Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Рынок


Рынок

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

Не смотря на то, что парень на прилавке орал довольно убедительно, народ не принялся хватать факелы и бежать тузить магов. Так дела не делаются. Да и время уже позднее - рыночным пора собираться.
- Тебе больше всех надо - ты и иди, - буркнула торговка овощами, - взяли себе моду направо-налево указания раздавать.
Юношу с факелом поддержало несколько таких же молодых парней и подвыпившая компания наемников. Тем было плевать кого и куда - главное направление задать... хотя никакой гарантии, что вояки не поползли бы туда на карачках, ибо от выпитого мужиков хорошенько расперло.
- А-аааайййййдем на етих... етих... ма-го-ва-те-лей! - по слогам произнес заросший щетиной Круст. Позавчера его уже оштрафовали за просроченный договор, посему сегодня мужика мало чего волновало. Деньги кончились. - У етих... етих... и бабла поди-т многа!
- АПШЕ! - поддержал соседа еще один вояка, - Отстоко от! - чиркнув ногтем по лбу, дабы описать количество золота, собеседник мутно уставился на вещателя. - Веди нас, ведун!
- Хоть куда-то...
- Тока ета... платишь ты, ога.
Третий мужик, поддерживающий беседу посредством кивков и пьяной отрыжки грохнулся оземь. Не выдержала душа поэта.
- Происки магов, ага. Да этим урюкам только повод дай, - осуждающе проворчали справа.
- Все. Поголосил и будя, - торговец ткнул оратора метлой под ребро, - сначала еще ничего так, а потом вообще пурга. Не верю!
- Магов на вас и не хватает. Может хоть какой-то порядок был. Как в Догароте.
- Да там султанов, как кокосов наплодилось!
- Тьфу на твоих султанов и тебя тоже. Этих чернорожих из Гандогара и без того пруд пруди!
- Понаехало!
Беседа перешла в иное конструктивное русло и стража, наблюдавшая за всем этим со стороны, вздохнула. Увы. Придется отлипать от стеночки и разбираться. Несколько тычков и вразумительных зуботычин еще никому не мешало.
- Эй ты, юродивый, - стражник схватил юношу за локоть и вывернул тот за спину, - а в темницу за такие призывы не хочешь?

Тем временем где-то неподалеку славный восточный торговец Амир Ромул увидел, что часть его витрины, словно корова слизала. Бойкий старик, способный обсчитать саму смерть (иначе дожил бы он до 92 в полном здравии да памяти?) схватился за сердце и заорал на чистейшем гондогарском. Причем орал настолько импульсивно, что смысл был ясен даже последнему ишаку.
- ВОРЫ! ВОРЫ!
Голосу Амира вторил вопль другого торговца. Столь же несчастного и неосмотрительного.
- СТРАЖА! ВОРЫ!
- Я честный торговец! Да как так можно! - ухватив караульного за локоть старик принялся причитать о больном сердце, пятидесяти внуках, тяжелом детстве и злых-злых ландшпильских людях.

В большом городе трудно остаться незамеченным. Даже, если ты ловок и проворен. И даже если ты сидишь на другом конце рынка, разделяя трапезу с другом.
- Вот она! - жирный торговец, окруженный пятеркой сурового вида хлопцев (не стражей, нет, та еще не подоспела), указал на сидевшую на ящике девушку. - Сучка мурдярская! Думаешь, что просто так Сивого Альза надуришь?
Кто ж знал, что торговец золотом окажется известным барыгой? Мальчишки-босяки вывели на "красивую тетю в украшениях" достаточно быстро, а озлобленные хлопцы перехватили кастеты поплотней. Гастролеров в своем городе воры не любили.
- Ну что? Отдашь награбленное так или разложить тебя на этом ящике? - оскалилась банда.

32

Лис довольно фыркнул, так как мальчишка, в данной ситуации девушка, был прав по поводу его планов.
-Ты вообще знаешь, что такое секс? Ладно, забей. Так что я буду иногда сползать с твоей шеи. Хех, я знал, что мы с тобой сможем нормально сработаться.
Очередной раз фыркнув на весьма лестные слова в свой адрес, демон гаденько усмехнулся.
-Хорошо, как только эти рыночные петухи заткнутся или мы свалим отсюда, то я сразу же сниму с тебя печать.
Вот только этот переполох в курятнике, устроенный маленьким и совершенно безобидным меховым комочком, привлек внимание паскудных шакалов улиц, с весьма непривлекательной внешностью и довольно сильным и отталкивающим амбре выпивки и давно немытого тела. При более ближайшем рассмотрении, лис узнал некоторых из них. Но теперь говорить ему было опасно, так что вор транслировал свои мысли прямо Ашуре в голову.
"Опа, знакомые лица. Внезапно. Неожиднно. И весьма неприятная встреча. Пора валить отсюда, и чем быстрее, тем лучше."
Вспомнив, как он обокрал довольно большое количество людей, демон старался им на глаза больше не попадаться, но мир сцука круглый, а все дороги пересекаются. Так вот, продолжим, эти человекообразные-троллеподобные существа явно замышляли весьма гнусные планы по поводу Ашуры, не смотря на то, отдаст ли он золото Апаты или нет.
- Ну что? Отдашь награбленное так или разложить тебя на этом ящике?
"Похоже, что сейчас ты узнаешь, что такое секс на собственной шкуре, малыш."
Конечно, шутить ему никогда ничего не мешало, даже сейчас когда пахло жаренным, а в данной ситуации припекало зад змея, наш воришка умудрялся язвить. Правда, вот так просто лишаться новообретенного и весьма удачного созника, который будет его защищать - его совершенно не радовал. Да и золото было жалко.
"Устроим-ка им встречу с абсентовой феей."
Включив свои пси-способности, Апата напустил на этих бугаев иллюзию, что они на поляне и искренне хотят ловить бабочек, собирать цветочки и плести из них венки, попутно полностью стирая образ Ашуры из их воспоминаний. И эпиком этой иллюзии должен был стать образ прекрасной нимфы, который бегал по полу зазывая этих чурбанов за собой.
"А вот теперь пора валить."
Пока эти упыри отвлеклись и развернулись к ним спиной, Апата обернулся в свой человеческий облик и наскоро открыл портал.
-Держись и не отпускай руку.
Схватив Ашуру за руку, Апата запрыгнул с ним в портал, закрывая его за собой. Правда куда именно они должны были попасть, демон не знал, но там по идее не должно было быть людей.

