Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков". Комната №1


Гостиница "Зимовье раков". Комната №1

Сообщений 1 страница 30 из 60

1

События происходят в гостинице "Зимовье раков" Помещения: салон, один из номеров.
Персонажи: Туз, Алиль

Снаружи гостиница обычное здание, довольно большое и высотой в целых три этажа. На фасаде красуется имя заведения и изображение рака в лихо сдвинутой набок ушанке.
Нижний зал "Зимовья" оформлен непритязательно и стилизован под салун: столики, лестница на второй этаж, длинная барная стойка с инсталляцией разнокалиберных бутылок на стеллажах за ней, украшенных резьбой и зеркалами.
http://static.diary.ru/userdir/5/6/1/1/561120/44599006.jpg
Обычно за стойкой присутствует сам Пёс, внимательным спокойным взглядом следя, чтобы посетители или постояльцы не затеяли пьяного дебоша, хотя случается, что на его месте дня по два-три стреляет знойными взглядами по официанткам франтовато приодетый бармен. Нижний зал - территория равенства между гостями "Зимовья" и горожанами, здесь необязательно быть постояльцем, снявшим комнату, чтобы культурно выпить, вкусно поесть или даже попросту переждать дождь, однако безобразий Пёс не потерпит.
Второй этаж целиком занят сдающимися в найм комнатами, вполне комфортными и на любой карман.
http://static.diary.ru/userdir/5/6/1/1/561120/44599015.jpg
Единственное, что объединяет разные по величине и обстановке апартаменты, так это любовь хозяина заведения к красному цвету в отделке.
Третий этаж "Зимовья" почти весь занят одним большим залом-салоном.
http://static.diary.ru/userdir/5/6/1/1/561120/44599141.jpg
По вечерам здесь, в верхнем зале, для гостей заведения играют музыканты, разносятся прохладительные и горячительные напитки, демонстрируют мастерство иллюзионисты, акробаты и танцовщики. Разумеется, зал сдаётся также под банкеты и иные собрания.
С одёжкой, пожалуй, всё. Остаётся добавить три вещи:
1. курить дозволено как в нижнем, так и в верхнем зале;
2. плату за постой Пёс берёт всегда на своё усмотрение, не обязательно деньгами, бывает что предметом, действием или же разговором;
3. раков в "Зимовье" подают отменных.

Отредактировано Алиль (2011-08-15 21:31:28)

2

Ничего не подозревавший о поиске своей персоны кем-то, Туз сидел себе в салоне, когда его начали заполнять люди и нелюди. Правило по части последних было – не пали и не пались сам, если есть возможность, хотя бы из солидарности. До момента особых мер. Когда приходится делать ход «подмена бревном», но речь сейчас не о том.
Первыми появились несколько мужчин среднего возраста, однако по нему они скользнули лишь взглядом и ушли в сторону, где явно было их место. Ну а после стали появляться и кто-то помоложе, хотя и кто постарше будет - тоже. Кто приходил в одиночестве, а кто в паре с или компании. У каждого своя жизнь и свои заинтересованности в времяпровождениях.  Несколько мальчишек появилось с подносами. Оббегая людей за заказами, за которые получали, в скором времени, и деньги. А на их места появлялись девушки, которые были в поиске. В разных поисках. Каждая из них была яркая и по-своему интересная. Например, у той что обосновалась слева от Туза была грудь как сочный апельсин и такой же объемной, а бедра даже сквозь юбку угадывались по части увлекательности изгибов. В отличие от второй, что была в этом менее награжденной, но вот рот и губы. Да, тут было с  чем работать и работать.. Тигр даже мысленно начал облизываться.
Благо к тому времени он уже успел употребить двойной чистый виски, который зажевал щебетом. Во рту томилось странное ощущение и вкус, но тигр чувствовал как медленно ползет его энергия вверх. Можно было бы сказать. что кое-что еще ползло, но это было не так. Обе из девиц щебетали между собой, отставив первоначальную некоторую конкурирующую враждебность. А сам Туз лениво вклинивался в их разговоры, особо не следя за мыслью. Собственные мысли его были далеко. Так далеко, что он и сам не мог понять где, но расслаблению и набиранию сил это не мешало. Еще рано было говорить со второй головой и попросить его не подводить. Обычно этот цирк у него начинался позже. Сколько лет уже такое творилось? Хотя может стоит перейти на века? Не помогали его уговоры, как не помогали и действия кого-то еще. Даже воспроизведение и имитация привычного, не давала такого эффекта. Нет, ну все могло довольно часто окончится так, как и должно, но не то. Не так ярко. Словно дешевая подделка, которая уже не канает, после оригинала.
Демон как-то даже не сразу понял к чему привел диалог его двух спутниц,  он даже имена не запомнил толком (зачем?), когда они внезапно встали и бегло попрощавшись. Направились к выходу. Демон даже удивленно проморгался. Передумали? Пришли к выводу, что они обе извращенки-лесбиянки?. Захотели подышать кислородом с меньшей концентрацией мужчин на один квадратный метр?. Выводы сделать ему не дали сиськи. Нет. Не так. СИСЬКИ. О да!!. Вот именно то, что доктор прописал для полного оздоровления! Это декольте оно словно для таких терапий предназначалось.
Остекленевше-задумчивый взгляд, который был до этого, значительно больше оживился и его владелец с большим усилием воли заставил себя оторваться от откровенного любования груди. Настолько его это впечатлило, что слова незнакомки дошли не сразу. Как и осмысливания ее самой. Одета была довольно интригующе и броско-заметно. Хотя лицо и взгляд не такой, какой бывает у тутошних девиц, коей она и являлась, все же судя по одежде. Одной из ищущих. По крайней мере, так все дело заценил уже немного не трезвый ум демона. Он всматривался в незнакомое лицо девушки. Которое ему показалось чем-то знакомым, но она была человеком. Просто человеческая женщина и не более. Тем более вообще без каких-либо зачатков магии. Уж Туз бы запалил будь что не ладное. Вот только близнеца своей собственной звезды, болтающейся на шеи незнакомки, красноволосый не признал.
-Мне будет интересна твоя компания, Лили. Предлагаю сразу ан ты. Ведь меня зовут.. Тиль, и теперь ты это знаешь, красавица, так что остальные расшаркивания предлагаю оставить для более чопорных компаний –фамильярно и значительно оживленнее отвечая ей, усмехнулся тигр- Думаю у нас будет диалоги значительно интереснее, чем будь они у тех, кто начинают свое общение с помпезных Вы и только много-много времени спустя, переходят к Ты.
Перед такой грудью тигр готов был соловьем заливаться, чтобы увлечь к своему. И пусть все будет не так ярко, как хотелось бы. Но это был какой-то подсознательный инстинкт – завлечь в постель девушку с большой грудью. Элементарное и примитивное чувство. Которое приходит к тебе с человеческим обликом и наблюдая за ним. А еще это сексуально. Да. Пусть такого у Алиля уже никогда и не будет, но ведь приятно. Нет, не надо сейчас об этом лиловом недоразумении, что уединился со свей мантикорой. Небось извращеничают там.. Внезапная волна непонятной и необоснованной ревности. С алкоголем из последнего глотка, прилила к сознанию демона. Вот и пусть там себе развлекается, а он тут!. На законных основаниях и вот.. вот с этой Лили.
-Как думаешь, что более интересное – куб или шар? –последовал внезапный вопрос. За такой возвышенной тирадой, пока демон внутренне терзался мыслями.

3

Туз и не подозревал, что его намерения в сторону постели не безответны. Алиль тоже не собирался долго рассиживаться и вести тут высокопарные речи с тем, с кем и дома, и в более комфортном наряде может поболтать. Однако и сразу хватать под локоток и тащить на второй этаж было как-то... не правильно и даже подозрительно. И хотя красноволосый уже успел слегка захмелеть, но до состояния "делайте-со-мной-что пожелаете" ему было далеко, это единорог по опыту знал, а потому не торопился. Даже не смотря на то, что успел заметить, как на него смотрел любовник и как что-то всколыхнулось в его взгляде, да и сам он словно оживился. Тут уж в пору к самому себе ревновать - с одной стороны, единорогу нравилось, то, как на него реагирует Туз, ведь он несомненно лучше всех этих баба, а с другой, сейчас он сам выглядел как те, к тому испытывал неприязнь, более того знал, что тигр сейчас в нем не сможет разглядеть истинную природу, а, значит и считает человеком, бабой. И вот тут было не ясно, отреагировал бы он так же, будь перед ним сейчас обычная человеческая женщина, или это настолько совершенная маскировка такого распрекрасного Алиля на него подействовала? Вопрос в любом случае остался бы без ответа, а потому золотоглазый решил думать, что это все-таки он настолько хорош, при чем в любом облике. Скромность никогда не была достоинством Лилового капитана, а самомнения ему было не занимать.
- О, какой ты деловой... Тиль, - рассмеялся демон, заливисто и вполне искреннее, от чего его грудь слегка заколыхалась. Его начинало забавлять происходящее. - Мне нравятся деловые мужчины, которые четко знают, чего хотят, - рука дамы мягко и ненавязчиво легла на колено собеседника, оглаживая как бы невзначай. - Предлагаю для начала выпить за знакомство!
Не то, чтобы Алилю так уж хотелось пить, но ему подумалось, что будет странно, если подсевшая девушка ничего себе не попросит. По крайней мере, когда подсаживались к нему в кабаках и прочих публичных заведениях, всегда пытались на что-то развести, в меру своей жадности, конечно. И хотя подобные изыскания проводились давно, на заре юности демона, но едва ли с тех пор что-то кардинально изменилось, а сейчас чужой опыт ему пригодится.
- Куб или шар? - переспросил несколько удивленный единорог. Вопрос оказался совсем неожиданным и вроде бы даже не логичный и случайный. А, может, это какая-то особая техника Туза по окучиванию женщин и на нем, Алиле, тот ее просто не применял? - Пожалуй, я предпочту шар. На мой взгляд, это идеальная форма. Если его касаться руками, он равномерный и гладкий со всех сторон, без углов и переходов, к тому же, какой стороной не верти - всегда кажется, что смотришь на "лицевую", - собственные руки дамы продолжали свое неспешное скольжения от колена мужчины выше, чуть сдвигаясь к внутренней стороне бедра, в то время как карие глаза неотрывно следили за зелеными, улавливая малейшие намеки или изменения. Соблазнитель чуть прогнулся, демонстрируя красивый изгиб утянутого корсетом торса, а грудь придвинул поближе к Тузу.

4

Предложение выпить, Туз встретил с энтузиазмом. Ему нравились женщины, которые знают чего они хотят. А еще нравилось. Когда они умели двигаться в взаимоотношениях. В том плане, что предлагать какие-то действия, а не ждать, когда их мысли угадают-прочтут-снизойдет озарение. Хотя с его любовником это пристрастие доходило до какого-то извращенного момента, который вывернулся в любовь к сопротивлению, насилию и драке. Хотя единорог извращенным делал все, кажется, к чему прикасался..
Отгоняя мысли о лиловолосом. Что заполонил его сознание, демон с новой улыбкой, обернулся и окликнул одного из парней, что разносили выпивку и заказал себе новую порцию чистого ирисового виски, который уже не стал ничем заедать. Сладости ему хватило еще в той порции щербата, а смотря искоса на свою спутницу, демон подозревал, что его ожидают и другие сладости сегодняшним вечером.. Он дал выбрать Лили себе то, что она сочтет нужным для выпивки за знакомство, и расплатился, в ожидании скорого исполнения заказа, который не заставил себя долго ждать. А тем временем у него была отличная возможность еще и еще раз полюбоваться широтой души его новой знакомой, возвышенной ее натурой и утонченным нравом, который проявлялся, даже пока она особо и не разворачивала болтологию. Хотя даже если бы развернула, демон не особо вслушивался, а продолжал бы любоваться этими ее качествами, что так пышно поднимались из-за корсета.
Хотя нет. Все же в ходе ее диалога, обоснуя выбора, пока единорог щеголял оригинальностью мышления, тигр заценивал изгиб губ и того как они раскрываются. Все это проделывая не навязчиво и в тоже время удовлетворяясь выводам и оценке. Помада не была той яркости. Которую он предпочитал у такого рода дам из племени ищущих. Она скорее сочетала. Странный феномен, но интригует. Как интригует колыхание в миг смеха, ее холмов.
Не передать словами. Как уже Тузу хотелось сорвать с нее корсет и утонять пальцами в тепле, шелке кожи и чувстве мягкости ее грудей, в миг, когда он сожмет ее сиськи. Но вместо этого он взял с подноса стакан с своим виски и подал заказ Лили непосредственно Лили. Всем своим видом изображая галантность, хотя в движениях угадывалась плавность чуток на веселее. То, как тесно-рядом она сидела, было интригующе.. Но распускать так сразу руки было не интересно. Чуток обождать. Чуток заставить себя обождать
-Тогда за встречу Прекрасной Лили и Могучего Тиля. –отсалютовал он ей своим бокалом, делая глоток и чувствуя как огненная лава прошлась по его горлу, прямо к желудку, где взорвалась тройным залпом фейерверков- А еще интересная фигура – трефы, хотя они так и не меняются. При разворотах, но есть в них что-то символичное. Скажи, Лили, а ты часто бываешь тут? Может, стоит создать свой Клуб Любителей Геометрии? Уверен, довольно не скоро найдется тот. Кто сможет оспорить, что продолговато, плавные фигуры – прелестны. Взять, например, тебя – твои формы завораживают..
Демон дал волю откровенному взгляду. Прогулявшемуся, однако, лишь по линии ее бедер, плечей и ключиц с шеей.

