Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Бойцовская Арена » "Цепи и Кольца". Кабинет и спальня Дженаро


"Цепи и Кольца". Кабинет и спальня Дженаро

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

За дверью с именной табличкой обнаруживается просторное помещение представляющее собой кабинет и спальню.
«Кабинет» располагается на три ступеньки выше «спальни» и не зря. Спальня выложена золотистым мрамором – вся – пол, стены… Треть пространства занимает исполинская кровать, а ещё треть – утопленный в пол мини-бассейн.
Между кроватью и бассейном метра три пустого пространства. К кровати разве что жмётся сиротливо крошечный коврик.
Удобные крепления для ремней - кольца и крючья - буквально повсюду, но как-то ненавязчиво, не бросаясь в глаза.

Клуб-бар "Цепи и Кольца" -----------------

"Странная идея... Ну да, какой ангел - такие и идеи..."
– А надо? – на мгновенье озадачился чудовище. Первая попытка разобраться в особенностях мышления пернатой особи увенчалась оглушительным провалом – Жемчуг профессионально прикинулся фаллоимитатором: жужжит забавно, а дальше… дальше вы уж сами разбирайтесь.
В этом огрызке вселенной обитало лишь одно существо, способное обидеть Дженаро. И татуированный блондин как раз собирался его убить.
Архитектура клуба наводила на мысль о том, что строили его ребятки, никакого представления об архитектуре не имеющие. Демоны, в общем. Магия пространства способна творить чудеса при наличии умелых рук и больной фантазии.
Дженаро уверенно шёл по следу одного из своих подопечных – чудовище, проскочившее по коридорам ранее, карем глаза заметило на одной из дверей табличку с его именем. Туда-то Дженаро и направился.
За дверью обнаружилось просторное помещение представляющее собой кабинет и спальню.
«Удобно. Незачем лишний раз по коридору бегать. Слышал, у Арлекина это дело примерно так же устроено».
Дженаро выпустил руку Джуэла с видом «ну вот мы и пришли».
«Кабинет» располагался на три ступеньки выше «спальни» и не зря. Спальня была выложена золотистым мрамором – вся – пол, стены… Треть пространства занимала исполинская кровать, а ещё треть – утопленный в пол мини-бассейн. Между кроватью и бассейном метра три пустого пространства. К кровати разве что жмётся сиротливо крошечный коврик.
– Мило. – резюмировал Дженаро, изучив расположение колец и крючьев. Удобные крепления для ремней были буквально повсюду, но как-то ненавязчиво так – не бросаясь в глаза. Чудовище оценил усилия местных профессионалов.
Входная дверь привела мужчин на уровень кабинета. Осмотревшись, Дженаро обошёл стол и уселся в кресло. На столешнице не было ничего лишнего и чудовище несколько мгновений бездумно любовался тёмным деревом, подозревая что незахламленным свой стол видит в первый и последний раз.
Словно позабыв о Жемчуге, чудовище принялся выдвигать ящики стола один за другим. В основном в них обнаружились секс игрушки. Дженаро вынул какую-то путанину из тонких кожанных ремешков, наводившей на мысль об интеллектуальной голосоволомке из серии «убийца времени».
«Как это? Куда это?»
А ещё он нашёл здоровенный фалоиммитатор на присоске приятного оттенка зелёного из желеобразного материала. Фалик он, не мудрствуя лукаво, прилепил к столешнице прямо перед собой.
– Ну, Жемчуг, расскажи что-ли, чем ты в клубе занимаешься? Специфические таланты имеются?

Отредактировано Jenarou (2011-09-28 03:13:00)

2

Клуб-бар "Цепи и Кольца" -----------

- Тебе решать.
Дурочку можно было выключить.
Татуированный мужик с непонятной аурой и устрашающим кнутом не был к Фэйку добр, но и зол не был - лично не заинтересован загнобить чересчур смешливую шлюху. Отношение ангела к новому начальнику потеплело на градус-полтора. Можно сказать, что Фэйк почувствовал желание работать на этого босса добросовестно. Пока этим порывам далеко было до рассудочности, поменяться пластичное впечатление могло в любой момент, но в истоках его уже не состоялось неприязни. Ангел вошёл в дверь с именной табличкой вслед за Дженаро, печатая мерные, завершённые удары каблуками по полу.
Гибридизированный со спальней и бассейном кабинет показался ему... странным. Здесь было красиво, даже роскошно. Гостевые апартаменты "Цепей" в обстановке отличались изысканностью, но в начальничьей комнате облицовка камнем тёплого, солнечного оттенка как будто добавляла света и пространства. Фэйк восторженно зыркнул на огромную кровать и поймал себя на крысиной мыслишке, что вполне мог бы отказаться от некоторых личных свобод за право занять уголок этакого лежбища. Далеко до этого храма покрывал и подушек было узкой койке в фэйковом жилом "пенале". "Хэх, на то он и начальник..." Как ни были хороши кровати приватных помещений клуба, как ни царственно шефское ложе - а для того, чтобы шестёрки вроде Фэйка на них спали, не предназначались. Об этом напоминали там и сям закреплённые скобы и кольца - неприметные и, как нетрудно догадаться, очень, очень прочные. Как раз тут и заключалась странность. "Зачем? Он жить здесь будет, а не вкалывать..." Фэйк расценивал весь этот крепёж как атрибут профессиональной деятельности - иногда творческой, иногда сносной, иногда откровенно выматывающей. К чему на неё тратить ещё и досужее личное время? "А и глазунья с ним, мало ли какие трудоголики бывают." Ангел прошёлся к столу и присел на край тёмной полированной крышки, в три четверти к Дженаро.
- Этот стол - единственное, что не напоминает о работе, - извинился он за развязность, - пока ящики закрыты.
Шеф же, видимо, собрался устроить ему контрольную беседу на профпригодность. Впору было растеряться. Фэйк и близко не представлял, чего от него ждут и как формулировать ответы, чтобы они выглядели правильно. Изобразить фанатичную увлечённость профилем услуг клуба? Но Дженаро сам ничего такого не проявлял - раскусит. К тому же в теме Фэйк не был и не мечтал быть, ни теоретиком, ни практиком. Он был шлюхой, без шатаний в нервной деятельности организма, и ради успеха у клиентуры не старался взрастить в себе девиации, а выполнял свои обязанности, смирившись с тем, что это не всегда экстаз и драйв. С его точки зрения, это было нормально, но вот Дженаро мог думать совершенно иначе. А как именно - никакая интуиция не подскажет.
- Занимаюсь чем скажут, - выбрал ангел из возможных ответов самый обобщённый и самый честный. Он в самом деле был не рыпливый, например даже не попытался примерить к себе прозвище "Жемчуг" в понятиях "нравится-не нравится", просто принял как факт. - Уточни, что ты подразумеваешь под специфическими талантами. - Фэйк тронул пальцем верхушку прилепленного к столу фаллоимитатора, тот по мелкой амплитуде вильнул из стороны в сторону. - Если ты потребуешь от меня убиться гелевой шнягой в лоб, то ничего не получится.

3

В глазах ангела возник проблеск мысли, но внятного ответа на вопрос Дженаро не последовало. Видимо, афишировать личное мнение в клубе было не в чести.
Мужчина хмыкнул: комплекция Фэйка не вязалась с такой сабмисивностью. И недавний смех не вязался.
Но тем ни менее ангел честными глазами пырился на Дженаро, который не обозначил варианты ответа в вопросе – стараясь угадать ответ, какой тому хотелось бы слышать.
«Приятно самому с собой поговорить… на два голоса».
Фэйк тронул пальцем верхушку прилепленного к столу фаллоимитатора:
– Если ты потребуешь от меня убиться гелевой шнягой в лоб, то ничего не получится.
– Интересно, почему же? – вкрадчиво поинтересовался Дженаро. С начала «беседы» Жемчуг впервые выдал самостоятельную мысль и чудовищу немедленно захотелось её, эту мысль, препарировать. В честь знакомства.
– Ты имеешь в виду, что не станешь убиваться по моему требованию или полагаешь, что убиться этой штукой невозможно?
Первое свидетельствовало о недостатке лояльности, второе – фантазии. Дженаро предвкушал неразочаровывающий ответ.
«Пёс с ней, с лояльностью, но вот без извращённой фантазии в нашем деле никак».
Игрушка перестала раскачиваться и Дженаро толкнул её снова. Языком.
– Хм. Приятная фактура.
Фэйк сидел слишком близко для того, чтобы можно было спокойно беседовать. Аромат его тела, тепло, биение жизни в хрупкой оболочке будоражили чудовище. Ангельская сущность притягивая к себе магнитом. Дженаро мысленно похвалил себя за выдержку, но отметил, что надолго её не хватит.
«Если все мои сотрудники такие лакомые кусочки – то надо срочно что-то придумать… А то они быстро… израсходуются».
– Разденься полностью. И выпусти крылышки, – велел мужчина тем же вкрадчивым, обволакивающим тоном.

4

- Я имею ввиду, что ничего не получится, - охотно объяснил Фэйк. - Это не твоя... м... мысль, и если ты за неё ухватишься, то так же тебя можно навести на любую другую, без летального исхода для меня.
Заминка в высказывании была следствием мимолётного замешательства - ангел не ожидал, чтобы начальник... ну... был так непосредственен. Фаллоимитатор  снова пружинисто заколыхался, и трудновато оказалось оторвать взгляд от мокрого пятнышка, оставленного языком Дженаро, которое блестело иначе, ярче всей прочей поверхности игрушки.
- Да, неплохой вариант. - Вопреки всем замешательствам на свете, Фэйку нравилось поддерживать разговор... Нет, не так. Фэйку понравилось после крохотной, но знаковой шалости шефа поддерживать разговор, ушедший от бордельного варианта вечной темы "Скажи мне, Огастус, прилежный ли ты мальчик". - Хотя под настроение может показаться рыхловатым.
"Интересно, он такие фактуры пробовал только на язык?" Догадка, что подобные игрушки бывали в начальственной заднице - оглушительна, крамольна! У Фэйка ведь почти не накопилось опыта общения с начальниками, зато было аж два хозяина, и ни один из них... Никогда! В общем, ангел и смотреть на Дженаро вдруг заопасался, и не смотреть тоже, и вообще чудом заметил, что тот шевелит губами, и заставил себя слушать с опозданием.
- ...полностью. И выпусти крылышки.
"Эстет! А что "полностью"-то сделать?" С подавляющей вероятностью - раздеться.
- У тебя голос приятный... - кротко улыбнулся Фэйк. - Так и тянет не понять с первого раза и переспросить.
Ложью это не было. Фэйк уже познакомился с тем приторным тоном, каким убалтывают лапочку (будто шлюху надо убалтывать!), и не находил ничего волнующего в том, как взрослый мужик мурлычет, изливая сироп и варенье на потаскушьи уши. У Дженаро получалось... иначе. Он именно распоряжался, не лепил из приказа ходатайств, но звук его голоса скользил по коже, как мягкая ткань, окутывал, и другая одежда начинала казаться излишней. Так легко и заманчиво было "услышать", что Фэйк ему приглянулся и, раздевшись, только выгадает в его глазах.
"Не делай того, в чём не уверен," - подсказывала осторожность, но ангел решительно нарисовал себе уверенность, что Дженаро требовал обнажиться. Не вставая, Фэйк с лаконичным "цок" поставил на край стола длинный каблук и сковырнул шляпку застёжки ботильона. Под чёрной кожей показалась белая косточка на лодыжке.
Петли ширинки снимались туго: если не хочешь ободрать ногти или возиться с каждой на несколько заходов, надо сразу расщедриться на достаточное усилие - на предплечьях выпукло натягивались мышцы, но ни одна петля не заела и не скрипнула. Сложившись вдвое, ангел нагнулся к второму ботильону, что оставался утверждённым на полу, расстегнул и снял его, затем сбросил первый. Привстал, сдвинув тесные брючки, поочерёдно вытянул ноги из штанин. Белья на работе не полагалось. Тоненькую майку Фэйк стащил через голову. На боку у него обнаружилась длинная красно-розовая полоса слабой ссадины. Сначала он на ссадину не обратил внимания - пока тряхнул взлохмаченными волосами, пока лизнул подушечку пальца и пригладил проколотый сосок, который дёргало, потому что кант майки зацепил колечко...
- Ой... - смутился ангел, когда наконец узрел метину на рёбрах, и торопливо провёл по боку ладонью. Ссадина пропала без следа.
И тут же со свежим прохладным шумом над малым пространством у стола, выхватив Дженаро и Фэйка из начальничьих апартаментов, воздвигся шатёр белых оперённых крыльев. Ангел немного наклонился вперёд, чтобы массивная громада не перевесила и не пришлось завалиться на спину. "Крылышки", развёрнутые вполразмаха, сеяли глухой свет, как снеговое облако.

5

– Можно и навести, – согласился Дженаро. – Я легко воспринимаю идеи. Особенно неординарные.
Ангел изучал нового начальника, пребывая в лёгком замешательстве, мол, что это ещё за хрень в коже непонятная – ни надутых щёчек, ни требования ботинки вылизать вот прямо сейчас…
«Хотя на счёт ботинок мысль хорошая… Запылились, вроде» – подумал Дженаро, изучая ангела.
Фэйк принялся раздеваться в соответствии с приказом, хотя саму формулировку, кажется, прослушал, занятый какими-то своими мыслями.
«На рутине фиг сосредоточишься, да»
Дженаро с удовольствием наблюдал и демонстрацию мышц и гибкости на грани акробатики. Как ангел умудрился снять обувку с опорной ноги, не меняя положения – чудовище понял не вполне:
«Ну, он же дух, да и привыкли они тут, наверное, к упражнениям на козле и прочим прелестям».
Отметина на боку Фэйка и его наигранное смущение Дженаро понравились. Даже жаль, что демострировал он их так недолго.
Между тем, интуиция подсказывала, что приблизился тот самый момент. И если Дженаро его упустит – никогда себе не простит пролюбленной возможности.
Когда ангельские крылья укрыли его от мира – мужчина замерцал и исчез, без лишних движений скользнув в портал.

---------- Стойбище «Туманное Озеро»

Стойбище «Туманное Озеро»------------

И минуты не прошло, как он появился вновь. Шутки пространства и времени, над которыми он только что надругался самым извращённым образом безо всяких гелевых шняг.
Скулы заострились да и вообще – Дженаро выглядел так, словно за эту минуту успел прожить долгую и чертовски трудную жизнь. Уцепившись взглядом за прекрасного обнажённого ангела, чудовище растёкся по столешнице и заметно расслабился. С усилием вспомнил о чём они разговаривали – ЦЕЛУЮ ВЕЧНОСТЬ НАЗАД! – и продолжил:
– Видимо, мой вопрос вызвал у тебя здоровые опасения и вынудил попытаться уйти от ответа. Переформулирую: возможно ли МЕНЯ убить этим дилдо в лоб?

Отредактировано Jenarou (2011-07-29 17:25:14)

6

- Ой... - повторил Джуэл в опустевшей роскошной комнате. По сравнению с первым "Ой" возглас смахивал на задумчивое ругательство.
Разве не идеальный шанс тихонько смыться? Правда, смываться если и стоило, то дальше, гораздо дальше, чем просто за дверь или в свою клетушку. Когда при виде твоих крыльев  шеф исчезает чёрти куда - это не то деяние, за какое дадут медаль. Возможно, поставят памятник. Самый настоящий, надгробный.
"Может, у него аллергия на перья?" - ангел облизнул сухие губы. "Ё-моё, чо ж я сделал-то?"
В общем, или последовать примеру Дженаро и исчезнуть - да так, чтобы до Бойцовского комплекса отныне и присно не дошло ни единой весточки о беглеце, что непросто - или ждать. Ждать и, если поднимется кипеш, впасть в художественную истерику: "Невиноватая я!"
Самостоятельное неприкаянное существование было почти незнакомо Джуэлу, привык жить на невидимом поводке. А вот по части истерик он удался как спец. Поэтому ангел стал ждать - чего-нибудь. Но то, чего дождался, заставило его сильно удивиться.
"...Дженаро?"
Тот, кого буквально из воздуха вышвырнуло за стол, имел облик Дженаро, разве что отмеченный чем-то вроде гранитной застарелой усталости. Однако это новшество и в сравнение не шло с жутким, в разы усилившимся ощущением чуждости шефа всему, что Джуэл знал. "Чужой, неправильный, опасный, бежать!" - выла интуиция - без всякого видимого повода. Ангел прилёг на стол, потянулся лицом к Дженаро, крылья носа несколько раз тонко дрогнули: он спрашивал "Ты ли это?", но не на словах, а чутким обонянием снежной лисицы... Страшен был вернувшийся Дженаро, но - был Дженаро.
Больше того, он словно через силу пытался стать тем Дженаро, пропавшим.
"Я узнал тебя," - успокоился и улыбнулся Джуэл. "Есть чего испугаться, потому что ты изменился, но я узнал тебя." Прежде чем отвечать на вопрос, заданный почти прежним Дженаро, ангел забрался рукой в прохладно шуршащее оперение крыл и достал плоскую флягу в кожаной оплётке. Разумеется, фляга находилась не между перьев, а в "служебном" схроне, наряду с прочим полезным барахлом: баночка антисептика, бинт, звонкая горсть ампул на некоторые случаи жизни... Во фляге бултыхался травяной настой, замечательно сочетающий успокоительное и укрепляющее действие. Раз уж снадобье одинаково помогало и ангелу, и хозяину, который был демон, то... "Хуже точно не будет." Джуэл твёрдо поставил ёмкость перед шефом и не менее твёрдо посмотрел в его ядовито-жёлтые глаза.
"Да!"- уверенно сказал он взглядом.
- Не узнаешь, пока не попробуешь,- сказал вслух. - Голова у тебя мягкой не выглядит. Что будет раньше - дилдо расплющится или ты усмеёшься насмерть с попыток? Не выпендривайся и пей. Рекомендую.- Лишённый как коварства, так и тепла смешок надломил неяркие губы Джуэла. - Хотя не могу запретить тебе выпендриваться и не пить, ибо зазорно марать уста о подстилкину фляжку.