» Улицы и переулки города

Отредактировано Апата (2011-01-11 21:00:50)

33

- Всё! Ша! Никто никого не зовет. Но вот там кажется и правда кого-то собираются бить! - Сигизмунд по доброму улыбнулся и моргнул разбежавшимися в разные стороны глазами. Очень уж любил этот фокус. Да и вообще юноша не сильно надеялся на помощь фанатов, кто же в здравом уме полезет отбивать незнакомого безумца у стражи? Только такие же безумцы. А те кто не поругались такими отнюдь не выглядели. Вот вломить кому-нибудь это запросто, или морально задавить перегаром. Но связываться со стражей? "Вообще было бы эффектно слегка поразлагаться на руках у стражей и свалить это на колдунов...": только Сигизмунд додумал эту мысль, как знакомая вибрация от магии перемещений ударила по струнам души. Сигизмунд хитро улыбнулся и свободной рукой ткнул в направлении попрыгунов, которая весьма кстати начала превращаться в склизкое щупальце.
- Маги! Маги-воры! Мало того что обокрали, так ещё и заколдовали! Сволочи! Сатрапы! Я же им ещё ничего не сделал, а они мне уже да! - завопил юноша с ужасом глядя на извивающуюся конечность одним глазом, а другим себе за спину на стражника, - требую справедливости!

34

Ашура фыркнул и гордо задрал нос:
- Не обязательно пробовать острый перец или сладкую вату, чтобы знать что одно из них острое, а второе сладкое. Согласен? Думаю, да.
И тут милый разговор завершился, прерванный весьма себе уже опротивевшим жиртрестом, который пытался все подержаться за ручку, во время разговора и пырился на грудь под тонкой тканью туники. Более того, он еще и выругался.
- КАК ты меня назвал, кусок овечьего жира???? Я тебе сейчас оторву твой маленький член и скормлю этой лисице, сын шакала!
Но тут подоспели еще и неприглядного вида добры-молодцы с кастетами, а лис вторгся в сознание, намекая на скорое знакомство с половой жизнью.
"Нет уж, я в такие игры не играю."
- Извините, мальчики, матушка мне еще в детстве говорила отдавать свое тело только красивым и сильным. Если смогу убежать от страшных и сильных.
И очаровательная улыбка. Сейчас самым разумным было обернуться маленькой змейкой и ускользнуть к чертям отсюда. Но Апата соображал с точки зрения своих способностей. Да, юнец-то уже позабыл, что рядом с ним демон, который владеет пси-магией.
И вдруг этот лисенок принял человеческий облик, доселе невиданный и непривычный, и открыл портал, схватив парня за руку. Схватив меч и мешочек с награбленным, Ашура, залетая в портал, проорал, разозленный на вопли того алкаша на телеге:
- Бей мужика с щупальцем! Мутант! Колдун! смерть колдунам!
и со звуком "чпок" портал закрылся.

» Улицы и переулки города

35

Озадаченный представлением люд поделился на три группы - тех, кто стремился покинуть рынок как можно быстрей, пока не схлопотал по шее; тех, кто рвался в гущу событий, яростно жестикулируя и пытаясь оказать помощь в поимке воров (их было мало); и тех, кто продолжал выполнение своих дел, как ни в чем не бывало - ну ешки-подножки, еще дня не прошло, чтобы в городе не случилось какой-то "цацы чудотворчей" или банальной потасовки. Увы, нынешний король оказался слаб как во внешней, так и во внутренней политике. Власть сосредоточилась в руках мощных гильдий и Церкви. Причем последняя стремительно давила на первые - возможно именно поэтому, воины не любили магов и инквизиторов примерно одинаково.
- Ты смотри, что делается! Средь бела дня...
- Держи кошелек внимательней, ворью такие речи только на руку - идиотов вислоухих обворовывать!
- Мамочки святые, да он их подельник! Тоже мне оратор! На кол его!
- К магам! Ха-ха-ха! Пусть им сказочку расскажет!
- Ай! Ой! Посмотритя!
- Люди добрые, да он прокаженный!
- Аа-аааа!

Страж, который скрутил было сумасшедшего балагура, низко охнул и заморгал на склизкое щупальце, бывшее мигом раньше рукой. Падать в обморок и голосить патруль не стал, благо хватило окружения.
- Страхолюдие какое!
- Уходим, пока нас не заразило...
- Ой, не к добру это, ой.

Щупальце манерно вильнуло в бок и отвалилось, оставшись в руках караульного. Стоит отдать мужику должное - тот не кинул оное в пыль, а сунул младшему по званию, чтобы сохранил, как вещдок.
- Ну кабздец, - выдохнул юнец, совсем салага, взятый в патруль лишь сегодня, - Он по частям разваливается...
- Значит свяжем и доставим в темницу по частям, - старший влепил безумному еще одну затрещину, чтобы не дергался, - Заткнись оглобля! На месте разберемся кто хлыщ, а кто свищ! Меньше кукарекать надо было, авось маги б и не польстились твой кадык гноить.

Патруль прибыл на указанное место, когда портал закрылся, а заколдованные принялись обжиматься друг с другом.
- Дикость какая.
- Мужеложская секта, - со знанием дела сплюнул один из караула, - однако кто б мог подумать, что барыга Сивый в ней!
- А я слыхал, что те, кто больше всего грехозадых хает, те сами в задок не прочь побиться.
- О, о, знаток выискался, - глумливо заржал сосед.
Как бы там не было, но ворами тут и не пахло. Под описание "статная чернявая девка с отакими янтарными зерцалами да отакими от грудями в золоте и с мехом ищщой или то песка был" никто из мужиков не подходил. Оных, к слову пришлось облить водой, чтобы отбить желание к рукоблудию и прочим непотребствам.
- Портал здесь был, - отозвался подчиненный Дневной Ложи, - Выброс магии ощутимый... но фиг отследишь уже.
Стража пребывала в ярой задумчивости по поводу сегодняшних события - раньше маги не проявляли подобного неуважения. Или дело не в магах, а иноверцах иных рас? Ох, нехорошо-нехорошо.
- Каков шанс, что у тех, кто открывал портал была санкция на дозвол?
- Крайне мал.