Отредактировано Туз (2011-08-16 22:33:01)

5

Когда Туз охотно подозвал официанта и предложил выбирать выпивку, Алиль решил не выпендриваться и выбрать вино среднего класса. Он не знал точно, что обычно заказывают девушки в таких местах, а потому действовал скорее по наитию, хотя и опасался "спалиться". Но то ли его выбор оказался удачным, то ли подпитому демону было все равно (что вероятней), но общение продолжилось в прежнем русле.
Единорогу было крайне любопытно узнать, о чем в такие моменты думает Туз, но он себя сдерживал. Частично потому,  что по негласному правилу они никогда не читали мысли друг друга, если те не представали в качестве ментальной речи, а частично потому, что не хотел попасться на этом и привлечь к себе внимание красноволосого. Может он и не трезв, но не до такой степени, чтобы вмешательство в свои мозги прошляпить. Так что приходилось ориентироваться только по внешним проявлениям, что в целом оказалось по-своему увлекательно.
- За встречу! - поддержал тост Алиль, когда им принесли выпивку, в последний момент удержавшись, чтобы не фыркнуть на фразу о могучем Тиле. Он уже почти наяву видел, каким будет лицо у этого самого великого и могучего, когда тот увидит "сюрприз". Эти фантазии приятно грели душу, как и мысли о будущем рисунке, пусть он и не был пока однозначно определенным в сознании единорога. А тигр тем временем продолжал свою тираду. Лиловый капитан изображал на лице заинтересованность, про себя тихо радуясь, что он все-таки не женщина и все прежние их разы обходились без таких вот "прелюдий" с болтологией.
- О бываю я здесь не часто, - ответил по сути правду демон, приходя к мысли, что пора сворачивать дело в нужное ему русло. - Но твоя идея с клубом мне нравится. Пожалуй, сейчас же стоит провести его первое заседание... Чтобы детально, со всех сторон рассмотреть вопрос привлекательности продолговатых предметов... а возможно и на практике применить выведенные теории...- призывно улыбаясь ответил Алиль, сделав несколько глотков из своего бокала с вином и как бы невзначай облизывая губы кончиком языка.
Демон в полной мере ощутил себя идиотом, особенно продолжая дискус о продолговатых предметах. На ум ему приходили вполне конкретные образцы, против которых в целом он даже ничего не имел, хотя свою фигуру или даже формы мог отнести к таковым не в первой десятке или даже сотне примеров. Впрочем, у пьяных мужчин наверное своя особая логика.
Единорог всем своим видом намекал, что не против уединиться для более интимного общения, однако первым не спешил тащить мужчину на второй этаж. Что-то ему подсказывало, что девушки так себя не ведут, а спешкой добычу и спугнуть можно, да и Туз не робкого десятка, чтобы ждать особого приглашения... Оставалось надеяться, что намеки он в состоянии уловить и не станет и дальше изображать джентельмена, когда дама созрела.

6

В своих силах демон никогда не сомневался, хотя и приумножал иногда, но всего лишь чуть-чуть. А смотря на то, как колышутся груди женщины рядом с ним, он понимал, что сегодня его фраза о собственной Могущественности была точна как никогда. Туз, кроме того, давно уже вывел для себя, что надо быть честным в своих возможностях и умениях, раз он так высоко заглядывается. Негоже будущему Генералу врать. А если ты врешь сам себе, то тут уже врешь всем. Такая вот не сложная позиция. Лучше свои силы увеличит, чем переоценит и опозориться…
Новый глоток виски, снова ярко осветился в его организме вспышками, которые через несколько мгновений словно накинули теплый плед на плечи красноволосого. Хорошо, когда есть хорошая выпивка. Хорошо, когда в мире, и даже рядом, есть носители-обладатели таких бюстов.
Но привлекательнее всего, когда такие носители брали коня за рога. Как это сделала эта Лили. Туз даже чуть удивился и удобнее устроился рядом с ней, беря выпивку в другую руку, а свободную – устраивая у нее на плечах. Устраивая на этих изящных плечиках, скрытых тонкой тканью броской блузки и откидывая странное чувство. Чувство того, что ему знакомы такого рода плечи. Но он точно не знал эту медноволосую и медноглазую женщину. Хотя она и нагоняет какие-то воспоминания, но он не мог (не хотел?) сконцентрироваться на том – кого она напоминает.
-Мне нравится ход мыслей второго члена Клуба Любителей Геометрии. –расплылся он в улыбе, чуть сжимая сильной рукой ее плечо, но не применяя силу. Скорее непроизвольный жест жмаканья у кота- Тогда Первое Заседание объявляется открытым. Но… Но.. Но я боюсь, что окружающие нас люди могут не понять всей тонкости теории размышлений о ней или о них, мы ведь можем и новые толкнуть. Так что..
Демон допил свой бокал и салютовал снова мальчишке с подносами
-Так что первым моем распоряжением, будучи первым членом и основателем Клуба, на Первом Заседании Клуба Любителей Геометрии, то что мы оставим это мест. Нас тут не поймут. А мы еще не настолько окрепли и у нас еще не настолько много приспешников, чтобы влезать в затяжные дискуссии-споры. Оставим их и спустимся этажом ниже, Лили..
Подбежавший паренек обновил его стакан, так же как и долил вина Алилю. Он устало пробежался глазами по этой не особо знакомой парочке, которую он видел в первый раз, но не в первый раз уже получал деньги. Так и тут – получив свою монету и оставил их с их разговорами из которых он ничего не вынес. Хотя почти тут же был окликнут.
-Организуй комнату на двоих.. –без особых витиеватостей, отдал распоряжение демон, снова давая оплату наперед. Примерную плату за номера он помнил еще с прошлых раз, но добавил сверху еще за работу и на случай изменения цен.- Чтобы все было, когда через 5 минут мы спустимся на второй этаж.
Прикинув, какие чаевые ему достаются, паренек зайцем устремился к выполнению заказа-поручения. Так что по истечению «срока», комната ожидала их приоткрытой дверью, в которой виделась комната наполненная полумраком комнаты, от тяжелых штор (притупляющий свет вечернего города) и нескольких свечей в подсвечниках и канделябрах. Постель-белье были чистые и свежие, а цветы в вазах – свежи.
-Пока что ест одна возможная теория на обсуждение в Первой Встречи. Может у тебя Лили есть какие-то еще теории. Или тебя больше привлекают дискусы? Работа языком так сказать?
Последняя фраза сболтнулась случайно, так как в голове уже бушевали картины обнаженной женщин напротив него. Ее медные волосы, распавшиеся по подушкам и простыням, стоны срывающиеся с этих сладких изгибов губ, крепкие бедра с двух сторон от него, сжимающиеся от напряжения вперемешку с возбуждением и те чувства тепла, которые его будут захлестывать в  миги врывания в нее плотью. Пусть это будет так же жарко. Пусть это принесет больше удовлетворенности, чем он боится может быть..

7

Судя по тому, что рука мужчины по-хозяйски легла на его плечи, намек был понял. Прикосновение было теплым, довольно мягким, но... каким-то незнакомым, что ли... Возможно дело было в том, что его Туз так не обнимал, притягивая к своему телу. Если не считать моментов в постели, после секса на пути ко сну, но так то другое ведь... Алиль снова вспыхнул ревностью, думая о своем любовнике и незнакомых девицах, с которым он зажимается где ни попадя. А ведь и не уследишь! И спокойно на это смотреть уже сколько сотен лет не получается - вроде умом понимаешь, что все правильно и так и должно быть, а внутри червячок все равно гложет.
- О, какое мудрое решение! Я и не ожидала меньшего от главы Клуба Любителей Геометрии! - не смотря на обуревавшие его чувства, единорог смог взять себя в руки и мило улыбаться мужчине, не выдавая себя и изображая впечатленную даму. - Мир пока не готов к нашим идеям, потому мы будем их до поры до времени развивать в уединенных местах... - поддакнул демон, наблюдая, как их бокалы снова наполняются.
Туз времени даром не терял, деловито распорядившись о том, чтобы им предоставили номер. Про сумму он не спрашивал у паренька, но деньги дал - то ли знал заранее, буду здесь частым клиентом, а то ли наобум, все же оба капитана бедными церковными мышками не были и иногда позволяли себе слегка сорить деньгами. По крайней мере, хотелось верить во вторую версию.
Когда за ними закрылась дверь номера, Алиль почувствовал себя как-то свободней и уверенней. Добыча была заманена в ловушку и теперь перед основной трапезой можно было слегка позабавиться. А двусмысленная фраза тигра про работу язычком растянула его губы в хищной улыбке. Почему бы не сделать приятное любовнику, если ему этого хочется?
Виляя бедрами, демон парой быстрых шагов приблизился вплотную к Тузу, прижимаясь и чуть елозя своими непривычно округлыми грудями по его торсу. Рука единорога прошлась от груди мужчины ниже, к паху, накрывая его, чуть сжимая, перебирая пальцами в ласке. Шепнул почти в самые губы:
- Я очень люблю дискусы и работу язычком... и с удовольствием это умение продемонстрирую, - Алиль опустился на колени перед любовником, ловко расправляясь с застежками штанов и освобождая его член, чтобы тут же окружить его вниманием сначала рук, а затем и подразнить кончиком языка. Он не спешил добиться скорых результатов и полной боевой готовности, скорее дразня своими ласками. В этом моменте единорог решил не прибегать ни к каким ухищрениям и особы маневрам, оставаясь собой. В конце концов, он не так часто делал Тузу минет, чтобы тот его по этому мгновенно опознал. А даже если обнаружит что-то знакомое в манере и заподозрит - тем веселее будет игра. Хотя полное разоблачение своей маскировки он планировал чуть погодя, когда наступит черед раздевания дамы,а партнер будет возбужден до предела.

8

Ничего не подозревающий и не заподозривший, а только – довольно-расслаблено-непринжденный демон, с небольшим процентажем спиртного за душой, вполне был доволен. Хотя бери и сейчас скручивай  не сразу сопротивляться стал бы. Ну а чего быть на чеку? Нет, ну он знал про религиозность этого города и храмовников, которые довольно не хило развернулись в стране, держа ее за руку. Как знал и то,  точнее придя к определенному анализу, что это было создано руками ангелов. Ему что теперь от каждой тени шарахаться? Или может ненавязчиво так поинтересоваться у ангелов, по каким причинно-следствиям они сочли, что имеют право вмешиваться в мир людей, если соглашение о невмешательстве (подписанный обоими сторонами) все еще в силе?. А что? Идея довольно интригующая – завалиться в этот их храм и развалять все к лешевой бабушке, чтоб не знали. Здание уничтожить. Служителей напугать. А их главного - уверовать в том, что ему 5 месяцев, на ближайшие года.
Но от осуществления этой задумки, нетрезвому – море по колено  горы по ребро, его отвлекли. Отвлекли самым приятным образом. Ну что может быть приятнее, чем предварительные ласки, когда внутри двух тел разгорается пожар? И если до это в Тузе был костерок, то от того, что начала вытворять Лили, все вспыхнуло, словно керосину подлили. Ее пышные формы терлись о его торс, а умелые ручки уже забегали по фигуре демона. А когда замерла на паху, это словно крови прилило к той его части. Полосатый и сам о себя такого не ожидал. Может дело в ее запахе? Такой соблазнительном, что вызывал голод в нем  пробуждал нереальный аппетит. Точнее – неожиданно сильный.
-Это очень замечательно, так как мне нравится дискуссия, только с теми, кто поддерживает не только мое увлечение Геометрией.. Но и владеет хорошо подвешенным языком. Поверь, это за частую - редкость. –мужчина оперся о прикроватный столик бедром, на котором были оставлены стаканы с выпивкой. Его все устраивало. А Лили знала что делала, и довольно легко-ловко справилась со всеми застежками, принимаясь с ходу за дело. Это пьянило дополнительным уровнем. Настолько, что сорвало с губ красноволосого довольный стон. Он подался пахом к губа женщины, за новой и большей порцией. Это тепло и тугость губ, что обхватывали его плоть, влекло. Неимоверно влекло.
Подаваясь снова и снова  губам Лили пахом, демон зарылся одной рукой в ее волосы, распуская их. Делал это он, не смотря на свое состояние и общее положение происходящего, довольно бережно, учитывая их длину. Почти трепетно. Но дальше.. дальше он уже чуть более грубо зарылся в них пятерней. Перебирая по черепу рукой, непроизвольно (в кошачьем инстинкте жмаканья лапами) сжимая пряди волос.. Во второй руке очутился стакан, еще наполненный выпивкой. Из которого он сделал новый глоток. И еще делал, не прекращая двигаться навстречу к Лили и сжимать-расжимать-направлять-держать ее волосы.
-Теория довольно ненавязчива, учитывая всю серьезность этого предмета, Геометрия.. Плавности.. Плавности линий они ест везде и в каждой фигуре, как в отдельности, так и в комплекте…. По сути своей, плавность – это постепенный переход формы из одной высоты в другую. Из одного объема в немного-или-много другой объем…. Все относительно.. ах… Да, милочка… -с тяжелым дыханием, продолжал он свою игру, в последней фразе сорвавшись на несдержанный стон.