7

Дженаро с трудом заставил себя перестать прислушиваться к себе, цепенея каждый раз, как ощущал самомалейший импульс, исходящий от импровизированной темницы Зоарана.
«Что сделано, то сделано – придётся научиться жить с этим. И чем быстрее, тем лучше»
– Полагаю, в этом заведении у меня шансы есть: и узнать, и попробовать, – Дженаро прикоснулся к головке дилдо одним когтем и зарядил «гелевую шнягу» двумя десятками разнообразных проклятий – теперь, чтобы умереть уникальной смертью от этого предмета не обязательно с ним контактировать – хватит и близко поднести. Обернув дилдо изоляционным полем, Дженаро убрал его обратно в ящик.
Чудовище решил получить ответы на интересующие его вопросы другим способом, раз уж дилдо прагматичного ангела не вдохновляют.
Фэйк налёг на стол, всматриваясь в произошедшие с мужчиной изменения. Наверное, Дженаро выказал уязвимость, потому что у ангела пиетета перед начальством заметно поубавилось.
Чудовище послал телепатический запрос почти наугад, мол, найдите и принесите. В комнате у него требуемого точно не водилось.
– Те, кто замараться бояться – здесь не бывают. И уж тем более не работают. А ещё грязь это такое понятие… субъективное.
Дженаро принял флягу, открутил крышку и сделал глоток. Сперва маленький – оценивая угощение.
«Отрав из трав. В смысле, отвар. В этом мире, кажется, не так уж и просто собрать такой букет в точном соответствии с уникальными условиями и временем для каждого вершка-корешка… Дожил – ангелы успокоительным отпаивают».
Определившись с составом «отрава», мужчина приложился к фляжке более основательно, а потом с благодарностью вернул её владельцу.
В кабинет поскрёбся мальчик-на-побегушках с подносом. Дженаро поймал Фэйка за шею сзади и не церемонясь брякнул его спиной на стол. Повинуясь едва заметному жесту, мальчик деловито пристегнул руки ангела между собой запястьями и цепочкой вниз, широко разведенный ноги, опять же, вниз. В теле образовалось едва заметное напряжение, словно мастер примеривается: хватит ли шкурки ангела на обивку для стола. Надо полагать, существует возможность натянуть цепочки и так, что напряжение сделается предельным.
По сравнению с обычным канцелярским столом – крест св. Андрея, особенно с оббивочкой – кажется вполне гуманным приспособлением для распятия.
– Мастер НЕ выпендривается. Мастер демонстрирует свою неординарность, – полушутя  полусерьёзно отметил Дженаро. Мальчик удалился, а мужчина взял с подноса то, что ему принесли.
Мороженное на палочке.
А точнее, фруктовый лёд. Стандартный покрытый инеем спирально закрученный цилиндр всех цветов радуги – оканчивался нестандартным навершием в виде головки члена. Какое заведение, такое и мороженое.
Дженаро лизнул угощение, интересуясь не столько вкусом, сколько температурой.
«Чуть язык не примёрз! Чудненько…»
Прикоснулся кончиком мороженного к соску ангела, очертил его кружочком и мучительно медленно повёл линию вниз, к паху. Остановка-задержка у самого корня, V-образный разворот и снова линия вверх – ко второму соску. Прикосновения чего-то настолько холодного – обжигающи. А интенсивность ощущения превосходит болезненную щекотку.
«Релаксировать, так релаксировать» – решил мужчина, захватывая замороженный до онемения сосок ангела губами и поддевая языком колечко пирсинга. Рождая ощущение, что чувствительное местечко теперь окунули в кипяток – из-за контраста холода и тепла.

