Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Небесная канцелярия » Кабинет SpesЬ: Сай Гарланд


Кабинет SpesЬ: Сай Гарланд

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

То что оос – это вне персонажа, не повод переходить на личности, уважаемые.) А уж сообщать мне, игроку, о том, что я глупенький и всеми своими персами вам малину порчу ввиду их неадеквата последнее дело после того, как мы с Элетариэлем каждый перед вами извинились.)) Зачем же так крепко обижаться, теряя возможность вовремя сомкнуть уста и включить мозг. Или чувство юмора.)

Хильдегард:

Хильдегард отвлекся от происходящего на неопределенный промежуток времени из-за нахлынувшего желания немедленно кого-нибудь совратить самым непотребным образом и в самой извращенной форме и желательно сразу раза два, для остроты и эффективности претворяемых в жизнь греховных порывов. Перед глазами все поплыло, а внутренняя температура подскочила до критической, то есть отметки кипения. Хорошо хоть пар из ушей не пошел, а то ведь могли неправильно понять… На свой счет отнести.
Кто-то изволил заметить про неполиткорректное тыканье мертвым демоном в присутствующих и светлый решительно с этим согласился – негоже такие нежности с трупом темного духа при всех разводить. Молча потянулся к Элетариэлю, похлопав по руке, чтоб он «бросил каку», жест был стремительный, еще и ошпарить коллегу умудрился. 


Элетариэль:

Происходило слишком много всего и сразу, чтоб перекроенный на все лады ангел мог адекватно оценивать ситуацию. Собственно, он тут и стоял-то только потому, что он был далёк от нормы настолько, насколько это вообще возможно. Тело, конечно, стабилизировало немного, но это как мёртвому припарка было. Толку чуть.
И пока он отвлекался на попытку вникнуть в суть хождений туда-сюда, разговоров на отвлечённые темы и поиск ответа — совершенно неоправданно игнорировал всех присутствующих, кроме, собственно, Garland’а. А ведь говорили преподаватели по боевой магии: не оставляй за спиной неожиданностей, держи в голове ситуацию в целом и прочее на ту же тему. И оправданием тут не могло служить даже то, что он не для драки пришёл. Всё равно расслабляться не стоило.
В чём и пришлось убедиться в самый неожиданный момент: мало того, что кипятком обварили, так ещё и брата забрать попытались, чего эмеральдас допустить не мог никак. От неожиданности он оскалился, глухо зарычал, прижал уши к голове и резко развернулся в сторону неучтённой агрессии.

Хильдегард:

Вот уж чего не ожидалось со стороны Умеренности, так это нежелания оторваться от темной сущности, с которым, как кто-то умудрился в разговоре упомянуть, он успел каким-то немыслимым образом породниться. Кляня себя за невнимательность к чужой ауре и связям Добродетелей с теми, от кого они всеми силами Защитой отгородиться пытались, Каститас еще с долю секунды попытался избавиться от тумана в мыслях. Или пара, там сразу так и не разберешься. Поняв, что от справедливого гнева он сейчас просто испарится и пропустит все самое интересное, не успев убедить Элетариэля раскаяться в содеянном и принять за это должное наказание, например устный выговор, ангел почти в мгновение изменил структуру оболочки, возвращаясь к своему обычному облику, разве что раскрасневшемуся от закипавших эмоций. Кто-то из присутствующих продолжал говорить, с должной выдержкой и прочим, но отвлечься на это не получилось. Да и имидж он столь резко сменил совершенно зря. Как оказалось. На этот раз мысли возбуждением вынесло напрочь и основательно, а раздражение неприемлемым поведением коллеги вылилось в желание немедленно его рычащую пасть заткнуть самым омерзительным, по меркам целомудрия, конечно, способом. Вот не стоит так огрызаться на ангелов, которым от проклятия башню сносит. Быстро шагнув вплотную к командору, светлый скользнул все еще горячей ладонью ему на затылок, впиваясь когтями, вгоняя их под кожу и тем самым фиксируя, чтоб морду не воротил, а другой рукой с помощью все того же маникюра и нажима пальцами в нужном месте, размыкая  челюсти и удерживая. Для того чтобы в ту же секунду пропихнуть язык в шакалью пасть, не оставляя возможности даже толком недовольно гавкнуть. Поцелуем такое назвать было сложно,  скоординировать действия из-за подавляющих все разумное эмоций не получалось, Хильдегарду только и оставалось, что напарываться языком на клыки и поддаваться желанию отхватить чего поинтереснее, чем просто столь невинный, на общем фоне, жест. При этом отголоски былой сдержанности и убеждений замелькали где-то на горизонте сознания, приводя ангела в неописуемый ужас. Но оторваться от Элетариэля никаких моральных сил не хватило, горячее дыхание в прямом смысле обжигало рот, пробирая до внутренностей. Или даже не дыхание. Умеренность почти сразу смог ощутить весь накал страстей собственным нутром – его заливало кипятком изнутри, сорвавшееся Целомудрие нашел самый быстрый способ заполнить изумрудного собой. Так, что жертве его внезапного порыва только и оставалось, что давиться кипящей субстанцией сродни той, из которой всего пару минут назад сам Хильдегард и состоял.

Элетариэль:

Мир сошёл с ума. Эмеральдас был уверен в этом три дня назад, а сейчас убедился окончательно. Вместо боя или извинений он вдруг получил такое, чего мог бы ожидать от несносного демона (ныне мёртвого, впрочем), но уж никак не от одного и самых разумных ангелов Небес.
От действий оного ангела Элетариэль настолько ошалел, что, игнорируя боль в разодранном ангельским маникюром затылке, попытался отстраниться, оттолкнуть и вообще как-то воспротивиться творящемуся безобразию. Но подобные подвиги с мёртвым демоном на руках совершать было не так-то просто. А тут ещё звериные инстинкты кровь почуяли. И не только свою. Как Хильдегард без языка не остался — командор сам не понял, ведь зубами-то клацать на наглеца очень даже пытался. Но как-то неудачно. А потом в пасть хлынула вода.
Пару секунд ангел ещё на инстинктах сопротивлялся, но потом всё-таки пришёл предел и ангельской прочности: кипяток во внутренности это вам не ванну принять, это больно. И на этот раз Элетариэль не успел: захлебнувшись первый раз кипятком, он ещё пытался отстраниться и вернуть себе дыхание, и запустить регенерацию, но как-то не случилось.
Но просто так умереть тоже не получилось — инстинкты, годами воспитанные бесчисленными тренировками боевой магии, требовали своего. Он привык защищаться. И предохранитель в этот раз не сработал: Элетариэль атаковал Целомудрие сильнейшим ментальным ударом, выжигая мозг. Но лично ему это уже не помогло.
Некрополис терпеливо ждал своего времени и вот дотянулся всё-таки: попытки глотнуть воздуха и отдышаться успехом не увенчались, ангел замер на долю секунды, а потом мощная вспышка Света возвестила о его гибели.

Элетариэль > > > Некрополис

Хильдегард:

Вялые стремления  командора избежать своей участи успехом не увенчались. Да и никаких на то шансов ему никто оставлять не собирался изначально. Хильдегарда от него отцепило уже посмертной вспышкой, осветившей кабинет напоследок. Только Целомудрие этого момента осознать уже не успел – хватанув обожженными собственным возбуждением в водяном выражении губами воздух, беззвучно отреагировал на последнее, что успело зацепить угасающее сознание – болезненный удар сокрушительной силы. Третьего ранга. Внезапная атака смяла ослабленную еще проклятием сущность в одночасье. Окружающее пространство содрогнулось, разорвавшийся на быстро потухшие клочки энергии светлый прихватил за собой в никуда заодно и парочку материальных вещей из окружения. От трупа демона, которому свезло получить по всей площади умершей тушки светлой энергией два раза подряд и следа не осталось, избавив тем самым окружающих от хлопот с похоронами. 

>>>>>> Некрополис, Стикс.

