Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Лодочный квартал


Лодочный квартал

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s014.radikal.ru/i327/1103/fa/28225c2e8b9f.png
Часть города, примыкающая к Рашу. Доки и верфи, склады, коптильни, такелажные мастерские, лавки с широчайшим выбором судовых и рыболовных снастей. А также многочисленные рыбацкие таверны, где можно выпить, поесть, найти партнёров на любую азартную игру, сколько их ни есть на свете, пофлиртовать в особой облегчённого поведения - а то и лишиться кошелька, и получить ножом под рёбра.

2

Халупа >>>

"Для рабочей нормы, значит, зазорно? Да что ты блин знаешь обо мне и моих потребностях!" Кисарь крепко жалел, что не к месту вспомнил разговор с Шулером, усовестился своей развратности и отказался от очевидного приглашения Уманки.
Похоть родителей, демонская и кошачья, у него как-то сплюсовалась - ему надо было МНОГО, и всё было МАЛО. Винить Шулера в том, что Кисарь сам себя лишил ласк Уманки, не стоило, но здравостью мыслей в нынешнем взъерошенном состоянии рысь не радовал. Он бывал рассудителен с голодухи, с недосыпа, даже когда ранен - но не когда неудовлетворён. Недостаток секса у кошака оборачивался примитивнейшей, тупой, звериной кровожадностью. Неведомые птичьи боги хранили Шулера от проявлений этой кровожадности.
Кисарь скрадывал другую добычу.
Ближайший проулок вёл к небольшой пристани на подгнивших, давно не смолёных сваях. Пристань переходила в дощатый настил с перилами, на котором высокой грудой составлены были какие-то ящики и бочки. Дальше, огибая заброшенный склад без кровли, тянулись узкие мостки - сорок два шага до двухэтажного лодочного сарая, пристанища Раколовов. Оборотень сидел, скрестив ноги, на шатком громоздилище ящиков и бочонков, и ждал. Рано или поздно или в сарай, или из сарая должен был пройти старина Полухаря.
Настроен Кисарь был более чем серьёзно, от нечего делать волосы в хвост не стягивал - как-то не мешали в заурядных потасовках. Сейчас, однако, у него было не так уж много времени. С Полухарей предстояло разделаться быстро, чтобы раколовские не успели ничего заметить и подтянуться на подмогу. Конечно, плеск Раша, скрип подпорных брёвен и угол заброшенного склада дадут отсрочку, но особенно на неё полагаться не следовало.
В надёжности своего плана, основанного на обрывочных сведениях и догадках, Кисарь тоже не был уверен... Но, чорд возьми, Полухаря просто не стоил больших усилий. Рысь знал точно, скольким готов поступиться ради добычи его шкуры. Если этого недостаточно - ну чо уж, пусть другие возятся. "Хотя чего там недостаточно, по мне так с запасом."
Раколовы не прятались. С ними боялись связываться, и на них боялись капать законникам. На полмили от раколовского сарая не осталось ни одного обитаемого домика - рыбаки разбежались, спасая дочерей и собственные жизни. Поблизости, в месте впадения в Раш чистой и быстрой речушки, водились самые здоровенные, ленивые, нахальные раки во всём Ландшпиле, но добывать это богатство было некому, не нашлось бы храбреца сунуться к порогу Раколовов. Кисарь в храбрецы и не метил. Сорок два шага.
