Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Некрополис » Река Стикс


Река Стикс

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Река протекает через систему шлюзов. Первый находится в том месте, где река попадает под землю. Шлюз пропускает все что в реке плывёт, но никого не выпускает.  Уже под землёй река образует некое озерцо, где души материализуются и барахтаются в реке, поток плывёт дальше, и часть умерших подбирают лодки с провожатыми (типа праведников и тех кто по жизни был покруче), а часть тонет в потоке, и сливается с багровым илом, таким образом подпитывая Город.

http://i14.photobucket.com/albums/a306/Mirrian/Dor_-_Styx.jpg

Второй шлюз пропускает только лодочников и то, что не потонуло в озере. У тех, кто не попал в лодку, есть ещё шанс выбраться на берег, если повезёт. Территория вокруг реки пустынна. Третий шлюз как бы разделяет территорию на сам город и пустынные пригородные зоны.  Перед этим шлюзом лодки причаливают, и их пассажиры (их гораздо меньше, чем невезунчиков) выходят на берег. Шлюз не пропускает никого, только воду. Кто не смог выбраться на берег – сливается с илом.

По городу, за третим шлюзом, течёт уже чистая и прозрачная речка, опутывая город системой каналов как в Венеции или Амстердаме.

2

"...Я не верил, что я мёртв, я слышал брань... и плач?"
Этот, определённый, нынче, здесь был уверен только в первом утверждении. Зато так же уверен, как и в том, что ему мокро и нечем дышать.
"Я плыл в чёрной пустоте, я обретал покой, свет в конце тоннеля, как магнит, тянул к себе дух мой!"
Это была правда: был тоннель, что-то тускло светилось в его жерле, очень далеко, и Этого, определённого, несло к тусклому свечению...
"Свет был ярче тысяч солнц! Я понял - это Бог! Не бездушный идол, а живой сверкающий поток!
Бастиш."

И Бастиш что-то говорил, говорил... "Ты стал чертовски живучим, тебя восстановится столько морд, на сколько частей тебя порвать, блаблабла... блабла... бла..."

Из холодной, буроватой воды Стикса, между вторым и третьим шлюзом, вынырнула кошачья морда. Разумеется, мокрая. Совершенно вразрез с гордостью своей многочисленной породы, выглядела морда жалко и нелепо: топорщились вымокшие баки, мех гладко прилип к макушке, уши торчали словно из оранжевой лысины, карикатурно большие, с разлохмаченными кисточками. Неудивительно, что в целом морда эта выражала крайнее недовольство жизнью... Если можно говорить о жизни в случае, когда некто выныривает из Стикса.
Очевидно, мириться со своей нынешней участью кошачье не собиралось. Громко чихнув, оно погребло передними лапами в сторону берега. Похоже, для швартовки кошачье выбрало довольно пологий участок, что-то вроде маленького каменистого пляжа вокруг заливчика, вымытого рекой, но течением пловца упорно сносило ниже, к нагромождению валунов, неудобно изглаженных водой и скользких. По тому, как напряжённо ходят выступающие над водной поверхностью звериные лопатки, можно было бы оценить усилия, затрачиваемые на поддержание нужного курса, но в упрямстве Стикс кошаку не уступал.
Рыжая голова, шея и часть спины были на блёклом фоне реки словно вспышка, приключения кота привлекли зрителей. Один из них, некий пассажир в лодке, что-то негромко сказал своему гребцу... Между ними завязалось небольшое обсуждение, по итогам лодочник пожал плечами и стал править к плывущей кошке...
Для кошки постороннее вмешательство оказалось неожиданным. Когда крепкая рука лодочника ухватила складку шкуры на кошечьем загривке, животное заорало безумным голосом и принялось извиваться, как угорь, размахивать лапами, шлёпая по воде и поднимая тучи крупных брызг.
- Да чтоб тебя, холера блохастая! - выразился лодочник, поскольку посудина его с такой кошачьей подвижности пришла в шатание и грозила зачерпнуть не одним. так другим бортом, а пассажир вдруг позеленел в лице и как-то очень уж крепко вцепился в банку. Избегая крушения ладьи, гребец поднатужился и поднял буйную кошку над водой... Что ж, его ждал шокирующий сюрприз.
Это была определённо не кошка.
Примерно по живот это была некая тварь, схожая с рысью. Ниже живота это был, неоспоримо, парень.
- Мамочки... - просипел пассажир лодки.
- Яттттть! - воскликнул лодочник, роняя кошку... кота... а, неважно! Роняя неведому зверушку обратно в Стикс.
Зверушка шандарахнулась в воду с размаху, подняв целый фонтан, которым окатило и лодку, и обоих находящихся в ней. Пока они пытались утереться, проворная тварь уцепилась когтями за борт и перемахнула через него. Усевшись на дне лодки, тварь попыталась почесать ногой за ухом, но передумала, потому что явно возжелала переместить голый зад из натёкшей с мокрого меха лужи на более сухую поверхность.
- Ты что за байда вообще? - подал голос лодочник, на всякий случай сторонясь твари.
- Мяу, - ответила тварь, - Муафмафмауррми... - похоже, сама она осознала неудобство изъяснения с помощью доступного набора звуков: кошачья морда стала изменяться, как будто её перелепливали невидимые руки, черту за чертой... И вот уже на передней части головы непонятного существа красуется человеческое лицо! - ...не в курсе.
- Что? - переспросил пассажир.
- Говорю, возможно, меня зовут Гиллермо Дотти, у меня приморская вилла, плантация мака, ребёнок и трое жён, - повторил кот с человечьими лицом и ногами, - а возможно и нет, я не в курсе... Ну погребли что ли к пристани, а то я уж совсем скукожился с вашего климата.
- Ну и наглый... - пробубнил лодочник, берясь, однако, за своё весло.
Загадочный кот, тем временем, продолжал изменяться, и вскоре верхняя честь его тела также приобрела вполне человеческий вид. Странного в нём осталось не так уж много: клыки, вертикальные зрачки... и тотальное невнимание к собственной наготе.
- Значит так, в благодарность я выведу тебя из Некрополиса, - болтал экс-кот, плюхая пальцем в бегущей вдоль борта воде. - Не хочешь - как хочешь, моё дело предложить.
- Ну и наглый... - во второй раз процедил лодочник.
Оборотень (а кто ещё мог бы разбрасываться подобными предложениями и звероморфировать?) внимательно, исподлобья посмотрел на лодочника. Взгляд был долгий, изучающий, может быть самую каплю... ожесточённый. Создалось впечатление, что отвечать оборотень не собирается, но ответ, пусть и после продолжительной паузы, всё же прозвучал:
- Наглость - не признак силы.

+ какой-то хмырь новопреставленный >>> Врата

Отредактировано Кисарь (2010-10-15 17:16:05)

3

Демон вынырнул держа в руке меч. Как было и на арене. Слава боку этого никто не заметил и спрятал его в ножны под водой как можно скорее. Множество душ пытающихся выбраться из реки и лодка не подпускающая грешников. Котетсу раньше уже бывал здесь, поэтому не сложно было по старинке обмануть провожатых и залезть в тихушку в лодку для праведников. В такие моменты иллюзия здорово выручала. Чтобы ничего не заподозрили катану всегда приходилось маскировать под палочку, но это не особо спасало. Многие косились на нее и понятно почему. Шанс один из тысячи найти такую хорошую палочку посреди реки, а здесь так вообще нет никаких шансов. Но все же лучше чем показывать в открытую свой меч. И потом, кто слово поперек скажет умершему старичку, который вдоволь настрадался за свою жизнь. По крайней мере это видели все сидевшие в лодке.
Сейчас же Котетсу сидел тихо и мирно, не как обычно прикалываясь над своей лживо прожитой жизнью. Лейтенанта все не покидали мысли, что человек, который смог бы избавить его от смерти находился чуть ли не под боком. Дело в том, что в горячке битвы демон как-то и не замечал присутствие своей половинки. Наверняка она еще находилась на арене, поэтому сейчас самый путь туда. Вот только кого искать Котетсу не знал и именно это заставляло его призадуматься.

===>>>Улицы и Площади

Отредактировано Kotetsu (2010-11-24 16:53:09)

4

Бойцовский комплекс; Ворота, стены, внутренний дворик------------

Если бы кто-то из знакомых увидел Арлекина сейчас – прошёл бы мимо, не опознав. На берег из Стикса выбралось нечто длинное, как жердь, белокожее, в простой чёрной безрукавке и чёрных же штанах. Отдельно следует отметить левую ногу в мокром чёрном носке. Мужчина долго таращился на этот феномен, но так и не смог решить: утопил ли он ботинки в реке или изначально не стал их воплощать даже в виде иллюзии. В общем, одинокий носок плюхнулся обратно в Стикс, а мужчина двинулся вдоль берега босиком.
Но был ли я тот,
За кого выдает меня слово,
А был ли я тем,
За кого выдает меня взгляд,
И если моя обнажится,
Как берег, основа,
Не грянет ли ложью
Фальшивый насквозь звукоряд.

"Надеюсь, души в реке не подеруться за ботинки. Было бы неудобно... Я-то быстро выбрался. Или нет?" - с чувством времени у мужчины случился полный разлад. Он помнил, что несколько раз выныривал из забытья в реке, но потом снова проваливался в грязную пену чужих потерянных мыслеформ. Сколько же времени он провёл так?
"А, и шут с ним! Не важно. Выбрался и ладно"
Мужчина продвигался неторопливо. Не потому, что не спешил, а потому, что не знал куда ему стоит направится. Ни цели, ни ориентиров. Только унылая река и не менее унылый берег.
Иногда он ощущал вокруг себя движение других душ. Некоторые были почти прозрачны, другие же – плотнее его самого. И все они занимались примерно одним: пытались осознать себя и мир вокруг. И знание это всё время ускользало.

5

Леса... >>>

"Твоя главная слабость в том, что у тебя нет слабостей."
- УАФ! Фффхэ-хэ-хэ-хэ-хэ...
Над непрозрачной, траурного цвета гладью Стикса показалась большая рыжая голова, с острыми стоячими ушами - то ли волчья, то ли собаки, удавшейся в своих диких родичей. Усаженная острыми зубами пасть приоткрылась, пёс наскоро продышался и погрёб к отмели, высоко держа над водой морду.
Точнее, не просто пёс, а Пёс.
Отряхиваясь на берегу, Пёс уже помнил, кто он есть. Вода рассыпалась со шкуры, такой яркой, что этим огненно-золотым цветом казались подсвеченными отлетающие брызги, будто Пёс вокруг себя распространял тепло пламенеющий ореол солнечной пыли... Видимость, вопиюще чуждая Некрополису. Выступив из светлого морока уже собой, обычно одетым и относительно сухим, демон буквально спиной почувствовал несколько любопытных и не слишком-то дружелюбных взглядов. Одухотворённый от чистого пламени, он был тут лишним.
"Кстати, тут - это где?"
Пёс знал, что за место Некрополис, но лично загремел сюда впервые.
"Может, поискать наставника?" Наставника Пёс слишком уважал, чтобы идти наперекор его желаниям. Если бы старик хотел увидеться с ним, то разыскал бы сам - присниться ведь смог. Значит, избегать личного общения у наставника были свои причины. Псу следовало разумно использовать то, чему успел научиться, а не преследовать своего благодетеля и подельника. "Итак, моя главная слабость в том, что у меня нет слабостей."
Впервые услышав это от учителя, Пёс загордился, потому что принял эти слова за ворчливый комплимент своей силе... Но демон, воспитавший Пса, не бросал на ветер ни одного слова - назвав что-то слабостью, он слабость и подразумевал. Пёс патологически ненавидел показывать или говорить, что у него не всё ладно. Находясь в неблагополучном состоянии или неблагополучных обстоятельствах, он предпочитал молчать об этом. Если прижимало совсем круто - просто исчезал.
Незадолго перед смертью эта особенность характера его и подвела. Почуяв гнилостный душок мертвечины от собственной ауры, он мог сказать об этом Ойюнаку или тому черноволосому парню, с которым был в горах... Но всего лишь свалил с их глаз долой, не проверив даже, куда провешивает портал. Ясен пень, Пёс заблудился.
Домой отпорталиться он пробовал - с тем же успехом, с каким можно идти парализованными, разлагающимися ногами, которыми уже мухи интересуются на предмет отложить яйца в гниющую мышечную ткань.
Впрочем, сейчас Пёс был в порядке. Ощущались лёгкое утомление и голод, но в общем и целом тело слушалось, да и аура, промытая Стиксом, была бледноватой, но нормальной. "Интересно, надолго ли." По рассказам учителя, из Некрополиса можно было выбраться через Врата. Что ж, следовало расспросить, где эти Врата находятся... Встречные-поперечные (к слову, странноватые личности - то едва одетые, то вообще прозрачные, как привидения) поглядывали на мерно шагающего Пса неприветливо, словно не верили тому, что видят. Одновременно демон начинал припоминать - покинуть подземный мир мёртвых нельзя просто так, нужно соблюсти какие-то условия... Это раздражало.
Потому, что Псу надо было не время терять на выяснение этих условий, а кого-то найти.
Не наставника, нет. "Кого, ёпта? Сплошной гемор с этим вашим Некрополисом." Пёс продолжал неторопливо (на свои мерки неторопливо) идти по берегу реки, потирая шею, как всегда, когда задумывался. Шея внизу, под воротником рубахи, тупо побаливала, как будто мышцу потянул.

>>> Врата

Отредактировано Адов Пёс (2011-01-26 12:55:13)

6

Люди всегда носят маски: даже не желая этого, они как хамелеоны пытаются слиться с окружающей средой. Нет абсолютно честных и безгрешных, человеку всегда есть что скрывать, будь то плохое настроение на пышном празднике или радость, стоя над могилой своего врага…
Духи всегда носят маски. Потому что могут. Потому что даже друг в друге им приятнее видеть смазливое личико, а не какое-нибудь зелёное усаженное шипами рыло.
Арлекин, вспоминая и осознавая прожитую жизнь, подумал, что чувствует себя сродни устрице, внезапно оставшейся без прочных створок.
"Как я привык к этим ярким занятным штучкам на лице. Мир, воспринимаемый не сквозь прорези маски уже кажется слишком большим..."
Он остановился и присел у самой воды, без интереса вглядываясь в свинцово-серый поток. Серый цвет - символ обыденности. Кажется, в любого попугая превратишься, лишь бы оторваться от этого. Лишь бы выглядеть не таким, как все. Другой дело, что и попугаев нынче развелось - успевай только отстреливаться.
Даже будучи упакована в чёрный без проблеска надежды на стразики костюм - духовная сущность демона приковывыла взгляды. Он и сам не понял, когда в водах Стикса образовался устойчивый полукруг душ, которые концентрировали внимание на нём.
"Эй! Осью мира бесплатно не работаю!" - Арлекин малость запаниковал, когда души принялись выбираться на берег, держа курс на него. Хотя одновременно в этом было что-то успокаивающее. Что-то знакомое, родом из его жизни.
Сонм зрителей Арены Смерти, посетителей бойцовского комплекса. У Распорядителя Игр прямо дрожь желания по позвоночнику прошла - так захотелось отмочить что-нибудь зрелищное.
Но в этом благородном деле его кое-кто опередил. Далеко от демона, очень далеко - но какое значение здесь имеет расстояние? - из воды вынырнула крупная рыжая псина. И не просто рыжая, а прямо таки жизнеутверждающе огненная. Арлекин аж залюбовался. Да и души в один миг позабыли о нём, устремляясь на свет.
Демон подумал, что и он ничем не хуже несчастных, которых он выманил из воды, и последовал за рыжиком. Ведь в любом случае рассиживаться на берегу в ожидании золотой рыбки - смысла нет. Уж лучше огненная собачка.

----------------- Врата в Некрополис

Отредактировано Арлекин (2011-01-28 14:22:25)

7

Некрополис -----> Врата в Некрополис ----->
Время на берегу реки пролетело незаметно. Сей сперва отважился посидеть у берега, набраться храбрости для разговора, но за дюжину минут набрался только пару десятков бранных слов и толику крайнего отвращения к месиву в воде, которое именовалось умершими. Все орали, плакали, проклинали, ругались, умоляли, хрюкали и пищали, в общем, дико хотели жить. Разве что желание продлить свое существование было поистине диким, жить дальше просто чтобы, а не для чего-то. Кто-то пытался выбраться на берег, и когда очередная попытка заканчивалась неудачей, воплей становилось еще больше. Спустя полчаса маг даже привык к такой деловой обстановке, улегся недалеко от воды и уставился вверх, пытаясь собрать мысли в кучку.
          Стоны душ и шепот реки уже были неслышны. Некромант думал, спал, просыпался, впадал в уныние, бодрился, снова думал, опять засыпал. Не хотелось торопить события без мало-мальски подходящей страховки, но из всех имевшихся вариантов ни один не давал даже десятой доли процента шанса на выживание.
           Неизвестно на каком часу безделья Сей поднялся и полез в рюкзак. Перед долгим и несомненно увлекательным путешествием стоило подкрепиться и составить план действий на тот случай, если опять память отшибет. Обычно он вовсе не противился внезапным амнезиям, память в любом случае надо было периодически чистить, только в данный отрезок жизни это было ну вот капец как некстати. С удовольствием набив живот и с редким старанием и дотошностью исписав пару листов в блокноте, некромант вновь приблизился к берегу и уселся, скрещивая ноги.
Я здесь, чудовище. – Призыв был прост как никогда. Не с бубном же тут отплясывать на трупах младенцев.
Мы выше этих жалких определений… – принялась нудить сущность Стикса, но вовремя умолкла. – Ты не выполнил условия, тебе пора.
Приплыли тапочки к дивану, – брюнет раздраженно сплюнул в сторону. – Не юли как торгаш на базаре, вещай по существу. В конце концов, Стикс ты или «речка-вонючка», а?
Не сме-е-ей так… – опять завелся. На этот раз понадобилось немного больше времени для того, чтобы монолог сдвинулся в сторону дела. – Слушай же, волею Повелителя Чудовищ были прокляты все, кто хоть раз прикоснулся к таинствам магическим. Спасение искать надобно в двух других, чутье за верного спутника будет тем, кто отправится на поиски. Ежели нет намерений продлевать свое бренное существование, заходятся гнилью духовные силы до тех пор, пока жизнь станет невозможна и не настанет Время Встречи.
Вот падла! – гаркнул Сей, от злости чуть не откусив себе язык. – Похотливое чучело, небось опять недосекс какой случился с ним, а нам заморачиваться! Почему власть всегда всяким мудрилам достается… не умеешь, не берись! Нет же, надо повыделываться срочно. Тьфу.
          Дальнейшее руководство к действиям было проще простого: сигануть в реку и умереть, потусоваться с веселой компанией, выбраться на берег или словить весло Лодочника. Прийти в себя и уйти домой. Только вот сказать легче, чем сделать – Стикс имел дурную привычку забивать голову всякими деструктивными штуками, и маг это прекрасно знал. Возможно, он даже совершал тут курорт когда-то, только уже не помнил ничего. Хотелось надеяться, что не из-за испитой речной воды.
Ладно, понял я. – Нехотя отозвался некрос, с трудом припоминая инструкции по уборке вещей в астральный карман. – Только тело со шмотками не трогай, договорились? Не охота потом нагишом по улицам бегать.
Самоуверенные речи. К месту ли? – если так посмотреть, Атрис по сути разговаривал сам с собой. Стикс может и обладал высшим разумом, но не снисходил до бренных наречий, обычные люди слышали только завывания и неразборчивый шепот. Учитывая то, что парень был «в доску свой», говор хозяина душ маг не только понимал, но и умудрялся как-то переводить на нормальный язык вместо нечленораздельного мычания.
Ой, ты-то хоть не начинай, это вообще не твое дело, выплывет кто или нет. Только учти, я когда тут купаюсь за себя не отвечаю! На счет «три». Раз… – никаких фонтанов брызг, громкого всплеска… «А я так старался, даже разгон посильнее взял! Зануда-пфррр-л…»
-----> Некрополис -----> Улицы и площади

Отредактировано Sei Atris (2011-02-13 00:56:22)