32

НРПГ: У нас-то как раз все системы включены, полёт нормальный. А тебе жаловаться не на что и обижаться не на кого – просто не делай другим того, что не хочешь, чтобы сделали с тобой. А то ваш двойной стандарт – такой двойной…

В мирное время военные дурели. Они не очень-то приспособлены к мирной жизни – у них мозги иначе устроены. Сай злился, а иногда и вовсе откровенно сатанел, но старался отнестись к закидонам командоров с пониманием. А бывало всякое – то голова чёрного капитана Геенны на столе секретаря канцлера обнаружилась, на блюдечке с каёмочкой и декорированная оригами. То Лауреаль с Микаэлем какую-то махину соорудили с фаллического вида орудийным стволом и на гусеничном ходу. Назвали серию «Сайгармль» – как серафиму потом доброхоты сообщили – сокращение от армейского «Сай Гарланд, бл*!», эквивалентного предостерегающему «Шухер!». В мирное время в эти махины рубиновые затейники заряжали краску и расстреливали Небесную Канцелярию.
На войне же всё выглядело совершенно по-иному. Когда Сай был ранен и оказался одержим Хаосом – логичнее всего и проще было сразу списать его в утиль. Со всей своей силищей, помноженной на Хаос – он представлял собой нешуточную угрозу Светлым Небесам. Его персональная история финишировала тогда, когда он, наконец, потерял контроль над собой и ситуацией.
Но его не казнили. Командоры, лейтенанты и простые солдаты дрались с Хаосом вместе с ним, дрались за него. И победили.
Даже при том, что демоны успокоились, лишь отогнав хаоситов за границу Геенны, а ангелы защищали свой мир и дрались за Дольн – мир людей – даже когда в небе над Гандогаром обезумевший Гарланд расковырял Микаэля…
Сай помнил об этом всегда.
Несказанно помогало не закипать по мелочам. Ну, подумаешь поглумился Квендо слегка над янтарной обителью, ну, притащил это кондитерское недоразумение – дык, что ему нашивки оборвать, за ухо укусить и пяткой в грудь настучать с воплем «Знай своё место!»? Хорош был бы канцлер, если бы увлекался подобными вещами.
– Я, в принципе, согласен, – отозвался Квен, отплевавшись в сторону Добродетелей и налюбовавшись на Янтарную.
– Хорошо. А то ведь некогда мне тебя уламывать, как юную прелестницу на сеновале. Разберись, пожалуйста, что там к чему и набросай мне смету, чтобы цитадель отстроить лучше прежней. Потом разыщи ребят и познакомься: личный состав обновился-то. Командор рубиновых нынче Шайкор, Диего Акоста-Родригес – алмазный командор, а серебряный командор – Флай. Они же, кстати, и Добродетели.
«Толковые парни. Хорошие. На совете, правда, сидели злые, как с*ки. Но вообще хорошие» – своё личное мнение Сай предпочёл Квену телепатировать, чтобы не хвалить командоров в прямом эфире. А то зазнаются ещё так, что Надежда не будет знать как с ними сладить.
– Не знаю, где их сейчас носит – сам найдёшь.
– Кстати, как там Мика? – спросил Квен, понизив голос и тем самым выпадая из условно общей беседы.
– Со времени Коллапса Врат он в Мир Теней ещё не возвращался. Путешествует. Жив-здоров, зараза, если верить моим ощущениям. – ответил серафим так же на пониженных тонах.
Переложив заботу о пострадавшей Янтарной на плечи командора-ветерана Сай мысленно вычеркнул эту проблему и чуть-чуть расслабился.