Знать бы ещё заранее, сколько тут придётся просидеть.
В засаде устаёшь не от безделья, а от затяжной концентрации на звуках, запахах, от ложных сигналов, которыми сознание в конце концов начинает морочить само себя. Кисарь успел раз обмануться, приняв стук проплывающей деревяшки о сваи за шаги, поэтому не поспешил подобраться для прыжка, когда вторично услышал ритмичное постукивание.
Но теперь к глухому повторяющемуся звуку прибавился скрип нагруженных досок. Рысь припал к ящикам, потянул промозглый воздух носом - запаха Полухари он не знал, но предполагал, что от него потянет мясной гнилью, на уровне обоняния и на энергетическом. Вскоре проступила из темноты и фигура - шла как на шарнирах, упрямых и хорошо смазанных, не знающих ни усталости, ни разницы между движением и покоем... И Кисарю стало жутко.
Фигура приближалась, своими шарнирными шагами, а рысь уже не пылал решимостью действительно нападать. Пришли на ум слова Сэдди, дескать не очень-то испугался. "Как ЭТОГО можно не испугаться, как?" То, что двигалось к раколовскому сараю, не было человеком - нечто омерзительное, противоестественное. Коснуться этого... "Б*ять, надо, раз уж начал!" Сглотнув ком в горле, рысь задавил подальше брезгливость, выждал...
И прыгнул.
- Привет, Зиль... - ласково шепнул оборотень телу, которое плющил коленом в загривок, зажимая к доскам настила.
- Зильбейн!.. - хрипло скрежетала уваленная дичь, скребла ногами и руками - казалось, этот жучиный шорох складывается в то же имя. - ЗИЛЬБЕЙН...
- Ну прости-прости, да, не в тех мы отношениях, чтоб я тебя неполным именем звал.
Кисарь думал, что его вырвет. Прямо сейчас. Он обшаривал мотающуюся, стукающуюся о дерево голову Полухари, словно касался какой-то тепловатой, липкой слизи. Мерзко было. Но всё же зацепил край маски, рванул с лица.
- ЗИЛЬБЕЙН!..
"Бвуэ..." Маска отдиралась как вместе с рожей, трудно, что-то чавкало и трещало - едва отделив её, Кисарь вскочил и принялся озверело топтать шейные позвонки Полухари, будто сколопендру... Потом его всё-таки вывернуло. Он болтался брюхом на перилах, переводя дух и сплёвывая. А секунды текли своим чередом, не испытывая снисхождения к дурноте оборотня.
Ближайший фонарь качался в устье проулка. Кисарь нехотя развернул маску внутренней стороной к свету, опасаясь увидеть ошмётки гнилой плоти... но металл был совершенно чист! "Черртовщина..." Рысь покосился на Полухарю - голова завёрнулась невозможным углом, лицо мёртво белело, глаза были тусклы, как пуговицы на дне миски с разбодяженным водой молоком... Что делать дальше, Кисарь сообразил внезапно. Метнулся к трупу, вытряхнул его из засаленной куртки, пропихал руки в рукава, затем смотал с башки платок, навернул чалмой на себя - со второго взгляда не попутать, но на первый сойдёт. Задержав дыхание, приложил маску к своему лицу... Села, как влитая.
- Зильбейн!.. - прошипел Кисарь. Маска изменила голос, на настоящего Полухарю не похоже, но и на Ватруха тоже. Взяв труп за лодыжку, оборотень поволок его по мосткам к сараю, стараясь воспроизвести шарнирную манеру движения Зильбейна. До того, как засветает и развиднеется, у него оставалось минут двадцать или двадцать пять.