8

Врата >>>

- ...Сплаваем?
Лодка, заинтересовавшая Кисаря, не шныряла в разливе, а покачивалась вблизи от берега. Лодочник сидел на носовой банке, жевал пирог и запивал из фляги. Услышав окрик, он искоса оглядел придурка, позвавшего его, от носков сапог, в которые шлёпалась вода, до рыжей башки.
- Пшолнх. У меня обед.
- А у меня бабло, - контраргументировал Кисарь. - Фокус в том, что оно может оказаться у тебя.
Лодочник обвёл задумчивым взглядом окрестности, но жевать явно стал быстрее.
- А велико ли бабло?
- Хм!.. - Кисарь взял трёхшаговый разбег и перемахнул с берега в лодку, глухо стукнувшись о дно подмёткой сапога и коленом. Лодка запрыгала на воде вертикально, как поплавок, гребец выронил остаток пирога и выругался.
- Договоримся, - сверкнул на него обаятельным оскалом Кисарь.
Вскоре лодка, направляемая твёрдой и искусной рукой гребца, нарезала причудливые фигуры среди копошащихся в бурой воде душ. Лодочник стоял на корме, ворочая веслом, а Кисарь сидел на корточках у носового фонаря, вглядываясь в лица умерших. Из речных волн тянулись руки, скребли по бортам лодки с алчной надеждой, некоторые мертвяки, побойчее, пытались лезть по головам других. "Люди не теряют человечности даже после смерти," - ухмылялся Кисарь, наблюдая за этой вознёй. Нет, понимать-то он понимал, что немалая часть стиксовых пловцов - духи и нелюди, но через глубоко въевшуюся расовую ненависть рассудку переступить нелегко.
- Ветрохвост!
Сразу несколько торчащих из воды голов повернулось на голос, а у одного из услышавших буквально глаза на лоб полезли. "Опа, не обознался." Взяв со дна лодки дополнительное весло, раза в два короче кормового, Кисарь протянул душе усопшего узкую лопасть. Удача поддерживала игру.
- Но как ты..? Ничего не понимаю... Ты умер? - было первым, что сказал Ветрохвост, оказавшись в безопасности, в лодке.
При жизни он не ладил с Ватрухом - не простил безвременной кончины Бычи. Кажется, и с Хло у Ветрохвоста хватало разногласий, и присоединение к артели Ватруха стало лишь новым пунктом в списке взаимных обид и разочарований. Впрочем, в артели у всех находились друг к другу предъявы, очередной инцидент не поспособствовал сплочённости, но и не вызвал раскола. Личные счета оставались личными, прохладца и наплевательство предохраняли артель от ожесточённой внутренней грызни. Расти было пофигу, что за сожаления и гнев испытывает Ветрохвост.
- Нет, Сэдди, - положив весло на колени, Ватрух облокотился на черенок и подпёр щёку кулаком. - Умер ты.
- Но...
- Хло хочет рога и копыта Полухари, очень хочет, - перебил Расти.
- Тебя зак заботят желания Хло? - судя по всему, Ветрохвост пришёл в себя - прищурился, поджал губы, сдержал и унял зябкую дрожь.
- Меня заботит Полухаря, - сообщил Расти. - Расскажи, что знаешь. Как он тебя убил?
- Ты знаешь всё то же самое... - Ветрохвост шмыгнул носом, сгорбился и стал растирать плечи. - Он появился с год тому назад. Раколовы уже тогда были беспредельщиками, с ними перестали связываться, когда они четверым за нех*й ссать челюсть обрубили... А тут примазалось к ним это *банутое чмо в наморднике...
Расти молча кивал - да, это он слышал.
- И стало ещё хуже, - продолжал Ветрохвост. - Полухаря никого не трогал, пока на него не нарвёшься... Кто б ещё знал, чем на него можно нарваться. Знаешь... - Сэдди зыркнул на Ватруха, - он вроде тебя, такой же больной выб*ядок.
- Угу, - снова кивнул Расти, - дальше давай.
- Я думал, что про него врут много... - Ветрохвост поёжился, - Когда он передо мной чуть не из стенки вырос, я даже очканул не особо... Шмальнул по нему Ветровой косой, размазался он как студень с ушами... Мне даже поскучнело - и это всё? Это тот самый непобедимый Полухаря? Он ещё копошился, хрипел: "Зильбейн, Зильбейн." Я пошёл добить - тошно, но надо... И тут!..
- Чего тут? - внимательно уставился Расти.
- А ничего... - криво ухмыльнулся Ветрохвост. - Его намордник раскрылся. И ещё глаза у него были... Ну как тусклые стекляшки, как у трупа. Паршиво на вид, вроде как жмурик шевелится, и кости в нём целой ни одной, и нутром давно опарышей кормит, а всё не уймётся... Мне стало страшно, и силы кончились, и в голове поплыло, как у лихорадошного... Я упал, а он - наоборот... Вот...
Этой частью рассказа Кисарь увлёкся, до скрипа сжал веретено весла в руках.
- Чего?.. - уныло хмыкнул Ветрохвост. - Я не знаю, что это было. Не понял... Я вообще ничего не понимаю... Откуда ты здесь взялся?
Кисарь с широкой улыбкой подмигнул Ветрохвосту... и плашмя грохнул веслом в ухо.
У Сэдди закатились глаза, он мешком перевалился за борт и ушёл в тёмную воду.
- Ты чо!? - всполошился лодочник, - Ты охренел!?
- А? - поднял взгляд Кисарь. - Не переживай, давай выловим другого... Воооот... - оборотень прицельно сцапал какую-то душу за шиворот, - этого! Он на морду симпатичнее. Смотри какие щёчки!
- Ушлёпок... - прошипел лодочник, правя к берегу. - Выметайся нахер из моей лодки...

[+ покойник, 1 шт.] >>> Врата

9

Лазурный Перевал » Комплекс пещер [Горы Поминовения]---------------------------

Маленький компактный комочек светлой энергии, с целеустремлённостью противокрейсерной торпеды пробороздил воды Стикса по направлению к поверхности.
«Бабах!» – поприветствовала макушка ангела невесть откуда взявшуюся здесь лодку.
«Кто это тут галеру «Гордость Догарота» решил изобразить?» – изумился Каин и скорректировал свою траекторию - "Гладиатор я или где - чтоб из долбаной лужи с первого раза не выплыть?!"
Едва ещё и веслом не схлопотал, когда вынырнул. А в следующий момент ангела бесцеремонно выдернули из реки, как карася или там пескарика какого-то.
– За щёчки щаз по щам сам схлопочешь! – запальчиво заявил гладиатор. Тяжело быть ангелом в нашем грешном мире – каждый встречный так и норовит жестоко надругаться.
А самое обидно заключалось в том, что кроме как обматерить – Каин-то и сделать ничего не мог. Купание в Стиксе далось ему нелегко. Нет, он почти не растерял воспоминаний и частиц своей сущности, но ощущал себя словно пыльным мешком прибитый. 
«Ладно, отлежусь немного, а потом возьму топор и всем наваляю!» – успокоил себя блондин и растёкся по дну лодки.

------------------- Врата в Некрополис

10

» Оборонительный комплекс » Зеленый крепостной бастион

Есть странное ощущение Дежавю, когда в очередной раз мутная вода реки мертвых заливает в рот и нос. Время относительно, поэтому хотя последнее время Гений существенно ...снизил частоту попадания в эти не гостеприимные воды старые привычки никуда не деваются, по этому в первый момент он расслабился, задерживая дыхание, и позволяя потоку увлечь его вниз. Впрочем долго прохлаждаться он не собирался - надо было вернуться и обработать полученные данные. Открыв глаза, Гений в несколько гребков достиг поверхности, вдохнул пропитанный испарениями воздух и поплыл к берегу.
Берег встретил гостеприимно - он был пуст, никто не лез с расспросами, не встречал его с транспарантами, и в общем и целом, как ученого, Доктора это более чем устраивало. Ноги проваливались в рыхлый песок и идти было не удобно, впрочем Гений считал что его тело это заслужило, тем что позорно проиграло битву с недугом, и то, что он игнорировал возможность лечения, дело не меняло - его внутренние силы должны были суметь справиться с чем угодно.
Не сиделось в лаборатории, что же... вот теперь бегать придется. Хотя с другой стороны, тут могло многое поменяться, доклады которые я некоторое время назад получал были неточны, и полны возмутительных пробелов. - теперь есть шанс самому разжиться чем-то ценным.
Конечно он не стеснял себя в запросах, которые в свое время щедро раздавал подручным, но ...разве могут серые умишки разглядеть нечто ценное среди однообразия? - конечно нет, по этому надо ли удивляться что ему всегда приносили либо что-то не то, либо что-то не в полном объеме.