9

Туз продолжал что-то говорить, но единорог особо не вслушивался в его слова. Все равно там ничего стратегически ценного или важного не будет, он считал, что напарник все же достаточно сдержан, чтобы не выболтать случайным знакомым государственных тайн. А если окажется что нет - пусть пеняет на себя.
Мужчина стащил его заколку, удерживавшую волосы в хвосте, давая им свободной волной опасть на плечи и спину. Его руки сначала мягко, а затем и чуть грубее зарылись в медные локоны, сжимая их между пальцами и чуть натягивая. В целом это было приятное ощущение, но иногда тигр все же мог перестараться с применением силы и тогда Алиль недовольно фыркал и мотал голой - дергать его за волосы не позволялось никому, даже Тузу.
Демон поднял взгляд на любовника, который мирно попивал свое виски и даже ухитрялся болтать в процессе. Вот это наглость! Он тут, понимаете ли, старается ради этой бестолочи, а оно, хамло базарное, и в ус себе не дует! Хотя несколько сорвавшихся стонов приятно обласкали слух, все же не совсем растерял он опыт за годы... Возмущение наглостью одного красноволосого подтолкнуло единорога к тому, чтобы доказать партнеру (но в первую очередь себе), что он не промах, и вообще самый-самый. Не, ну в былые времена сам Алиль тоже мог забавляться тем, что в самый разгар процесса читал книжку, всем своим видом показывая партнеру, что тот неудачник, но так то давно было и с один полосатым зеленоглазым он так ни разу не поступал!
Взвинченный еще больше конспиратор решил приложить все силы и умения, чтобы кроме сдавленных вздохов и стонов любовник не издавал других посторонних звуков, хотя изначально он планировал оральные ласки исключительно в качестве разогрева. Теперь это стало делом чести.
Очертив кончиком языка головку, единорог накрыл губами член любовника, максимально захватывая его плоть в рот и начиная посасывать с причмокиванием, стремясь обхватить максимально полно, ритмично двигая головой. Однако это продолжалось не очень долго. Вскоре он выпустил член мужчины изо рта, придерживая его у основания рукой и принялся водить языком по всей длине, не забывая уделять отдельное внимание головке, прихватывая губами в своего рода поцелуях. Но и этот небольшой "перерывчик" скоро вновь сменился активными ласками с посасыванием. Рука с основания члена перебралась пониже, перебирая пальцами яички, не по-женски точно зная, как будет приятней, а как делать не стоит, хотя демон и ориентировался скорее по себе, чем по мизерному опыту с Тузом в этой сфере. Вторая же рука медноволосой девушки, лежавшая на бедре мужчины, принялась по нему водить, оглаживая, стремясь пробраться под ткань брюк, желательно, высвободив из придавленного к тумбочке состояния, и вовсе спустить к коленям эту лишнюю деталь одежды.
Собственный член Алиля так же не оставался равнодушным ко всему происходящему, грозясь явить себя во всей красе и испортить маскировку. А потому демон решил больше не отвлекаться на игры со сменой ощущений, а поудобней перехватил бедра любовника, подхватив активный ритм, двигая головой и подрачивая член у основания, стремясь довести дело до победного финала.

10

Не знавший о том, какие возмущения испытывает его новая (старая) любовница (любовник), Туз просто наслаждался всем происходившим. Он был доволен жизнью. А как может быть иначе, если смотреть на картину вселенной с того угла, с которого смотрел он? Вот-вот. Поэтому он сделал новый глоток виски, чувствуя уже не такой салют в желудке, как это было ранее. Словно организм только кивал-кивал и поддакивал. Но особо не обращал внимание, так как был увлечен другим. А может оно так и было..
Но одно можно сказать точно, новые проделки, которые устроил Алиль, чтобы показать не-пальце-деланность свою, вырвали из горла тигра непроизвольный стон и вздрагивание. Так щекочаще-приятно было. Когда по самым чувствительным твоим участкам проходится горячий и влажный язык, затрагивая что-то внутри и словно за нервы дергая. Потом касания приятные, чуть нагло-властные, но сейчас это было простительно, так как тепло, которое все это сопровождало, утягивало в свою пучину.
Руки демона, уже обе, зарылись в волосы женщины, когда она их стряхнула до этого. Стакан со спиртным был отставлен и красноволосый уже  по-другому отдавался всему происходящему. Штаны сползли ниже, а доступа для дальнейших варьирований у Лили стало больше, чем она и воспользовалась со всем опытом и грациозной ловкостью, которой она владела.
Дыхание Туза стало откровенно учащенным и быстрым, в унисон ее быстрым пальцам и тугим губам, которые захватили его в плен, во всех аспектах понимания этого слова. И это было приятно. Это было хорошо. Его пальцы скользили меж прядей шелковистых волос, перебирая их и уже не так сжимая. Скорее – непроизвольно массажируя и делая приятно любовнице. Насколько велика была ее любовь к такого рода прикосновениям, Туз не проверял и не знал, но предпочитал держать ситуацию в какой-то мере под контролем.
Стоит ли описывать, что довольно скоро, в таких умелых происшествиях, ту кончил? Стоит. Его сперма ударилась в рот любовницы-на-одну-ночь, заполняя собой многое и даже немного измазав губы. Вторым слоем «помады». Но сам демон этого не видел, так как прикрыл глаза в блаженном ощущении, от того как его накрыло. Было и больше, но значительно лучше, чем ничего. А учитывая как хорошо себя показала эта девушка.. Его лицо покрыла испарина и дыхание было не ровным, в унисон подрагиванию тела, даже после того как член стал опадать. Но.. Но почему-то перед закрытыми глазами было другое. Минет был хорош. Нет, даже превосходен. Но почему же ему мерещится, в голове, отголосок одной из недавних ночей с единорогом. Почему он все  всех с ним сравнивает и сейчас просто на просто придирается уже. Все было превосходно. Но.. Но..
-Ты прелесть, детка.. –когда он обрел возможность говорить (читай, сделал новый глоток из бокала) то сказал это. Пусть и не слишком громко. И повалился на кровать. Потом, все же, присаживаясь на нее и принимаясь разуваться, снимать с себя штаны уже более окончательно. За которыми последовало и все остальное. Бегло-небрежно сбрасываемое, с одной целью – оголится, наконец- Но ты вед не думаешь. Что это все, красавица?. Наш Клуб Любителей Геометрии еще открыт и заседание продолжается.
Полосатый многозначительно улыбнулся девушке. Голос к нему уже вернулся, хотя дрожь и какая-то неловкость в движениях еще была. Но это не на долго. Он хочет всего. Всего остального. Чтобы прогнать на время из головы золотые глаза и возбуждающие стоны-всхлипы.

11

Каждый шумный вздох и срывающийся с губ любовника стон был бальзамом на душу Алиля, как и отставленный стакан с виски (он специально следил!). Это было непередаваемое удовольствие, ощущать себя центров вселенной для него, пускай и на какие-то пять-десять минут, ощущать себя полноправным хозяином крупного сильного зверя... Это пьянило. Собственная плоть продолжала подавать признаки активности, благо юбка было пышной, а под ней имелись не менее пышные панталоны до средины бедра, призванные имитировать крутые женские бедра хотя бы для виду и скрывать все лишнее, что позволяло не раскрыться раньше срока.
Не смотря на то, что единорог ожидал логического финала, все же он немного отвлекся, а потому когда пряная струя семени ударила в горло, он чуть было не закашлялся, но быстро с собой справился, заглатывая все остальное. Он по собственным ощущениям знал, что так приятней, чем когда выпускают сразу, а потому выпустил уже плавно расслабляющийся орган лишь время спустя. Подняв взгляд на мужчину, демон понял, что тот сейчас где-то не здесь мыслями и на него не смотрит, а потому не стал устраивать красивого представления со слизыванием с губ белесых следов, а просто вытер их рукавом.
"Смотрит кот на сало и говорит - мало!" - подумалось Алилю, когда любовник окончательно разделся и прозрачно намекнул на продолжение банкета. Просто-таки деловая колбаса, полосатая. Впрочем, демон не собирался в этом отказывать, сам он пока не был еще удовлетворен. Более того, решил в качестве разнообразия даже устроить аукцион невиданной щедрости - чтобы потом, когда напарник поймет, как его жестоко накололи, он мог еще и поубиваться на тему того, что и как единорог умеет и что больше ему это не светит за красивые зеленые глаза.
- Полагаю, теперь моя очередь выступить... с практическим обоснованием теорий на заседании нашего клуба? - протянула рыжая девушка, уже поднявшись на ноги и будучи все еще полностью одетой, в отличие от партнера. Правда, один не женский орган все же пытался о себе напомнить, но был проигнорирован. Лучше всего сейчас было отвлечься на что-то, но красивое и приятное для всех, а потому выбор пал на эротический танец почти без колебаний со стороны золотоглазого диверсанта. Это он любил и умел делать, хотя Тузу никогда и не показывал этого умения. Как-то не складывались располагающие обстоятельства.
Музыки не было, потому пришлось импровизировать без нее. Он подошел к одной из деревянных опор на углу кровати, поддерживающей балдахин, шаловливо стреляя из-за нее глазками, прильнул к ней, прижимаясь грудью и призывно оттопыривая зад, прогнулся сильнее, почти по-кошачьи, затем плавным волнообразным движением выровнялся, отходя чуть назад, в сторону двери. Единорог неотрывно смотрел на партнера, продолжая двигаться всем телом и в особенности покачивая подчеркнутыми корсетом и юбкой бедрами, изображая некоторое подобие танца. Он оглаживал себя руками, принимая соблазнительные позы у стены и опор кровати, демонстрируя свою грацию и пластику, более свойственную женщине, чем мужчине, коим он, не смотря на бонус в виде груди, продолжал оставаться.
Однако долго томить зрителя Алиль не стал, медленно расстегивая передние застежки корсета. Этот элемент женского костюма ему всегда казался жутко неудобным и не практичным, а потому избавиться от него хотелось поскорей. Впрочем, делал он это без спешки, в процессе оглаживая грудь руками, чуть сжимая и поигрывая этими выпуклостями, которые так магически действовали на Туза. Но вот корсет был полностью расстегнут и отброшен на пол, а сам соблазнитель снова оказался у опоры, закидывая на нее ногу. Одной рукой он подхватил подол юбки, плавно его приподнимая и демонстрируя стройную ногу, одетую в чулок и край кружевных панталонов. Рука огладила приоткрытые юбкой прелести, задирая слои ткани еще откровенней. Снова отстранившись от кровати, единорог покружился, уже обеими руками приподнимая юбку, демонстрируя ноги, то и дело поворачиваясь к зрителю задом и призывно виляя попкой, все еще прикрытой юбкой. Однако, вскоре юбка заняла свое место на полу рядом с корсетом, а демон остался в туфлях, чулках, кружевном белье и рубашке, продолжая свой танец как будто бы ни в чем не бывало и словно бы не замечая "потерь".
Он снова вернулся к кровати и облюбованной опоре, поворачиваясь боком к зрителю и обхватывая ногой деревянный столб, словно бы закинул ногу на бедро любовнику, поддерживая равновесие с помощью одной руки, а второй оглаживая свои бедра, груди, бок, попутно приподнимая нижний край рубашки, двигаясь при этом всем телом так, словно бы трется о пах партнера, коего изображала сейчас деревянная подпорка. Взгляд Алиля был направлен на любовника, следя за его реакцией.

