Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков". Комната №1


Гостиница "Зимовье раков". Комната №1

Сообщений 31 страница 60 из 60

31

Как все хорошее рано или поздно заканчивается, так и сонная расслабленность Туза закончилась, в месте с ней и ласки. Мужчина отстранился от все еще сонного Алиля и как обычно выразил свое недовольство, что была условным сигналом, что пора возвращаться к привычным ролям.
- Сам на мне разлегся, чуть все кости не переломал... - лениво огрызнулся в ответ Алиль и зевнул. Когда тигр коснулся его груди и тут же отдернул руку, уколовшись о сережку, золотоглазый только довольно ухмыльнулся. Сам повесил такое - пусть сам и мучается. Благо напарник к тому времени уже отвернулся и демонстрировал спину. Взгляд со спины демона тут же невольно переместился к копчику, украшенному обновкой. Единорог не сдержал шумного выдоха. Не смотря на некоторое покраснение вокруг татуированного места, смотрелось это весьма соблазнительно и привлекательно. Настолько, что он уже даже успел задуматься, а правильно ли поступил, сделав там рисунок - теперь же не сможет спокойно смотреть на шикарную задницу и спину Туза. Хотя и раньше, конечно, не мог остаться равнодушным, но теперь то и подавно!
Рисунки на руках тоже выглядели неплохо, хотя и не заставляли внутри все настолько трепетать. Скорее вызывали чувство удовлетворения и собственнической гордости - пусть все знают, этот роскошный тигр помечен и присвоен, а любого на него позарившегося ждут оторванные яйца и выскубанные патлы.
Слова про заседания Клуба Любителей Геометрии были благополучно пропущены мимо ушей, а вот упоминание железяк, да еще и в руках насторожили Алиля, хотя он, как и его напарник, все еще не проснулся до конца. Про татуировки демон решил благополучно умолчать - ему было интересно, как и когда напарник заметит обновку. Хотя его реакцию он уже предполагал - как всегда куча возмущений и возможно даже попытки рукоприкладства. Но разве такие вещи могли напугать любителя острых ощущений?
- Железяки? Какие железяки? Откуда? - решил уточнить единорог на всякий случай, так как ничего такого не приметил. Как-то не до того ему было, чтобы разглядывать, что там на руках у Туза, да и интимный полумрак комнаты не для смотрин и инвентаризации создавался. Хотя если бы золотоглазый оказался повнимательней, то новшества на костяшках кулаков мог бы увидеть.
Тем временем Алиль выудил из теневого склада гребень и заняться причесыванием. Одеваться он не спешил, как и торопиться обратно в бастион. Что он там не видел? А по совместным утрам с Тузом он после Академии скучал (к хорошему быстро привыкаешь и долго отвыкаешь, но полосатому знать это не за чем).

Отредактировано Алиль (2011-08-31 20:49:51)

32

О том, чем занимается Алиль за его спиной, Туз не особо уловил. Только понял, что он там копошится и нашел себе занятие. А спину напарнику он подставлял не единожды, так что совершенно не волновался по этому поводу. Если бы надо было, давным давно нашпиговал бы его спину уже кинжалами, иглами, зубочистками и пилочками с щетками для ресниц, в желании нечестной победы.
-Да я  себе игрушку прикупил на побаловаться, а оно возьми и приросло, пока я тренировался. Теперь вот смотрю и думаю как с  ним быть? –пока он отвечал, красноволосый оглаживая тыльные стороны кистей рук, где были металлические «чешуйки». Ну а в качестве подтверждения своих слов, а то еще заявит, что у него особый лишай и нечего  выпендриваться, демон продемонстрировал..
..Подумать о чем-то вызывающем агрессию. Тут особо и задумываться или представлять не надо было, да и далеко ходить – ангелы. Перед глазами и сознанием легко, и быстро появились картины прошлых лет, когда он видел и сталкивался с отрядами ангелов. Светловолосые и ширококрылые, с начищенным снаряжением  лоском на каждом сантиметре тела, так что аж по земле вот-вот могло начать течь. В общем – смотреть противно. Ни клыков, ни шипов, ни рогов, ни хвостов и не сказать, чтобы особо много способностей. Но вот самомнения и самолюбования….
Кожу Туза, и только-только наросшую нежную кожу рубцов, разорвали лезвии катаров, взметнувшиеся о ладоней и выскальзывая. Как и в прошлый раз – катары легли поверх кисти, словно являясь другим ответвлением и продолжением руки.
Демон только тихо фыркнул и поспешно ладонь о ладонь, стер брызнувшие на пальцы и лезвие катар капли крови получились только разводы и размазывания, но результат он показал напарнику – не кисейная тетка, в обморок не упадет от такого. Тем более, после прошлой ночи, но это оставим на самогрызение на старости лет.
-Меня терзают смутные сомнения, что где-то ошибся или Доктор или мы. Может я не прав и это чистое совпадение, что уже во второй раз под ряд, после тесного с ним общения, что-то такое случается… -голос его был на удивление спокоен и он через плече посмотрел на золотоглазого. И замер. Как.. Ну как он может быть изящен, будучи и упрямо оставаясь парнем?? И как он может так беззаботно расчесывать волосы сейчас? Извращенец, одно слово! Павлин крашеный!.. Хотя глаза не отводил от развернувшейся картины одного из обряда утреннего приведения себя  в порядок. И чего он не станет женщиной? Самой красивой женщиной.
А еще Туз не собирался поднимать, а если Алиль поднимет – замять, вопрос о отставки Доктора как лейтенанта. Все равно он был уверен, что такие люди ему нужны.

33

Когда Туз сказал об игрушках, которые приросли, Алиль негромко хихикнул, представив себе игрушки из категории тех, что хранятся у него в прикроватной тумбочки. Если бы такое куда-нибудь приросло, наверное, это выглядело бы крайне забавно. Предыдущие слова про металл при этом как-то не брались в учет. Ожидая увидеть что-нибудь веселое, единорог послушно посмотрел туда, куда указывали. Поначалу небольшие металлически чешуйки действительно ему ничем серьезным или примечательным не показались, и точно вызвали ассоциацию с лишаем. А вот то, что было потом...
Демон аж затаил дыхание, наблюдая, как металлические выросты пронзают кожу напарника, удлиняясь и напоминая железные когти. Смотрелось эффектно. Однако Алиль не был бы собой, если бы просто высказал восхищение, а не очередную колкость.
- Занимательная обновка. Только не вздумай их выпускать, если ерунда какая-нибудь приснится - обнаружу хоть один из них, хоть случайно, в своей шкуре - пеняй на себя, - конечно, он не думал, что напарник ему может повредить во сне или во время их бурного секса, но поворчать ему это не мешало. Для порядка. - Да я почти не сомневаюсь, что тут не обошлось без участия Доктора. Сам видел вчера - грудь снова вылезла. Но кроме нее у меня появилось и кое-что хорошее, - говоря о груди единорог был спокоен и уже не норовил угрожать оторвать лейтенанту Туза все лишние конечности и покрошить на салат, и даже не собирался капать на мозг напарнику, чтобы тот разжаловал своего лейтенанта с должности. Не то, чтобы вчерашнее повторное явление буферов его радовало... просто Алиль потихоньку начинал воспринимать их не как что-то ужасающее и трагическое. Вероятно сказывалось позитивное подкрепление, а может влиял подспудный страх вместе с растущими грудями лишиться и появляющегося по воле сознания хвоста. Ведь он столько десятилетий пытался как-то изменить свою ситуацию с изменением формы - и все тщетно, а тут такой рывок вперед!
И, дабы не быть голословным, демон встал, концентрируясь на нужных эмоциях. Он представил, как их окружают враги, не какие-то конкретные, а скорее безликие тени, больше напоминающие чудовищ, они тянут к ним свои бесчисленные щупальца, желая одного - лишить Алиля его самого большого сокровища, полосатого и зеленоглазого...
Внизу спины появилось чуть щекочущее ощущение, и хвост явил себя миру, изгибаясь дугой наподобие вопросительного знака, но не спеша разносить все вокруг, а просто складываясь петлей и опускаясь на пол у ног своего хозяина. Но долго он там лежать тоже не стал, придя в движение и направившись к наблюдающему за метаморфозой тигру, оглаживая его бедро, обвивая торс и чуть щекоча длинной светлой шерсткой, сейчас мягкой на ощупь и не опасной.
- А еще я могу выпускать копыта, - добавил единорог, но демонстрировать не стал, задумчиво шевеля кончиком хвоста. Пожалуй, Туз был единственным, кому он мог позволить беспрепятственно касаться своего самого грозного оружия, и было в этом нечто более интимное и доверительное, чем секс, где-то на грани признания в своих глубинных чувствах.

34

-И что ты мне сделаешь? Затыкаешь помадой до смерти? –лениво огрызнулся-парирова Туз, на высказывания о целостности единорожьей шкурки. Чисто теоретически такое мог случиться, так как мало ли, что ему может приснится ночью. Ведь всякое бывает..- Не бойся, если даже такое будет иметь место быть. я  найму сам оборотня тебя вывести и буду ждать у ворот с вагоном пироженок.
Лезвия медленно и лениво уползали обратно в руку, а по кисти заскользили новые 2 капли крови, которые тоже были поспешно стерты. Размяв руку, тигр словно проверил ее гибкость, и огладил ставшую на свое место «чешуйку». Возмущения в сторону Доктора и раздалбон о груди он пропустил мимо ушей, так как насчет первого он был согласен, но ничего делать не собирался. А насчет второго – тут он мог только томно и довольно вздохнуть.
Но напарник сказал что-то об усовершенствованиях и у себя, в след за чем - кровать скрипнула и потеряла одного сидящего на ней. Туз обернулся в  сторону Алиля, как раз в тот момент, когда тот стал преображаться.
Проблему Алиля и его скрытничество по части своего истинного облика и возможности что-то где-то менять, Туз знал как никто другой. Благо – много времени уже вместе и соперничают. Хотя последнее никогда не было поводом, кому-либо раскрывать эту тайну. Подтрунивать – да. В присутствии кого-то – ДА!! Но своих не сдавал..
Поэтому Зеленый ошеломленно посмотрел на появившийся хвост. Точно такой, какой у любовника был в истинной форме. И что удивительно, для демона было, оно гармонично и изящно смотрелось у Лилового. Такой же гибкий и с кисточкой, словно часть его мифической натуры, смотря ан которую, мигом в голове всплывают все легенды и притчи о единорогах. Но тут было по-другому…
Кисточка хвоста уже поигрывала по обнаженному телу демона, и это ощущение было внезапным, новым. Туз в  какой-то момент даже перехватил хвост Алиля и покрутил его в руках, словно проверял на достоверность. Хотя, что тут проверять?
-Оу, так у тебя теперь есть замечательная легенда об истинном облике, можно ведь этот показывать и представлять в  таком свете, а не отмалчивать-увиливать.. –то ли шутил, то ли серьезно давал совет он единорогу. Не знаю как лошади и уж тем более единороги, но у котов особые чувства возникают, когда самый кончик хвоста, именно хвост. А не шубы его покрывающей, потеребить пальцами.
-Думаю, что даже если это и из-за Доктора, то вполне себе не такие уж и плохие последствия. По крайней мере – их можно использовать  выгодную сторону для себя. А ведь могло бы быть и значительно хуже.. Но все же мне мой лейтенант интересен. Кроме того, таких личностей лучше иметь ближе к себе – все же он довольно сильный и энергия в нем так и прет, это выгодно можно использовать.. –Отпустив хвост Алиля, хотя и не сводил с  него глаз, потом взгляд плавно пополз выше, словно было что еще раздеть с  напарника, осматривая каждый сантиметр его тела.- Кроме того, он крутился среди верхушек предыдущей власти. По крайней мере тогда, когда власть была в лиц одного Локи и когда он еще мог сдерживать то, что последнее время происходит, как тогда с этими проклятиями в виде рисунков. Такой всплеск магии был и так много времени пришлось потратить..
Он снова почесал три места, на которых были татуировки. И еще раз. И даже посмотрел на плод трудов-творчества своего напарника.
-Ну что-то такого типа, только у меня была вязь каких-то непонятностей, то ли круг, то ли что.. –объяснил он единорогу, то что накрыло относительно недавно весь магический мир и как пример показал на свое плече, совершенно флегматичным и безразличным жестом. И на этом откинулся лениво на кровать, хотя через время и снова начал чесать плечи. Пока его полусонные, до умывания, глаза вдруг не распахнулись и демон (как на пружине) не подскочил на ноги, осматривая плечи- Какого лешего???..

35

- Какая щедрость... - пробурчал Алиль на предложения об оборотнях и пироженках, решив на этом не сильно заострять внимание. Все же он достаточно хорошо знал Туза, чтобы доверять в этом вопросе. Ведь сколько бы они ни дрались и ни играли в "насилие" в постели, все же демон знал, что его напарник достаточно осторожный и никогда до травматизма, способного испортить игру болью не доводит.
Прикосновение к хвосту было необычным. Все же как-то раньше его в истинном облике особо не трогали, а если и случались прикосновения, то затрагивали они иные части тела, а кончик хвоста в основном встречался с окружающим ландшафтом с целью его уничтожения и на большой скорости. Однако было что-то в этом волнующее - в таких прикосновениях, в том, чтобы ощущать ласку пальцев, и чтобы самому оглаживать кого-то, мягко и неспешно, и не ранить ненароком.
- Ну... его пока никто из разумных не видел, мои животные в счет... так что ты первый, - задумчиво проговорил единорог, но осекся, поняв, что сказал. По крайней мере ему показалось, что последние слова звучат как-то очень уж доверительно-интимно, словно о невинности говорит... А потому поспешил как-то исправить этот момент. - Но я не собираюсь в будущем его кому-то особо показывать. Это для экстренных ситуаций.
Выпущенный из рук Туза хвост тут же уполз обратно к обладателю, несколькими кольцами обвивая его обнаженное тело. И хотя резон в словах напарника был -  хвост и копыта могут оказаться частью чего-то вполне себе демонического и устрашающего, но по большому счету обновка критично политики внешности не меняла. И дело было не только и не столько в том, что Алиль стеснялся своего истинного облика, сколько в том, что он не хотел давать о себе дополнительную информацию потенциальным противникам, предпочитая оставить про запас пару тузов в рукаве.
Если рассуждения тигра о Докторе, политике и даже проклятьях золотоглазый слушал с серьезным выражением лица, то реакция напарника на татуировки вызвала широкую улыбку. Он хихикнул и на всякий случай отодвинулся чуть подальше от кровати, однако скрывать свою причастность не стал.
- А тебе идет. Только сейчас это не проклятье - тогда только некоторые могли видеть те рисунки, а сейчас любой увидит. Это тебе ответный подарок. За сережки, - самодовольная улыбка все же наползла на лицо демона. Тем не менее, он поспешил перевести тему в изначальное русло. - Но последнее время все действительно как-то слишком много непонятных странностей происходит, в том числе и таких масштабных, как та эпидемия с рисунками, - вспоминая про недавнюю пошесть с проклятьями, единорог вспомнил и еще об одной детали. - А еще и наше назначение... мне вот с тех пор больше никаких уведомлений на эту тему не приходило... словно о нас забыли, кто б там главным сейчас ни был... не к добру все это... И я думаю, надо с этим что-то решать, а не ждать у моря погоды.

Отредактировано Алиль (2011-10-21 01:42:45)

36

Ошарашено смотря на свое плечо, Туз перевел взгляд на второе, где был точно такой зуд, как на этом и увидел на нем такой же рисунок – пики. Карточный знак пик. Тот устремлялся вверх «острием». От же ж наглец! Месть! И всего-то он сделал – этот соски проколол. Но оставалось одно но – на копчике тоже чесалось. И от этого Туз начинал чуть паниковать – что же там изобразил Алиль? Нет, ну при желании он мог убрать вся эти рисунки, сменив их. Хотя как принципе и Алиль… Но пока не задумываясь о причинах и следствиях поведения своего напарника, лишь вертя в  голове осознание того, что тот это сделал и довольно быстро – значит подготавливался. Значит, все это было подстроено. От же ж сейчас, кто-то получит по своей рыжей мордахе…
Во взгляде демона мелькнули не добрые искорки в сторону Алиля, перед тем как тигр завертелся вокруг себя, рассматривая, что же там на копчике и все же сумел рассмотреть-успокоится. Снова пика.
Единорог наверняка и не подозревал, раз продолжал щебетать как ни в чем ни бывало. О своих мыслях-воспоминания-и-прочем. Демон это слушал, но не вслушался. Поэтому после конца фразы золотоглазого, наступила некая тишина..
Тигр успокоился и присел на кровать снова. Успокоение и радость того, что там тоже пики, а не какая-то гадость, спокойствием накатили на огненного, не давая ему пылать праведным гневом. Или желать мести, новой.
Глубоко вздохнув, красноволосый потянулся за сигаретами и извлекая их из теневого кармана. Раскрыл свой особый портсигар. А из того – сигарету. прикурив бегло-небрежным взмахом рук. Сформированной вспышки огня. Из рта демона выпорхнул клуб сизого дыма. Улетевший тут же в верх и там растаявший. А сам демон, перевел взгляд на напарника. Он переваривал. Переваривал и молчал. За таким молчанием могло последовать многое. Настолько иногда неожиданное. Что демон сам от себя не ожидал такого спокойствия. Причин было много – тут ему нравилась, Алиль ждет резкой и задетой реакции, есть другие более важные дела, а  месть подождет.
-А мне нравится.
Внезапно для даже себя, заявил он в  глаза своему напарнику, который все так же продолжал быть обнаженным перед ним. Отмутузить бы его, да лень. Да-да, это именно из-за лени. А не по какой-то другой причине!!.
Мужчина оглянулся. В какой-то момент, он с удивлением увидел на прикроватном столике вчерашние (это ведь вчера началось? а какая разница?)  бокалы с вином и виски. За своим виски он и потянулся, сделав глоток, который смочит губы, но убьет желудок фейерверками. Однако через пару секунд, после которых становиться легко и приятно внизу тела.. легко так..
-Генерал молчит. Грехи молчат. А под боком начинает бродить нечто такое. Скоро ангелы начнут на отдых ездить в Геенну, чтобы лечить геморрой, а чесаться не будут. Мне это нравится.. –допив виски, красноволосый швырнул его о стену, разбивая вдребезги- Что за балаган творится  с войсками с возращения в мир Тьмы? Люди, демоны, ангелы и нелюди.. что же это происходит?

Отредактировано Туз (2011-10-21 01:43:36)

37

Не смотря на объем выдаваемой важной информации, Алиль внимательно наблюдал за напарником, дабы не проворонить момент, когда тот решит устроить расправу. Но тигр не торопился. Сначала он забавно повертелся, заглядывая себе за спину и пытаясь рассмотреть третий рисунок, перед этим опасно сверкнув своими красивенными зелеными глазами. Затем повисло молчание.
Единорог терпеливо ожидал реакции Туза, внутренне напрягшись. Но тот сначала лениво закурил, выпуская в пространство комнаты струйки дыма, затем выдал, что ему все же нравится обновка. Это было неожиданно, хотя приятно. Даже от сердца отлегло и золотоглазый расслабился. Ведь будь у напарника явные протесты и недовольство, он не стал бы столько ждать или врать, а как истинный огненный тут же навешал бы люлей по первое число.
- Меня тоже напрягает тишина со стороны высших эшелонов власти, - Алиль убрал хвост, и присел на край кровати, так как и дальше стоять столбом посреди комнаты ему показалось глупым и непрактичным. -   Я, конечно, понимаю, что еще не все духи могли вернуться, но все же многие уже тут... И это меня волнует. Я не хочу увидеть, как ангелы сделают из Геенны себе новый курорт на горячих источниках, а никто даже не почешется. Не почешутся они - почешемся мы. Уж лучше я костьми лягу, чем позволю каким-то пернатым у нас тут хозяйничать!
Алиль откинулся на кровать, разглядывая сосредоточенно потолок, затем перекатился на живот, болтая ногами в воздухе и внимательно глядя Туза. Он понимал, что сам не много сможет сделать, а вот вдвоем с напарником... Радовало, что тот тоже чувствует, что дальнейшее бездействие почти преступно.
- Так что предлагаю сообща со всем этим бардаком разобраться... пока бардак не разобрался с нами, - сколько бы они не соперничали за генеральское кресло, ставшее уже почти идеей-фикс, но единорог знал, что ради высшей и общей цели соперничество всегда оказывается отодвинутым на второй план. А то пока они будут драться и решать, кто же станет главным, от предмета спора могут остаться только поручни да ножки. При чем всё по отдельности.

Отредактировано Алиль (2011-10-21 01:46:07)

38

Огненный демон уже было начал распалятся, хотелось высказать дальше по ассоциативной, и сравнить Дворца Огня с будущем отелем по сдаче комнат в аренду. Раздувать больше и темнее, чем то, что есть. Но сам себя же и пресек. Стоп-стоп-стоп. Такими тепами (посмотри в тот угол на разбитый стан) тут все будет пылать. И вот вроде бы ничего такого, пылают здания (ну или как минимум комнаты) довольно часто в человеческих мирах. Новое отстроят и ничего такого.. Но магический след может остаться и осадок о том, что ты поступил как малых демоненок – тоже.
Глубокий вдох и такой же выдох. Спокойствие и умиротворение пришло не скоро, но медленно накатывало, пока он слушал голос напарника. Мелкие искорки огня, что всполохнули, было, среди волос у Туза, стухли. Спокойствие-то спокойствием, но вопрос остается открытым. Просто более взросло на него стоит смотреть.
-Прежде всего, надо прийти во Дворец и узнать всего положения власти в нынешней политике нашей Геенны. Письмо получил ты, я и.. и узнать, например, кто еще? И что это вообще за Грехи? Куда делся Генерал? Канцлер? –спокойно, и после вновь наступившей некоторой паузы, ответил он напарнику. Осколки остались на месте, а новый клуб дыма от сигареты, устремился вверх.
-Пусть старт и появление у духов было не особо дисциплинированным, но когда прошло уже столько времени, пора уже просыпаться и возвращаться в нужное русло. Все же, раз вернулись, значит не только за любимой подушкой для сна. Поэтому и нужно туда идти (во Дворец) все узнавать и расталкивать власть. А то если кому-то не хочется или неможется нести такое бремя власти – я могу перехватить и подхватить. Помогу во благо Родины, так сказать.. –самодовольно оповестил об идее своего напарника, тигр, туша сигарету о какую-то напольную вазу сбоку от кровати и в нее ж бросая окурок. И с этими словами он самодовольно, насколько таковым может выглядеть удовлетворенный после бурной ночи и обнаженный (после нее же), мужчина на кровати в человеческой комнат человеческого мира, Туз откинулся на подушки. А что? Еще древний философ сказал, что все важнейшие мировые вопросы решаются спросонья, перед завтраком. Или это был пьяный сосед? Не важно!.
Но после новой паузы, он вдруг спросил
-А ты что-то слышал насчет нового правления, правительства, системы и прочего? Потому что через меня или мимо – никакая информация не проходила. Тот же Доктор, он был встречен мной потерянном состоянии, и он меньше всех вообще был в курсе о том, что творится и творилось в мире, не говоря уже о верхушке Власти…
И тут мужчине завторил еще один голос. Голос, который он очень хорошо знал, но совершенно, сейчас, не ожидал услышать и вообще как-то забыл о нем, за всем происходящим вокруг и в частности сейчас. Да и диалог такой был сейчас поднят довольно важный. А он, как молчал со вчера (нет, ну серьезно, вчера все это закрутилось или нет?) и как-то признаков жизни не подавал, не напоминал о себе. Хотя тут, скорее всего, виной всему был виски.
..Раздался многозначительный и сразу узнаваемый голос пустого, бурчащего желудка, давно не кормленного
-А еще предлагаю позвать кого-то и заказать себе чего-то –предложил он золотоглазому, оборачиваясь к напарнику, как бы объясняя, что новое начинания надо делать с сытым желудком. Все же человеческие тела, нуждаются в  подпитке. А то, энергия - это хорошо, но не настолько, как кажется. При этом во взгляде полосатого явно читался немой вопрос «Как??». Туз был несколько опешен. Только что такой яркий диалог на эмоциях был о защите и правах Родины, как вмешался элементарный позыв организма и начался ступор по части его осуществления. Послать иллюзию?

39

Алиль периодически поглядывал на проскальзывающие по волосам напарника искорки пламени, но предпринимать пока ничего не спешил. Смотрелось это хоть и эффектно, но не безопасно для окружающей среды. Тем не менее, пока пожар не начался, демон предпочитал все оставить как есть - Туз не малек, пусть сам берет себя в руки.
- Да, непременно стоит наведаться во Дворец... а то что-то давно мы там не были, - согласился единорог. - Я тоже считаю, что времени для приведения себя и своего жилища в порядок прошло уже более чем достаточно. И если кто-то со своими обязанности справиться не в состоянии - стоит это поручить тем, у кого есть силы, идеи и вдохновение для такой работы. Дорогу молодым, так сказать.
Обсуждение насущных проблем и то, к каким выводам они оба пришли, поднимало настроение лиловому капитану. План дальнейших действий вполне себе вырисовывался, осталось его только реализовать. Единорог задумался о том, как же именно он будет реализовывать задумки и какие будут варианты в случае тех или иных событий... Вопрос красноволосого вывел его из задумчивости.
- Да я тоже как-то не в курсе и ничего особо не слышал... Завхоз мой, конечно, относится к этому филофски и считает, что наше дело заботиться о бастионе, а там, глядишь все как-то да будет, но я не настолько меланхолично настроен к жизни, так что сейчас меня вопрос власти в Геенне особенно волнует...
На голос тигрового желудка, а затем и на пояснения его обладателя единорог только улыбнулся. Эта неловкая неожиданность как-то даже разрядила обстановку. И, правда, что они все о серьезном да о серьезном? Уже чуть ли не похоронили родную Геенну под ангельскими перьями... Может на деле все не так плохо?
- Не думаю, что тут настолько развит сервис, чтобы по хлопку прибегали в номер официантки ... Так что я сам схожу закажу нам еду. Тебе как обычно или будут особые пожелания? - не то, чтобы Алилю так уж не терпелось куда-то тащиться, но куда меньше его прельщала мысль, что кто-то сюда будет заходить.
Встав с кровати и оглядывая свою разбросанную по полу одежду демон призадумался, как быть. Одежда была женской, а сам он сейчас явно на бабу не тянул ни по каким параметрам. Воспользоваться теневыми складами для поисков мужской одежды? Но вдруг кто обратит внимание на то, что вроде уединялись мужчина и женщина, а тут вдруг какой-то незнакомый мужик бегает... Хотя может никому и дела нет, но единорог был осторожным и лишних раз рисковать не любил. А потому он просто сменил пол у своей физической оболочки, превращаясь в рыжеволосую женщину, коей выглядел вчера, и натягивая на себе обратно и одежду (кое-где пришлось маскировать помятости иллюзиями), и Звезду, скрывавшую принадлежность к демонам. В таком виде он выскользнул за дверь.
Обратно он вернулся минут через пятнадцать-двадцать с подносами уставленными едой и напитками. И пускай навыков официанта у демона не было, но ощутимо выручала магия воздуха, все это несущая, так что ее обладателю приходилось только подставлять руки, мол это он сам. Блюда Алиль заказывал по принципу, что есть готовое и можно легко разогреть и не ждать долго, но чтобы с мясом и овощами, и, конечно же, немного сладкого для себя. Благо было утро и еда в наличии имелась и даже было из чего выбрать. В итоге когда открылась дверь, сначала в комнату вплыли подносы, а уже потом за ними появился и сам демон в женской ипостаси. Тузову порцию, состоящую из печеной бараньей ноги и пары ребрышек с каким-то  овощами, а так же литровой кружкой эля, он пролевитировал в сторону столика. Свою порцию со второй половиной ребрышек и овощей, гренками с сыром и яблочным пирогом, так же второй кружкой эля, единорог оставил висеть в воздухе, и она проследовала за ним до кровати, куда он уселся за не имением в комнате иных удобных посадочных мест.
- Прошу к столу, ешьте не обляпайтесь!

40

Настолько офигев от увиденного, Туз аж замер. А как может быть иначе, когда прямо перед тобой твой.. напарник, вот так берет и спокойно себе перевоплощается в женщину как ни в чем ни бывало. Ничего нового для духов в  этом не было (предстать то в одном облике, то в  другом), но с учетом того, как давно он этого жаждал сам, как давно получал от ворот поворот.. а тут вот так вот раз и просто перевоплощается, словно это частое явление. Ну так на такое не офигеть от наглости и где-то, от обиды. Ради него – ни разу не перевоплощался в  женщину, а ради каких-то там людей и их состыковок вчерашнего и сегодняшнего – так сразу и бегом. А ведь он, Туз, в сто или тысячу раз лучше них всех! За столько лет, это должно было бы быть известно.
Не говоря о червячке, что тихо начал грызть его изнутри – а для кого еще Алиль так перевоплощается?
Развернувшаяся в  демоне обида накрывала с головой, очнулся он только когда тот уже выходил. Очнулся, и со злостью кинул в сторону двери подушкой, не найдя в себе слов, какие еще в след пустить.
И остался в гордом одиночестве. Злой, оскорбленный, взъерошенный, еще и эти ангелы! Да что же творится в этом мире?. Хотя по минованию пяти минут такого одиночества и переливая из одного положения в другое, своей обиды, Туз не выдержал. И успокоился. Не простил и принял, а успокоился. Успокоился как слон, и поманив пальцем подушку, дав теням из-под нее выползти и обратившись в лапки, создавая подобие неведомой твари, вернул ее на ковать.
-Ну я тебе это припомню… -пробормотал он, поднимаясь с кровати. Сидеть, как есть, было удобно, но с другой стороны - может прикрыться стоило бы. А то, не смотря на гнев праведный, вид обнаженного женского тела, который вчера уже соблазнил один раз, ухитрился и сегодня затронуть в демоне нечто. Нет, Туз гордился собой и любил, а своим могуществом по части кровати – так тем более. Но.. пусть этот момент останется сейчас без внимания напарника.
Еще до конца не понимая, почему он так это собирается скрывать от золотоглазого, тигр вытянул из теней экзотично-восточного типа покроя халат, накидывая его на себя и повязывая поясом. В тени же и пряча свой вчерашний костюм. Косу он тоже переплел, когда дверь открылась, и ему предстал Алиль с едой.
-Как они сноровисто забегали с заказом, посмотрев на твои сиськи, уважаемый капитан.. –на демона нова потянуло с новой силой, той обидой, что он было отогнал пару минут назад. Но за еду взялся. На любовника он старался особо не смотреть, хотя это было сложно. Непроизвольно взгляд нет-нет, да и проходился по нему. А когда с едой было покончено, тарелка отложена, эль в оформлении всего съеденного уютно плескался в  глубинах желудка, демон откинулся на кровать, чтобы насладиться сытостью, и снова перед ним распростерлась картина лиловолосого. Ощущения все той же, хотя уже и в значительно меньших объемах, обиды бушевало в нем и боролось  чувством сытого удовлетворения. Хотелось сказать спасибо, а еще хотелось съязвить. Но что первей – за это эмоции и боролись, довольно живо-красочно отражаясь на его лице и взгляде. Будь он сейчас  в образе тигра, которым был в эту бурную ночь, то хвост его бы, дергался как под током, ярко давая понять о преобладающей эмоции.

41

То, что со сменой формы на женскую он погорячился, демон понял несколько позже, периодически ловя взгляды Туза, но  стоически делая вид, что ничего не замечает. Не менять же теперь все обратно? Это глупо совсем уж получится... Не то, чтобы он забыл о пристрасти напарника к женщинам и его давнишнем желании видеть единорога таким... Просто не о том  мысли были. А потому, по возвращению пришлось и дальше делать хорошую мину при плохой игре.
- Сиськи? Какие сиськи? Капитанам они по должности не полагаются, - изобразил удивление на лице Алиль, скидывая неудобный тесный корсет и возвращаясь обратно у мужскую ипостась. Теперь, на его взгляд, это смотрелось уже вполне обоснованно - ведь дело с едой сделано, а тут их никто не увидит.
Ели они молча, только за ушами трещало, хотя единорог все равно ощущал на себе взгляд Туза и его раздраженность. И в этом был виноват именно он, но совесть как-то даже не мучила. Спроси его кто, чего он этим добивался, лиловый капитан бы не смог внятно ответить. Скорее всего, дело было в бессознательном пристрастии к игре в "Догони меня, фаэрболл!". Алилю давно нравилось подстрекать и подначивать одного зеленоглазого тигра, проверяя пределы его терпимости. Хотя уже не раз и не два после своих забав приходилось давать стрекача что есть силы или просто наслаждаться бурными проявлениями темперамента огненного демона. Как ни крути, а это уже было чем-то сродни адреналиновой зависимости. Единорог ничего не мог с собой поделать (а если начистоту - то не больно-то и хотел), чтобы регулярно не изводить и не провоцировать напарника, проверяя границы дозволенного. При этом мазохистом он не был, но ради острых ощущений готов был немного пожертвовать своей шкуркой.
Закончив с трапезой, Туз сыто растянулся на кровати. Ни к каким действиям он переходить не торопился, но золотоглазый демон прямо-таки шкурой ощущал исходящие он него недобрые флюиды раздражения. За долгое время бок-о-бок он научился улавливать такие моменты в поведении напарника. Однако как-то подавать вид, что заметил, не собирался. Алиля никогда не оставлял равнодушным вид взъерошенного и сердитого тигра, вызывая почти непреодолимое желание продолжать доводить его в том же духе до момента взрыва.
- Ну, что? Поели, теперь можно и во Дворец Огня отправляться, заниматься государственными делами? - как ни в чем ни бывало поинтересовался демон, отставляя на тумбочке свои пустые тарелки и кружку.

42

А сам Туз сидел и кипятился в собственном соку. В нем кипела обида на этого бесчувственного и эгоистичного единорога, с которым он столько лет был уже знаком и ровно столько же лет тот его извращал, буквально постоянно утягивая в свои извращения, от которых демон стойко и постоянно отмахивался. И вот спрашивается, что ему стоит признать себя бабой? Но нет же.. Небось специально, для кого-то особенного особого только делает..
На мгновение пришло осознание того, что буквально недавно Алиль перекинулся женщиной, и чуть было не вприпрыжку (так накручено сознание туза это воспринимало) понесся в сторону еды. А вдруг этот кто-то-ради-кого-ему-не-сложно тут. Да  красноволосый капитан же заведение тогда к блохам все тут разнесет по кирпичикам.
Теперь тут сидит весь из себя такой довольный. Аж смотреть противно. Но еще некоторое время посмотрев, Туз не долго думая, поддался порыву и прост в место ответа швырнул в сторону напарника одной из рядом расположенных подушек. Подушка попала по голове золотоглазого. Не скажу, что прицельно, так как целиться и не попасть с такого расстояния, будучи на одной кровати, было бы позорно.
Осознание глупости действий и вообще ситуации, заглянуло было в голову полосатому, но места там не было для него.  Как минимум, потому что демон присобрался и рванул к Алилю, валя его и наваливаясь сверху
-Дворец Огня, да дворец Огня! –передразнил он любовника- Ты лучше расскажи перед кем щеголял своими сиськами, капитан Алиль, а потом уже с шашкой на голо иди защищать правительство и власть демоническую!

43

Попавшая по голове подушка была лишь предвестником начинающейся бури. Внутри все прямо-таки трепетало в предвкушении опасного веселья. И оно не заставило себя ждать, когда следом за подушкой на Алиля напрыгнул сам Туз, сваливая с кровати снова на пол и прижимая своим сильным и не таким уж чтобы легким телом. Но единорога такими маневрами было не испугать, наоборот, вспыльчивость напарника только подогревала его азарт.
- А с какой это стати я должен перед тобой отчитываться? - возмутился золотоглазый демон, начиная брыкаться в попытке скинуть с себя красноволосого наглеца. - Ты ведь не докладываешь мне зачем шастаешь по кабакам и скольких баб успел завалить? Или с кем бухал до зеленых ангелочков? Вот и я не обязан отчитываться, что и для чего делаю, пока это не ставит под удар государственную безопасность! Это моя личная жизнь!
Оправдываться, что это он просто так сменил пол и ни перед кем не щеголял, Алиль не собирался из принципа. Хотя он прекрасно понимал, что этим еще больше провоцирует в напарнике недовольство. Но уж очень оказалось интересно, что же Туз сделает? До каких пор будет терпеть или сдерживаться?
То, что в приступе гнева огненный демон может сжечь дотла заведение или полгорода единорога не волновало. Разве ему есть дело до судеб каких-то там людишек? Собственные возможные травмы его так же не сильно останавливали, хотя до своей любимой шкурки ему дело все же было. Но накатывающий жаркими волнами адреналин перекрывал все с лихвой. А еще демона приятно грело то, что напарник не равнодушен к тому, в каком виде и куда он ходит. От этого пахло ревностью. А раз ревнует - значит неравнодушен! В пользу этого было уже немало подтверждений, оставалось лишь понять степень этого неравнодушие - собственнический ли это инстинкт или нечто больше и глубинное? Алилю хотелось надеяться, что последнее.

44

О это нежное и мягкое тело с его гибкими изгибами, что сейчас развалилось по полу, под звериным порывом самого демона. Туз где-то на грани сознания, почти начинал разрываться в этой буре агрессивной энергии, что кипела-кипела и закипела, пенясь во всю. Одна грань его хотела дальше бушевать, а  вторая (что совсем недавно «выгулялась») хотела снова свободы, выпустить когти и клыки. И оба эти желания были неимоверно упоительными, желанными и почти на равных..
Когда Алиль подал голос с возмущенным ответом. Резкими словами и заявлениями. Настолько внезапными, что красноволосый даже опешил от неожиданности их. И опешил ровно на столько, что единорог успел вывернутся, скидывая с себя Туза.
Оказавшись на полу уже, а не на золотоглазом, демон проморгался, еще переваривая то, что ему выпалили и резко ответил. Ответил не задумываясь, но тоном явно не терпящем пререкания.
-Я – твоя личная жизнь! –буквально рыкнув в ответ, выкидывая руку вперед, но не для удара. Тигр схватил Алиля за подбородок, крепко держа и тяня на себя. Второй же рукой - он перехватывал правую руку единорога и так де крепко ее держа, как первая – держала-фиксировала подбородок лиловолосого- И я имею все на то обоснования!
Не успев даже окончить предложение, мужчина не дал своего собеседнику (да, назовем это так), что-либо себе ответить на все высказанное. Потому что заткнул его сразу и ан долго, припечатываясь губами к его губам в поцелуе. Причина и следствие, вместе с фразами, что он ни разу не извращенец, остались позади. Сейчас было просто элементарное желание доказать. Доказать, что он сильнее Алиля и что он хочет, чтобы тот перестал быть извращенцем и стал его женщиной. Демон был до последнего драться с ним за это.
Туз подался на любовника, толкая и прижимая его спину к боку кровати, отпуская подбородок. Теперь эта рука начала видоизменяться. Хотя ее видоизменение не были чем-то, что контролировал Туз. Демон хотел просто раздеть напарника, а вместо этого одежда начала на том рваться. Сдираться и буквально отбрасываться шматами и лоскутами. На нежной коже тела золотоглазого осталось несколько мелких ссадин от не аккуратности действий Туза, но Туз этого не замечал и не скоро заметит, если вообще заметит.