» Некрополис » Врата в Некрополис

11

С звуком плюмб воды Стикса приняли в свои ласковые объятия еще одну неупокоенную душу.  Теневые ментальные щупальца азартно потянулись к светлой сущности умершего. Духи были редкими гостями в царстве смерти и оттого считались чуть ли не деликатесом.
Что им люди ? Они словно лист бумаги с пару строчек – родился, жил, любил, страдал, умер. Редко кто из них выходил за рамки этих пяти составляющих. Да и что такое их чувства? Человеческое сердце изменчиво, сегодня оно тоскует по одному, завтра уже переполнено любовью или ненавистью к другому.  Более вкусными считались маги  – те жили на порядок больше, а, следовательно, и пережить все стадий жизни успевали более детально и глубоко. Нелюди в объятья Стикса попадали редко и чаще всего ненадолго. Их-то толком даже и не понадкусываешь –слишком по-другому они были устроены. Другое дело духи, особенно души древних, как их называли вампиры. Человеческая душа, попадая в воды Стикса, растворялась в нем без следа, но бывали и исключения.  Эти перерождались раз за разом. Иногда бесследно исчезая, а иногда становясь все сильнее, пока, наконец, в один прекрасный миг не переходила в чистую энергию.  Если энергетика была темной – душа перевоплощалась в демона, если светлой – то в ангела . Такие души были изысканным блюдом для того неведомого, что обитало в водах Стикса, жило в его воздухе, было самим духом Некрополиса. Оно питалось эмоциями, сильными, яркими, стирая окрас у воспоминаний, делая их серыми и безликими. А воспоминания без красок становились пылью. Попавшие в Некрополис медленно, но верно забывали свою прошлую жизнь, а раз не было ее, то незачем было и уходить от сюда.
Постепенно превращаясь в безликий серые тени, становясь той самой сутью , что царила здесь. Великим нечто, началом и концом.
Впрочем, хватит лирики, вернемся к свалившемуся в воду. Человеком данный индивидуум не был, что весьма подстегнуло азарт теневых щупальцев. Тело не подавало признаков жизни и стало медленно и верно погружаться в пучину темных вод. Невидимые щупальца нежно спеленали оболочку, будто мать любимого ребенка. Дух! Ну наконец-то! Капнув глубже, великое нечто возликовало еще больше – это был сотворенный. Некогда, когда люди еще умели любить, ненавидеть, страдать, радоваться так же сильно и чисто, когда…. впрочем давно это было. Чистые эмоций людей скапливались постепенно, приобретали форму, а потом и самосознание. Будь то столетний дуб, у которого друиды венчали влюбленные пары – и из этой радости и веселья, из любви и надежд рождался ангел земли. Будь то величавый храм, куда стекались потоками люди, совершая омовения, надеясь и веря: из этой веры и любви к неведомому создателю появлялся ангел воды. Или же это был жертвенный камень, где столетиями приносили кровавые жертвы, теоретически конечно же добровольные, но все же для верности связанные коваными цепями. Из ненависти, боли и злобы рождался демон. Таких духов называли созданными.
Упавший в реку был одним из таких, чистая светлая энергия, переполняющая его до краев. Ни для кого не секрет, что основополагающее в ангелах - это любовь. Она движет всем их существом, давая силы жить и творить чудеса. И этот индивидуум не был исключением. Вот только появился он не в мире людей, и не в поднебесье. Данный златокудрый ангел возник в Аду. Кто сказал, что демоны не могут любить? Могут, еще и как. Вот только эта любовь – дикая страсть, огненная похоть, яркая и такая же болезненная.
Говорят, что наивысшего пика силы ангелы достигают, лишь влюбившись, полностью раскрывая то, что в них было заложено от рождения.
Кроваво- огненная страсть, когда-то она безраздельно владела душой этого ангела, полыхала пожаром, дарящим лишь смерть, чистейшая похоть. Нет ее, выгорела, оставив после себя лишь оболочку, холодную как сталь.
Щупальца двинулись дальше и …  со стоном разочарования выпустили свою жертву. Ну как говорится  – такое блюдо и такой облом. Эту златокудрую падлу они знали и причем хорошо знали. Бывший любовник самого Осириса, частый гость в лабиринте Фавна и вообще большая заноза в … во всех смыслах этого слова. Ходил в Некрополес как к себе домой, да еще и демонов за собой таскал.
Когда-то давно великое Нечто праздновало свою победу – ему с Осирисом и Фавном удалось удержать эту мятежную душу в лабиринте, по куску забирая его воспоминания, чувства, мысли. Осталось лишь оболочка, чистый свет, над которым была не властна смерть.

12

Скьель открыл глаза. Над ним плескалась во всем своем великолепий водная гладь. Гладь был черной , дымчатой и как будто просвечивалась изнутри.
Ну здравствуй, Некрополис, вернее Стикс.
М-да, ангел некогда шествовал по его водам, ака по суху, иногда плыл, иногда валялся бревнышком, ожидая пока мерные волны сами прибьют его к берегу....но еще не когда Стикс сам не выпихивал его на берег, как будто ангел был  канарейкой, которую подвыпившие собратья во имя единого приняли за лимон , а теперь стыдливо прячут попку со скорбно торчащими из нее лапками. Мол- ну что вы, ну что вы , не было такого.
Берег некрополиса был как всегда мрачен и пустынен. Готический пафос в его первозданном виде. Ангел вздохнул, встал на незыблемую твердь царства мертвых и отряхнувшись пошел по знакомой дорожке.
Дорога из черных булыжников была отполирована до блеска, да и маршрут был давно протоптан не одним поколением блондявых зараз в лице некого красного капитана. Посему пока спинной мозг привычно взял на себя командование телом, головной мозг придавался меланхоличным размышлением.
Скьель с удивлением прислушивался к себе и с неким сожалением не находил ту злобную и истеричную сучность ,которая раньше обитало в этом миниатюрном теле .
Дорожка кончилась около черной реки забвения. Белые камни – островки вместо моста, лепота да и только. Скьель лениво заглянул в воду, вода отразила его, но в форма алмазного лейтенанта . Внешность тоже претерпела основательные изменения, вернее – вернулась к исходнику, с которым он бегал в свою бытность на небесах. В воде отражался юноша лет 17-18, длинные прямые волосы цвета расплавленного золота. Обычно их называли так, хотя цвет их больше походил на темный блонд. Теперь же, когда его физическая оболочка не была скована представлениями данной о себе самом, они действительно были цвета расплавленного золота. Ангел нахмурился, словил прядь и закрыл глаза. Да, они таки действительно были золотыми. Хмыкнув, капитан рассмеялся, ибо первой мыслью которая пришла ему в голову было –а не проверить ли –вдруг мой глаза действительно из аметистов ? В конце концов если я раньше мог таскать косу из чистого золота –почему бы и не обзавестись и таким девайсом ?
Второй мыслью было то что он не будет выколупывать собственные глаза для того что бы это проверить. Ангел открыл глаза и …выпуская прядь нечайно поцарапал собственную ладонь когтями. М-да, такому маникюру позавидовал бы сам Зоаран. Скьель несколько минут любовался золотым орнаментом с вкраплениями драгоценных камней из серий – Осирис удавиться от завести. И конечно же когти были алмазные, кто бы в нем сомневался.
Из всего выше увиденного Скьель сделал вывод что он был довольно пафосной скотиной. Его рост оказался еще меньше, чем он обычно был. Ангел повертелся перед водной гладью то так, то сяк и пришел к выводу что себе прежнему он был бы где-то в районе груди, значит …1.70 ?
- М-да, с такой внешностью мне точно в Геене показываться не стоит… , - ангел вздохнул, отвернулся от воды и …и врезался в кого-то.
Скьель ойкнул, отпрянул на шаг, недовольно потер болевший нос и устремил полный праведного гнева взгляд на источник своих проблем. Источник был высок, статен и весьма накачен. Красная форма сидела воблипку, кожаные черные штаны стали второй кожей, высокие ботфорты на изрядном каблуке добавляли и без того рослой фигуре еще большего веса что ли ? Копна темно –русых волос каскадом непричесанных кудрей стекала на плечи, заканчиваясь где-то в районе задницы .Губы кривились в презрительной усмешке, а фиалковые глаза с вертикальным зрачком были презрительно прищурены.
«Чудовище » мелькнула первая мысль в голове Скьеля.