Отредактировано Гильдия воинов (2011-01-11 23:15:36)

36

- Да я молчу-молчу, - Сигизмунд высунул из рукава свою обычную руку и пошевелил пальцами - Может я домой пойду? Я больше не буду, чесное благородное!
В тюрячку идти не хотелось вообще, и Сигизмунд видел перед собой три пути этого избежать: грубый, вежливый и веселый. Но грубить страже было не лучшим вариантом. В этом городе ему ещё работать и работать, а какая работа может быть если и на улицу не выйти? Оставалось только два. Веселиться или идти в участок и там ныть что он не виноват и его подставили.
- Ну дяденька, отпусти. Я больше не буду... - заныл юноша всем своим видом давая понять что разумом скорбен и вообще чудо что слюни не пускает. Но жестокий и извращенный гниением магической структуры разум искал решение и нашел его. Тем временем они дошли до толпы и Сигизмунд дотянувшись до щупальца заставил его действовать. Молодой стражник нес "вещдок" на вытянутых руках и лишний раз старался на него не смотреть, чем гнусная конечность и воспользовалась. Взвизгнула какая-то женщина, кто-то упал запутавшись в штанах, а потом щупальце сорвало со стражника шлем и швырнув в толпу вывернулось из рук и убежало. Куда оно побежало можно было отследить по возмущенным воплям, гоготу и прочему шуму.

37

- Лови конечность, образина!!! - отвесив младшему звонкую пилюлю, заорал командир караула. Не хватало еще, чтобы из-за гадливости какой-то пипетки, главный вещдок удрал! Нет, слов свидетелей, конечно, и без нее на пяток плетей хватит, но с щупальцем... То ж совсем другие деньги! Ой... наказания.
- Есть, "ловить конечность, образина!" - козырнул кадет и безрадостно кинулся вслед. Щупальце выдалось шустрое и нагнать его в одиночку реальным заданием не казалось. Что ж... с одной стороны, не придется нести эту дрянь, а с другой - штатские истерить начнут да и начальство по голове не погладит, скорей будет лупить, пока не кадет не поумнеет.
Командир скрипнул зубами, глядя как новичок нелепо и кособоко вливается в толпу. Ну никакого толку от этой зелени!
- Не будешь, не будешь, - зло процедил мужчина. Трое сопровождающих довольно закивали. - Ты у меня скоро вообще ничего не будешь... и сам тоже.
Караул наградил нарушителя спокойствия пятком-другим тычков и зуботычин, уводя вдаль от рынка - ближе к затененным, пустынным улочкам и переулкам.
Вечер плавно переходил в ночь, редкие путники не преграждали дороги, а внимательные тени, следившие за "кортежем", не решались покинуть укрытий и начать промысел.
Караул подвел возмутителя порядка к одному из переулков и хорошенько вжали оного в стенку.
- А теперь слушай сюда, парень. Ты, я вижу, хлопец головастый, так что понимаешь, что это твой единственный шанс. Иначе сгниешь в застенках или в лапах Инквизиции. А, может, тебя нашим магам отдать? - поинтересовался мужчина, - Короче, ты понял меня? - караульный сложил пальцы щепотью и недвусмысленно потер ими, намекая на мздоимство и навар.

Отредактировано Гильдия воинов (2011-01-12 19:39:42)

38

Всю дорогу до переулка Сигизмунд хихикал, уж больно хороша шутка с конечностью вышла. А вот потом стало не до шуток. Гибнуть за мутную идею и отправляться на экскурсию в Некрополь весьма не хотелось. Да и веры в такое посмертие было гораздо меньше чем в Сады Великой Кошки куда все верные отправляются после смерти. Он утер лицо платком и спрятал обратно в карман.
- Я понял да... - и вытащив из кармана тряпицу, а из тряпицы рубин карат на 20, Сигизмунд широко улыбнувшись протянул руку - До встречи, уважаемый. Всегда рад встрече с интересными людьми!
И вложив в ладонь стражу камешек так чтобы заметили все заинтересованные личности, вывернулся и скрылся во тьме переулков. Уплотнение собственной крови не прошло даром и Сигизмунд удалялся быстрее чем мог, но медленнее чем хотелось. Краем глаза увидел как молодой поймал таки щупальце и разуплотнил его, чтоб врагам не досталась. Некоторое количество вонючей жижи подлило только очередную порцию масла в костер ненависти к магам и Сигизмунд счел на сегодня свою миссию выполненной. "Валить надо. Залечь на неделю на дно... Разобраться с этой гадостью": решил юноша и тенями и переулками двинул в "Зимовье", меняя лицо на ходу. Чуть шире скулы, нос больше похожий на картошку и ярко выраженные надбровные дуги. И вуаля совсем другой человек вышел из переулков на рыночную площадь. Жутко чесалась пятка

39

Сигизмунд быстро шел по рыночной площади и страдал. Мерзкая зараза проникшая в него распространялась по всему телу с ужасающей скоростью и запускала процессы гниения. Если бы не магия и сила воли, то юноша давно бы превратился в воющий и истекающий гнилью комок плоти, а так он пока держался. Сплюнув в ладонь кровавый сгусток и заключив в него частицу заразы, а потом слегка заморозив он кинул этот "необработанный рубин" нищему и радостно захихикал слушая восхваления своей щедрости и прочим достоинствам. "Да уж, здоровье мне бы не помешало!": подумал Сигизмунд и цыкнул зубом, при этом камень подаренный стражнику расплылся в сгусток слизи, которым и был изначально. "А что это я один страдаю? Надо бы разобрать эту Гниль и одарить ей окружающих! Вот как того нищего, например! Он ещё не осознает своего счастья! Ведь это волшебно наслаждение через разложение! Духовное переходящее в матерьяльное и наоборот! Красота! Все остальные тоже оценят этот подарок рано или поздно": так думал Сигизмунд, направляясь в единственное место где можно было думать и творить одновременно...

--------> "Зимовье раков"

40

---> Начало игры.

С самого раннего утра у Тиля были серьезные намерения не влипать в такой чудесный день в неприятности. Вот просто ни капельки. Ни жестом ни словом. Ибо, считал он, хотя бы такой хороший день стоит прожить в относительном спокойствии и безмятежности. Что бы хоть что-то мирное на памяти для потомков осталось. Но стоило парню выйти за порог, то тут же постучалось и вежливо попросилось в гости осознание, что его серьезные намерения полетят  в тар-тарары. Ну а как еще можно охарактеризовать крайне недовольное лицо дамы, что находилось перед ним. Если ЭТО конечно можно назвать дамой. Ибо уж больно обильна была растительность на ее лице. Чересчур обильна. Только по огненно-рыжему цвету волос и громкому визгу парень узнал свою вчерашнюю пациентку... Кажется он выписывал ей мазь от то-ли прыщей, то ли вшей... в общем что-то такое...
Оценивать результат пришлось уже на бегу.
Ну, прыщи если и есть, то их точно не видно... А вот про вшей сказать не могу... Хотя шевелюра хорошо выглядит... Не похоже, что там посторонние живут.
Мелькали в его голове мысли со скоростью его же пяток. От дамы оторваться так и не получалась. Та в городе ориентировалась не в пример лучше, да и бегала для своих двух центнеров на метр на удивление хорошо.
Так, в городе от этого...чуда оторваться не удастся... Ну что, попробуем бег с препятствиями по пересеченной местности.
Решив так, Тиль свернул, как ему показалось, в сторону леса. Благо природу он всегда чувствовал за километр и ориентировался в лесах, полях и прочих огородах, как рыба в воде.
Однако день сегодня явно собрался обломать ему все радужные перспективы.
Оглядывая шумную рыночную площадь, парень осознал, что от леса далек так же, как вон те помидоры от свежих.
Так...Ищем плюсы... Тетенька оторвалась... Ищем минусы...Домой мне пока лучше не возвращаться...Она может вернутся. Хотя... Судя по тому, что я заблудился, домой я сегодня точно не попаду... Это плюс или минус?