12

Тело и сознание Туза пребывали в двух разных состояниях. Так как если первое было пьяно и расслаблено, в частности расслаблено после недавнего оргазма и удовлетворенности.. То мозг демона уже был в состоянии – готов к труду и обороне. И вот тут начинался диссонанс не успевании тела за мозгом. И сам Туз очень рад был бы продолжить и развернуть все и дальше так же хорошо, как оно началось. Но человеческое тело.. и то, что палиться не желательно – давали свое.
Мужчина устроился на диване и с заинтересованностью смотрел на любовницу, что двигалась в так какой-то далекой и лишь ей слышимой музыке. Двигалась, изгибалась, показывала на что способно ее молодое и полное сил тело. Как она умеет им владеть и как завораживающе это смотрится со стороны.  Поигрывания слоями одежды. Поигрывание по застежкам. Туз не всегда даже улавливал, когда в танце-стриптизе начинался миг, что одежда расстегивалась. Для него все было в грации, движении и интриге. Вот оно закрыто, а вот оно открыто и летит на пол. Одежды становится меньше, а  танцовщица этого словно и не замечает, продолжая так же двигаться, что глаз от нее не оторвешь. Хотя, насчет этого танца, Туз успел уловить одно – кровь оно разгоняет на расстоянии. Как умелый маг крови, Лили завладела сейчас его кровью, своими движениями и ритмом перегоняя ее всю вниз и наливаясь в паху.
И Туз смотрел, смотрел, смотрел. Смотрел на то, как и что происходит. Сглотнув, от закидывания ноги на столбик вновь, и понимая - как пересохло в горле. Он потянулся за остатками виски и хлебнул их, допивая и давая организму впадать в полную эйфорию, винегрет всего происходящего в нем и внешне.
Но когда дело коснулось блузки, тут демон уже не мог устоять. Вот она была еще в ней и вот эта ткань под маневрами исчезает. Зато появляется полная открытость груди. Той самой, что так заворожила его в салоне и неизменно привлекала к себе внимание все время их общения. Но все же она была даже лучше и больше чем он ожидал. Она была превосходной формы. Размера и так и тянула к себе. А эти соски. Этот изгиб тела..
И ведь демон даже не догадывался, как умело слои ткани в неснятой одежде, скрывают то, что фигура не совсем такая как он себе представлял. Но тигр мог сказать и знать точно одно – он не мог уже это так просто оставить без внимания. Приподнимаясь и на коленках, но с выпрямленной спиной, передвигался по кровати в сторону любовницы..
И кто бы мог подумать, что в таких местах, бывают такие умелицы.
..через какое-то мгновение (когда не трезвость захватывает твой мозг, с скоростью действий, довольно туго) красноволосый уже касался грудью спины. развернувшейся ею к нему, Лили. Касался и прогнувшись потерся, пуская руки в движения, прогуляться вдоль тела любовницы и плавно переметнуться на пышную грудь, которую тут же сомкнули. на уровне сосков
И раздался мат, а тело демона напряглось. В ладонь впились тупые-декоративные иглы, пущенные по кругу сережек на сосках, которые он же и одевал-покупал. Мужчина отдернул руки внепонятках смотря на ладони в дырочку, из которых потекла кровь, неуверенными алыми каплями

Отредактировано Туз (2011-08-21 21:56:40)

13

Алиль почти физически ощущал, как скользит по его телу жаждущий взгляд любовника и это его возбуждало еще больше. Непослушный член нагло наливался и поднимался, грозясь выдать всю маскировку, даже не смотря на некоторый интимный полумрак комнаты, из-за чего пришлось и дальше вертеться у облюбованной деревянной опоры и прятать причинное место.
Очередь была за рубашкой, но демон не спешил снимать ее полностью, для начала медленно расстегивая. Дабы маскировка не пострадала, пришлось подаренные Тузом сережки временно упрятать точечной визуальной иллюзией, мол ничего там нету, благо свет не был слишком ярким и играл на руку. А капризная рубашка тем временем не желала следовать на пол за юбкой и корсетом, спадая то с одного плеча, то с другого, приоткрывая пышные груди, которые колыхались под собственным весом при каждом движении.
Единорог заметил, как зритель его маленького представления приблизился, пусть неосознанно, но напоминая своим поведением хищника, который подкрадывается к добыче, чтобы ухватить и растерзать. Но Алиль тоже был не лыком шит и продолжал тереться о шест, вертясь вокруг него и, удерживаясь то руками, то ногами, ловко ускользая от мужчины. Рубашка так и оставалась болтаться на его плечах сползшим куском ткани, когда демон взялся за чулки. Поставив ногу на край кровати на носочек, он плавными уверенными движением отцепил ремешки от специального пояса, затем огладил руками ногу, скатывая тонкую материю чулка вниз, после чего быстрым резким взмахом ноги отбросил ненужный элемент одежды куда-то в угол комнаты. Такая же участь постигла и второй чулок, без них стало определенно лучше на взгляд  Лилового капитана под прикрытием. Дальше свой танец вокруг импровизированного шеста он продолжал только в панталонах и полуспущенной рубашке, призывно двигая плечами, покачивая бедрами и выгибая спину.
Однако тигр тоже не собирался так просто отказываться от своих желаний и в какой-то момент подкрался сзади, обнимая со спины, а его руки легли аккурат на груди рыжеволосой девушки. И все бы ничего, если бы демон не напоролся на собственноручно оставленные сережки... Алиль дернулся от неожиданности, услышав маты над ухом. Надо было срочно как-то замять момент. Пользуясь растерянностью красноволосого, единорог сильным толчком опрокинул его на кровать, а сам встал над ним на колени, опираясь по бокам его бедер и, наконец, избавляясь от рубашки полностью.
- Какой ты горячий и нетерпеливый... Знаешь, с такими пылкими красавчиками я предпочитаю быть сверху... - фраза прозвучала крайне двусмысленно. Хотя из уст девушки предполагалась вполне определенная трактовка. Но следующим движением стягивая панталоны, и демонстрируя возбужденный и вполне себе мужской член, демон добавил полагающееся второе значение.
Пока Туз офигевал и лицезрел такой неожиданный поворот событий, единорог не отрывал взгляда от его лица, упиваясь отражающимися эмоциями. По большому счету он мог быть и сверху, и "сверху", хотя последний вариант считал не слишком увлекательным и практиковал по большей части ради морального удовольствия, да и то, довольно давно. Конечно, сегодняшняя выходка не шла в сравнение с той, что была некоторое время назад, когда он оглушил любовника и привязал, пугая его перспективой лишения невинности в пока еще невинных местах, но вместе с тем, Алиль не мог себе отказать в том, чтобы еще разок не подразнить одного полосатого на эту тему.
- Ну, что? Нравится тебе девочка с сюрпризом? Можешь потрогать, он настоящий, и пользоваться я им тоже умею, тебе понравится, - он нарочно не спешил менять выбранную внешность, наслаждаясь произведенным эффектом. Однако долго с маскарадом затягивать тоже не стал, снимая с себя последний предмет - Туманную звезду, но не сбрасывая на пол, как все прочие вещи, а пряча в теневой карман (ибо нефик ценными артефактами разбрасываться).

14

Не трезвый, растерянный, раненый, обескураженный и сконфуженный демон, ну совершенно не ожидал ни точек на своих ладонях, ни внезапного толчка в грудь, который его опрокинул на кровать. Слова Лили он воспринимал как-то через пелену и посему не все понял, удивленно переводя взгляд уже на женщину. Кто бы мог подумать, что за такой короткий срок с его руками произойдет столько обновок, которые просто сногсшибательны. Вначале катары, теперь какие-то шипы.
Мысли вихрем проносились по сознанию красноволосого, поднимавшего взгляд на Лили, продолжавшую двигаться и раздеваться. Шипы. Шипы недавно он. Он сам… Округлившимися глазами. Демон смотрел на то, что показалось из-за складок панталонов.
Как в замедленной съемке и с замедленными движениями, тигр осознавал происходящее, складывал дважды два по палочкам. И в тот миг. Когда вторая палочка легла рядом с первыми тремя, Лили сняла с шейное украшение, которое пару раз попав в поле зрения, наводило на мысли воспоминания, но демон не мог вспомнить какие. К предыдущим палочкам можно будет прибавить еще две, для полной картины. Чтобы понять расклад и комбинацию ходов от и до. Может полосатый так и сделать, да только потом..
Сейчас его начинало переполнять странное чувство. И чувство это было НЕНАВИСТЬ. Хотя, точнее, просто гнев. Но одним из ответвлений было бурлящая злость, которая взметнулась быстрее, чем демон возбуждался до этого. Эту ауру он узнает под любой внешностью. Всегда узнает. Всегда узнавал и иногда, не осознано, искал.
…ладно бы еще тот случай в спальне у Алиля, когда он так его напугал. Этот момент как-то им слился, будучи подслащенный неожиданным поцелуем. И тем как это обоим понравилось. Словно двум школьникам. Оно и ясно – столько лет вместе и тут, как прорвало.
Но сейчас... Его мужское этого было задето. И сложно было бы сказать, каким именно из моментов.
Зеленые глаза сверкнули в недобром прищуре, и всем телом демон присобрался, напрягаясь и приподнимаясь на локтях. Словно собирался с  чем-то, да вот только не со словами.. Приподнимаясь и усаживаясь на кровать, в то время как бедра его. Все еще удерживал в равновесии любовник
-Какая же ты тварь, Алиль… -тихо и чуть хрипло сказал он, прежде чем толкнул любовника. Сталкивая с себя и буквально стряхивая.
И снова в теле и сознании мужчины начались разногласия. Возбужденный член и гипносиськи, против гнева. Только вот гнев еще больше распалялся, но не от дальнейших копаний в причине и следствии, а от того как его гипнотизировала грудь любовника. Она стал еще больше. Здоровой. Огромной и еще более притягательной. В компанию с тем, что он видел до этого, из умений единорога владеет собственным телом
-Пришел во всем параде, извращенец? И решил развлечься? –начинающим рокотать голосом поинтересовался он- Ну как, развлекся? Или я первый на этот вечер у тебя?.
А еще закралась, где-то очень-очень-ну-очень глубоко, обида на то, что Алиль почти женщиной был и даже вырядился так. Но ведь наверняка не для него. От этого хотелось задеть еще больше. Хотя заставить себя ударить он не мог. Молчаливый гипноз сисек был сильнее..

15

Демон готов был бы рассмеяться, если бы взгляд одураченного напарника так скоро не приобрел угрожающие оттенки. Хищные и опасные. Но от того волнующие и притягательные. От одного только взгляда этих кошачьих зеленых глаз внутри все замирало, а от паха поднималось жаркое томление. Этим зверем хотелось обладать всецело и единолично, ни кого к нему на милю не подпуская, пусть ради этого даже придется истребить все живое на сотни миль вокруг, главное, чтобы никто больше не посмел привлекать его внимание, чтобы этот взгляд был только его, Алиля.
Он только ахнуть успел, когда оказался сброшен на пол, приземлившись на мягкое место. Налившиеся, казалось, еще больше груди непривычно колыхались от каждого мало-мальски резкого движения и единорог почти неосознанно их тер и иногда придерживал руками, чуть приподнимая, от чего округлости выглядели еще более призывными. К счастью тигра, он не осознавал весь масштаб воздействия на того больших сисек.
- Если я тварь, то ты похотливое животное! - взорвался на слова Туза единорог. Ревность и возбуждение, сдобренные обидой на упреки любовника, да еще и упавшие в благодатную почву предыдущей раздраженности, сейчас пошли в рост. Хотелось обидеть собеседника в ответ, чем-то кольнуть побольнее, заставить разозлиться еще больше. - И после сегодняшнего вечера у меня не осталось в этом сомнений! Будущий Генерал, говоришь? Да посмотри на себя, кошак драный! Готов бежать за любой юбкой, если над ней виднеются хоть какие-то сиськи!
Алиль так и сидел на полу, как упал, опираясь руками за спиной и чуть раздвинув ноги. Он оставался обнаженным, но демона такие мелочи сейчас мало волновали, его взгляд был нацелен на Туза. Обидные колкие слова срывались с губ легко. Ведь уже не раз за этот вечер думалось о том, что на его месте могла оказаться другая Лили, вполне себе человеческая женщина. А ведь демону под прикрытием даже не пришлось задействовать никаких особых техник обольщения из своего арсенала и пол ночи обхаживать облюбованный объект - тот сам повел спутницу уединиться. И тут уж сомневаться не приходится - красноволосый тигр бы точно также неровно дышал под движениями ее губ, смотрел бы на изгибы ее тела в танце, а потом, в постели... И все это даже не вспоминая о своем напарнике-любовнике, вот ни разу! От одних только этих картин и мыслей внутри поднимался ураган, желающий стереть с лица мира не только это заведение, где его любовник любил бывать и где искал компанию на ночь, но и весь город, все человеческие земли, чтобы он больше не засматривался на всяких там баб. Но оторвать взгляд от гипнотических зеленых глаз было выше его сил, а потому люди пока могли спать спокойно, даже не ведая, каким чудом избежали локального конца света в исполнении томимого ревностью демона. Пусть бы это и стоило ему всей энергии и жизненной силы с последующим холодом вод Стикса.
- Что, хотел развлечься, а тут такой облом, да? Поди, первый за сегодняшний вечер - все прочие разы были удачными? - продолжал говорить Алиль, еще больше заводясь. Адреналин бушевал в его крови, а воздух наэлектризовался, и собственные волосы единорога начали завиваться кудряшками.- Как баба оказалась вовсе не бабой, а с членом - так уже и не то сразу?