Отредактировано Кисарь (2011-03-06 01:11:22)

3

Едва Кисарь обогнул угол склада, дверь раколовского лодочного сарая распахнулась, выбросив на мостки и на речную воду жёлтую трапецию света.
- А вот и Зиль! - заорал незнакомый голос. - А ты очковал!
- Так задержался он!
- ответил другой голос. Два чёрных силуэта высунулись в проём, их тени отъели от трапеции света неровные куски.
- Знамо задержался! Вишь того барана тащит, что за складом на стрём присел!
- Да у того вроде патлы были красные... и длинные, как у хловского Ватруха!
- засомневался второй голос.
- Ещё скажи, что сам Ватрух и был! Харош уже по тому Ватруху блинами усираться, пошёл бы да словил его за пердак - он, говорят, это любит! - и первый голос заржал.
Удрать было не поздно...
Кисарь подумал бы об этом, но почему-то единственной его мыслью была: "Скшш, теплокровные..." Это да ещё тупая упёртость в продвижении к раскрытой двери лодочного сарая. Он не отождествлял себя ни со словом "Ватрух", ни, что было гораздо более странно, с "бараном", который "присел на стрём". Вообще все события до момента, когда он надел маску, отодвинулись за грань реальности, будто произошли в сне о ком-то другом. Тело, которое он волок за лодыжку, бороздило по мосткам, цеплялось за что-то - Кисарь дёргал его за собой, как механизм, которые должен только шагать и волочь, пока сопротивление транспортируемого груза не перейдёт определённый предел, и только в этом случае остановиться. Он не опасался, что его раскроют, потому что не чувствовал, что притворился кем-то.
Силуэты из проёма исчезли, и один за другим избылись сорок два шага. Кисарь ступил под своды убежища Раколовов - не испытав на этот счёт ни одной эмоции.
- Ну как делища, Зиль! - поприветствовал его кто-то.
Кисарь повернул лицо, скрытое маской и чалмой, сначала налево, потом направо...
- Скшш, теплокровные...
- Таак, Зиль опять буянит... Дай-ка флягу! - сказал один из живых кусков мяса поблизости. Флягу ему бросили, от вынул пробку и плеснул чем-то Кисарю в рожу.
Кисарь успел зажмуриться. Маска вдруг будто потяжелела и чуть отстала от лица, за её край, по щекам, потекло, какие-то капли попали на губы, и на вкус оказались обычной солёной водой. Оборотень поморгал и уставился на того, кто его облил.
Видимо, Зильбейн реагировал на солёную воду как-то иначе.
- Это не Зиль... - растерянно промямлил человек с флягой. - Ёптваю..!
Завершить ругательство он не успел - Кисарь переткнул нож из-за его пояса в его же живот. С этого пошла потеха.
Кругом заорали, засуетились, скопом попёрли на Ватруха, и это скопище спасло ему жизнь в первые секунды - раколовские просто мешали друг другу, лезли под руку своим же, замахивались и попадали по прикентовке, а Кисарю надо было только шарахаться от ударов. Куртка сковывала движения, просто зверски.
"Пора с этим кончать." Оборотень сложился к полу и кувыркнулся назад, буквально проломившись в лесу топчущихся, наступающих одна на другую ног. Кто-то упал, потянул остальных, тела смешались в свалке. Раколовы выдирали друг друга из общего месива за одежду и то и дело успевали врезать прежде, чем убеждались, что поймали не лже-Зильбейна. Горячие сердца лихих бандитов не терпели такой несправедливости, побоище развалилось на локальные поединки, участники которых посекундно тасовались между собой.
Расклад "все бьют всех" устраивал Кисаря как нельзя лучше, в одиночку он не смог бы управиться и с половиной раколовских - они ведь не ждали очереди, наваливались все вместе. Рысь поднялся за пределами месилова, встряхнулся и попятился к массивному столу, заставленному грязной посудой.
- Арррррр!!! - кого-то выпихнуло из общей кучи, он заметил Кисаря и ломанулся на него. Оборотень вскочил задницей на край стола, поймал и стиснул нападавшего ногами выше пояса, почти подмышками, и ребром ладони ударил снизу в подбородок, дожал башку буквально за плечи до какого-то мясного хруста.
- Вон он! - заметили Ватруха ещё несколько.
Пришлось прыгнуть вновь - он утвердился сапогами на столешнице, схватил большое оловянное блюдо и ударил им по голове первого подбежавшего. Блюдо загудело, как гонг.
"О немилосердная, немилостивая, своенравная и гордая сволочь, Луноокий мой господь!" - взмолился Кисарь, - "Клянусь никогда больше не идти выносить чужую кодлу, не припася освящённую тобой для детей твоих котану или хотя бы котоваси! Но в этот раз благослови меня от крови твоей, о Луноокий!" Следующему оппоненту Кисарь загнал блюдо ребром в голову, проломив череп.
Удрать он всё ещё мог.
Но, если бы хотел удрать, то и соваться в сарай не стоило. За трезвой оценкой своих сил и численного перевеса противника пришло время использовать грязные методы. Поле искажения вигора, которое Кисарь сумел создать в неспокойных условиях, имело нестабильные границы, не держалось на месте, а хаотично дрейфовало по окружающему пространству, перекачивая вигор между раколовскими. В итоге одни валились без сил в полукоматозном состоянии, другим рвало сосуды от ускорившегося, усилившего напор тока крови. Кисарь замер над всеми этими судорогами и хрипами, выронил из рук блюдо в осколки глиняных тарелок и кружек...
Потом, обшаривая сарай, он заметил, что выход из проулка на пристань просматривается со второго этажа. "Ыть, не знал заранее... Но вышло-то удачно!" Всё, что должно было неплохо гореть, Кисарь облил раколовскими запасами высокоградусной сивухи. Тела вытащил к реке.
Мести ради можно было перебить выжившим суставы, припутать к кольям, вбитым в дно, и оставить ракам на приманку, как они поступали с многими из тех, кто им не угодил. Но времени на это ушло бы чёрти сколько, а Кисарь никому не мстил и не восстанавливал никакой справедливости, поэтому добил всех, к кольям привязал мёртвыми. Чалму и куртку Зильбейна бросил в сарае, подпалив - поглядел, как занялось, и нырнул с мостков в Раш.