41

--- Зачинание на вхождение ---

Так как начальства опять не было на месте или они просто разминулись у кабинета Изумрудных, задание Авиил получил от ближайшей шишки нетривиальное - разузнать, каков бардак в Ландшпиле и что интересного произошло пока велись восстановительные работы на Небесах и все были заняты по горло усекновением не званных гостей. Для начала ему выдали местные денежки на начальное проживание, а легенду, из-за малого выбора - он придумал сам и решил попробовать себя в деле рифмоплёта, правда трёх суток подготовки не хватило бы на становления мастером. Он не освоил флейты, всякие щипковые инструменты, на слух давят. Арфу сразу отбросил, потому что это канон для ангелов музыкантов, с гитарой его конечно не пустят, особенно с понравившейся басовой. Так что была выбрана элегантная трёхструнка.

Ворвался в город он под утро, возможно никем не замеченный. По какому-то проулку трущобному, не попав под утренние воды из окна чисто случайно. Нет, ангелу везло, не подскользнулся белыми сапогами на прогнившей кожуре, для разминки пробежался впереди своры голодных собак, потому что вкусно пах...соевыми сосисками со специями. Пёсики довели его до чистых главных улиц и завернули на попятную, кажется, недовольные. Ангел, надев обратно спавший капюшон тёмно-землистого цвета на блондинистую голову, повернулся в сторону ушедших гидов и поклонился:
- Спасибо вам, родные, - вслух, прикладывая ладонь к сердцу, отдышался. Потом осмотрелся вокруг себя, сориентировался. Естественно больше слухов можно насобирать только среди шумной толпы. Торговцы уже успели расположиться в арендованных лавках, дворник с радостью мёл мусор по пути Авиэля.
- Простите! - уворачиваясь от метлы извинился ангел. Быстрым маршем продолжил ход с поиском жертвы. Впереди замаячил человек, ну без острых ушей, шерсти и чешуи. Тихо подошёл с тылу и возложил руку на плечо.
- Молодой человек, не подскажете, как пройти в библиотеку? - к сожалению сказал Ал первое, что пришло на ум.

42

Так... Здесь я уже точно был... Может даже и не раз... - Тиль тоскливо оглядел надоевший уже до чертиков прилавок с "магическими" зеркалами. Что в них такого магического парень так и не понял. Разве что бьются они с волшебной легкостью или теряются с поистине магическим упорством.
Или предназначены для мистических идиотов... Последнее более вероятно... Но блин, если я еще раз увижу это королевство кривых зеркал, оно станет треснутым королевством... У меня не так много терпения... Я домой хочу... Или не хочу? - Тиль глянул в небо, будто именно там содержался ответ на этот поистине важный вопрос. Небо только насмешливо мигало ну очень редкими облаками, показывая, что погода сегодня просто не может испортится, следовательно, домой можно и не торопиться.
А кто торопится? Никто не торопится... - Тиль досадливо пнул камешек. Тот стремительно полетел в сторону столь надоевших ему зеркал. Грохот, звон...маты... и вот уже лекарь снова бежит на сверхзвуковой на этот раз от разъяренного торговца.
Нет, сегодня люди меня явно не любят... Убить хотят... Ну вот что я ему по сути сделал... Просто избавил от дурацкого товара, который все равно никто не купит. А если и купит, то это будет жульничеством. Так что я еще и душу его спас! Мне за это медаль надо дать, а не тухлыми яйцами в спину кидаться. Это во-первых подло. Во-вторых...откуда он их взял? За пазухой что ли прятал специально для таких душевных случаев?
Нарезав еще пару кругов по рынку, для уверенности, Тиль все же остановился, что бы перевести дух.
Однако чья то рука и фраза:
- Молодой человек, не подскажете, как пройти в библиотеку?
снова лишили его душевного и физического спокойствия. Подпрыгнув так, будто собрался луну с неба сорвать и до кучи развернувшись в полете, парень уже собрался было защищаться всем, что под руку подвернется, в том числе и самими руками. Ему показалось, что это либо его недавняя пациентка, либо торговец, таки догнали его и теперь будут вершить свой злобный акт мести. Однако, на счастье, разглядеть говорившего он успел прежде, чем карающая длань опустилась на светлую макушку. И даже умудрился отвести руку. Правда при этом он самым натуральным образом упал лицом в грязь, не удержав равновесия от столь сложного кульбита. Кое как поставив свою тушку в сидячее положение он теперь снизу вверх смотрел на напугавшего. И даже умудрился улыбнуться. И, что было вообще удивительно, связно ответить.
- Нет, к сожалению не знаю. Я понятия не имею, где я сам нахожусь, а уж библиотека. Могу сказать только одно - она не здесь. - Тиль выдавил виновато-веселую улыбку, и пожал плечами. Лицо у него пр и этом было - само спокойствие, безмятежность и невинность. Будто и не он только что от половины рынка сайгаком бегал.

43

Когда парень в испуге отшатнулся, подложный бард отшатнулся в ответ, наткнувшись собственным тылом на ящик с яблоками, чуть было не устроив проверку на гравитацию оных. Его конечно обругали, но не это было главное. Святое понтование откладывалось до срока.
- Пля-сы, ёлки! - последовало восклицание из ангельских уст и в отношении к себе и по отношению к парню, которого он не успел поймать. Незнакомец не знал пути к знаниям, так что Авиил искренне расстроился.
- Какая жалость, - тихо произнёс он, но перед ним появилась опять прекрасная возможность к добродеянию. Он наклонился и помог парню подняться, взяв того за руки. Отряхнул, что получилось, от земли. Зелёные глаза пернатого так и источали сочувствие.
"Видать бедолага, может сходить потом помолиться за него? На ровном месте!"
- Вы не ушиблись, молодой человек? - осведомился ангел. Вдруг за грязью остались раны или синяки. - Я, значит, в вашем положении - тоже не в курсе. А давайте отыщем сначала комнату и вместе пройдёмся по городу.
Вздохнул, вспомнив, за кого решил себя выдавать.
- На самом деле я ищу истории, о которых мог бы спеть. И если я вам не помешаю своим присутствием, буду рядом. Меня зовут Авиэль, а вас?