13

«Чудовище » мелькнула первая мысль в голове Скьеля. Перед ним стаял пассив обыкновенный, типично светлой наружности, в коем примечательного было лишь коса до задницы и смазливое личико. Впрочем, при желаний духи могли себе хоть третий нос отрастить, хоть пятый глаз.. в каком ни будь труднодоступном месте. Манерная фифа крутилась перед речкой, очевидно пыталась оценить нанесенный ущерб местной флорой и фауной своему белому костюму.
«Он бы еще традиционный наряд одел –ака двадцать два белых кимоно с запахами, поясами и лентами» Скривился ангел,  пропустив тот момент когда блондинестое нечто развернулось и на полном ходу врезалось в него.  Ангел едва не закашлялся от окружившей его волны какого-то сладковато-цветочного запаха.
«Лучше бы он в речку свалился!» мысленно пожелал он незнакомцу, с тихим рыком хватая того за растрепанные патлы и устремляя на ангела суровый взгляд. Да, в том он поднаторел в Геене, а то иначе каждый раз приходилось вбивать в головы своих лейтенантов, что он их не трахаться зовет, а на задание .
А глаза у незнакомца оказались неожиданно красивого фиолетового цвета.

14

А глаза у незнакомца оказались неожиданно красивого фиолетового цвета.  Звериный глаза, нелюдь, кажется для таких существовало такое определение. Вот только у незнакомца не было той животной граций, скорее уж каменная холодность, обманчивая, как у змей. Хотя возможно на такую ассоциацию наводили вертикальные зрачки или же острые клыки мелькнувшие в мимолетной улыбке. Хотя ни чего веселого в ней не было.
Миг- и рука незнакомца сжимает косу Скьеля, и когда он только успел ? Слишком быстрый, слишком опасный. слишком…таких не бывает. Чудовище казалось выбравшимся из готической сказки кошмаром. Почему из сказки? Потому что было слишком красиво, настоящие чудовище должно быть волосатым, с полусотней глаз и парой –тройкой челюстей. И от него должно пахнуть животным, гнилью , а не луговыми травами.
-Полынь ?, -предположил Скьель, пытаясь различить смутно знакомый запах. Чудовище дернулось, короткие, но острые как бритва коготки непроизвольно впились в косу, лишая ее изрядной части ее объема. Скьель выдернул из рук удивленного чудовища остатки собственных волос.
- Идиот, - Рассерженно произнес ангел, сверля фигуру напротив  свирепым взглядом.

15

- Идиот, - Рассерженно произнес ангел, сверля фигуру напротив  свирепым взглядом. Незнакомец казалось оказался совсем…одаренным, причем на всю голову. Скьель тут бить морду..э-э.. разбираться как мужчина с мужчиной с ним собрался, а он за косу трясется и его с травой какой-то сравнивает.
-Сам ты сорняк, -  тяжело вздохнув, скорее по привычке огрызнулся Скьель. Вся охота драться пропала –да и смысл зарываться когда нет достойного соперника, да и вообще хоть какого ни будь отпора. Скьель вообще сам по себе предпочитал покорять , а не быть объектом покорения. Да и какой смысл сидеть и ждать у моря погоды, пока возле тебя сделают тридцать три реверанса, когда можно просто повалить и трахнуть ?
Ангел развернулся и зашагал прочь, оставив большеглазого пассивчика на растерзание местной кровожадной флоре и фауне. Мысли вернулись в привычное русло, а точнее к привычным баранам, вернее одному конкретному барану. Скьель чертыхнулся, где-то в груди противно заныло. Списать на заклятие это было уже нельзя, но ощутимый дискомфорт он все таки испытывал.  Что бы хоть как-то отвлечься, капитан украдкой обернулся назад, надеясь потешить себя видом растерзанного ангельского тела.
«Этот здесь не жилец» мелькнула злорадная мысль в голове у блондина.

16

«Этот здесь не жилец» мелькнула злорадная мысль в голове у блондина. Незнакомое злобное чудовище направилось не в храм Осириса, куда идут все нормальные духи, а обратно –к вратам. Скьель вздохнул и мысленно напомнив себе , что он ангел –а значит должен оберегать сирых и убогих, устремился вслед за молохольным блондином.
М-да…догнал он его только лишь когда черная трава сменилась знакомой до боли каменной дорожкой.
- Да подожди же ты !, - выпалил запыхавшийся Скьель, хватая незнакомца за рук. Походка у того была стремительной и быстрой, словно им было еще куда спешить
«Е-мое, что ж он так на свидание то к смерти торопиться то? Хотя мы и так уже мертвы.
Чудовище отдернуло руку, с брезгливостью покосившись на ангела, но тому было все равно –главное что тот остановился и дал ему наконец время отдышаться.
-Там врата, стражи тебя не пропустят. Нам нужно в Храм к Осирису. ,- Скьель поднял свой ясные очи на дылду блондинистую.
«И чего этой заразе не садиться на одном месте ?»- мысленно сетовал блондин.

17

Рубиновый бастион ------------

Ангел открыл глаза в сером тумане. Шайкор дернулся в сторону, осознал, что туман какой-то излишне плотный. И умудряется держать его вес, если ангел рванется вверх. Путь наверх. "Хей, жители неба, кто на дне еще не был?" Голос певучий и в то же время хриплый прозвучал в мозгу. Шайкор вцепился пальцами в голову. "Не пройдя преисподней вам не выстроить рай!" Шайк принялся тихо подпевать настойчивым и таким знакомым строчкам. "Хей, жители дна, гром смеется над вами: чтобы быть с ним на равных, есть один путь - наверх!"

- Наверх! - Громко повторил Шайкор, пуская пузыри. И оттолкнулся от обманчиво мягкого дна, который тем временем принялся засасывать ангела вниз. Рубиновый всплыл и одновременно с тем, как его взгляд упал на каменный свод, он вспомнил зачем сюда явился. Оглядев бурлящую реку мертвых, Шайкор подивился своему оптимизму. Найти в этом месиве три души - это надо постараться. Впрочем, у ангела было небольшое преимущество - он четко знал зачем здесь. Резко выметнувшись из воды, Шайкор расправил крылья, взмывая под каменный свод. А потом успокоился и замер в воздухе. Единственной надеждой найти нужных ему духов было то, что он сам являлся их убийцей. И нить связи между ними протянулась.

Ангел закрыл глаза, чувствуя безбрежную реку и выискивая свои цели. Одна из ярких вспышек за закрытыми глазами привлекла внимание рубинового. Он, не открывая глаза, спикировал по направлению вспышки, убирая крылья перед самой водой. Руки сомкнулись на теле едва теплого духа, который вяло трепыхался. Ангел рванулся вверх, выныривая и взлетая со своей ношей. Которая, кстати, почти ничего не весила. Шайкор вгляделся в свой улов - это был хозяин погребка. Теперь дело за остальными двумя... Однако, для начала надо бы куда-то деть уже пойманного духа.