>>> Халупа

4

улицы и переулки

- Ты, штоль, Шулер?
Есть несколько правил, которых следует придерживаться, чтобы выжить в Ландшпиле: ни с кем, никогда, никуда. Увы, даже соблюдение каждого из них не гарантирует вам полной безопасности.
Крепкий мужичонка нарисовался перед носом, когда Горрион выруливал из раколовского района; мелкий, совершенно немаркий, он схватил его руку и щербато усмехнулся.
- Допустим, - Шулер потянул кисть из хватки, однако мужик сжал хват, копнул ногтями до суставных сухожилий.
- Отлично, - отозвался он.
- Ты это, - птица сощурился, повел подбородком, чуя как невнятное ощущение опасности когтит загривок, - кончай меня лапать.
Незнакомец промолчал и Шулер понял, что время, выверенное на диалог, истекло. Откуда-то из теней намыло еще молодчиков, предстали пред птицевы очи знакомые капюшоны.
- Не волновайся, - хрипло заверил один из них, - не волновайся. Кончим, - и вскинул ладонь - блестнуло маркое, с травленным узором, кольцо. Тут же смахнуло с шулеровской морды самодовольное кокетство, выгнулась в опрокинутую подковку крепкая линия рта - в руках вражеской артели обнаружился артефакт из сожженной луновушни. 
- Ох...
И прежде чем жахнуло, прежде чем засвистел смертельный полумесяц, Горрион метнулся в сторону, уводя из-под серпа открытое горло. Обожгло сорванное из хватки незнакомца запястье, однако эффект неожиданности, коим попытались воспользоваться недруги, был безнадежно слит. Шулер вильнул вбок, вжался в сбитую стену, дабы избежать нелицеприятного знакомства с оружием возмездия, после чего нырнул под широкий замах кольценосца и сочно впечатал лбом в противниково переносье. Закрепил результат, вбивая кулак в височную долю неприятеля.
Либо артефактов на всех не хватило, либо что, но остальные "капюшоны" оказались вооружены куда более прозаично - кастетами да поблескивающими ядовитой натиркой заточками. Человеческий фактор сыграл свою роль: заприметив, что вожак осел на землю, ребятки как-то стушевались - ясное дело, что просто так догаротская вырла не дастся, а получать мандов не хотелось никому.
- Чего замерли, вылупки?! - зарычал подбитый, - Гасите его!
- Цыц, курва! - в припадке шальной ярости рявкнул Шулер, после чего грохнул кованной подметкой о пальцы поверженного. Судя по воплю оного - сломал.
К сожалению, крик сопартийца недругов отрезвил и оные поперли в махач - птице удалось блокировать и смазать пяток ударов, отступить на приличное расстояние, прежде чем первый, подзабытый мужичонка вцепился в птицу со спины, крепко перехватил за корпус, поднимая над землей и лишая возможности пошевелиться - Шулер аж подивился медвежьей силе оного.
- Поймал! Сюда!
Но и Горрион в Ландшпиле голубей не пас, махаться умел скоро и опрятно: вор рыпнулся вперед, сунул локтем в печень неприятеля - мужик охнул, оступился и повалился оземь вместе с добычей. Птица криво грохнулся, стесывая курку о деревяный мосток, и, ознакомившись с подбитой обувкой одного из нападающих, покатился вниз с острой крутой лесенки. Подоспевший "капюшон" вцепился в ногу Шулера и протянул оного по короткой площадке, к следующему каскаду ступеней. Извернувшись на спину, птица дернул стопу из рук неприятеля, выдираясь из сапога, затем хватился вверх, пошатываясь и силясь восстановить вестибулярный аппарат.
- Дай сюда! - гаркнул Шулер.
Ошалевший от подобной наглости и не сознавший собственных действий, "капюшон" протянул вору заветный трофей и моментально отхватил каблуком по морде.
- Хэ, - счастливо оскалился вор.
- Тварь! - заточка неприятеля и вспорола бы открытую горлянку Шулера, но бесполезно звякнула, давясь в оковку подметки. Ушлый вор умудрился натянуть сапог на руку и стопорнуть удар.
- Ыц! - птица отпрянул, хлестнул обувкой по лезвию вскинутого ножика, ломая четкую амплитуду атаки.
Второй лиходей, распаленный неудачей собрата, метнулся к Горриону, рванул тертую кожанку за ворот.
- НЕ ЛЕЗЬ! - взвыл подбитый, однако поздно. Птица сбил помощничка толчком плеча, нырнул тому по руку, выворачивая локоток до хруста. Едкое, мазанное ядом, лезвие первого принял в его же грудь. Недруг судорожно дернулся, клея губы алой пеной, осел на пол, скинутый с хватки.
Птица еще не совсем осознал тот факт, что поступился собственному гуманистическому принципу, глянул перед собой, подсчитывая количество уцелевших врагов, после чего сорвался в бег. Не хватало еще вырезать всех и каждого, как тот рыжий мокрушник из хловской артели.