44

Меньше всего Тиль ожидал, что ему будут помогать подняться. Учитывая, что своим ответом он незнакомца явно не обрадовал, а в точности даже наоборот. Однако тот мало того, что поднял его, так еще и от земли отряхнул. Лекарь только и смог, что удивленно вылупиться самым невежливым образом и невнятно пробормотать что-то вроде благодарностей напополам с извинениями. Все таки когда ему помогали он чувствовал себя немного не комфортно, каждый раз ожидая подвоха.
- нет, не ушибся. - Тиль улыбнулся во все тридцать два, всем своим видом показывая крайнюю степень физического и душевного здоровья. Про ушибленный локоть и подбитую гордость он старался не вспоминать, решив, что сможет залечить их и позже.
Однако у нового собеседника оказались иные планы. Выслушав его предложение Тиль ненадолго задумался. Если отбросить тихие позывы паранойи, то находилось немало плюсов. Во-первых ему не придется пока возвращаться домой. И на рынке тоже оставаться не надо. Следовательно он не будет пересекаться с личностями, жаждущими если не его смерти, то его избиения так точно. К тому же, идти по рынку с этим типом было вполне выгодно. Тот был и выше и шире Тиля и если что - за него вполне можно спрятаться.
Надо правда будет придумать адекватное объяснение такому моему поведению... От невесты сбегаю? От тещи? Или просто играю в прятки на выживание. - обдумав все еще раз, молодой человек выдал самую что ни на есть веселую улыбку.
- Почему бы и не отыскать. Если вам это конечно удобно. Учитывая то, что вести туда нас придется именно вам, так как, думаю вы уже поняли, я здесь заблудился, при чем довольно давно. - глаза Тиля светились такой искренней беспомощностью, что ему вправе было играть все главные роли в Королевском театре.
- А своим присутствием вы мне ничуть не помешаете, особенно если поможете выбраться отсюда. Тогда, наоборот, я буду у вас в большом долгу. И, да, я Тиль - улыбнувшись добавил он, и последовал за мужчиной, который ориентировался на рынке не в пример лучше. По пути тот правда останавливался чуть ли не у каждой лавки, расспрашивая всех и вся о чем то. В такие моменты Тиль старался сделаться тише воды,ниже травы. Новости по рынку распространяются быстро и его вполне могли узнать. Но по счастью обошлось.

--->Комната №9

45

Конечно при таком напоре доброжелательности как можно отказаться? Парень принял навязчивое предложение мужчины найти место для проживания. С бардом же наверняка будет веселее, к тому же они (барды) просто обязаны быть языкастыми, хотя лейтенант очень сомневался, есть ли у него талант.
"О Господь, дай мне сил, чтобы словоблудие не убило меня, и чтобы выслушать всё, что я услышу и не воспринимать, что узнаю!", подумал он, возведя взгляд к небу.
- Не проблема, - уверенно сказал Авиэль, снова посмотрев на человека. Тот умилял ангела всё больше.
"Невинный сын божий, со мной ты не пропадёшь!"
- Не нужно чувствовать себя в долгу. Мне приятно помогать нуждающимся.
Совсем не бард расспрашивал продавцов о том, как пройти и какая гостиница ценами не кусается, но чтобы и заразой тоже не блистала. Ему порекомендовали "Зимовье". Правда полное название ангела несколько смутило.
"Ну и придумают же, и славно, что не типо подобного - Раковые тайны...", он усмехнулся. Прокрутил наставления лавочников и легко довёл Тиля и себя до нужной точки. Остановился, присмотрелся, пахло не ахти как и вообще на Авиила напала подозрительность...

Гостиница "Зимовье раков". Комната №9

46

Саймон, я: "Зимовье" >>>

Рынок гудел.
Иногда Псу казалось, что всё пёстрое сословие торговцев состоит в неявном родстве с рептилиями, ибо с первого до последнего луча солнца они отличались сверхъестественной юркостью, и лишь на тёмное время суток покидали торжище. Впрочем, столь же правомерно напрашивалось сравнение с населением осиной кубышки. На слуховые ощущения - даже правомернее.
Звуки, краски, запахи оживлённого базара в конценрации и разнообразии не доставляли замкнутому демону ни малейшего удовольствия, он предпочитал тишину и открытые пространства... А уж навязчивость лоточников, расхваливающих товар, вообще угождала не более, чем собаке наличие пятой ноги. Шулер почему-то не присоединился, к добру или к худу - чёрт знает. Неисповедимы пути оборотней.
Последнее соображение, кстати, заставляло Пса внимательно приглядывать за Саймоном.
- ...полушины не скину!..
- ...т те семерик - живая, спит просто!
- Кверху брюхом?
- ...Еранские покрывалы-то!..
- ...Только головешки и поплыли, и развоня-ааалось!..

В хаосе болтовни, голосов выставленной на продажу живности, шумов и стуков, снующих туда-сюда двуногих демон даже положил Саймону на плечо тяжёлую жаркую ладонь, чтобы не потерять поца среди горожан, утвари, овощей и тряпок.
Памятуя о предупреждении Шулера, а также руководствуясь собственными представлениями о том, как надлежит одеваться мужчине (пусть мужчине юного возраста), Пёс повёл Саймона мимо шмоточных рядов, через всю рыночную площадь - к пристроенным в нижних этажах окрестных домов лавочкам. Некоторые из них были украшены яркими вывесками и имели некое подобие витрин - инсталляции товара на крыльце и в широких окнах. Другие выглядели невзрачно, но уже то, что владельцы их могли выплачивать все необходимые налоги, говорило об успешности дел.
Портняжная лавка Станислаша не имела на вывеске ничего лишнего, да и вывески не имела, только резное изображение ножниц и катушки ниток во всю массивную дверь. Пёс поднялся по ступенькам крыльца, толкнул ручку, отполированную за годы пользования - в помещении звякнул бронзовый бубенец, пахнуло цитрусовыми корками и лавром, которыми Сташ отпугивал всяческую моль и кожеедов.
Сам портной, седой мужчина лет пятидесяти, фигурой и осанкой напоминающий журавля, стоял над раскроечным столом и задумчиво двигал очки по переносью то вверх, то вниз. Он бросался в глаза из-за своей ярко-синей жилетки - по контрасту с ней терялась вся передняя, заставленная рабочей мебелью и вешалками, на которых хранились изделия, покрытые от пыли тусклыми полотнищами.
- Доброго здравия, пан Сташ, - произнёс Пёс, вступив вместе с Саймоном под своды мастерской.
- И тебе, пан Пёс, - журчливым говорком отозвался Станислаш, потом поднял взгляд от своего раскроя и поморгал, приглядываясь к Саймону. - Ты, я вижу, с компанией.
- Пан Саймон, - Пёс подтолкнул поца в квадрат света, льющего через окно. - И пана Саймона надо бы приодеть.
- Это я вижу, - улыбнулся портной. За очками у его глаз собрался узор морщинок, похожий на следы журавлиной пляски в мягком песке озёрной отмели. Повесив на шею длинную мерную ленту, Сташ подошёл к Саймону и присел перед ним на корточки. - Какие цвета одежды любит пан Саймон? Ткань попрочнее или помягче?