33

Посмотрел на Итэллина. Долгим-долгим взглядом. Пепельные непривычно коротко остриженные волосы завивались на концах и слегка топорщись вразлёт. Мало не захлебнувшись от любви и нежности, усталый серафим вдруг испытал малодушное желание стать крохотным, как пылинка, и спрятаться Итэллину за ушко. Инфантильно смотреть на мир сквозь завесу его волос, нашёптывать благоглупости и силу свою, серафима недобитого, использовать лишь на то, чтобы любимому было хорошо.
«А хорошо на нашей работе случается редко и ненадолго… Может, подать в отставку? Интересно, каковы шансы на то, что Серафита меня отпустит?»
Пока Гарланд думал, как спровадить из кабинета скандальных гостей, которые пребывали в явно маловменяемом состоянии – Итэллин взял слово. На фоне Сая, который временами бывал настоящим зверем, бывший вице-канцлер обычно терялся, тем более, что предпочитал работать тонко и без лишних спецэффектов. Некоторые ангелы, демонстративно не замечая тихого вежливого интеллигента – даже не задумывались за какие-такие, собственно, заслуги он получил пост вице-канцлера и что он вообще собой представляет. А когда приходило осознание – было, как правило, уже поздно.
Лучшему аналитику Светлых Небес – Итэллину – случалось и самого Сая Гарланда возить мордой по ковру, обнаруживая неточности и огрехи в работе. Правда, делал он это всегда приватно, собственную значимость не выпячивал и Сая такой рабочий тандем более чем устраивал. Хотя иной раз после замечаний Итэллина он себя чувствовал круглым дураком и отыгрывался на заместителе, величая его педантом и занудой.
«Ангел искуситель, тоже мне» – подумал Сай, которому домой, в душ и в общую постель хотелось уже просто нестерпимо. А разбирательство продолжалось.
До информации, которую Гарланд планировал на данном этапе замолчать – Итэллин добрался сам. И предоставил её всем Добродетелям. Щадить самовлюблённых глупцов, проигнорировавших его на совете и теперь атаковавших Сая – у него причин не было.
– Злой зайчик, не добрый, – пробурчал серафим с ласковой насмешкой. Трансляция из кабинета Элетариэля его малость ошарашила.
«Лучше б он с ним просто спал… Это ж надо было так влипнуть!» – подумал серафим. На его планы произошедшее существенно не влияло, а вот изумрудный командор испортил себе жизнь до полного изумления.
Ситуация стала патовой. Теперь самому Элетариэлю необходимо было давать пояснения по аналогичным обвинениям. Но в отличии от Сая – поведению Умеренности объяснений не было. У самого Умеренности. У Гарланда были. Сай по любому собирался отправить Хильдегарда и Элетариэля заниматься внешней политикой, потому как считал их самыми подходящими кандидатурами, а кроме того они сами вызвались. Если для этого приходилось обставить всё произошедшее в кабинете, как плановую акцию и вообще шутку юмора – значит так тому и быть.
Но Гарланд и рта раскрыть не успел. Осознав, что их крепко прижали – ангелы начали коллапсировать как личности. До сих пор они сопротивлялись свалившимся на них проклятьям и прочим неприятностям лишь благодаря осознанию собственной правоты. А стоило лишь почве уйти из-под ног и яркое наступление превратилось в уродливый хаос.
– Это pizdets. А pizdets мы не лечим, – произнёс Гарланд известный врачебный вердикт. Расслабленные до этого ладони сжались в кулаки. Сжались до побеления костяшек, до кровавых лунок от ногтей.

34

Молча и то и дело кивая происходящему, Квен с искренней внимательностью и понимаем поглядел на устроенное зрелище  и, когда все действующие лица благополучно ретировались, уже окончательно повернулся спиной к месту только что бушевавших страстей и лицом к блондинам. Фейспалм был настолько глубок, что комментарии просто испарились. Зато захотелось пожалеть мир вообще и Рай в частности в семье не без урода, да?.
А Сай между делом все же отдал брюнету цитадель, тем самым восстановив в должности. Ворча про себя насчет неудавшейся попытки отхватить отпуск, аггел выслушал указания, не забыв непременно состроить недовольную физиономию, когда снова прозвучало имя Сеева братца - вопреки ментальным похвалам от самого экс-канцлера.
- Ладна, разберусь-построю-найду. Все понял.
Не выдержав и сладко потянувшись на стуле (спина совсем затекла от постоянных поворотов туда-сюда дабы от событий не отставать и везде всунуть свои пять копеек), аггел трезво оценил, что тут его миссия закончилась.
Махом облизав ложечку, он опустил ее на тарелку с недоеденным куском торта размерами не иначе как для кинг-конга, одним глотком допил чай и встал, оттаскивая стул обратно к стене. Свой талант наводить беспорядки он Гарланду уже продемонстрировал, в этот раз можно и обойтись.
- Я, значит, отчаливаю. Отчет жди в ближайшее время. Приятно было вас обоих видеть.
Квен махнул рукой и, насвистывая, двинул в сторону своего нового комплекса.

»»» Янтарная цитадель а-ля таймскип.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Небесная канцелярия » Кабинет SpesЬ: Сай Гарланд