улицы и переулки

5

Окрестности » Поляна у ручья----------------

После истерики рыбака, крокодилица стала двигаться большей частью под водой, лишь по необходимости показываясь на поверхности и то – глаза и ноздри, не то чтобы это можно было назвать «показалась».
Концентрация нечистот в воде становилась всё больше. К счастью, будучи крокодилом демоница реагировала на это не так остро, как если бы пребывала в родной или человеческой форме.
«Сволочи. Вообще положили на экологию. И понятия такого у них нет и, вроде как, пока незачем. А некоторым через это «без понятия» плыть!» – подумала Шивари, огибая медленно дрейфующее прочь тележное колесо и сапог. Справа тем же курсом двигалась коряга, за которую зацепилось органическое нечто. Вкусное, с лёгкой тухлинкой. За лакомый кусочек оголтело дрались речные птицы. Появление крокодила спугнуло их, хотя птицы никогда не встречали подобной твари, но инстинктивно поняли – лучше и дальше не связываться. Вкусовые рецепторы сообщали, что отвоёванное мясцо сошло бы за ранний ужин. Но глаза опознали в нём не полностью сформировавшийся человеческий зародыш.
«Почему я не полноценный крокодил, а? – огорчённо подумала Шивари, резко отворачивая от добычи. – Перевожу продукты...»

6

Таверна "Разлом беса" ------------>

Портал открылся в самом удачном месте, Декстер вообще был "везунчиком" в последней стадии. Плюхнувшись в воду и подняв столб из брызг, Гнев коротко взвыл и забарахтался, ни на секундочку не протрезвев. Материться в голос ему мешала только попавшая в пасть вода, но все равно угрюмое бульканье нет-нет да вырывалось в процессе несвязных попыток пришвартоваться к причалу. Кое-как уцепившись за него, демон решил перевести дух  и отдышаться. Чужие шмотки тянули ко дну, юбка так вообще славно запуталась в его нижних конечностях.
"Юбка?.." вялое удивление и глупое хихиканье.
-Так, надо взять *ПОПОЧКУ* в руки и перекинуть ее на сушу, да.. ох еб*ть-колотить, как все сложно. Может, стар я уже для этого. Для чего, в смысле? - Кряхтя и продолжая разговаривать с собой, Декс упрямо вскарабкивался на причал, но в очередной раз сорвался на фразе "Пить что ли бросить?", от которой заржал в голос совершенно непроизвольно.

7

Подплыв к причалу, непалевно, как подлодка в режиме боевой готовности – Шивари изготовилась выпрыгнуть на причал в стиле «Сюрприз-сюрприз!!!». И тем самым обеспечить рыбакам в перспективе большую стирку.
Но сюрприз устроили самой демонице – в воду с размаху плюхнулось тело – едва не на нос Шивари.
«Как-то странно в городе организована противокрокодиловая оборона» – подумала она, разглядывая увязающую в юбках девушку найлегчайшего поведения. Наглотавшись холодной водицы, противокрокодиловая девушка решила побороться за жизнь и принялась выбираться на причал. Осклизлые доски и определённая стадия опьянения ничуть не помогали в этом деле.
«Ой. А это не человек. И даже не девушка» – идентифицировала Шивари, изучив ауру утопающего.
Поднырнула под вихляющиеся в воде каблуки и одним движением выбросила демона из воды. Едва не оставшись при этом без глаза.
«Вот позорный был бы случай – мою шкуру не всяким копьём пробить можно, а прицельное попадание каблука в глазницу… Чуть-чуть демону не повезло. А мне – да»
Шивари выбралась на причал следом и ненадолго зависла, решая принимать ли человекообразную форму и, если да, то какого пола.
«По какому поводу гуляем?» – телепатировала Шивари жертве водных процедур.