45

Получив неожиданную свободу и сбросив-таки с себя в край обнаглевшего тигра (нападает средь бела дня, претензии предъявляет...), Алиль тем не менее, свободой пользоваться не спешил. Если бы он хотел всего этого избежать - то сразу бы теневым порталом смылся в родной бастион или во Дворец, но куда интересней было посмотреть, что напарник предпримет дальше. И это ожидание оказалось оправдано сполна.
Необдуманные слова Туза заставили единорога временно впасть в шоковое состояние, чем огненный демон непременнул воспользоваться. Уж каких пакостей золотоглазый не ждал, а такого все равно предвидеть не мог. Но подобные собственнические заявления приятно грели душу, пусть вслух он с ними никогда и не согласится. Даже если красноволосый и так, и эдак его единственная личная жизнь. Подсознательно же он желал именно такого партнера, который не побоится предъявлять на него свои права и не позволит некоторым копытным особо борзеть от ощущения собственной вседозволенности и главенства.
Но ответить что-либо Алиль в любом случае не успел и не смог, даже очнувшись от первого шока. Впрочем, он и сам не собирался ничего говорить вслух, даже если бы Туз не опередил его. А потому поцелуй был воспринят с энтузиазмом и ответным пылом. Все же тела демонов всегда были честнее их слов, и единорог на языке тела откликался на происходящее весьма охотно и согласно.
Когда же любовник полосонул его когтями, на этот раз приводя и юбку и рубашку в полную негодность, оставляя свои болезненные следы на теле, единорог недовольно зашипел, и в ответ укусил его за губу, тем не менее, поцелуя не прекращая. Более того, свободная рука демона легла на затылок мужчины, удобно вцепляясь в его косу, чтобы не дать ему в случае чего отстраниться или разорвать поцелуй по своей воле, этим жестом словно бы признавая, что по большому счету не имеет никаких претензий к заявленному ранее.
Адреналин от происходящего бурлил в крови, возбуждая сильнее, в купе с агрессивными страстными поцелуями, но только ими Алиль ограничиваться не собирался. Он чуть приподнял ногу и принялся водить и елозить ею по паху Туза, таким незатейливым способом желая передать ему часть собственного возбуждения. Ощущения от заигрываний с опасным хищником пьянили, заставляя позабыть об условностях их обычной многолетней игры, вести себя откровенно и еще более вызывающе, чем прежде.

46

Что мог ответить хищник в ответ на укус?. Только таким же укусом в губы своего любовника. Туз воспринял все происходящее, только как новый вызов на свое главенство. Пусть поцелуи раньше и не входили в перечень их борьбы по кровати, но они довольно уместно вписывались.  Ведь оно всего лишь недавно появился у них на горизонте, но так уместно вписался. И вроде бы.. не школьники-лютики же оба, но почему-то оно стало особо острым во всем разворачивающемся. Может острым моментом стало то, что была разлука. И довольно долгая разлука, послужившая открытию просто второму дыханию и возможности огранить все стороны отношений. Нет-нет, сам Туз не признавал их отношений. Он просто экспериментировал со своим старым товарищем и напарником-извращенцем.
Но легшая на затылок рука, что углубляя их поцелуй, приятно распространяла тепло по коже головы тигра. Теплее становилось только от того, что ногой стал делать золотоглазый извращенец. Плоть демона, что самое позорное, охотно отвлекалась на такие внезапные телодвижения. Красноволосый знал о тех, кто увлекался ласками, которые делают касаниями. В частности касаниями ног. Но никогда не думал, что сам опробует такое (наивно забывая - с кем он спарингуется) и никогда не думал, что его тело так будет отвлекать, а уж тем более – что это будет так приятно. Что так до дрожжи будут разбегаться мурашки по всему телу, от электраразрядов на коже. Что не укрывалось от лиловолосого.
..И словно что-то подстегивало от этого всего.  С новым энтузиазмом и пылом, тигр впился в губы любовника, устремляясь глубже и глубже в глубины его рта, словно жаждя выпить его через губы.
Одежда, принадлежащая той женщине, к которой Туз приревновал весь мир, потому что это был его извращенец, портящий жизнь, была откинута и забыта сразу же. А вот тело единорога с каждым мгновением манило се больше и больше. Теперь руки, покрытые легким пушком и с удлинившимися когтями-ногтями, бродили в ласках по телу золотоглазого. Бродили в неспешных и уже ленивых ласках, оглаживаниях, но словно он ту сам не специально. Бродили, пока не устроились на бедрах, которые уже более цепко ухватили, тяня на себя парня, но оставляя после - кровавые себя порозы с углублениями на коже. Не специально (наверно) а в каком-то состоянии аффекта. О чем еще сейчас можно думать, если Алиль такой теплый и манящий своей мягкостью..
Совсем рядом мекнуло какое-то движение. Снова теневая магия. Не сильно сложная теневая магия, но с довольно определенной целью – перемещение откинутой в угол, вчера, баночки с кремом. Нахождение крема или любриканта, в качестве смазки, стало уже просто обрядом у Туза. Всегда. В любом состоянии и при любых обстоятельствах с Алилем. На любом состоянии осознания всего. Вот и сейчас - у  баночки с каким-то кремом, что до этого выудил из теней Туз. Появились лапки типа те, которые у насекомых, помогающие передвинуть нужно быстро. Стремительно и не особо контролируемого. Только начальная и конечная цель.
..ноги и бедра Алиля принялись раздвигаться, хотя его все так же напором и пылом прижимало спиной к боку кровати.

47

Вкус поцелуев приобрел терпкий, чуть солоноватый оттенок от крови из прокушенных губ демонов, ведь за одним укусом следовал второй, ответный, а за ним следующий и еще один, так что уже и не известно было, кто это первый начал. Порванную одежду хоть и было немного жаль, но ее судьба в целом не сильно заботила Алиля. Подобная дикость и грубость в поведении напарника его невероятно заводила, так что он готов был простить мелкие побочные эффекты, как-то порванная одежда.
Единорог немного ерзал и изгибался в руках-лапах тигра, чуть сжимая и поглаживая пальцами его загривок, хотя положение с упором в бок кровати спиной и не слишком располагало к маневрам. Тем не менее, свои дразнящие ласки ногой он продолжал, действуя довольно мягко и осторожно, чувствуя, как плоть любовника начинает увеличиваться и твердеть. Оказавшаяся свободной рука тут же ловко нашарила пояс халата Туза и его развязала.
Ощущение когтей  на свои бедрах, а так же оставленные ими царапины были неприятны и болезненны, от чего Алиль недовольно зашипел. По действиям напарника сомнений в дальнейшей направленности их близости не оставалось, но полностью все оставлять в его волю золотоглазый демон не собирался. Он оперся удобней о пол ногами и оттолкнулся, пользуясь моментом неожиданности, чтобы повалить Туза на пол и оказаться сверху. Не давая мужчине опомниться, он снова поймал его за загривок и прошипел почти в самые губы:
- Только попробуй поцарапать меня там... - и, не давая что либо ответить, тут же впился новым агрессивным поцелуем в губы напарника.
Единорог удобно устроился сверху, опираясь коленями о пол и раздвинув ноги шире, чтобы обхватывать ими бедра партнера. Его член уже начал довольно явно реагировать на предстоящее действо, наливаясь кровью и посылая теплые волны желания по всему телу. Демон прильнул к любовнику и принялся тереться о него пахом, довольно активно, бесстыдно прогибаясь, то обхватывая сильнее, то наоборот едва касаясь внутренней стороной бедер, словно пытается оседлать строптивого жеребца да еще и без седла.
Мелькнувшая в сознании мысль, а не сделать ли сюрприз и нее попробовать ли все-таки в женском варианте, была после некоторого раздумья отклонена. Даже если сам Алиль в целом был и не против такого варианта чисто физически, просто ради эксперимента, то психологически для него это значило пойти на уступку, особенно сейчас, признать главенство Туза со всем из этого вытекающим. А это было выше его сил - собственная вредность загрызла бы за такое. Хотя она и допускала возможность как-то и когда-то попробовать... но точно не сейчас.

48

Передислокация тел в пространстве была внезапной для тигра, хотя зная своего напарника, следовало бы этого ожидать, ведь слишком хорошо и легко все пошло. И это заводило с еще большим энтузиазмом полосатого. Именно этот факт. Именно то, как его оттолкнули, нанося толчок в нужный момент. Именно это, а не прикосновения ласк к плоти (пусть и ногами), не мягкость и запах кожи, сладость поцелуя и чувство протеста, чувства силы. Это становилось просто крыше сносящим. Настолько, что полностью уводило и поглощало сознание.
..А уж тем более после того, как лиловолосый оседлал его бедра и принялся всем телом тереться о него, снова припечатывая поцелуй. Теперь была очередь Туза, бороться. И не только за первенство в танце языков, но и с тем как на него наседали. Естественно он не мог дать этому так просто случиться, поэтому демон прогибался всем телом. Мышцы перекатывались, а демон силился подняться, хотя это и было довольно сложно, равно как и скинуть с себя Алиля. Хоть напарник и уступал в весе, а так же в силе, но все было равно компенсировано гибкостью и пластичностью тела и мышц. В такие вот моменты, это особо остро чувствовалось..
Хотя где-то там далеко, в подсознании, туз и не хотел пересилить Алиля. Он хотел его сломить и не хотел одновременно, перегнать и догонять всю жизнь при этом, ломать запястье и получать толчок. Только так и никак иначе можно продолжать жить. Это просто уже стало жизнью. Его жизнью. Их жизнью. Так длилось уже много времени, но демон продолжал давать напарнику понять, языком тел, что даже если это их обоих устраивает – он не ручной котенок. А Алиль - не пони переросток. Они оба все так же могут друг другу вспороть животы и дать любоваться изобразительным искусством собственных человеческих тел, но в таверне Некрополиса платить все равно будет тот, чья очередь в этот раз.
Ко всем прочим внутренним противостояниям и переча сам себе, но пытаясь скинуть-сбрыкнуть с себя любовника, Туз накрыл его ягодицы руками. Снова сжимая их, впиваясь в кожу пальцами. Хотя уже и без когтей-ногтей, они как-то сами собой ушли прочь. Не подумайте, что демон сделал уступку золотглазому – ни в коем случае. Просто на одних из слоев сознание мелькнуло понимание того, что его возбуждение и противоречие сейчас достигло таких границ.. что еще немного и есть вероятность оторвать по шмату мышц от каждой ягодицы. Впиваясь в тело, просто от перевозбуждения, которое успокоит или секс или кровь. Совмещать это, в том понимании, в котором это подразумевали его двойственные стороны, еще морально-психологически не готово был демон.
Вместо всего этого, зеленый капитан с новым ажиотажем подался к любовнику, просто впиваясь в него губами. В отдельные мгновения чувствовалась легкая дрожь от возбуждения его тела, которое он обычно скрывал. На нее не влияло то, что пару часов тому у тела была разрядка два раза. Возбуждение было, как был и совсем близок любовник.