8

"Началось," - подумал Фэйк.
На размах шеф не поскупился: ангел ударился спиной крепко, с отскоком. Хорошо, что флягу успел спрятать обратно в схрон, иначе помялась бы. Крылья беспомощно раскинулись и обвисли по обе стороны стола. Фэйк постарался обмякнуть - тушка, гибкая по чужой воле.
Руки, вывернутые в плечевых суставах и пережатые ребром столешницы, стали неметь почти сразу. Но до деревянной тупости ощущений ещё жить и жить, а пока что надрывную неправильность в положении плеч и спины было никак не уравновесить. "Нормально... Нормально," - уговаривал себя Фэйк, зная, что совсем скоро - вот сейчас! - уговорит.
"Таким неординарностям здешний персонал быстро счёт теряет," - собрался он было ляпнуть, но тут Дженаро взял то, что принёс мальчонка на подносе и что Фэйк не успел рассмотреть - удивительно, но шнягу!
На этот раз радужно-отмороженную. Фэйк такую мог за один раз поместить в рот и снять с палочки, как-то даже докозырялся до лёгкой ангины, но мороженое не разлюбил. Шеф провёл языком по фруктовой льдинке, сняв матовую изморозь, и Фэйк почувствовал тяжёлый толчок кровотока в паху.
- Бис!.. - вздохнул он дрогнувшим шёпотом... Увы, Дженаро не намеревался тешить его вуайеризм. Вскоре Фэйк буквально на своей шкуре узнал, почему.
Эта отдельно взятая палочка льда оказалась не в пример холоднее, чем ангел ожидал. Холод был пронизывающий, бескомпромиссный, от одного только касания соска словно не стало, осталась колкая хрустальная пустота. Фэйк заёрзал, натягивая тонкие и прочные цепочки пут. Вслед за движением липкой головки лакомства холод прокладывал ноющую канавку в плоти, медленно и основательно... "Это же лёд, всего лишь лёд *ЦЕНЗУРА*!" Ангел не верил собственному телу, спасовавшему перед такой малостью.
А шеф знай себе верной рукой расчерчивал острый клин по животу - едва мороженое убралось от паха, к охлаждённому месту прилила кровь, и у Фэйка полноценно встал. Реакция скорее рефлекторная, чем сексуальная, но кто будет разбираться? Над уретрой выступила прозрачная склизкая капля, ангел почуял, как к затейливому конфетному запаху льдинки примешивается специфический запах готовности к доброму перепиху. "И ведь даже не отсосёт, скотина..." Фэйк азартно оскалился на Дженаро. "Эх, руууки! Взять бы его за патлы и уткнуть мордашкой куда следует..." С живейшей заинтересованностью ангел представил шефа голым, затем шефа голым задницей вверх.
- Ссссс..!
В натужных вздохах Фэйка зазвучал шероховатый хрип: подать голос он себе не разрешил, стиснув челюсти. Крылья дёрнулись, зашуршали длинными маховыми перьями по полу.
- Горячий рот, Джен... - выдавил ангел через кашляющий смешок. - Слабо расстегнуть кольцо языком?..
За это можно было нехило огрести, но Фэйк будто забыл, кто он и кто Дженаро - таращился помутнёнными грязным задором зенками, скалил зубы, разомкнутые в пересушенном трудном дыхании.