Шайкор увидел лодку и Лодочника, неодобрительно косившегося на него. То ли ангел у него работу отбирает, то ли просто не нравится.. Кто его знает. Шайкор спикировал аккурат на середину лодки и положил добытую из Реки Мертвых душу.

- Я еще двоих подберу и мы поплывем отсюда, хорошо? - Не дожидаясь ответа от хозяина лодки, ангел вновь вознесся вверх. Найти таким же способом еще двоих не составило труда. Шайкор устало примостился среди трех душ и спрятал крылья. Создавалось впечатление, что это место тянуло через их свет силы рубинового. Во всяком случае, когда ангел стал бескрылым ему было намного легче.

- Знали - победы не будет,
Знали - победы не ждать,
Но, проиграв, возвращались
Опять умирать.

Шайкор негромко напел не его гимн и его голос словно придал силы трем духам - те зашевелились и начали потихоньку выспрашивать что и как. А потом как один уставились на него - узнали. Ангел принялся объяснять что и как, обещая, что выведет отсюда всех. Лодочник только хмыкал.

Когда лодка ткнулась носом в песок, Шайкор выпрыгнул из лодки, помогая выбраться остальной троице. С замиранием отсутствующего сердца ангел понял, что эти три души остались бы в Стиксе навечно не приди он за ними - уже теперь они были слабы и еле двигались. Ангел тихо рассмеялся от счастья и затянул громкую песню, пытаясь отдать свою энергию, поделиться силой.

- Выше кубки, пьем за жизнь,
За тот край, где родились,
Выше кубки! За любовь,
Выше кружки! Меньше слов.
Пьем за львиные сердца.
Выше кубки!
Пьем до конца!

Ангелы, увлекаемые рубиновым, вошли в Некрополис.

---------------------------> Некрополис » Улицы и площади

18

«И чего этой заразе не садиться на одном месте ?»- мысленно сетовал блондин. Пассивчик не стал дожидаться свой печальной участи на берегу реки и скорой кончины от щупалец водного монстра, который уже минут пять примеривался к беззаботному духу. Мало того , это кипа шелка, лент и побрякушек, кинулась за ним следом . Весело шурша, звеня и пыхтя как стадо разозленных гипогриффов. Красный капитан на миг прикрыл глаза , соображая куда бы деть такое чудо природы. Вариант -надоест-  сам отвяжется -непроканал. Запасной вариант -убить к подвязочкам  Осириса тоже не подходил - они и так уже были мертвы. А раз данный светлый субъект не желает оставлять его в покое -значит нужно его к этому подтолкнуть. Физические методы воздействия отпадали сразу же . Ангел думал. Раз светлый, значит умный. Раз умный, значит обидчивый. Значит нужно его задеть, достаточно сильно что бы пернатому захотелось развернуться и уйти и не настолько глубоко что бы не вызвать внезапную истерику, к коим так склонно все что имеет перья.
«Ты прям как цыпленок потерявшийся, может мне тебя под крылышко еще взять . Ты уж извини, я не курица .» Мысленно сообщил своему незваному спутнику Скьель, то судя по отсутствию какой либо реакций телепатией данный светлый субъект не владел от слова вообще.
-От куда ты такой немощный на мою голову взялся то ?, - посетовал ангел. Пассивчик тяжело дышал, как будто забывая что он дух и такие низменные потребности тела ему должны быть неведомы.
Ну вот, нашел на свою голову, а теперь возись с ним .

Отредактировано Скьель (2011-08-11 23:53:59)

19

Ну вот, нашел на свою голову, а теперь возись с ним .
Скьель уже по тихому прикидывал шансы оглушить это неугомонное чудовище и доставить в лабораторный комплекс имени Святого Самуила, когда... когда нечто странное и по ходу разумное с песнями и лодкой промчалось мимо. Ангел изумленно похлопал глазками и инстинктивно рванулся к более знакомому предмету обстановки, представленному белокурым чудовищем. Росту того было не малого, с каблуками и того больше, так что ангел повис на оном истукане, ака мартышка на ветке. И висеть неудобно и отпустить боязно. Впрочем, мировоздание или высшие силы представленные в Некрополисе Осирисом, решили что хватит концертов мартовских котов с тяжелого похмелья.
Яркая красноватая вспышка на миг ослепила глаза и ...

Светлый Скьель
_______________________ Поднебесье ---- Небесная канцелярия » Площадь перед зданием Канцелярии

Темный Скьель
--------------------------Туманные пустоши » Водопад

20

<<< Дворцовые ворота.

Джейтиэль медленно дрейфовал среди многочисленных мертвых тел. Плотная вода выталкивала его на поверхность, и он давно уже смирился с тем, что ему не удастся слиться с темными водами, он давно уже не думал об этом, следуя прихотливым водоворотам реки мертвых. Он смотрел широко раскрытыми глазами в туманный, серо-стальной переменчивый полог, заменявший здесь небо, и даже вскрики спасенных и рассекающие водную гладь лодки не беспокоили его.
"Не время... Что такое время? Это дождь, это перечень ран, это список боли и обид...Красно-коричневое, оранжевое и темно-зеленое..."
Бессвязные мысли были единственной нитью, которая пока что связывала его с реальностью, хотя что такое реальность и кто такой он сам, Джей не взялся бы ответить. Тягучее, как темная патока, беспамятство накрывало его и постепенно подменяло собой все, чем он был когда-то.
"Так хорошо", - безмятежно улыбался ангел, отдаваясь очередному подхватившему его потоку.
Если бы сейчас кому-то пришло в голову выдернуть его из прохладных вод Стикса, он бы не стал сопротивляться, столь же безропотно отдавшись новой судьбе, как до этого безропотно принимал даруемое смертью забвение.

Врата в Некрополис

Отредактировано Джейтиэль (2011-08-24 17:38:06)

21

Заточение --------------- >

"Мокро. Опять мокро. Как в детстве.. то есть, что за нахрен!"
Демон бултыхнулся в воде, рывком выныривая на поверхность, отплевываясь и с ужасом оглядываясь по сторонам. Повязка с глаза сползла куда-то ближе к затылку, взгляд сфокусировать удавалось с трудом. Но это не мешало осматриваться, раззевывая пасть от изумления. Что и говорить, до этого умирать ему не случалось, поэтому пейзажи он рассматривал с особо восторженным интересом. В голове царил хаос, мысли разбегались, череп побаливал. А фантомная боль, как известно, самая раздражающая. Гнев даже решить не мог, испугаться, что помер, или порадоваться, что не в раю. Хотя для начало не помешало бы все вспомнить до конца, кто он, что он, и как обратно в рай не попасть. А вдруг демоны, что плохо вели себя при жизни, по умолчанию туда отправляются? На исправительные работы.
Справившись с приступом внезапной панической тошноты, Декс подгреб к берегу, медленно выползая на сушу, почти сразу рассеянно проводя пальцами по затылку, медленно его ощупывая, не откололась ли часть прически. Так и не поднявшись на ноги, решил поваляться немного на пляже для особо удачливых мертвяков, тем более что на смену желанию проблеваться, пришел решительный голод. Даже жажда, скорее.

22

Кабинет Спесь >>>>>>>>>>>>
Собираться в более менее мыслящую субстанцию Каститас не стал, влившись в реку потоком сознания в жидком состоянии и почти сразу же растворяясь в ней, не оставляя себе шансов на повторную смерть, на этот раз от стыда за содеянное ранее и полностью заваленную работу по призванию.