16

Туз только отчасти понимал то, что происходящее тут – результат их общей возбудимости. Но больше он понимал другое – ему предъявляли претензии, что его тянуло на вполне логичные вещи – размножение с самками. Пусть и человеческого вида.. Но это было вполне логичное и всегда ему нравилось. Раньше, по крайней мере.. Да, раньше. Потому что до появления в комнате Алиля, как-то все Туза устраивало. У него были женщины и иногда он экспериментировал. И во что это вылилось? В то, что этих женщин, почти не стало в его жизни и постели. А кто виноват? Конечно – этот золотоглазый наглец, который сейчас предъявляет претензии!
И что он хотел-то? Только отдохнуть и выпить в людском мире. Да, вокруг него завертелись женщины, но дальше посиделок он ничего не хотел от них, и прекрасно это понимал, смотря на их формы и губы. До появления Лили.
Надо было сразу догадаться. По звезде. Или по тем феромонам, которые излучает Алиль, раз аура была скрыта звездой. Ведь с ним уже давно такого не бывало. Как и женщин в его постели. И тут такой поворот событий. Ведь он действовал наобум и уверено, лишь по виду.
-И это мне претензии по поводу цели в виде Генеральства предъявляет тот, кто вырядился как шалава из человеческого заведения, намазюкался пуще и гуще прежнего, а теперь стоит тут и что-то еще и высказывает мне? Ты в зеркало вначале посмотрел бы вначале, а потом претензии предъявлял..Злость в красноволосом набирала невиданные и неожиданные, для него даже, обороты
-Животное… -повторил он, пусть это и было сказано чуть ранее. Неожиданно для себя осознавая многогранность этого слова. От обидного и до возбуждающего, словно что-то шепчущего
В воздухе назревала буря, и даже Алиль как-то менялся. Даже больше чем есть. Ведь сейчас Туз смотрел в знакомое и не знакомое лицо напарника. И дело было даже не в цвете волос-глаз, а общих чертах лица, которые были не такие. А демон много раз видел, и буквально досконально знал каждую черту лица своего любовника, чтобы улавливать разницу. Хотя мужское начало и терялось в том - что именно изменилось?.
Нагулялся. Разгулялся. Много было. Да ни с кем у него и не получалось уже толком! И кто виной? А тут еще и претензий вагон. Такое не проходит зря.. А атмосфера все накалялась с обоих сторон
-Животное, говоришь.. –как в одурмане повторил полосатый и, спускаясь с кровати, пошел на Алиля, так соблазнительно повернувшегося-развернувшегося к нему. Глаза плясали по телу мужчины, пока он распрямлялся- Я тебе покажу еще животное.
С этими словами, Туз набросился на Алиля, валя его на пол окончательно, давя собой и прижимая лицом к полу. Оглядевшись, он заметил рядом лежащую юбку от недавнего костюма Алиля и подтянув ее, принялся ею связывать руки любовника. Почти привычными движениями. Опытными, так сказать. Много лет практики. Хотя «куль» получался и довольно объемным, но не давал возможности так просто выпутаться рукам единорога
-Сейчас в полную меру поймешь - какое животноое.. –не хорошо прошептал он. Проводя руками по телу любовника, ведя линии по знакомым изгибам тела и возвращаясь к груди. Сжимая грудь (более умело и уже без травм), поигрывая по ним пальцами и начиная ласкать, да так, чтобы тело парня не осталось безучастным. А учитывая возбуждение этого извращенца (да-да, Туз заметил)..

17

- Сам на шалав ведешься, а еще и претензии предъявляешь... - буркнул демон. Он хотел еще сказать, что если бы любовник не велся на таких особ, то и его бы не стали таковыми соблазнять и испытывать, но вовремя прикусил язык. А то как-то все получалось слишком паливно. Спрашивается - а зачем тогда вообще надо было кого-то испытывать и так далеко заходить? И проблема была в том, что внятного ответа у Алиля не было. То есть, он знал почему и зачем все это затеял, но Тузу бы не признался.
Когда мужчина поднялся с кровати и начал опасно на него надвигаться, единорог чуть не отпрянул инстинктивно, но усилием воли остался на месте. Будет он еще убегать от этого кота! Не боится он его полосатого величества, путь так и знает! Но Туза, видимо, такие мелочи, как боятся его или нет, сейчас не волновали.
Дальше все происходило стремительно. Красноволосый рывком накинулся на своего напарника, придавливая его окончательно к полу. Между ними завязалась потасовка, но тигр все же не только его удержал, но и перевернул мордой в пол, в более выгодную для себя позицию. Однако Алиль не собирался оставлять все на самотек и, немного придя в себя, принялся дергаться и брыкаться.
- Будто я там чего-то не видел! Животным был - животным и остался! Диким и похотливым! Что в Геенне, что на Небесах, что в мире людей! - возмущался и сопротивлялся демон, мешая своим нежеланием лежать смирно, пока Туз его связывал. Но опыт у зеленоглазого в вопросах связывания был обширный, многолетний, так сказать, а потому он все же достиг своего, используя в качестве пут так неосмотрительно сброшенную в танце юбку.
Но даже будучи в самом невыгодном положении, зная, на что способен напарник, единорог не собирался смиряться со своей участью. По его мнению это было слишком скучно и не спортивно. Да и нравилось ему сопротивляться и выпендриваться, ощущая на себе силу любовника. Это возбуждало невероятно. А еще возбуждало то, что оба они были обнаженными и в горячке потасовки их тела прижимались друг к другу и терлись.
Алиль продолжал извиваться, зажатый между полом и жарким сильным телом мужчины из чистого упрямства, то и дело норовя последнего лягнуть. Возбуждение уже туманило его сознание, а в паху клубилось сладостное томление предвкушения, замешанное на воспоминаниях, как восхитительно было в предыдущие разы. Если бы не извечная вредность, он бы уже давно умолял взять его поскорее, тем более, что ягодицами он явственно ощущал налитый член мужчины, но стоически молчал на эту тему. Однако Туз словно задался целью выбить из него это постыдное признание своих желаний. Его руки огладили бока единорога, а затем легли на груди, лаская и сжимая. С губ Алиля сорвался глухой стон и он тут же вцепился зубами в ткань своей юбки-пут, чтобы новыми звуками себя не выдать. Новоприобретенные выпуклости оказались слишком чувствительным к ласкам, и это как-то забылось с прошлого раза, а сейчас вдруг резко вспомнилось.
- Слезь с меня, глупое животное! - единственная связная фраза, на которую хватило демона, да и то голос осип и чуть подрагивал, а слова произносились с придыханием. И уж, конечно же, меньше всего он хотел, чтобы тигр его послушался.

18

О это не передаваемое чувство борьбы. Сколько бы слов к тебе не подбери, все не то. Хотя наиболее точно это все даст ощутить то, что будет сказано, что оно вызывает привыкание. Так и не иначе, только, можно объяснить то, как в Тузе все встрепенулось. То, что организм содержал некоторое количество спиртного, отошло уже на задний план, так как оно уже не влияло. Туз был Тузом и он знал что делал. Хотя и не всегда хотел отдавать себе отчет в причине и следствии.
Отвлекаться на такие мысли не хотелось, а вот отвлекаться на слова, не всегда хотелось, но все равно - как-то получалось. Может потому что они задевали. Задевали и подливали жару.. Возможно, если бы Алиль замолчал и не брыкался так, то Туз и остыл бы. Но в этом мире такого не будет. Так что полосатый только зашипел, когда его лягнули в попытке скинуть, но кусать, или делать больно не стал. Однако, стал делать приятнее ладонями, умело лаская его груди и играясь по их мягкости пальцами. Все же опыт не пропьешь и полосатый помнил, как доставлять приятное девушкам, лаская руками их груди. И по напряжению тела золотоглазого, в отличии от его слов, он чуял результат. Чуял буквально как запах. Но запах вызывающий больший аппетит.
-Что-что ты сказал? Повтори, я  не расслышал, за твоими стонами… -усмехаясь передразнил тигр, пусть стонов и не было, а напарник молчал как партизан. Но он носом чуял, что дай тому волю...
Через некоторое время на груди осталась только одна рука, хотя и она вполне справлялась. В то время как вторая прошлась по боку и спине любовника, оглаживая края его ануса. Хотя зад любовника пришлось приподнять для удобства, а самому – полуслезть с него. Передислоцировка Алиля в новую позу, неимоверно возбуждало. А как может быть иначе, когда его упор руками шел на пол, а зад – так соблазнительно был оттопырен?.
-Какое право ты имеешь, приходить и устраивать мне какие-то разборки. Мне и так хватает, что… -на этой ноте он осекся. Прикусывая себе язык. Нет. Он не признается, что с женщинами туго совсем-совсем последние года. Ну примерно с тех пор, как они в Академии встретились. Нечего ему знать такую точность. А то еще сочтет своим. Таким же извращенцем. Еще косметичкой будет пытаться делиться..
Кстати о.. Как быть со смазкой?
Пришлось срочно вызывать тени. По другому было никак… но окунувшаяся в них рука – выудила банку с каким-то кремом для рук. Туз с сомнением смотрел на него, припоминая, что Данко им руки мазал, перед отдыхом. А этот ребенок был щепетилен до своей кожи. Так что это вряд ли может оказаться скраб или депилятор..
Замешательство длившееся пару секунд, было прервано, и красноволосый поспешил нагнать утраченные секунды. Открылась крышка и щедро смазанная маслянистой массой рука, прошлась вначале по возбужденному члену Туза.. а  потом пальцы прогулялись по розовым краям ануса любовника. Проталкиваясь в него и принимаясь растягивать его и сжимать. Но сжимать простату.
Он добьется стонов и несдержанных откровений от Алиля. Пусть говорит что хочет, но он возбужден. Он тоже похотлив, так что нечего обзываться  и гнать бочку только ан одного Туза
Это слово. Животное. От него проходили мурашки даже думая, а когда оно произносилось…
-Ну и посмотри теперь на себя.. –сам не понимая когда, но горло демона тоже сводил спертый воздух, а томление в паху было невыносимым. Настолько, что через пару движений, его головка стала тереться о анус Алиля. Не долго терлась. Но было. Было. Перед резким и властным рывком.

