к голени и скинул лезвие Строптивой на стол,- Куртка и сапоги с Джейзоса - там энтот формат нынче в дикой моде, а мне для работы удобно. У местных только каблук подковал, чтоб традицию соблюдать.
Дохлебав росул, птица потянулся к початой кружке эля. Стоило набрать пирогов и для маломерков - оные, кнеш, не сирые-голодные, но гостинцу порадуются.
- Бетши просто золото. Как мысль мою читает и предпочтение угадывает, - тепло потянул Шулер и подмял нижнюю губу под клык в умилении, - Как думаешь... нравлюсь ей? Ха-ааах!
Последний возглас предназначался как раз предмету обсуждений - краля мелькнула в общем зале (видать поведение господаря проконтролировала), отметила просиявшую рожу Шулера и скрылась за дверью, так и не отреагировав на оного.
"О, женщина!!!"
Птица настолько увлекся фантазией о Бет, что не заметил, как принялся кромсать кусман телятины дареным ножом. Двинул часть Псу, чтоб причастился, часть зажевал самостоятельно, еще не осознавая чем сие способно обернуться.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков"