Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Улицы и переулки города


Улицы и переулки города

Сообщений 121 страница 122 из 122

121

Таймскип

Нынешнее полугодье у Родригеса, мягко говоря, не задалось.
Началось все с того, что сумасбродный Гарпари, столь внезапно завладевший симпатией Родригеса, отбыл на бессмысленную войну. Идиотский и надуманный поход во имя столь же надуманного божества. Единый? Глупости. За пять тысяч лет жизни Диего успел побывать во множестве миров, познакомиться и с богами, и с существами, выдающими себя за оных. Страна, укрытая взглядом бога, ощущалась совсем иначе, нежели Офин - уж кто-то, а опытные духи всегда могли отличить симулякр от оригинала. Но возвращаясь к неприятностям: да, Гарпари отбыл навстречу нелепой бойне именно тогда, когда Диего ощутил некий импульс, всплеск или знак (называйте как-угодно, смысл один) - Винченцо ему не чужой. В оборотне ощущалось необъятное количество смертных добродетелей, подменить которые не смог бы ни один из доморощенных членов энтурийского совета. Это манило и озадачивало, вынуждая тянуться к неразговорчивому храмовнику снова и снова. И вот - ушел.
Но беда не приходит одна. Спустя какое-то время ангел обнаружил письмо юного Атриса, в коем значилось, что Сей сыт по горло старшебратскими выходками, что пришел конец его терпению, что постоянная родригесова занятость мешает их светлому родственному чувству. Что младшенький уходит по своим чернокнижным делам на срок неограниченный и лишь редкие открытки послужат Родригесу панацеей по растравленной совести. Учитывая тот факт, что Сей являлся единственным человеком, способным вынести и смягчить скотский характер ангела... ситуация складывалась аховая. Коль уж настолько светлая и любящая личность была доведена до ручки и предпочла сбежать от названного родственника на край мира, то Родригес побил все рекорды никчемности. Как брат, как друг.
Третьим и заключительным ударом стало грустное признание леди Бау. Как оказалось, сэра Раубтир искренне симпатизирует Диего, вдохновлена и впечатлена его потрясающей карьерой, поддержкой, внешностью, но. Но. Делить быт отказывается. И помолвку стоит расторгнуть для блага обоих партнеров. Родригес был уверен, что Сумеречная таки прознала про адюльтер и сейчас последует разбор полетов, но все вышло совсем иначе. "Дело не в тебе, дело во мне," - пояснила рыжекудрая, уводя ясный эмеральд взгляда, - "Я люблю другую". Никогда еще Родригес не был настолько удивлен. Помнится, ангел не испытал ни одной эмоции, кроме чистого, незамутненного ошеломления. "Другую?" Ох. Раз такое дело, то... Милая-милая Раубтир, до чего же сходны оказались наши пути. И завертелось-закрутилось - Диего продолжал общаться и работать с сэрой Бау, но ежедневное, тесное сотрудничество заживлению душевных ран не способствовало - в конце-концов, Родригес испытывал к этой женщине что-то, что вполне подходило под определение слова "любовь". Вот уже вторая потеря из-за собственной эмоциональной недальновидности.
В общем, неудивительно, что хладный и тяжелый в характере своем Диего замкнулся окончательно. До тех пор, пока не успел покорежить еще чью-то жизнь. Не исключено, что правы были энтурийские ангелы, которые с таким упоением приписывали Родригесу и спесь, и гордыню, и бахвальное самолюбование - был бы иным, не сыскал бы столько тычков от мирозздания. Зачастую мерную и тихую меланхолию Диего перемеживали ярые приступы гнева - логично, теперь рядом не было ни одного человека, способного угомонить или повлиять на светлого. Взвыла и возрыдала Сокольня. А с ней и Алмазное ведомство.
Впрочем, хватит о плохом. Приятные моменты за последние шесть месяцев тоже случались - одним из таких подарков судьбы стало знакомство с графом Жешевски. Он и его милая жена выглядели настолько уютно и тепло в своем буржуазном счастье, что Родригес не мог не проникнуться искренним восхищением, восторгом от созерцания того, как умело и понятно умеют жить люди. Граф был невысок и полноват, но чертовски обаятелен, разговорчив и забота его походила на мягкую, обволакивающую перину. Неясно с какой стати аристократ проникся дичливым магистром, но приятельские отношения меж ними сложились быстро и легко. Именно к чете Жешевски приглашен был Родригес. Ангел почти спешил к вечерней беседе, слабо улыбаясь и предвкушая какой-никакой, но проблеск в рабочих буднях.