8

- Звиздооос! - Басом возопил демон, почувствовав, что купается он отнюдь не один, а то другое захотело наиближайшего из возможных знакомства и как-то под юбку полезло сразу, без прелюдий. Но похабные мысли посетили явно только игриво настроенного Гнева, а тот внезапный коллега по несчастью оказался спасителем и выкинул проспиртованную тушку на сушу.
Попытавшись вскочить на ноги и потерпев сокрушительную неудачу, запутавшись в намокшем наряде, Декс смачно плюхнулся навзничь и уставился в небо мечтательным взглядом. Несколько секунд потребовалось ему, чтобы перевести дыхание и собрать мысли в кучу. И еще пару мгновений он потратил на разглядывание выбравшегося из воды спасителя.
"Крокодил.. Вот это я допился! До.. зеленых.. крокодильчиков!" Демон странно хрюкнул, подавив смешок, чтобы не разгневать столь благородный глюк и расплылся в добродушной улыбке. Даже потянулся погладить рептилию, нежно засюсюкав:
- Кто это у нас весь такой симпатичный, давай за ушком почешу.. то есть за жаброй. Ну или что там у тебя есть? - Кое-как усевшись, Декстер дернулся от неожиданной телепатии и руку тут же спрятал подальше от говорящего животного. - Бл*!
*Так ведь это.. это самое! Третий день пятого месяца, следующего за отчетным, короче счастливое число у меня сегодня, отмечаю.. Ты вообще что.. что пить будешь?*
Да, останавливаться на достигнутом Гнев не собирался, а раз уж его спаситель оказался еще и к разговору способен, то грех было упускать такую возможность и не продолжить гуляния.
"Высохнуть бы только. Где это я? Дааа какая разница, мне и так хорошо! Только мокро."

9

Тут Шивари припомнила, что дамских нарядов у неё нету, а тряпки, рассчитанные на шкафоподобную мужскую ипостась – на тонком девичьем стане висят как на вешалке. То, что навертел на себя пьяный демон – в виду купания в почти сточных прибрежных водах – к использованию не годилось.
«А я совсем себя не балую, да? Столько барахла в схроне – неужели нельзя было припрятать кринолин и пару приличных туфель? А так же благовония, сундучок золотых украшений и рулон-другой расписного шёлка!!!» – демоница разъярилась и готова была уже создать альтер-эго, вторую личность – а то глупо как-то самой с собой ругаться – но передумала. Перестроила сознание на мужское – пусть Шивар о туфлях страдает, сволочь синемордая!
Шивар вытряхнул из схрона два кожаных ремня: свой любимый широкий белый из кожи ледяного змея, а второй – тонкий чёрный, которым он не помнил как разжился.
«Удобная штука – магия – и рук не надо. Если голова работает»
Белый пояс сошёл крокодилу за ошейник, а чёрный получился вроде короткого поводка.
«Счастливое число? Действительно, грех не выпить, – ответил Шивар и добавил, имея в виду прикид демона. – Симпатичное хобби у тебя. Пошли что-ли по городу прогуляемся, милая барышня, найдём тебе бухло и сухие панталончики».
Крокодил мотнул клыкастой башкой и конец поводка прилетел аккурат в мокрую ладонь «милой барышни».

10

Декс тут же вскочил на ноги, покачнувшись и виртуозно выровнявшись, по привычке отряхнул задницу, расправил складки на юбке и подбоченился, демонстрируя хорошую осанку и доскоподобность фигуры, чтобы обитающие здесь девицы ни на секунду не заподозрили в нем конкурента.
- А вид сверху мне еще больше нравится! - Весело рявкнул демон, окидывая нового знакомого оценивающим взглядом. - Как тебя зовут, очаровашка?
"А то вдруг мы знакомы, а я тут в таком месте и без секиры.."
- Пошли-пошли.. никогда не говори пошли, нужно говорить "пойдем", - внезапно прикинулся занудой Гнев, отвечая вслух. Не то чтобы он так перся от звука своего охрипшего голоса, севшего еще на пятнадцатом куплете песни о достойных потомках титанов, но нежелание держать рот закрытым и концентрироваться на какой-то четкой мысли, чтобы ее транслировать - было выше его сил на данном этапе запоя. - А то я спошлю! О, ну и вот, тебе еще бантик, я хочу.. я тебя буду выгуливать нарядного такого. Ну чтоб никто не подумал, что мы не модные. Для них это очень много чего значит на самом деле, мода-то. Ты в курсе?
Ухватившись за любезно предоставленный поводок, Декс уверенно нетрезвой походкой направился в сторону, противоположную той, в которой он имел счастье искупаться. И постоянно оглядываясь на своего нового друга, не переставал говорить:
- Почему хобби? Это не хобби, это временное.. на спор короче, по-моему. Мне идет, знаешь ли, этот цвет. Может быть. Я еще до конца не решил, но не расстраиваться из-за этого.