49

Алиль ощущал, как напрягается и пытается сопротивляться под ним Туз. Ощущал движение сильных мышц под собой и это приводило демона едва ли не в чувственный экстаз. Но он не собирался так просто уступать захваченные позиции, а потому лишь сильнее цеплялся и прижимался к мужчине, всем своим видом показывая, что так просто не отпустит, что новый виток игры возможен только с новым насилием. Ведь как иначе почувствовать всепоглощающую страсть и жажду обладания?
Руки любовника тем временем накрыли его ягодицы, сжимая чуть ли не до боли, но все равно это было восхитительно. Единорог активней заерзал задом, желая новый и новых прикосновений к этому весьма чувствительному месту, пусть они и окажутся болезненными, хотя отсутствие когтей он все же отметил. Боль демону нравилась как контрастная специя ощущений, но во всем была хороша мера, и он за ней следил, порой тормозя своего пылкого партнера, сначала утопающего в пучине чувств и эмоций, а потом осознающего, что же произошло.
С губ Алиля сорвался негромкий короткий стон. Желание снедало его, и не важно, что прошлой ночью у них уже был восхитительный секс, надолго этим не насытишься, особенно когда рядом такой мужчина. Он хотел ощущать любовника не только кожей снаружи, но и внутри, позволять ему касаться самых нежных и чувствительных мест, слышать свои бесстыдные и откровенные стоны наслаждения. Золотоглазый мог бы себя и сам сейчас подготовить, и осуществить свое желание, но это было бы... против правил как-то. В их игре, за исключением пары случаев, это являлось прерогативой Туза, его правом, а единорогу оставалось только терпеть, распаляясь в ожидании еще сильнее. Но не смотря на свое взведенное состояние, просить он не станет! Как и просто покорно ждать. Ведь ничего не мешает ему немного поспособствовать ускорению свершения того, что хотят их тела. Он знает, он чувствует, что партнер  вовсе не равнодушен к происходящему.
Разорвав поцелуй, Алиль впился губами в шею любовника, чуть покусывая и посасывая его кожу, покрывая мелкими засосами, затем перебрался к украшенному сережками ушку, поигрывая губами и языком с металлическими украшениями, после чего направился дальше, добираясь всюду, куда позволяла текущая поза. Руки с затылка заскользили по плечам и груди мужчины, оглаживая и иногда царапая.

50

Будучи столько лет уже любовниками, хотя Туз никогда не признает их отношения под таким словом,  каждый из демонов уже знал особые зоны друг у  друга. И если сам полосатый это делал, порой, не совсем осознанно, то его напарник – очень даже осознанно и целенаправленно. Как, например, сейчас. Знал же, зараза золотоглазая, как кошаку это нравиться, когда скользит язык по тем чувствительным местам. Настолько чувствительным, что он порой закусывал губы, чтобы сдержать стон. Как сейчас.. снова.. И откровенно все равно становилось на то, что его шея сейчас покрывается засосами, что не особо долго продержатся.. но это было словно метка. И не будь он так возбужден – устроил бы перец по полной Алилю, но.. но сейчас это было неимоверно уместно.
Круговыми движениями ладони демона скользили по ягодицам напарника, который столь откровенно его оттопырил и двигался на нем. Тело единорога, словно само подставлялось и так и манило своей нежностью и мягкостью кожи. Хотя, как бы это все не было увлекательно, но все же это все уже доходило до определенных граней. А Алиль, словно намерено не собирался вести в нужное направление. Вот же извращенное сознание, не может все сделать, как у  нормальных людей!. А он еще не женщину надеется. Да тут хоть какньть уже..
Одной рукой найдя снова, любрикант, демон измазал этой смазкой и пальцы, и края ануса лиловолосого. Не говоря уже о том, как он измазывал его изнутри, проникая в  любовника сначала двумя пальцами, потом тремя. Разводя их и подразнивая того, зажимая меж пальцами горбик простаты и всячески не давая ни на миг, покоя парню.
Ловя то, как реагировал напарник, красноволосый, одной рукой глубже и глубже уходил своими ласками в его эрогенные зоны, а  второй – уверенно и цепко держал за талию, а  потом и спину обвил. Что было довольно удобным удерживанием, для того, чтобы перекатится. Перекатится и повалить под себя напарника. Но на этом все только начиналось. И теперь все было только удобнее и по своему острее, учитывая то, как единорог вцепился ногами в бедра самого Туза.
..поцелуй не особо прерывался при всей этой передислокации. Но вот член демона просто «зверел» от предвкушения того угла, который сейчас получится у  слияния их тел.

51

Но сколько бы Туз не кусал губы, чтобы сдержать голос в реакции на ласку, Алиль все равно чувствовал, что именно нравится любовнику - по движениям его тела, по изменяющемуся дыханию. Это ощущалось как-то по особенному приятно. Ему нравилось, что его тигр не какой-то брутальный мачо, коего он иногда пытается изображать, способный только валить и трахать все что движется, а имеет тоже свои небольшие слабости и может наслаждаться незатейливыми ласками. Как наслаждался сам золотоглазый оглаживающими его ягодицы руками.
Однако вскоре демон ощутил, как влажные скользкие пальцы смазывают его анус и по-хозяйски проникают внутрь. С губ сорвался шумный вздох, щекоча шею любовника. Движение пальцев внутри было крайне приятным, тем более, что Туз так же знал чувствительные места на теле напарника, а потому вздохи вскоре сменили негромкими стонами. Сам Алиль принялся елозить активней, одновременно и подаваясь навстречу пальцам, желая впустить их как можно глубже, и пытаясь потереться членом о член мужчины.
Но продолжалось это не долго, так как тигр воспользовался тем, что партнер поддался чувственному порыву, чтобы перекатиться в новое положение, в котором единорог обнаружил себя спиной упирающимся в пол, а любовник теперь возвышался над ним. Впрочем демону сейчас было плевать на позу - он в любой умел находить свои прелести, главное, что Туз был рядом и только с ним, и хотел - только его.
Алиль крепко обхватил бока мужчины ногами, притягивая к себе и на себя, продолжая под ним ерзать и тереться, хотя в таком положении для этого оказалось значительно меньше простора, чем в прежнем. Его руки касались спины и плеч любовника, оглаживая, но соблазн слегка поцарапать загорелую гладкую кожу был слишком велик и демон ему поддался, оставляя алые полосы от своих ногтей. Он охотно и пылко предавался все новым поцелуям, не в силах ими насытиться, но желая не только их.

52

Ни то как терлись шипстые кольца пирсинга на сосках Алиля, о кожу демона.. Ни его мести в виде следов на коже уже Туза, от ногтей.. Ничего не замечал сейчас Туз, пребывая в пучине происходящего непосредственно здесь и сейчас. Вереница всего разнообразия ощущений, и по большей части – приятных ощущений, давали многому тонуть в чем-то остальном. Крышесносное и от этого – опасное состояние. Но от этого не менее желанное и жаждобное.
Пальцы, которые уже так усердно взялись за процесс и работу внутри единорога, набрали оборот и некоторый ритм, когда все это было остановлено.Но на место пальцам пришлось нечто значительно по лучше. Головка члена Туза упиралась и терлась об анус золотоглазого, пока демон себе помогал и направлял, даже отчасти, подразнивая перед решающим рывком.. Который наступил хоть и ожидаемо, но резко.
Тигр вошел весь в любовника, прогибаясь с вырывающимся хрипом, над ним и нажимая-наседая на него. Но терять времени, как это довольно часто бывало, не собирался.. Поэтому через некоторое мгновение, бедра Алиля обхватили крепкой хваткой, ладони Туза, направляя его и переустраиваясь удобнее.
Многое было в опыте у них друг с  другом за это время, но еще больше всегда было желание, то или иное повторить. Как сейчас – приподнимая бедра любовника, демон полу удерживал-ложил их себе на ноги, а Алилю давал возможность упираться  в пол спиной и плечами. С одной стороны сложноватое положение, с другой – довольно удобное, не говоря о третей – заводило когда такое видишь со стороны. Особенно когда видишь как оплетают торс ноги, как скользят по ним ладони того, что сверху, когда он сжимает то тут то там. Ну а когда это тут и с тобой..
Находя нужную точку опоры и для себя, тигр с новым воодушевлением впился снова в губы лиловолосого, с жадностью слизывая сладость его вкуса и его поцелуев. Теперь он нависал на тем и врывался  в него, с рваным и сбитым воодушевлением.