Отредактировано Diego (2011-11-17 07:48:06)

122

Ах да. И еще одна безмерно греющая весть - Осененный Знамением поход окончен. Родригеса нисколько не беспокоил триумф Единого, однако тот факт, что Гарпари умудрился таки сохранить жизнь подстегивал мысли в рваную, лихорадочную рысь. Все те письма, которые писались рыцарю... боже, какой стыд. Почему Диего не остановил себя? Ну какого черта каждое из шести писем было оправлено по назначению? Ведь, если рассуждать логически, то Родригес вел себя глупо и ребячески - почти навязывал собственное внимание человеку, коего знал непозволительную малость. Впрочем эта непозволительная малость никак не помешала интригующей связи, в которую сорвался и Диего, и храмовник. Хотя... стоит ли придавать столько значения случайной увлеченности? Кто его знает. Главное лишь то, что этим днем паладины должны были войти в город, и среди них был Гарпари.
"В любом случае, оборотень явится не раньше послезавтра".
А то и задержится надольше - в конце концов, рыцари сейчас герои города и будут праздновать собственный успех столько, сколько им дозволит Свет Отраженный. А тут еще Великорепица, гуляния народные.
Родригес отвлекся от очередного самокопательного приступа - слух потревожил тяжелый грохот копыт. По всей видимости, какой-то шальной, закованный в броню, вояка спешит в таверну иль за какими другими радостями. Качнувшись в сторону, дабы освободить дорогу доморощенному торопыге, Диего не стал акцентировать дальнейшее внимание на всаднике - какой смысл? Рыцарей в городе нынче как уголовной шалупони, только и успевай Сокольней с городской стражей кооперироваться, порядки наводить, ибо в лихости своей вояки слабо отличались от бесчинствующего сброда. И *КОРНЕПЛОД*-с этих псов угомонишь. Герои, мать их.
Отзвенели кованным громом конские набои - Родригес отметил огромного, пронесшегося мимо дестриэ, остановился, глядя как оный преграждает путь.
- Ээ-эм? - озадаченно потянул Диего. В конце-концов, паладин ведь не настолько кретин, дабы не рассмотреть гербового рисунка при магистровой груди. Да и личность Родригеса достаточно известна, дабы не лезть в сомнительные приключения.
Ноль реакции. Хотя нет. Реакция есть...
- Какого черта?! - ошалело гаркнул магистр, когда угольная зверюга сократила расстояние, а рыцарь двинулся из седла и сцепил ангела так, словно тот был тряпичной куклой.
"Ублюдок! Совсем рехнулся!?" - болезненно врезалась в подбрюшье седельная лука. "Аййй, сс-ссука..."
Родригес уперся локтями в часто ходящие бока лошади, приподнялся, силясь сместиться с крупа.
- Совсем мозги растерял, вырла отребная!?
- Я вернулся!
"Какой, нафиг, "я"?!" - хотел было рявкнуть Диего, но осекся. Голос. Искаженный забралом, забитый посторонними звуками - необъяснимо знаком. Сорвались одна за другой догадки, формируя понятную и простую цепь. Ну кто же еще может позволить себе вести себя настолько нахально по отношению к магистру Сокольни.
- Гархпп... - здесь Родригес задохнулся, приложился щекой о конский бок, ибо дестриэ сорвался с места. Общая болезненность ощущений слабо накладывалась на романтичный флер поступка, от ударов же об луку седла срывался с губ глухой и злой мат - благо удалось потесниться так, чтобы сняться с рожка и поджаться к шее лошади, бессмысленно вцепиться в седельное крепление. Вздрагивая и шипя, подскакивая и ерзая подбрюшьем по крупу - даже любопытно сколькими новыми ссадинами удастся обзавестись.
"Господи, какой баран..."

------ Берлога

Отредактировано Diego (2011-11-17 07:53:56)


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Улицы и переулки города