19

Туз продолжал мять его груди, умело доставляя удовольствие. Противиться этому не было сил, но Алиль продолжал упорно сжимать зубами ткань, чтобы не стонать, хотя его шумное прерывистое дыхание было не менее явным показателем обуревающих его ощущений. Даже возникла мысль, все же попробовать разок с зеленоглазым напарником полностью в женской ипостаси. Однако дальше мыслей это намерение пока не заходило - вредность к такой капитуляции даже ради интереса была пока не готова.
- Уши чистить надо... тогда все... слышно будет... - прошипел единорог, чтобы этот наглый кошак ни в коем случае не принял молчание за знак согласия. Он продолжал изображать сопротивление, хотя по большей части намеренно терся ягодицами о член любовника, подгоняя того.
Видимо, провокация оказалась успешной, так как одна из рук мужчины прошлась вдоль позвоночника к ложбинке между ягодицами. Сам Туз сполз в более удобное положение, заодно приподнимая бедра единорога. Впрочем, последний был совсем не против этого, а потому вполне легко дал помочь себе принять нужную позу, нарочно прогибаясь в спине, раздвигая ноги шире и чуть покачивая ягодицами, якобы в сопротивлении, но на самом деле стараясь не дать интересу кота ни на мгновение остыть.
- А какого права не имею? Кто мне запретит? Ты, что ли? Запрещалка еще не доросла! - слова помогали отвлекаться от назойливых желаний плоти. Демон понимал, что вот-вот все будет и скоро он удовлетворит свою жажду физической близости, но спокойно ждать и терпеть было слишком тяжело. К тому же за годы общения он уже успел заметить, что Туз довольно вспыльчив и реагирует на различные провокационные слова и жесты, как истинный кот не оставаясь равнодушным к тому, что дрыгается.
Поза в целом Алилю нравилась и всем была удобна, кроме одного - не удобно контролировать, чем там занят любовник. Обычно это не мешало, но в моменты промедлений жутко раздражало. И вот демон уже готовил новую колкую речь, когда в него легко проскользнул смазанный палец тигра, быстро и безошибочно находя небольшой горбик простаты. Все заготовленные слова так и застряли в горле и кусать уже пришлось собственное предплечье, чтобы и дальше не подавать голоса. В общем-то, единорог мог бы и сам озаботиться подготовкой раз знал, куда и зачем шел, но он этого обычно не делал, так как партнер ни разу о такой маленькой детали как смазка не забывал. Это было приятно.
Однако Туз не стал надолго останавливаться на подготовке, его пальцы выскользнули, а их место занял член, входя одним уверенным рывком. И если до этого у Алиля еще какие-то силы сдерживаться были, то теперь их не осталось. Он громко и несдержанно вскрикнул, срываясь на протяжный стон. Мышцы спины и бедер на время напряглись, а сам демон дернулся. И дело было вовсе не в боли - он был уже более чем возбужден, да и расслаблялся всегда легко и быстро, наоборот, накатившее удовольствие оказалось слишком сильным и ярким, чтобы всерьез опасаться кончить в первые же пару секунд.
- Ты - грубое животное... - выдавил единорог наконец, когда перед глазами перестали плясать цветные круги и он смог вдохнуть. Говорил он это чтобы хоть как-то отвлечься от накрывшего с головой удовольствия от проникновения и хоть как-то сгладить свою громкую реакцию, представив все недовольством. Хотя если бы Туз коснулся его члена, то почувствовал бы, что тот уже давно влажный, а где-то под ним начинает образовываться лужица смазки.

20

Нельзя было хрипло не рассмеяться на реакцию Алиля, прогибаясь всем телом. Демон только увереннее и крепче ухватил за бедра любовника, тяня на себя и больше-глубже врываясь в него. Входя полностью. Утопая в этом ощущения тесноты и тепла, жара разгоряченного тела единорога. Это упоительное чувство сопротивление, оскорблений, прищемления гордости напарника. Это пьянило и увлекало. Как и сам лиловолосый. Но Алиль об этом никогда не узнает. Нет, Туз не даст зажечься радостным огонькам в золотых глазах напарника.
Но как бы еще хорошо было, если бы его напарник прекратил свои оскорбления. Туз знал, что эта мечта на грани фантастики. Да еще и в такие моменты, когда ихния потасовка началась со словесной дуэли.  Но..
Но промелькнувшая, было, до этого мысль, снова в нем поднялась и воодушевилась. Набирая обороты вместе с тем пылом, который возрастал в Тузе с каждым рывком. И если вначале это была просто мысль. То сейчас это было почти руководство к действиям, которые не замедлили осуществиться
-Животное говоришь?. Ну говори-говори... –проходясь ладонями уже по его талии и вдоль боков, поднимаясь выше по груди, но не задерживаясь (как это ни странно) на пышных округлостях. Сжимая плечи единорога, чтобы сильнее ворваться  в него и наклониться к любовнику. Пройтись губами по изгибам его спины и укусить за плече- Кажется ты забыл, какое я животное. Но не бойся, я напомню тебе..Пусть слова и давались демону с трудом, но все же он постарался им придать той уверенности в тоне, которая у него всегда была напомнить Алилю как он гордиться своим истинным обликом. С новым порывом страсти и тугости в золотоглазом. Тигр укусил его уже за плече. Оставляя лишь следы, но не кровь.. Закрывая глаза от удовольствия, покрывая тело любовника своим и упираясь уже в пол руками, для равновесия над Алилем, пока бедра поступательно врывались и ударялись о зад напарника.
Туза нельзя обвинить  неискренности, потому что он действительно решил показать. Трансформация тела началась довольно стремительно и каждое движение его внутри Алиля, словно только подгоняло волну. С губ демона срывалось уж не только тяжелое дыхание, но и несколько раз откровенный стон удовольствия от «освобождения». Он себя никогда не чувствовал скованным в человеческом теле, но что-то неуловимо-неописуемое всегда ощущал. Когда оборачивался тигром, если не истиной формы, то более политкоректной-природной. Как, например, сейчас.
По телу проступили пятна, в то время как само тело начало меняться. Увеличиваться и становиться крупнее. Появившийся хвост, словно вырвавшееся на свободу продолжение позвоночника, сал началом преображений ног в лапы. Далее изменение стремительно побежало выше по телу, пока лапы выпускали когти и упирались ими о пол, для более крепкой фиксации и для упора.
До того как единорог успел увидеть изменение рук в когтистые лапы, он успел прочувствовать изменение. И дело было не в шерсти, покрывавшие бедра, живот и лапы Туза. А и в том, как медленно, но стремительно увеличился член любовника. Двигаться становилось туже ив некоторой степени – непривычно, но это не щадило Алиля.
«Теперь ты понимаешь, о чем я говорил?.» ментально выпалил ему демон, так как преобразовался уже весь. И голосовые связки тоже. Алиля покрывал и врывался в него с все тем же возбуждением, взрослый и хорошо развитый золотой тигр. Хвост его гулял и трепетал в такт движениям. Задние лапы упирались в пол, для лучшего нажима. Как и передние. Хотя порой передние и расслаблялись, перебирая «пальцами» в кошачьем пожмакивании от удовольствия по полу. А клыки и мода скользили вдоль плеч, по позвоночнику и возле шеи, щекоча шерстью, но и давая прочувствовать нешуточность хищника.

21

Туз и не думал как-то сбавлять обороты или останавливаться, наоборот, казалось лишь больше распалялся, резче вбиваясь в податливое тело прижатого к полу демона. Тот уже снова взял свой голос под контроль и лишь глухо постанывал, кусая ткань своих пут, не в силах сдерживаться полностью. На самом деле сдерживаться вообще не хотелось, но пресловутая вредность не могла позволить, чтобы любовник в полной мере наслаждался свое победой, пусть в этой игре и не было победителей и проигравших как таковых. Со стороны картина выглядела насилием, но оба участника действий получали от происходящего невероятное удовольствие, пусть и каждый по-своему.
Мужчина огладил его руками, прижимаясь жарким сильным телом, щекоча своим дыханием, словами, вызывая стайки мурашек вдоль позвоночника. От резкого укуса в плечо Алиль вскрикнул, невольно сжимая член любовника внутри. Но тот, казалось, этого даже не замечал, продолжая быстро и ритмично в него врываться, так, как хотелось ему самому, как хотелось им обоим, разгоняя страсть по их телам.
В какой момент началась трансформация единорог не заметил, да и немного не до того ему сейчас было. Он с трудом удерживал бедра приподнятыми, чуть покачивая ими в такт ритму, опираясь на локти - все же Туз был довольно тяжелым, а в движении и подавно, почти вколачивая партнера в пол. А потому, занятый поддержанием приятной им обоим позы и сдерживанием слишком уж откровенных стонов и всхлипов, он пропустил все самое интересное. Будь Алиль сейчас чуть меньше увлечен происходящим, он бы себе локти от досады кусал, что такое прошляпил. Не то, чтобы он не видел прежде трансформации напарника в его истинный облик... Видел и не раз, но то было в бою и, как правило, не до любования кошачьими прелестями было. Однако это вовсе не означало, что золотоглазый демон втайне не мечтал увидеть этот процесс на полностью обнаженном и никуда не спешащем тигре. А еще ему давно хотелось если не покататься на спине огромного пушистого зверя, то уж точно поваляться на нем, таком большом и полосатом. Но, увы, реальность далеко не всегда радует исполнением всех желаний.
В реальности единорог почувствовал неладное, когда врывающийся в него член начал увеличиваться. Не настолько, чтобы серьезно травмировать, но достаточно, чтобы это было ощутимо, вынуждая внутренние мышцы растягиваться под новые габариты. Ощущения были непривычные, неожиданные, одновременно и приятные, и болезненные, срывая с губ новые несдержанные вскрики. Казалось даже, Туз это делает нарочно, увеличивает конкретные части тела, чтобы заставить напарника пасть в пучину ощущений и перестать себя контролировать. Но начавшая щекотать спину мягкая шерстка натолкнула на иные мысли, а появившиеся вместо рук когтистые лапы подтвердили эти догадки. Однако Алилю понадобилось еще несколько секунд, чтобы все это понять и осознать, так как разум находился сейчас далеко не на пике своей активности.
"О, киска решила показать коготки и пушистую шубку?" - так же ментально отозвался демон. И хотя его голосовые связки оставались прежними, но говорить он сейчас не мог из-за частого дыхания и перемежающихся с ним криков и стонов, громких и несдержанных, выражающих в интонациях и громкости всю гамму чувств, обуревающих единорога. Позу он так же не удержал, прижимаемый к полу уже массивной тушей тигра, продолжающего ритмично двигаться. Не смотря на ноющий от такого грубого обращения зад, было и как-то по-особому приятно, хотя не до конца расслабившиеся мышцы то и дело инстинктивно напрягались и сжимали любовника внутри.
Алиль где-то чем-то понимал, что шутить и заедаться с Тузом сейчас опасно, даже если он не просто не разумное тигр-животное. Но адреналин пьянил его, усиливая возбуждение. Вдоль спины волна за волной шла дрожь, провоцируемая как щекотанием шерсти так и теплым дыханием со стороны зубастой морды. Всего один укус или движение когтистой лапы способно сейчас переломить ему позвоночник, это осознание вызывало сильнейший накал адреналина и возбуждения. Эта гремучая смесь срывала крышу подчистую. А потому не совсем отдавая себе отчет, что делает, действуя исключительно под влиянием сиюминутных желаний, единорог мотнул головой, откидывая волосы на бок и открывая беззащитную шею, словно бы провоцируя на еще большие безумства.

22

«Не путай меня со своей питомицей. Или твой кругозор знаний ограничен ею?» отфыркнулся на высказывания напарника Туз. Чувство свободы духа и тела были увлекательными. А еще был увлекателен процесс. Точнее его новость.. Ведь, как-то так получилось, что в звериной форме не привлекал, особо, Туза изначально секс. Ну вот как-то не видел он ничего сексуального в кошках и котах своей масти или того же вида. А уж экстрималов таких, тем более мало находилось, от слова совсем ни одного.
Любовник переместился и уже в полулежащем состоянии оказался, а что Тузу оставалось, когда он уже так разошелся. Все происходящее было увлекательно и завораживающе. Перед демоном прям новые просторы открывались того, чего он ранее неведовал, сам себя обделял и урезал. А ведь ощущения были неподражаемые. И если до этого ему было хорошо с любовником, связи с которым он скрывал от всех посторонних, то теперь это было в новом свете. Такой калейдоскоп ощущений себя как животного, как тигра, этой свободы и вместе с  этим – бурный секс с Алилем. Начавшийся, столь возбуждающей дракой и теперь перевернувшийся в то, что любовник был связан, он сопротивлялся и препятствовал. Не говоря о той пьянящей узости. Почти до боли, но только почти.
Хвост жил отдельной жизнью, мельтеша из стороны в стороны, в отдельности от поступательно двигающихся тел.
…в какой-то миг перед полем зрения у полосатого оказалась голая кожа плеча и шеи Алиля. Момента скидывания-перекидывания волос любовником, он не почувствовал и не уловил. Но уловил как ему нравится вид этой оголенной кожи. Как он заманчив и соблазнителен. И не смотря на то, что он сейчас весь отдавался процессу головокружения, врываясь в любовника вновь и вновь, но желания какого-то голода в нем пробудилось. Голод не желудка, а голода до вкусов, ощущений прикосновений. И в  этом была определенная логика. Ведь в гуманоидном состоянии он мог оглаживать изгибы тела Алиля, таки остро-соблазнительные, как бы он это не отрицал вслух. Он мог бы касаться его пышной груди или зарываться руками в копну густых (пусть от него и отдернуться скоро) и красивых волос, покрывать тело и кожу поцелуями. Засосами или следами своего присутствия. Как бы помечая тело Алиля, и оставляя свой след на нем.
Сейчас же он мог лишь в порыве страсти, пройтись по спине, плечу и шее носом (большим и чуть влажным), тряс щеками с бакенбардами и мордой, как таковой. Но как только по коже, в этом порыве, прошелся язык – словно какая-то кнопочка сдвинулась. Клыки чувствовались, и тигр несколько раз даже замирал, чтобы удержать плечо и край шеи в ласке, касаясь и прижимая кожу клыками. Но не прокусывая тонкую и нежную кожу.. Хотя  в любом случае по месту проходились чуть шершавым языком. Облизывал и снова возвращался с новым неистовством к телодвижениям.
Любовника Туз сейчас щадил только отчасти, врываясь с новым желанием в него, припечатывая к полу и давая прочувствовать всю гору мышц, покрытую мягким мехом, что покрывали сейчас единорога в этом извращенном танце. Волна набирала свой разгон и вот-вот настигала пика, которого так долго добивался Туз.