Отредактировано Хильдегард (2011-10-30 20:09:32)

23

Кабинет SpesЬ →→→

Элетариэль:
В полный рост ощутить все прелести утопления (а не их куцый вариант) бывший командор успел сразу же. Впрочем, сильно радовало, что тут хоть не кипящая вода, а вполне себе прохладная. Можно даже и удовольствие некоторое ощутить. Воздуха бы глотнуть только…
Осознав, происходящее Элетариэль парой мощных гребков вынырнул на поверхность, с удовольствием задышал и направился к берегу. В голове вертелась только одна мысль: «Сходил на Совет, что называется!». Да, все проблемы с Совета и начались. А закончились Некрополисом… который, кстати, обладал классическим образчиком чувства юмора: не успел ангел выйти на берег, как обнаружил там…
Ну оно понятно, Некрополису-то проще было рядом выбросить, контракт-то ничто не отменяло.
— Убил бы! — в сердцах ляпнул ангел, подходя ближе и неосторожно склоняясь над валяющимся на земле демоном.

Декстер:
Не успел демон толком отлежаться, вот только начал в себя приходить и прокручивать в голове события, предшествующие его трагической и до безобразия глупой смерти, как его снова скрутило совершенно по взрослому, только и оставалось, что в землю вгрызаться и отчаянно выть в голос, давясь всхлипами, умоляя мироздание, чтоб его отпустило и он уж лучше бы по второму кругу издох, чем терпеть скручивающие внутренности болезненные спазмы. Сознание от боли помутилось, единственная мысль, скорее интуитивная догадка о причинах такого сильнейшего пиздеца, билась в висках до искр из глаз – его новообретенный братец все-таки помер, то ли с горя, то ли не выдержав одиночества, на которое его Гнев обрек своей неловкостью.. Ну или вообще просто получив по заслугам за свой дурной характер.
Перевернувшись на спину и все еще тихо хныча от такого свинского добивательства сразу после основанной смерти, Декстер тут же резко заткнулся. Взгляд уперся в нависшее над ним существо, а слова приветствия застряли в горле из-за оригинального подхода к выражению своей сучности у создания. Ну и еще по причине того, что в конкурсе мокрых схенти этот тип однозначно б победил.
Демон даже не сразу осознал, что морда у него какая-то уж больно звериная, при остальных выдающихся данных. Шумно сглотнул и тут же поперхнулся, отреагировав на реплику этого пришельца вытаращенными гляделками.
- Элечка? – Просипел он, давясь от абсолютно не сочетаемых эмоций. Но и в этот раз победил определяющий все его существо гнев, завладевающий разумом в мгновение. Элетариэль в секунду оказался самым виноватым и самым достойным для того, чтобы получить свою порцию пережитых Гневом страданий. Тот вообще ими делиться любил. А вот о последствиях никогда не задумывался.
Схватив ангела за плечи, рванул на себя и тут же перевернулся, вжимая грохнувшегося нимбоносца в землю.
- Сначала уж я тебя, - прорычал Декс, садясь сверху и крепко зафиксировав шею братца, сжимая пальцы на его горле. Наклонился ниже, другой рукой судорожно шаря по его груди, нащупывая биение сердца. Пульс совпадал с тем, что шумел у него в висках, закипающая от ярости кровь придавала всем  попадающим в поле зрения объектам ярко-красный оттенок. Отдавая себе отчет в том, что силы не равны и единственное его преимущество в скорости и внезапности, Гнев, поддавшись желанию, от которого у него аж зубы сводило, вспорол когтями кожу на его обнаженной груди, раздирая пальцами и проламывая ребра, добираясь до заходящегося быстрыми ударами органа. Хруст костей и стук ставшего вот таким случайно родным сердца заглушали все остальное, демон не слышал ни своего свистящего дыхания, ни вопящего в припадке внезапного озарения разума. Иррациональное желание забрать себе и чтобы никто больше не посмел прикончить Элетариэля, причинив тем самым такой дикий дискомфорт его брату по крови, пересилило все остальное.
«Я бы высосал тебе душу. Если б умел. Но так тоже приятно.»
Нежно проведя по мокрой от крови поверхности, пальцы сомкнулись на сердце ангела и в ту же секунду Гнев резким рывком достал его из грудной клетки.

Элетариэль:
На самом деле он ожидал, что его повалят на землю и устроят скандал. Это было вполне в духе его братца.
Он вполне ожидал, что, возможно, дело дойдёт до драки — и это тоже было бы вполне в духе демона.
Поэтому ударившись лопатками о землю, он лишь насмешливо (насколько это возможно при шакальей мимике) посмотрел на Гнева, будто бы спрашивая «ну и что ты со мной сделаешь?». Ну не мог же демон не понимать, что ничего серьёзного он действительно сделать не может? Не мог же он всерьёз говорить об убийстве, ждать его или пытаться претворить в жизнь? Не идиот ведь. Их контракт отзеркалит на самого же, так скрутит, что мало не покажется. Он ведь говорил об этом. Предупреждал ведь.
Однако как оказалось, братец вполне в состоянии был удивить кого угодно и морочиться лишними раздумьями не планировал, перейдя сразу к действию. Вопреки здравому смыслу. Безумие сплошное!
Но осознание серьёзности положения пришло слишком поздно: уже занесённая для удара рука на взлёте остановила движение и бессильно упала на землю. Боль прокатилась по телу, выгибая дугой и парализуя неверием в происходящее. «Да не может этого быть!», — до последнего он думал, что демон остановится. Но, как ни странно, страха не было и в самый последний момент.
Боль была адская. Она мешала думать и понимать. Когда сломалась грудина, было больно даже вздохнуть, но это было ещё не смертельно. Когда по оголённым нервам и чувствам будто крупной наждачкой прошлись, ангела обдало холодом и новой волной боли. Он чувствовал, как рвались сосуды один за другим, как хлещущая кровь в секунду наполнила пустоту в груди, выплеснувшись наружу, потекла по коже, заливая землю и впитываясь в неё. Он до последнего чувствовал это сердце, осознавал его своим. И широко раскрытыми в удивлении глазами смотрел на демона, будто в замедленном течении времени видя, как ангельская кровь брызнула Dexter’у на лицо.
А потом видеть он перестал, потеряв вместе с сердцем возможность что-либо чувствовать. И жить.

Декстер:
Пальцы, сжимающие сердце, свело судорогой. Демон инстинктивно облизнулся, собирая языком капли теплой крови, попавшие на его губы, и почти сразу начиная давиться от ощущения поглощающей, затягивающей пустоты где-то в районе души. Боль нахлынула такая, что предыдущий приступ показался бы теперь просто легкой щекоткой. Гнев начал задыхаться от ужаса, охватившего его от внезапного осознания того, что дальнейшее существование просто невозможно как факт. Мелькнула почти мысль или даже скорее ощущение, что и не очень-то и хотелось, вот теперь, когда он снова порывисто сглупил,  лишив себя вариантов помимо того, который подразумевал окончательную гибель. Пожалеть толком не успел, пальцы так и не разжал. Обоих мгновенно накрыло посмертной вспышкой, расщепляя оболочки на тут же смешавшиеся темную и светлую энергию и развевая ее по Некрополису в считанные секунды.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Некрополис » Река Стикс