47

Саймон не любил гулять по рынкам, не любил большие  скопления людей и запахи сопровождавшие эти скопления. Ещё он не любил шум. гам и то что на него пялятся всякие обрыганы, а некоторые ещё и пальцем показывают. Но в этот раз пацан не стал разрисовывать лицо и внимания привлекал меньше. Саймон прятался в тени старшего товарища и чуть ли не наступал на пятки. Вообще он с большим бы удовольствием запрыгнул рыжему на шею и ноги бы свесил, но оказался не в том положении. Работодателю не садятся на шею, иначе есть риск лишится этого удобного места и попутно пары зубов. А зубов было жалко, пусть они были не очень чистые и целые, но зато свои. А за свое Саймон держался до последнего. Так предаваясь мыслям о смысле жизни и наступая особо противным представителям рода человеческого на ноги, пацан шел к цели. Это оказалась лавка портного со смешным именем, у которой Саймон иногда крутился в попытках заработать монетку. Иногда получалось, но чаще приходилось убегать, так как любителей заработать было больше и не все они дружили с Саймоном. За что были биты, но Саймон чаще. Пацана выпихнули на свет и он мрачно уставился на владельца:
- Ткань попрочнее. И чтоб пачкалась не сильно, - буркнул он настороженно косясь на четырехглазого. Очень хотелось ткнуть пальцем в глаз.
- Какой серьезный молодой человек, - продолжая улыбаться сказал пан Станислаш и замерил рост и ширину плеч - руки в стороны. Так, а теперь вверх.
Портной размахивал лентой и куском мела по ткани заставляя Саймона крутиться, а тот уже пожалел о том что всё это затеял.

48

Что до Пса, то он, подперев дверной косяк, наблюдал за общением Саймона и Сташа и как-то несолидно умилялся серьёзности поца, столь тяжеловесной, что Саймон и через десяток лет беспросветного обжорства не нагнал бы её по массе. Если бы сейчас демону напомнили, что он за свою жизнь успел вырастить трёх сопляков тёртыми братками, он не удивился бы, хоть и не поверил. Некие размягчённые, покровительственные чувства к суровым щенкам ему определённо чужды не были.
Сташ тем временем вспархивал около Саймона, обмерял тощую статуру так и эдак, делал какие-то пометки и вновь хватался за ленту, и все его перемещения и манипуляции, следующие отработанным порядком без перерывов и заминок, начинали сливаться в гипнотическую обрядовую пляску. Пёс поглядывал на поца, бывшего центром сташевых кружений, и заметно напрягался в готовности к движению - подхватить, если Саймон вздумает падать. По себе демон знал, что мельтешение портного заставляет терять счёт времени в лучшем случае, а в худшем - усыпляет.
- Итак, что вносим в реестр? - окончив обмер, похожий на танец, эффектным па, Станислаш оказался у конторки, сделанной из какого-то светлого сероватого дерева, словно уже по замыслу мебельщика ей полагалось быть незаметной. На конторке лежала раскрытая приходная книга, себя толще от закладок - листочков и лоскутов разнообразных тканей - и над страницей выжидательно нависала журавлиная худая кисть Сташа, затейливой щёпотью сжавшая перо.
- Хн. - Пёс не выказал реакции на мягкую, интеллигентную улыбку портного, да и вообще в секундной задумчивости мог показаться похожим на провинциала, больше склонного говорить о мотыгах, чем об одеждах... Однако тут же заговорил, не суетясь и не запинаясь в поисках слов. - Блузы повседневные - лён, тонкая шерсть, пять штук, серые или сине-серые. Блузы нарядные - пока пару, чёрные, зелёные, с шитьём не более чем в два тона. Штаны ношёбные - две пары, выходные - одна. Куртки две утеплённых, рабочую и парадную... - голос Пса звучал монотонно и гулко, с малым, почти незаметным разлётом интонаций, господствовал в тихой лавке, а за голосом поспешал, как челядь за князем, быстренький скрип пера.
- ...Бельё нательное - много, не меньше дюжины штук, - договорил наконец демон, нисходящим тоном обозначив конец перечня одежды, которую хотел бы получить для Саймона. - Пан Сташ, покажи-ка список юному пану, вдруг что вычеркнет и добавит.
Пока осуществлялась сверка с пожеланиями поца, Пёс медленно прошёлся вдоль вешалок, где хранились вещи сшитые на заказ и без заказа, просто на продажу. На торцах перекладин у вешалок были вырезаны фигурки животных и птиц - медведь, гусь, белка и другие. Вещи, заказанные Псом для себя, обыкновенно дожидались его на вешалке с резным лосем. В такой ассоциативной манере Сташ различал размеры клиентов. В этот раз вешалка с лосем не берегла Псу обнов, и он остановился у другой - с синицей.
Здесь, на нешироких брусках-"плечиках", портной держал маленькие подростковые шмотки. Демон стал перелистывать "плечики" и как-то уцепился взглядом за тёмный короткий куртец... Вроде простой крой, никаких особенных изысков, но именно лаконичностью куртец и привлекал, да ещё тем, что по тусклой добротной ткани на свету пробегали осторожные искры шёлкового проблеска. Не склонный в общем зариться на блескучее, Пёс почему-то проникся. "Интересно, Саймону бы понравилось?" - задумался он, сняв "плечики" с общей перекладины.
- Волокно с шерстью иглогрива, - прокомментировал издали Сташ. - Истирается, мнётся, мокнет гораздо меньше любого сукна. Стоит обычно недёшево, но я много не возьму. Глупо просить полную цену за вещь из материала, доставшегося случайно и за гроши. Лёгкая нажива - дурная примета.