23

"Тебя спутаешь! Такому грубому мужлану, как ты, как до неба раком до воспитанных изящных кошек!" - не смог удержаться от ответной отповеди Алиль. Оставленная дома мантикора сейчас была чуть ли не последним, о чем он мог думать, вообще странно, что о ней вспомнил Туз. Неужели он мог к ней ревновать? Но ведь единорог до сегодня вообще не рассматривал животных как сексуальные объекты, никаких! Да и сейчас не рассматривает. Ведь даже если напарник физически изменился, то собой он от этого быть не перестал. А что золотоглазому пришелся по душе такой неожиданный вариант, вовсе не означает, что завтра он побежит заводить себе гарем из тигров... Хотя чисто из вредности, чтобы подразнить одного полосатого, можно было бы...
Но думать об этом сейчас не хотелось, как и думать в целом. Быстрый жесткий ритм любовника и накрывающие с головой ощущения этому не очень-то способствовали. Хотелось испробовать новые горизонты по максимуму, взять все, что способен подарить тигр в своем истинном обличии. Тем более, что это было не только физически приятно (некоторые издержки размеров и массы можно опустить как не критичные), сколько волнующе, и это перекрывало все. Особенно когда он касался носом или щеками обнаженной кожи плеч, спины, шеи, а уж когда процессу присоединились язык и зубы... Алиль глухо всхлипывал, бесстыдно подставляясь, выгибая открытую шею. Ощущать себя во власти сильного грозного хищника было так пьянительно и сладко, что удовольствие накатывало волна за волной все сильнее. Это был невероятный чувственный контраст между резкими рывками члена в уже растянувшийся под его размеры анус и мягкими, почти нежными покусываниями и облизываниями, эдакими своеобразными, и по сути единственно доступными, тигриными ласками.
Не особо уже заботясь, что там Туз о нем подумает, демон извивался под ним, пытаясь подмахивать бедрами и тереться спиной о меховой живот зверя, чуть подрагивая от приятно-щекотных ощущений, он уже почти всхлипывал, судорожно хватая ртом воздух. В такие моменты, связанный и захваченный в плен, единорог мог позволить себе полностью расслабиться и отпустить себя, пусть и на пару минут, позволить себе отдаться на волю победителя, сильнейшего и достойнешего. При чем последнее - особенно важно. Ведь не достойному он бы себя не доверил ни на секунду, а Тузу доверял. Что, тем не менее, не мешало постоянно его критиковать и осыпать колкостями, но то исключительно для профилактики, дабы он не утратил своей хищной привлекательности готового к бою зверя.
От нового укуса в шею вдоль позвоночника словно прошел разряд тока, достигая какого-то будто бы пускового механизма в паху. Оргазм вспыхнул оглушительным всплеском ощущений, накрывая подобно цунами. Алиль вскрикнул, невольно напрягаясь всем телом, судорожно сжимая член тигра внутренними мышцами, подрагивая, по инерции еще двигая бедрами, продолжая тереться членом о пол, пачкая его своим семенем. Сознание затуманилось и все происходящее вокруг воспринималось как что-то далекое и не значительное.

24

От того как Алиль, в пику своего оргазма, сжал член Туза, у последнего чуть искры из глаз не посыпались. Это и при обычных обстоятельствах, довольно интригующее ощущение, тонко граничащая между легкой болью и приятными ощущениями. Но сейчас ситуация была немного под другим углом. Хотя, наверное, Туз и сам себе виноват был, от того что так увлекся и абсолютно забылся, как ранее называемое «похотливое животное». Просто полностью отдаваясь ощущениям, которые нахлынывали на него во время секса.
С другой стороны были движения тела Алиля в ритме, который подхватили их тела. И если в тот миг сам демон их не особо-то и улавливал, просто полностью отдаваясь самому процессу, то их тела друг друга прекрасно понимали и тонко улавливали. А как может быть иначе, когда одна идея повторяется из года в год, из десятилетия в десятилетие, из века в век. Обстановка, позы и причины могут быть разные, а демоны продолжать сами себя обманывать (Туз) или отмалчивать (Алиль), но чувства и тела, не нуждались в словах. Тем более, когда сознания улетали в далекие дали и отступали на задние планы.
И темнее менее от того, как сжался и весь напрягся единорог, трепыхая как бабочка в руках, под тигром его любовник, Туз не выдержал. Напрягаясь всем телом, прогибаясь и зажимая того, он прогнулся. Замер и в неудержимом порыве все же продолжил двигаться. Пусть сквозь тесноту и возможную боль им обоим. Но этот порыв был настолько безудержным, что отбрасывал все чувства самосохранения (сохранения самого ценного у себя). Хотя и продлилось не долго, так как через некоторое мгновение полосатый, с тихим рыком, излился в любовника, отчаянно удерживаясь от того чтобы пройтись по полу и рукам золотглазого, когтистыми лапами, что всей «пятерней» во все стороны растянулись. Выставляя большие и острые когти с палец обычного человека толщиной.
Волна умопомрачительных ощущений просто накрывала. Накрывала и утягивала в  далекие дали блаженства. Но Туз все же не дал себе осесть на Алиля. И не потому что мог что-то переломать лиловолосому, если бы всю свою тущу уронил на него, а просто потому что ему сейчас хотелось другого. Что он и сделал…
..улегшись на бок, тигр издал звук приглушенный. Но от этого не менее странный. Средник между рыком и мурлыканьем. Довольно прикрывая глаза и по-кошачьи потягиваясь. А потом переворачиваясь на спину. Повиляв так телом и на другой бок. Потом снова переворачиваясь на спину и на бок, на который сперва упал. Не забывая довольно потягиваться и всячески выражать свои блаженные ощущения, которые читались даже на тигриной морде.
Ментальный фон с его стороны молчал. Ибо говорить вообще не хотелось. Хотелось потягиваться и валендаться. Что Туз и делал. Совершенно эгоистично забыв о любовнике и о том. в  каком положении он связан – не малолетка, сам о себе позаботится сможет.

25

Он ощущал, как Туз продолжает врываться в его уже расслабляющееся и обмякающее после оргазма тело. Это было несколько неприятно чисто физически, так как эйфория вожделения уже сходила на нет. Впрочем, дискомфорт был не таким и значительным, да и не долгим - все через ту же пелену Алиль почувствовал оргазм напарника и то, как он вскоре отстранился. Это немного огорчало демона, так как ему приятно было тепло прижимающегося к нему сильного тела (вопрос массы этого тела он как-то в тот момент не рассматривал и не смог осознать всего счастья от того, что его на придавили).
Еще некоторое время единорог продолжал валяться на полу, растянувшись и просто наслаждаясь отголосками бури ощущений в своем теле. Ему было хорошо. И плевать, что любовник не спешил о нем как-то заботиться и проявлять внимание - для их отношений это было нормально и в целом не напрягало. Только немного придя в себя, золотоглазый вспомнил, что его руки по-прежнему связаны и занялся своим освобождением. Это тоже было своего рода традицией и можно было по пальцам посчитать случаи, когда тигр его освобождал сам. Ведь по большому счету, все те путы, что использовал Туз, являлись скорее символическими и условными. Никто ведь всерьез не считает, что какие-то веревки или их аналоги из подручных средств могут всерьез обездвижить демона-военного, да еще и в ранге капитана? А если бы смогли - это был бы позор и Алиль сам бы себе уважать перестал.
Освободившись и выйдя из лениво-неподвижного состояния, единорог вытерся краем покрывала с кровати и, осмотревшись, обнаружил удивительное зрелище, даже заставившее его на полминуты замереть. Туз, все еще в истинном кошачьем обличии, валялся по полу с выражением блаженства на лице. Картина это была столь завораживающая и манящая, что он не удержался и направился к нему начетвереньках.
Как обычно после оргазма, золотоглазый демон прибывал в благодушном состоянии и его тянуло на ласки и нежности, а потому сейчас он не стал отказывать себе в маленьком удовольствии. Оказавшись возле тигра, он плавным уверенным движением запустил руки в его шерсть, зарываясь пальцами в мягкий мех, оглаживая и почухивая его обладателя. Единорог не знал, где именно напарнику будет приятно, все же как-то не практиковали они прежде таких ласк, а потому действовал исходя из опыта общения с обычными кошками. Алиль чесал полосатого зверя под мордой, по шее, по загривку, поднимаясь к щекам и опуская к пузу, и его не могло остановить даже то, что Туз под его руками напрягся. Если бы он мог сейчас взглянуть на себя со стороны, то точно бы смутился от того, какой чистый восторг был написан в его золотых глазах при взгляде на тигра. Мягко и ненавязчиво, но неотвратимо, демон все приближался и приближался, пока не прижался всем телом к телу зверя, все так же продолжая его чесать. Теперь от полосатого его едва ли что-то могло оторвать, акромя самых жестких мер, вроде угрозы откусывания конечностей.
Единорог почти откровенно фетишировал на своего партнера и напарника. Как давно ему это хотелось сделать! Сколько раз, таская шкуры из спальни зеленоглазого, он мечтал, чтобы вместо всех них в его распоряжении оказалась одна, такая полосатая, живая и теплая. И вот теперь он дорвался. Алиль и сам не заметил, как негромко утробно застонал, почти заурчал от удовольствия, продолжая прижиматься своим обнаженным телом к тигру, тереться о него щекой, ни на минуту не оставляя своих прикосновений руками.
- Какой же ты красивый... - негромко выдохнул в восхищении демон.

Отредактировано Алиль (2011-08-28 01:17:04)

26

Вот лежишь себе, никого не трогаешь, уже.. И тут случается нежданный нежданчик. Туз сам был виноват в том, что так расслабился и спусти с тормозов свое внимание. Прям приходи и бери-налетай кто хочет. Что и произошло, по сути. А ведь могло бы быть хуже, появись-вломись  ним, скажем, те же представители тутошней религии. Вот  картина им была бы.. Хоть сейчас – садись и пиши.
Туз не уловил, когда Алиль успел развязать свои путы. Те были, может и не ахти.. Но все же. Но когда напарник, тихо подкравшись, навалился на него, обвивая руками. Тут демон дернулся. Когда его схватили крепче, сильные (хотя единорог это и скрывал) руки.. тут Туз начал дергаться более остервенело и махать лапами, на которых мигом показались когти. Его любовник оказался всего в нескольких дюймах от того, чтобы получить шрамы не самой лучшей аккуратности, но он того и не понял.
По комнате прокатывался рык. Вначале тихий, потом не очень. Вся шерсть демона стала дыбом и он дугой напрягся. Пытаясь скинуть с себя золотглазого. Хотя в том положении, в котором его припечатали к полу, это было сложно.
Сознание полосатого в панике металось. На него напали! Атаковали! Нечестно, причем! Да еще и тот, от кого этого ну никак не ждали! Паника вперемешку со злостью, просто заполонили сознание красноволосого, продолжавшего свою борьбу. Оно внутри него все так разбурлилось, что он вот-вот должен был взметнуться, сбрасывая с себя тело лиловолосого. Когда понял, что тот.. просто вцепился и гладит. Он не нападает. Как вначале подумал Туз. Нет, он просто.. тискает? Гладит? Какие-то еще странные движения, которые в воспоминаниях вызывали то, как обращаются с кошками.
Что за ересь??
Демон перешел от одного шокового состояния (вызванного атакой) к другому (вызванного поведением, и внезапной нежности единорога). Это обескураживало. Настолько, что демон даже ментально дар речи потерял. Только во все стороны пер эмоциями.
Но оно было приятно. По крайней мере приятнее ударов и ран. Но что врать? Просто были приятны прикосновения рук, глажка. Такого с Тузом никогда не было. Все его перекидывания в тигриную форму или истинную-боевую, были либо по причине боя, либо – охоты. Хотя он сам сделал первый шаг к тому, что сейчас происходило, когда избрал такую форму для изнасилования. Изнасилования. Сколько у них таких уже было – не сосчитать. Но чтоб так…
Эмоции били ключом в разные стороны, а демон переставал тяжело дышать и скалится, пряча когти. Он как-то даже оседал под тяжестью натиска тела любовник. Предаваясь в эти непривычные ощущении прикосновений. Умиротворяясь и убаюкиваясь..
А еще Туз вырубился. Это тоже было внезапно и крепко. Но так с  ним бывало почти всегда… внезависимости от того где он. Хоть в пещере, хотя там еще не было ни разу. Но если он подсознательно понимал, что может такое. То – мог и делал. Как сейчас.