53

Эмоции от происходящего захлестывали не только Туза, но и его партнера. А ведь как могло быть иначе? Окажись оно все скучным - единорога бы и след давно простыл. Его не привлекал секс просто как приятный процесс ради самого процесса, это все равно что пресная каша. Демон же жаждал накала страстей и ярких эмоций, чтобы мысли ни о чем постороннем в голову даже не забредали. И именно так почему-то получалось только с одним зеленоглазым тигром, даже когда в качестве разнообразия пух и перья не летели по всем углам и закоулкам. Но дух насилия и борьбы все равно ощущался, не давая золотоглазому ни на минуту расслабиться и взять процесс полностью в свои руки.
Ласки пальцами хоть и были приятны, но Алилю хотелось чего-то более ощутимого, потому он принялся снова покусывать губы любовника, выражая свое нетерпение. Туз то ли  намек понял, а то ли сам уже был на взводе, но вскоре демон ощутил его упругий член возле входа в свое тело. Немного подразнив и без того возбужденного напарника, тигр наконец ворвался в него резким уверенным рывком, не встречая сопротивления мышц. Хрип и стон обоих любовников слились в один звук, а их тела выгнулись в движении навстречу.
Единорог не стал сопротивляться или творить диверсии, продолжая обхватывать торс мужчины ногами и, повинуясь его жестам, полностью откинулся на спину, опираясь на лопатки и верх спины, позволяя ему вести и поддерживать свои бедра. С места в карьер, ритмичные активные движение воспринимались возбужденным телом весьма приятно, срывая с губ новые стоны, которые тонули в пылких рваных поцелуях. Отдельным удовольствием было ощущать сжимающие ягодицы и бедра руки Туза, хотя оставленные ранее царапины и ныли, но любая боль сейчас скорее лишь подогревала желание, нежели его остужала. Хотелось чего-то дикого и безумного, чтобы аж сорвать голос и чувствовать себя потом так, словно сверху пробежал табун копытных, так как что-то подсказывало Алилю, что потом у них может не быть на это времени, а свою жажду рыжих и полосатых хотелось удовлетворить с лихвой, чтобы еще и про запас хватило. А потому золотоглазый не жалел себя, подаваясь по мере возможностей навстречу ритму любовника, упиваясь каждым моментом, словно последним.

54

Погоня, нападение и завал «жертвы». Это довольно увлекательное и ведущее ощущение, занятие и вообще увлечение. Но не настолько, как следующее за ним. И то что следовало – сейчас тут и здесь. Это все головокружило голову, сознание и все действия Туза, хотя не сбивало с поставленного.
Демон упирался руками о плечи любовника и, частично, на костяшки пальцев, таким образом «пришпиливая» единорога к полу. Хотя это,  явно, не мешало этому золоокому извращенцу. За это результат и становился таким каким его описали. Борьба и движения шли всегда и всегда будут. В этом тигр не сомневался, хотя и не поднимал никогда, сам для себя, такой вопрос. Сам для себя – он делал то, что делал. А  сознание и осознание было где-то далеко…
Красноволосый мужчина вновь и вновь врывался в  своего гибкого любовника, удобно и весьма практично устроившись с ним под таким углом. Чувствуя новое смешение их запахов, потом и переплетений тепла. Кожа касалась кожи и терлась о нее, давая новые приливы воодушевленного возбуждения от того. Что «жертва» была повалена. Что «жертва» внизу и что она двигает, рвется, прогибается навстречу и они еще больше уносятся в  ощущения.
На копчике и плечах все так же оставался легкий зуд, с желанием почесать места. А от отдельных действий мужчина чувствовал скольжение холодного и туповатого метала колец на сосках. Их отметины друг на друге. И это еще больше возбуждало, но уже с другой стороны. Стороны которая не будет признана. Равно как не будет признана правда о ревности, о причинах отметин и вообще желании показать что «он мой!». А еще то, что ни один из них не убрали это. Хотя и могли, по правде говоря.
Демон врывался в своего любовника с возрастающим возбуждением, не щадя не себя, ни его. Темп нарастал постепенно, но стремительно довольно таки. Без малейшего желания на что-то другое, словно оно могло быть лучше. Как может быть лучше и куда? Зачем? Поэтому Зеленый Капитан наседал на Лилового Капитана, и ничего уже больше не заботило его, кроме них двоих и того, как повалена жертва.. и того как ему хорошо, а возбужденная и налитая кровью плоть Алиля, трется о его пах.
-..иль.. –сорвалось месте с  полустоном, сквозь сжатые зубы и он потянулся за новой порцией поцелуев, скрывать аз ними сбивающееся до хрипа дыхание.

55

Пыл и энергия, с которыми наседал на него любовник, срывали с губ Алиля все новые и новые стоны. Сейчас ему не хотелось сдерживаться и изображать из себя "ледяную королеву", ненавязчиво намекая на что-то погорячее. Да и не получилось бы у него оставаться равнодушным в таких условиях. Туз почти припечатывал его собой к полу, вынуждая согнуться чуть ли не пополам в их сладко-агрессивном слиянии тел. Единорог ощущал, как елозят по полу его волосы, выбиваясь из растрепывающейся прически и запутываясь, но никак не мог отвлечься, чтобы их поправить. Его руки были заняты куда более увлекательным делом. Они продолжали скользить по плечам и спине мужчины, иногда зарываясь в его волосы на затылке, почти по-хозяйски наматывая на ладонь длинную косу, чуть натягивая и затем отпуская ее, чтобы снова переключиться на "расписывание" загорелой кожи алыми росчерками, ощущая, как бугрятся под ней в движении мышцы.
Их тела соприкасались с влажными шлепками и терлись друг о друга, этим нехитрым процессом лишь усиливая возбуждение и градус накала страсти. Туз продолжал врываться в своего напарника все неистовее и неистовее, задевая чувствительные точки внутри, подводя к пику. Так же этому немало способствовал зажатый и трущийся между их животами член золотоглазого и их пылкие рваные поцелуи на грани срывающегося дыхания и громких стонов. Момент близости был диким и почти животным, когда смешиваются обуревающие демонов чувство страсти, жажда власти и собственнический инстинкт, требующий всеми возможными способами показать, что это мое, и метки на теле партнера - лишь малая часть этого кома эмоций.
Оргазм накатил на Алиля опаляющей волной. Он вскрикнул, выгибаясь под тигром, чуть ли не приподнимая его, опираясь по сути только на лопатки, изливаясь между их телами. Крупная дрожь прошла по телу демона, а каждый мускул его тела напрягся на секунды, чтобы затем расслабиться, давая своему хозяину опасть обратно на ковер. Влажные от пота волосы липли ко лбу, а ковер успел натереть верх спины, но единорог сейчас не обращал на это внимания, как не обращал  на то, что его ногти оставили на плечах красноволосого десять симпатичных полумесяцев, а от перелома ребер того спасла только принадлежность к демонам. Он знал, что Туз своего во всем этом не упустит, а остальное пока что совершенно не волновало.

56

Может для кого-то длинные волосы, которые хаотично растелились по полу и являются ужасом, так как это расчесывать-вычесывать все потом.. Но для Туза это был отдельный фап, так как смотрелось довольно увлекательно и привлекательно. Спору нет – волосы у Алиля были шикарными и привлекали внимание к себе. Его никогда особо не отвлекал и не заботил тот момент, что напарник потом их перерасчесывает, сам-то он – рукой поправил и пошел как есть.. Не будет же он как этот извращенец расческой заморачивается. Им, военным капитанам и будущим генералам, как-то не до расчесок и прихорашивании у зеркала.
..Однако в данный. Конкретный момент, тигр не любовался сим великолепным и захватывающий зрелищем. Как скользят и еще больше запутываются локоны гладкого шелка его напарника. Сейчас его больше и глубже увлекал пожар, который расстилался у него внутри. У них. Расстилался и все накрывающее с нарастающим ажиотажем двигался в нем.
Тут и сейчас не было места для эстетики или романтики, только воля-свобода животным порывам и пылу.
То как сжался вовремя оргазма Алиль, как он прогнулся всем телом (буквально вырываясь из хватки его предплечий рук Туза), как он подрагивал всем телом и изливался меж их телами горячей спермой.. Это было невообразимо заводящее и вдохновляющее для красноволосого, словно срывающегося с цепи на любовника.
Хотя самого туза хватило не так уж на много и далеко от любовника. Но хватило. И тот миг, когда его лиловолосый уже пребывал ан волнах блаженства, демон с удвоенным воодушевлением и пылом, врывался  в него, нагоняя обороты и достигая пика, словно цели за которой гнался всю жизнь. Успеть. Успеть пока все так узко и так головокручительно-неосознаваемо. Что зеленоглазый и делал со всем пылом который мог в себе собрать сейчас (отдохнувший, отъевшийся и разыгравшийся).. Кончив в единорога и снова ухватывая его за предплечья, сильнее стискивая и впиваясь в его губы снова и снова. Давя стон от оргазма и накатывающего трепетно-приятного ощущения, что уносило вдаль и в блаженство. Замирая так и только крупной дрожи давая волю сейчас, так как даже дыхание перехватило.
-………..вот.. мои… обо…обоснования.. –сглотнув, хрипло шепнул в рот (губы) любовника, сползая с него. Отцепляя ноги. Но не для того, чтобы оставить Алиля в покое. Неееееет. Чтобы улечься на него сверху в нормальном, горизонтальном порядке. Пусть комната и не была хоромами к которым они привыкли, а чуть поскрамнее, но пространства в ней было вдоволь. Однако, тигр выбрал именно то как есть.