49

"Что так долго-то! Я же не слон, чтобы вокруг столько плясать! Давай быстрее куроногая развалина!", - ругался про себя Саймон в процессе измерения и подавляя зевоту, - "Однажды я приду сюда с факелом и учиню ночь злобный ежей!" Но всё заканчивается, и процесс снятия мерок тоже. Услышав сколько всего ему  придется носить, Саймон слегка выпал в осадок и нахмурился. Видимо работать на рыжего предстояло тридцать лет и три года и то не факт что расплатится. Получив список на руки и мысленно махнув рукой, пропадать так пропадать, и коряво вписал шапку с помпоном. Полюбовавшись на творение рук своих, мелкий подошел к бормочущим людям. И свет померк в глазах Саймона, а пальцы скрючило от жадности. В голове билась только одна мысль "моё!" и никто не смог бы удержать Саймона от обладания этой вещью. Идеальная куртка, темно-синяя, блестящая. В общем мечта. Саймон был готов на многое и в основном на мелкий криминал.
- Хотет! - пробормотал Саймон переводя взгляд с рыжего на портного и обратно, - купи-купи? Я работать буду даже без выходных! Я отработаю! Купи-купи-купи!

50

- Куплю, - просто согласился Пёс и, подцепив с вешалки куртец, ловко перегрузил на плечи Саймону.
Лицо Сташа озарилось всеведущей улыбкой престарелого ангела. Взяв список и разложив за своей конторкой ещё какие-то бумаги, портной углубился в расчёты. Как ни удивительно, разговаривать это ему не помешало.
- Пан Пёс, у тебя ведь нет детей?
- Насколько я знаю, - протянул Пёс вдумчиво и осторожно.
- Несколько лет назад достался мне неплохой заказ, интересный, - продолжил Сташ тёплым говорком. - Иностранный купец был у нас проездом, да просватал дочку местному дворянину. Срочно понадобилось приданое... Парча, парча конечно, но с выдумкой. - Сташ мечтательно помял пальцами недописанную квитанцию, точно деталь парчового кроя. - За работу я получил щедро, а сверх платы - девочку-рабыню в швеи. Девочку, которая держала себя как женщина. Понимаешь, пан Пёс? - по-журавлиному склонив седую голову, портной покосился на Пса. - Через полгода она принесла младенца, а после не зажилась в наших холодах. Я поначалу растерялся: на что бобылю орущий комышек? Но однажды проснулся и как на потолке писаное прочёл, что... куплю ему любую куртку. - Сташ разулыбался - шутил, ему-то сподручнее одёжи шить, а не покупать. - О, лёгок на помине, Добрыся.
Во время рассказа неслышно, как кошка, в лавку выступил подросток вида столь благонравного, что хоть за деньги показывай - Добрыся, сташев пасынок. В тринадцать лет отрок сей вымахал на все четырнадцать, на отчима вкалывал за троих, а в городе был известен по прозвищу Опалыш за цвет волос: тёмно-пепельные патлы у корней отчего-то отливали в красную медь. Благонравие Добрыси кончалось там, где начинало ему мешать. Едва взглянув на его скуластую мордашку, Пёс заподозрил, что отрез сукна с иглогривьей шерстью добыт Сташем не "за гроши", а вообще бесплатно, поскольку Опалыш попёр ткань, где плохо лежала.
- Здравствуй, батюшка, - уважительно поклонился подросток. - Здравствуй, дядя Пёс, и ты тоже, - он кивнул Саймону. Глазища экзотического, нездешнего разреза сверкнули узнаванием - Добрыся сообразил, из чего новая куртка Саймона пошита.
- И тебе не хворать, - откликнулся Пёс. - Скажи-ка, Добрыся, где отхватил сукнеца?
Мальчик короткой ухмылкой умыл зубы - дай Единый волчаре такой-то кусальник. На смазливом лице явственно читалась притча: "Догадался, собака!"
- У моряка купил, дядя Пёс. Потрепало их в море, вот и распродавались поскорее и подешевле.
Движением брови Пёс пообещал Добрысе продолжить разговор при случае.
Внеся задаток, демон заспешил покинуть лавку, где добрый старик только что намекнул ему усыновить Саймона. Идея благая, кабы не пример самого Станислаша, у которого растёт верный, радетельный прохвост.
- Саймон! - позвал Пёс, спустившись с крыльца. - Поручение есть. Разыщи-ка лавочку "Роза ветров", у них вывеска дубовая с цепями. Там возьмёшь мне табаку и кофейных зёрен. Скажи - для Пса, хозяин знает. - Демон отсыпал поцу монеток. - На сдачу можешь взять себе чего-нибудь сладкого, потом вернёшься в "Зимовье". Ты парень грамотный, не перепутаешь. Если какое скотомудилище привяжется, то шли ко мне. Ну, с Единым.
Когда Саймон тронулся в сторону улочек, примыкающих к рынку, Пёс отступил за угол подкурить... Через малое время с крыльца портняжной легко соскочил Добрыська, сташева отрада. Поглядел туда-сюда и потянулся за Саймоном, вроде тихо, ровно гуляет, а всё кошачьей скрадкой. "Что этому поцу надо от того?" - залюбопытствовал Пёс... да и пошёл следом, упустив мальцов недалеко вперёд.