27

Все рыки и прочие признаки возмущения прошли мимо сознания Алиля по касательной, то есть он отметил их, но никак не отреагировал. Он ведь знал, что ничего плохого и неприятного делать не собирается, так что и волноваться не о чем - тигру тоже должно понравится. И ему, судя по дальнейшему поведению, очень даже нравилось. Золотоглазый только довольно улыбнулся, продолжая свое рукоблудие. Фетишист в нем ликовал и тащился как кот по валерьянке. А сам большой полосатый кот тем временем, кажется, даже прибалдел и вовсе уснул.
Единорог не мог бы точно сказать, сколько там валялся в обнимку с тигром, оглаживая его и чухая, перебирая мягкую шерстку и зарываясь в нее носом, вдыхая такой знакомый и сводящий с ума запах. Сейчас он ощущал себя крайне удовлетворенным после хорошего секса и всецело довольным от возможности дорваться до объекта своего тайного обожания. Даже ревнивые мысли о всяких там бабах не тревожили, ведь этот восхитительный страстный хищник был весь только его, и больше ничей! Жизнь определенно удалась!
Однако в какой-то момент демон заметил, как тело тигра начало плавно уменьшаться в размерах и терять свой шерстяной покров, плавно возвращаясь к человеческому облику. Алиль ради такого зрелища даже немного отстранился - раз уж не успел на трансформацию от человека к тигру, так хоть полюбуется обратной. Глядя, как широкую мужскую спину расчерчивают естественные полосы, ему подумалось, что сам он не настолько хороший художник, чтобы воссоздать это совершенство природы в виде постоянного рисунка-татуировки, а потому пришлось горестно отбросить эту мысль. Но это вовсе не означало, что он отказался от всей своей идеи с рисованием, нет-нет. Как-то не совсем к месту вспомнился разговор с Тузом еще в салоне, когда сам зологлазый изображал милую девушку Лили, а разговор был о геометрии и вскользь оказались упомянуты трефы. Сознание от чего-то зацепилась за этот карточный образ, снова вытаскивая его из памяти.
"А что, если сделать ему татуировку в форме треф? Будет забавно. Получится Туз Треф", - Алиль задумался, катая на языке получившееся словосочетание. - "Как-то коряво звучит... Туз Червей? Не... Туз Бубей? Еще хуже... О! Туз Пик! Коротко и ёмко!" - так с легкой руки самого Туза, поднявшего случайно тему карточных мастей в разговоре, ему выпало обрести татуировку в форме карточной масти пик.
Бережно, дабы не разбудить, единорог поднял любовника воздушными потоками и переместил на кровать, укладывая на живот. Сам он так же плавно забрался на кровать, извлекая из теневого кармана заранее заготовленные баночки с красками и иглы. Однако сразу приступать к работе не спешил, несколько минут просто любуясь спящим Тузом, сейчас уже полностью вернувшимся в человеческий облик. То, что он вот так просто заснул в руках напарника невероятно грело тому душу. Ведь хищные звери засыпают только там, где чувствуют себя в безопасности, значит, он тоже доверяет золотоглазому... Демон это, конечно, и раньше знал, но получить такое подтверждения было приятно.
Алиль огладил спину любовника руками, спускаясь от плеч вниз, к ягодицам. Первым местом для татуировки он облюбовал копчик. Спроси его кто "Почему?", он бы не сразу нашел, что ответить. Просто его невероятно заводила эта часть тела, особенно когда выдавалось ее наблюдать выглядывающей из-за низко повязанного в душе полотенца или из-за ремня штанов, с заниженной талией. А если там еще будет виднеться собственноручно сделанная татуировка... Единорог усилием воли подавил накатившее от фантазий возбуждение. Сейчас было не время для мечтаний. Следовало начинать осуществлять задуманное, пока тигр не проснулся.
Первым делом Алиль воспользовался магией, чтобы болевые ощущения от процесса не потревожили любовника. Хотя способ для этого он выбрал довольно странный и откровенно фетишистский - провел языком от ложбинки у конца позвоночника по нему вверх, затем в стороны, очерчивая примерную область рисунка, которую и лишил временной чувствительности. Затем он снова использовал магию, уже для рисования трафарета и измерения его оптимальных пропорций. Когда подготовительная работа оказалась завершена, демон взялся за саму татуировку.
Поначалу дело шло медленно, пока он приноравливался и вспоминал былые навыки, затем пошло легче и быстрее, тем более, что к работе были подключены тени - для быстроты. Так мало помалу, и вырисовалась первая из пик. Удовлетворенно полюбовавшись творением своих рук, единорог взялся за следующую, которая была намечена на правом бицепсе. Третья и последняя пика украсила левый бицепс. Все три татуировки смотрелись вместе вполне гармонично и, на взгляд Алиля, украшали Туза. Хотя изначально он и думал ограничиться одной, на копчике, но потом подумал, что стоит тигру одеть высокие брюк и никто ничего не видит... А хотелось, чтобы видели. И не важно, что только они двое знают, что на самом деле значат эти метки. Как и две другие, в виде сережек в сосках.
Налюбовавшись и убрав все следы своей деятельности, единорог заскучал, так как Туз продолжал спать. А потому он с чистой совестью полулег на него сверху, и в честь особенно замечательного настроения принялся и дальше его оглаживать руками, а затем и поигрывать губами с ушком, то облизывая, то покусывая, то перебираясь уже на плечи и затылок.

28

Есть такая особенность у Туза, после того как ему было ну очень-очень хорошо, вырубаться в сновидения. Может это на то, чтобы укрепить все ощущение о полученном. А может просто приступ точечной лености.. Но факт есть таковым. И то, что это с ним происходит в окружении-месте, где он чувствует себя в безопасности, тоже влияет. Хотя и отчасти.
Ничего из того, что творил с ним Алиль, он не почувствовал особо даже. Только, по завершению, почесал кожу рядом с каждым из мест татуировок. Лениво так и как какие-то укусы. В то время как его тело с удивлением смотрело на полученное и осмысливало свое взаимодействие с  ним. И если бы он был обычным человеком. То может это у него и обернулось опухлостью на коже, или ее посинению. Разные ведь бывают реакции у людей. Но тигр не был человеком, и внутренняя его сила была отлична.
Снилось ему что-то спокойное и умиротворяющее. Хотя через некоторое время красноволосый и проснулся от того, что по нему кто-то возюкается, крутится, вертится и всячески не находит себе покоя
-Да что ж..ты.. неймешься.. –невнятно пробормотал он, ухватывая золотоглазого шкодника (если набитие татуажа можно так назвать) за руку и утягивая к себе под бок. А потом обнимая и прижимая к  себе, снова погружаясь в  пучины удовлетворенного сна. В то время как сам зарылся лицом в изгиб шеи любовника и его волосы, прижимая того к  себе. Запах был знакомый и буквально родной. Так что демона почти все устраивало. До нового пробуждения.
А это случилось через некоторое время. Все же человеческое тело жаждало отдыха от произошедшего, законсервировать в себе все прелести этого дня и переварить новшества на коже. Может кожа Туза и была далека от мягкости-нежности (мягко говоря), но и ей нужно было привыкание.
-И все же сиськи тебе шли.. –не открывая глаз, отметил тигр, когда его руки начали блуждать по телу единорога. Делали они это в привычном мановении, и так зная каждый изгиб его тела, но каждое утро было таковым, когда он просыпался в уюте знакомого запаха и не один.

29

Вопреки ожиданиям Алиля, Туз не спешил просыпаться и как-то проявлять активность. Он что-то недовольно пробурчал и сграбастал только ахнувшего единорога в свои крепкие объятья, утыкаясь носом изгиб его шеи. Единорог еще немного поерзал, понимая тщетность попыток выбраться из крепкого захвата и затих. То есть, он, конечно, мог выбраться, но только потревожив спящего любовника, а тот спал так сладко, что рука не поднялась его будить. Однако вскоре сон сморил и самого золотоглазого активиста, а все будоражащие его эмоции: от недавнего страстного секса, затем фетишистского восторга и удовлетворения свершенного замысла, начали утихать.
Из объятий сна Алиль вынырнул время спустя от того, что его гладили. Это было так приятно, что ему не хотелось ни открывать глаза, ни даже шевелить языком и что-то отвечать. За время сна груди исчезли совсем, возвращаясь к прежним формам, это единорог отметил сейчас уже постфактум, как что-то незначительное, так как в порыве эмоций новоявленная часть его как-то не слишком волновала, видимо, стал понемногу привыкать. Да и в целом не так уж она мешала... Понять бы еще от чего оно появляется, и было бы отлично... Ведь понял же как вызывать и управлять хвостом. Интересно, связано ли оно между собой? Груди и хвост?
Мысли текли лениво, но своим течением не давали сознанию снова провалиться в дрему. Единорог потянулся и чуть поерзал, подставляя рукам напарника свои бока, явно напрашиваясь на продолжение ласк. Он был все еще благодушен и расслаблен, а потому воспринимал нежности со стороны Туза как нечто нормальное, а не повод проверять его лоб на наличие температуры, и бежать за доктором или в поисках священника с гробовщиком.

30

Но, как и все хорошее, утро и пробуждение, лениво-трепетное, сошло на нет. Демон лениво проморгался, пытаясь сфокусировать взгляд на чем-то конкретном. Потом оглянулся. Место было не знакомое. Все вокруг было не знакомое и запахи – в том числе. Все же демон не настолько часто бывал в мире людей и непосредственно этой таверне, чтобы знать такие нюансы. Так что, знакомым был только - его собственный запах и запах Алиля, что рядом лежал.. Алиль..
Скосив взгляд на напарника и смотря на эту умиротворенную морду лица, что еще слизывала сладкие остатки мгновений сна, Туз нахмурился. То что напарник в него вцепился и был рядом, с одной стороны напрягало, так как непонятно что там копошится при этом в голове у этого извращенца, было одно. А вот то, что было до сна… Хотя воспоминания пришли. Пусть и с опозданием
И пока эти извращенные золотистые глаза не открылись, пока не было ни одного свидетеля, тигр довольно и блаженно улыбнулся. Он был доволен и удовлетворен. Как не крути.. но все же пора бы и пора.
-Слезь с меня, морда мазаная –нарочито негодующе пробормотал красноволосый, отстраняясь и лениво отталкивая от себя напарника. Ухитряясь задеть ладонью, вновь, сережки на груди. Последовал негодующий фырк, хотя и не совсем было ясно его причина, учитывая общий контекст действий и вообще сами действия. Все же идея с  шипами на сосках, была не самой лучшей по ходу. Хотя раны на ладонях уже почти зажили, как на коте.
Поднимаясь и садясь на кровать, отворачиваясь от Алиля и его изящного, обнаженного тела, встрепанный и еще не до конца проснувшийся демон, потер глаза.. Потом почесался. Тоже лениво и не осознанно. Если чесалось, значит надо почесать? Вот он и почухал копчик, потом одно и второе плечо
-Первое заседание Клуба Любителей Геометрии, объявляется закрытым –пробормотал он, вспоминая начало вчерашнего вечера- Новости о том, когда будет проходить следующее заседание, будет сообщено позже..
И снова почухал плечо
-А еще у меня железяки в руках.... –зевнул и снова чухая копчик. Пробормотал, зависший  в кумаре и легком брюзжании, Туз


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков". Комната №1