----------------------> Ландшпиль » Улицы и переулки города

Отредактировано Dexter (2011-08-16 21:18:39)

11

«Шивар. – представился крокодил и добавил, без усилий следуя за полётом мысли нетрезвого демона. – Да пошли на здоровье, кто ж тебе не даёт. Нам ли, крокодилам, быть против пошлости – мы ж фаллические символы на лапках. Но зелёные».
Обретя равновесие, демон попытался расправить платье. Что получилось не вполне, но лучше, чем ничего.
«Занятный маскарад получается» – подумал асур, наблюдая за усилиями во имя достойного вида. Оказалось, кстати, что сам он тоже расстарался не достаточно.
«Нет у меня бантиков – разве что ты отжалеешь или от платья оторвём розочку завалящую».
Крокодил глухо клацнул челюстями в какой-то пяди от филейки демона.
«А вид снизу вверх тоже вполне себе. Хотя юбку можно было бы и подкоротить»
Приноровившись к скорости демона, крокодил изобразил свою версию походки «от бедра», безуспешно прикидываясь карманной собачкой на выгуле.
– Смотри-ка, чучела страшилу ведёт. А титьки у ней где – дома забыла? – донеслось до демонов от ближайшего угла. Их стараниями у местных жриц любви образовалась свежая тема для обсуждения нынешним вечером.

-------------------------- Ландшпиль » Улицы и переулки города

12

Таверна "Зимовье раков" ------->

Квартал встретил Саймона как всегда шумом, гамом и толкотней. Узнавать в толпе о событиях давних и кто тут ткани возит на улице было бы ошибкой. Идти в таверну опасно и вообще малой уже пять раз пожалел, что сунулся в это дело. Но раз сунулся, то глупо было бы бросать на половине. Доверившись чутью малец пошел туда же куда двигалась основная масса народу, а именно к пристаням. Пусть был и не сезон, но три толстобоких купца стояли у причала и на них грузили... всякое на них грузили. Саймон подошел к суровому человеку в костюме торговца средней руки наблюдавшему за погрузкой и встал рядом стараясь не отсвечивать.
- Чего тебе малец? Иди отсюда пока не зашибли.
- Да я так... смотрю... - с тяжелым вздохом сообщил Саймон, - А пойдете куда?
- Это гов... эээ! Подловил, малой! Молодец! Пойдем мы к Джейзосу. - было видно, дядьке досмерти надоело стоять и хотелось пообщаться, - Ткани повезем, дерево, ещё дрянь какую-то. Никак с нами хочешь?
- Я бы с радостью. Я же вырос на палубе. Да только не доской с дырой...
- Да о чем ты, малой! Матрос ребенка не обидит!
Тут к ним подошел медведеобразный бородач в более богатом наряде:
- Ну и что это за *б твою мать происходит? Контроль и учет, щучий выкормыш? Я тебя Свен предупреждал, про разговоры, драть тебя колом в дупу? - Саймон попытался тихо свалить, но был остановлен могучей десницей, - А ну стоять, вша лобковая! Что ты трешься тут как шлюха об стену? Или ты прознатчик какой?
- Пусти! Пусти! Не прознатчик я никакой! Чо начал сразу!
- Бать, да он с нами хотел! Нормальный парнишка, тему сечет! Пусть с нами идет, бать. Юнгой, чо бы нет.
- Смотри сюда, буде из-за него дерьмо какое случится, твоя *ПОПОЧКА* пострадает! Всё! По местам! Отваливаем через час!

Так Саймон неожиданно для себя оказался на палубе корабля.

-----> ТАЙМСКИП


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Лодочный квартал