51

Облачившись в новую, блестящую куртку Саймон понял что жизнь начинает действительно налаживаться и Пёс не такой уж и гад. Ну то есть гад конечно, но почти не гад. В общем можно иметь дело, достойный человек. Пока взрослые обсуждали превратности житья в лавку зашел Опарыш и Саймон понял что спокойная жизнь заканчивается. В городе пацана называли по другому, но мелкий считал что опарыш более правильный вариант и было из-за чего. Но вот Пёс закончил дела и Саймон ссыпался за ним.
- Всё понял. В "Зимовье" на сдачу купить кофе и табак в зернах, себе сладкого, вернуться в "Рожу врагов". Сделаю!
И Саймон попылил к улочке, по которой можно было без особых проблем добраться до лавки с дубом и цепями. Ну или почти без проблем, так как буквально через пять минут за спиной услышал мелкий шаги. Саймон даже спорить с собой не стал на тему кто-бы это мог быть.
- Эй, малой! Куда спешишь? - голос был дружелюбный и какой-то распологающий.
- Куда надо спешу. А ты что тут трешься? Надо чего? Заплутал может, так я разъясню! - Саймон развернулся к Опарышу раздуваясь во все стороны.
- Сдуйся малой. Куртка у тебя хорошая, думал для себя работаю, а ты раньше успел. Не по людски, как считаешь? Что делать думаешь?
Саймон прикинул что же тут действительно сделать можно и выбрал самый простой вариант. Медленно стянул куртку и резко бросил сташеву выползку в лицо, а следом и себя. Беспорядочно колотя коленями и кулаками куда попало, мелкий орал так что ушам больно было. В довершении всего Саймон укусил Опарыша за нос, от чего тот тоже заорал и всё-таки смог отбросить мелкого в сторону. Саймон кувыркнулся по земле и приготовился прыгать обратно, но Опарыш подвывая и держась за прокушенный нос уже убегал в другую сторону, выплевывая угрозы гнусавым голосом. Саймон гордо выпятил грудь и забрав куртку, уже не такую блестящую, пошел дальше. Выйдя к лавке, Саймон пятерней пригладил волосы и отважно распахнул дверь. В лавке пахло странно, но хорошо.
- Чего тебе малец?
- Табаку и кофейных зерен для Пса.
- А унесешь всё?
- Да я один раз остров из моря вытащил! Что мне мешок кофия!
- Ну тащи тогда! - Торговец захохотал и выложил на прилавок мешочек табаку и кивнул в сторону мешка у стены.
Саймон ткнул в мешок пальцем и цокнул языком.
- Доставка же входит в цену!
- Ну ты же сам хотел! Или боишься?
- Господин Пёс платит тебе за кофе и я как-то сомневаюсь, что он лично таскает мешки. Так что ты меня на слабо не разводи!
- Уж больно ты грозен, мелкий! Ладно привезем к "Зимовью" кофе. Ещё что-то?
- Прям до кухни донесете и табак тоже. Ничего больше не надо.
Саймон расчитался и вышел из лавки. Мягко говоря он был доволен собой. Тут он увидел как из-за угла выворачивает Пёс и пошел к нему докладывать.
- Ну всё, кофе и табак доставят. Я договорился, - и справившись с приступом жадности достал из кармана сдачу, - Сдача вот.

52

Надобность Добрыськи к Саймону прояснилась довольно скоро. Из-за своротка узкой улочки донеслись голоса обоих мелких, Пёс двинул было на подмогу своему, но одёрнулся - тихо встал, подперев загривком кирпичный угол. Вмешаться значило надолго, если не навсегда, поселить во взъерошенной башке Саймона уверенность, что его не выпускают из-под надзора. Может, девице это и хорошо, а юноше не годится.
Разговор у пацанвы плавно дошёл до драки, а Пёс всё гнал любопытство и на глаза не высовывался, лишь по возгласам прикидывая, кому сильнее влетает... И поди ж ты! С воем и проклятьями дёру дал Добрыська, хоть и был Саймона выше и сытее. Идея усыновить боевого работничка показалась более привлекательной.
Между тем своего интереса потолковать с Добрысей Пёс тоже не забыл. Едва отрок, сипя и зажимая горстью нос, вывернул с поля боя, демон изящно поймал его широкой ладонью за глотку да приподнял над грешной землёй на вытянутой руке.
Добрыська захрипел, извиваясь как кошка, забил тощими ногами с прицелом пнуть Пса в брюшину, но достать не смог. Умом шельмец обделён не был, так что после двух или трёх неудачных попыток унялся, повис ветошью.
- Пусти, дядь Пёс, - придушенно выдавил сквозь хватку.
Пёс поставил его на ноги, перехватив за шкирятник. Добрыся уставился исподлобья, шмыгая опухшим носом, и пробурчал:
- Какие вопросы?
- Вопрос один, - спокойно заговорил демон, будто у кумы за чаем, - откуда сукно? Только давай без щадящих версий для Станислаша.
- Я бате не врал! - окрысился пацан, правда тут же сбавил пыл, вроде как даже улыбнулся... Гадская у него была улыбка, за*бистая. - Я думал, ты мне за чахлого предъявишь.
- А с ним-то что? - хмыкнул Пёс с заметной скукой. Слишком явно Добрыся гнул беседу с сукна на драку.
- Проблемы у чахлого! - пацан чуть не радостно скалил теперь едало.
- От злорадства не лопни. Он на меня работает, - сообщил Пёс и проникновенно заглянул в наглые крыжовенно-зелёные добрыськины буркалы, - его проблемы - мои проблемы. Всасываешь, куда веду? Не создавай мне проблем, Опалыш.
Пацан сглотнул и нервно прошёлся языком по расквашенным губам.
- Натурально, дядь Пёс. Тебе бы в балагане авторитета представлять.
- За мной и раньше замечали талант к лицедейству, - согласился демон. - Откуда сукно?
- Твоюмать... - скривился Добрыся. - Купил. У. Моряка. Подешёвке!
- А чего нервный такой?
Пацан вдруг глянул, сведя брови крышечкой - жалобно получилось. Побитый ребёнок, которому прореветься негде.
- Пусти, дядь Пёс... - попросил тихонько. - Я... ладно. Только не всегда люблю, чтобы трогали.
Демон разжал руку. Пацан пошатался, хватился неловко выправлять мятый воротник.
- Он впаривал сильно... Ну, моряк. - Глаза Добрыська прятал, но сейчас слышно было, что не сочиняет. - Всё цену сбавлял, суетился как укушенный и деньги не пересчитал, сразу слинял. Мне не понравилось - как первоходкой стибрил. Дело обычное, да только его назавтра из канавы выловили. Я видел, как жестянки жмура волокли - мордень замотана, по партаку на тылке узнал, - Добрыся постучал пальцем по тыльной стороне левой руки, - якорь и четыре звена цепи. Может, совпало, но не надо бы бате сукно в оборот пускать... подождать хоть. Собирался у чахлого куртку забрать, чтоб с него на батю не вышли.
- Кто не вышел? - уточнил Пёс.
- А я почём знаю! - вскинулся пацан.
- Либо знаешь больше, чем говоришь, либо в хулиганов заигрался, - Пёс пожал плечами. - Ладно, свободен.
Опалыш ускользнул, как не было, а демон рассеянно зашагал к "Розе ветров". Объективно, детектив выеденного гроша не стоил - Пёс и выкинул историю из головы, тем более что навстречу попался Саймон. Вид он имел деловой и справный, разве что куртка пропылилась.
- Хорошая работа, - похвалил Пёс сотрудника после доклада. - Сдача пусть останется у тебя, на текущие расходы. Пойдём поужинаем, а потом твоя первая смена. Кстати, тебе не попадались люди с наколкой в виде якоря и цепи из четырёх звеньев? Вроде, была такая посудина - "Княжна Фаризат"...
Всё, что касалось татуировок и кораблей, демон высказал задумчиво, не заметив, что размышляет вслух. Если бы заметил, был бы изрядно изумлён - такая трепливость на него нападала редко, точнее впервые.

>>> "Зимовье"


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Рынок