57

Ощущения от продолжения движений внутри после собственного оргазма были странными, и приятными, и неприятными одновременно. Но анализировать это сейчас особо и не хотелось, да и не получилось бы скорее всего. Сознание туманилось в отголосках собственного пика блаженства, а тут еще и Туз нагнал его, изливаясь внутри. Поцелуй со вкусом приглушенных стонов наслаждения был особенно сладок и единорог не держался, застонав в ответ, жадно приникая к губам любовника, обвивая его руками и не отпуская, пока не испил все до дна.
- Какие еще обоснования?  - язык шевелился лениво и неохотно, но любопытство придавало ему сил.
Передислокацию себя в горизонтальное положение вместе прежнего, "сложенного", Алиль воспринял позитивно, так как спина начинала уже понемногу затекать и выражать недовольство тем, что на нее опирались на ковре. Возлежание же Туза сверху ощущалось весьма приятно и тепло, а потому единорог не стал по этому поводу выражать недовольство, ни словами, ни действиями.
По его телу растекалась томная ленивая расслабленность и удовлетворение. Градус вредности снижался чуть ли не на глазах, опадая до своего минимального значения, а дружелюбность и ласковость наоборот возрастала. Неспешно и плавно лиловый капитан принялся водить руками по спине любовника, оглаживая почти нежно, по контрасту с недавними проявлениями страсти. Но этого показалось мало, и единорог чуть поерзал под сильным и весомым телом мужчины, не то ища более удобную позу, не то ласкаясь, даже потерся щекой о его плечо.
Довольно часто тигр сразу спешил уйти после завершения момента близости, но иногда он оставался, и Алиль ценил эти моменты, выплескивая на полосатого все те свои желания, которые посещали его после удовлетворения вожделения с жаждой насилия и агрессии. И тяга к ласке, как правило, была ничуть не меньше, чем предшествующий ей поток желаний иного толка, хотя демон никогда и не позволял себе специально останавливать любовника ради этого, но уж когда тот оставался сам - отрывался по полной.

58

И снова двойственность характера-естественно-настоящей сущности Туза боролось в нем само с собой. С одной стороны было элементарное желание уйти подальше, оставить самого этого зарвавшегося-нарвавшегося извращенца, в купу этому был элементарный инстинкт животного удовлетворившего свои потребности и теперь могущего идти дальше по своим делам.. с другой стороны – была глажка и ласка рук Алиля, который своего не упустит, раз уж любовник остался. И в ответ на последнее, демон только тихо проворчал, пробурчал и высказал все видимо-слышимые недовольства в пределах ленивости, которая его охватывала. Но никаких действий более агрессивного возражения не предпринимал и наслаждался приятными для его кошачьего естества почухиваниями. Почему бы и нет, раз уж чухают? Ведь он дал понять, что недоволен и вообще это все без его ведома-разрешения происходит.
-..Ты… сам……знаешь…..какие…и…о…чем я..недомерок..однорогий... -все так же лениво и не предпринимая ни каких особо действий, чтобы облегчить себе возможность говорить, но интонациями мурчания, ответил в унисон он единорогу. Ведь даже этот ответ говорить особо не хотелось и пришлось приложить не мало усилий, чтобы даже это произнести. Так лениво хочется лужицей расползтись…
С этим осознанием, тигр начал впадать в новую дрему. В который раз уже – хоть сейчас бери, тепленького. В годы Академии его хватало еще на то, чтобы уйти на свою кровать. Для того, чтобы все так же придерживаться своих слов. Но с годами как-то не всегда это получалось или вообще до этого было. Он лежал на мягком любовнике, давая ему в волю себя оглаживать и тискать-чухать. В  ответ отвечая ленивыми и гортанными мурчаниями, не сильно активными от сонливости и все так же придерживая статуса я-тут-ненадолго-и-вообще-случайно-остался. То, что между ними расползалась и стремительно сохла белая влага его волновало как-то меньше всего сейчас..

59

- Понятия не имею... ты о чем? - изобразил невинное недоумение Алиль, не прекращая своих ласк. То, что Туз изволил поворчать-побурчать его ничуть не смущало, был бы действительно против - ушел бы, а не бухтел.
Впрочем, если рассматривать динамику поведения тигра с момента развития их отношений, то со временем наметился явный прогресс в стороны близости и доверительности. Первые годы любовник вообще не оставался после секса, разве что единорог сам забирался к нему в кровать и нагло там спал. Потом как-то случайно красноволосый просто вырубился сразу после оргазма и пришел в себя спустя где-то полчаса, и за это время его "бессознательности" с ним ничего страшного не случилось - его просто гладили. Конечно, он тогда долго и громко возмущался и обзывался, но с тех пор иногда позволял себе вот такие моменты лени, сопровождающие бурчанием, но скорее для порядка. Алилю это нисколько не мешало, скорее забавляло, как и битье себя пяткой в грудь, что он, мол, натурал, а золотоглазый демон напарника ни разу и переубеждать не пытался. Зачем? Ведь куда занимательнее было все это слушать, обзываться и препираться в ответ, драться и играть в насилие. Разве можно отказаться от такого драйва и фонтана эмоций? Сколько лет прошло - а он все такой же яркий и взрывной - загляденье просто!
Потому как ответа не последовало, а так же по изменившемуся дыханию, единорог сделал вывод, что его любовник прибалдел от глажки и просто уснул. Улыбнувшись, он продолжил свое рукоблудие. Самому спать не хотелось, а потому демон принялся размышлять о всяком, в результате чего настрой из лениво-расслабленного сменился на деятельный. Да и Туз хоть и приятно-теплый, но не пуховое одеяло, а здоровый мужик. Так что пора бы и закругляться с валяниями.
- Знаешь... я тут подумал... а почему бы нам еще разок не покувыркаться? Мне вот сверху побыть захотелось... - проговорил Алиль на ухо любовнику. Его рука, оглаживавшая ягодицы тигра, скользнула между ними, а кончики пальцев прошлись по ложбинке, поднимаясь к копчику. На самом деле еще раз бы и сам провокатор не осилил, он был абсолютно удовлетворен за предыдущие разы. Но Тузу этого знать было не нужно.
Пара мгновений - и реакция любовника себя ждать не заставила. Его просто-таки сдуло с золотоглазого. Возмущения тигра были пропущены мимо ушей, а лиловый капитан с трудом сдерживал довольную улыбку. И как не обожать этого полосатого? Такое море позитива!
Он оперативно собрал свои разбросанные по полу вещи и завернулся в местную простыню.
- До встречи во Дворце! -  кинул Алиль и исчез в направлении своих покоев в бастионе.
В родимом жилище единорог принял душ, смывая с себя следы своих развлечений, переоделся и причесался, преображаясь в подходящий для официальных мероприятий вид. Оставив распоряжение на время своего отсутствия, демон отбыл во Дворец Огня.

» Лиловый бастион » Дворец Огня » Коридоры и переходы

60

Ну а  сам демон просто не вдумывался. Туз не хотел и не собирался это делать, потому что иначе многое  в нем разрушится и устои рухнут. А так – у него есть белое и черное, светлое и темное. Всего этого он придерживается уже много лет и веков, а их нарушение целостности может все сломать и уничтожить. Зачем и к чему это? Поэтому подсознание уперто не подпускало к себе таких мыслей. По крайней мере, пока их кто-то прямо не скажет. Несколько раз. Приводя примеры и доводы, с картинками и акцентирую правильно внимание. А до этого – даже рядом таких мыслей не заводилось у него в голове. Он натурал и он показывает кто главный этому вредному, назойливому и надоедливому в глупости недопонимания, извращенцу..
Пребывая на грани сна и дремы, демон позволял себе расслабится, а своему напарнику - в волю натискать себя и огладить. Но когда раздался более отчетливый голос Алиля, уши демона навострились. Как минимум потому что его голос выбивался из общей умиротворенности всего вокруг. Не говоря уже о содержании фразы.
Вот от слов Алиля, Туз весь напрягся. Слова бешено впились в его сознание, выдергивая демона из расслабленного состояния и буквально за доли секунд собирая его в готовность борьбы. Дополненные и подчеркнутые особо интимными прикосновениями Алиля, которые только подтверждали слова единорога. Лешев извращенец! Да за кого он его держит??
Мужчина просто таки подскочил, слетая с напарника и буквально шипя на ходу
-Долбанутый извращенец!!!! Да за кого ты меня принимаешь?? Не смей меня путать с себе подобными! Да я тебе весь бастион и твою коллекцию косметичек спалю к лешевым потрохам!!  А я  еще подумал, что ты начинаешь исправляться, но ты с  каждым днем только хуже и хуже!! Просто таки концентрация извращений, ходячая!! Или у тебя склероз? Мне кулаками вбить тебе в память осознания того, кто из нас главнее?. –возмущался и вовсю заливался демон в то время, как его уже и не особо слушали. Но рычать и плеваться ядом, негодуя и сжимая руки в кулаках, разминая их перед дракой, это не мешало и ничуть не остужало.
Ну а то, что напарник оперативно собрался и бросив последние слова, упетлял теневыми коридорами прочь, просто выбесили. Так это он так дразнился от скуки?? Да как он смеет?
Первым порывом было – поднять тени и рвануть вслед за Алилем, чтобы нагнать его и устроить напарнику такую головомойку, чтобы мало не показалось, и в словах Туза он не усомнился на ближайшие тысячелетия вперед (хотя не со «склерозом» оного). И демон даже было теневую магию потянул на себя, открывая портал. Но тут же все это отпустил.
При всей вредности и наглости поведения Алиля. Он никогда такого не выкидывал и не сказать. Чтобы напарник так уж любил такие нежданчики. Тем более зная темперамент Туза.. И тут такое выкинул.. Почему?
Окидывая уже затуманивающимся, отходняк после адреналинового пробуждения, взглядом комнату, демон попытался понять, что же это было. Но вспомнил слова. Дворец. Точно!. До новой потасовки, они как раз обсуждали дворец и дела совета. Но потом все это как-то разом переключилось на другое. А потом красноволосый и совсем заснул. Но золотоокий, по ходу, решил не откладывать все в долгий ящик. Он просто напомнил о первичном в их общей мечте-состязании.
-Лешев наглый единорог! –тихо выругался, тем не менее в его сторону, тигр. И принялся за сбор вещей тоже. Все было оплачено и учтено по части таверны, все свое – забрано. Так что поднявшийся теневой портал в собственный бастион унес его в нужном направлении. Там демон довольно стремительно переоделся в парадное и привел себя  в нужный порядок, раз уж они будут собирать совет.

» Зеленый крепостной бастион » Дворец Огня » Коридоры и переходы


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Гостиница "Зимовье раков". Комната №1