9

Дженаро чуть отстранился и пригляделся к застёжке серьги. Простое колечко – узкий дугообразный штырь вставлен в полую трубочку самой серьги. На фоне тёмного кружочка соска обычное серебро выглядит ослепительно ярко. Странное, вульгарное, но при этом дико сексуальное зрелище.
«Интересно, у духов из-за таких штучек тоже чувствительность снижается или нет?»
– Слабо. - ответил мастер, что прозвучало, впрочем, как "лениво".
Дженаро резко отбросил за спину тяжёлые сивые патлы и с неудовольствием подумал, что в следующий раз надо не забыть перехватить их хоть шнурком каким-нибудь.
Ледяной язычок мороженого прошёлся по шее ангела, обрисовал губы, а потом вспыхнул ярким росчерком «вечной улыбки» от уха до уха. Ужалил мочку и спустился сбоку на плечо. На грудь и, не мешкая там, ниже и ниже – к паху. Очень медленно. За холодным прикосновением неотступно следовало жаркое дыхание, но Дженаро больше не касался ангела губами. Он уже выяснил, что у Жемчуга замечательная шкурка – бархатистая, ухоженная – так и хочется вцепиться зубами, рвануть до крови…
Сдерживался мужчина уже с трудом.
В какой-то момент мастер отпустил палочку в районе пупочной впадины Фэйка и туда немедленно натекло холодного сока. Оставив мороженое на животе ангела, мужчина пошуровал в ящике стола и извлёк конструкцию из узких ремешков, напоминающую бдсм-костюмчик для хорька. Вот только хорьки здесь были совершенно ни при чём.
Дженаро закрепил на эрегированном члене ангела ремешки, изрядно затянув их при этом.
– Иногда думаю, что прокалывать и застёгивать проще, чем расстёгивать. Чем старый ковырять, возможно, при случае организую тебе новый пирсинг. – мужчина легонько двумя пальцами оттянул кожу на мошонке, как бы демонстрируя что именно именно планируется дополнительно украсить.
Поднял изрядно подтаявшее мороженое и пересчитал им ремешки на члене Фэйка от корня к головке.
– Хм. Жемчуг, как есть жемчуг, – Дженаро подобрал каплю ангельской готовности и слизнул её уже с мороженого. Пнул крепление и освободил кусок цепи. Ухватив под колено, поднял ногу ангела так, чтобы тот опёрся стопой на край столешницы. Улыбнувшись чему-то своему, приласкал еле заметный след от застёжки ботильона.
У Фэйка были красивые округлые лодыжки, аккуратные, можно сказать, изящные длинные ступни с прямыми пальцами и ухоженными ногтями. Маленькая, ложащаяся прямо в ладони задница, плоская и вместе с тем весьма приятная на ощупь.
«И что это богатство забыло в борделе?»
Мастер ввёл в ангела два пальца. Не то, чтобы тот нуждался в растяжке – просто иначе изрядно подтаявшее мороженное сломается раньше времени, а его-то, отправил в анус Фэйка третьим.
«Ну, ртом-то снять мороженое с палочки здесь, наверняка любой умеет…»
На протяжении всего «знакомства» Дженаро с телом ангела – тот думал мысли. Очень громко.
В основном о мастере в разных позах. До пожелания ему коня дело ещё не дошло, но уверенно двигалось в том направлении.
– Хочешь махнуться местами? – поинтересовался Дженаро, любуясь задницей ангела, с торчащей из неё палочкой, обтекающей соком. Влажно поблёскивающие цветные дорожки проложили себе пути по коже Жемчуга до самой столешницы.
Мужчина переместился вдоль стола, стараясь не задевать драгоценные крылья ангела. Навис над ним и приблизил лицо так, что дыхания смешались. Белые волосы снова свесились вниз, укрывая двух мужчин от мира. Словно паутина из которой не вырваться.

Отредактировано Jenarou (2011-08-29 11:46:14)

10

- Вот и мне слабо расстегнуть кольцо языком, - вздохнул Фэйк. - ДО сих пор никого не уболтал это сделать. А вот рассказывали мне про одного парня, который снял бы, потому что вообще кого угодно снимет. А языком и вовсе города брал!..
Наверное, звучать эта галиматья должна была бодро, но гонор Фэйка быстро сошёл на нет. Холодная липкая жидкость накопилась озерцом в пупке, и ангел задумался, как непросто будет отмыть с кожи запах въедливых вкусовых эссенций. Он мог не обращать внимания на такие запахи, но не в том случае, когда несёт синтетической клубникой от него самого. Приторный холод, густой как клей, отравлял Фэйку жизнь одновременно и через обоняние, и через осязание - ощущения невозможно было разделить, так уж ладно они дополняли одно другое по мерзости. "Никогда больше эту бодягу в рот не возьму. Кто ж знал, что от неё такая вонь!"
Вот так и взрослеют мальчики, переходят с конфет на суджук и из шалунов становятся задротами...
Фэйку приходилось дышать ртом, мелко - иначе легчайшее движение диафрагмы и мышц живота заставляло колыхаться чёртово обсочившееся мороженое! - да вдобавок часть сглатывать, а то бы мыслью о взрослеющих мальчиках он поделился с шефом.
Шеф как раз в минуту борьбы Фэйка с собой (читай - с собственным желудком) извлёк из ящиков волшебного стола нечто... весьма похожее на бдсм-костюмчик для хорька. Ангел кинулся заполошно догадываться, в куда Дженаро употребит хорька, в сабы или в домы, однако шеф не разбавил их задушевного уединения животными.
Функциональные прикосновения равнодушных начальничьих рук в процессе упаковки фэйкова члена в сеточку ремешков, определённо, завораживали. Ангел разволновался не меньше, чем от какой-нибудь изощрённой ласки. Насколько позволяла фиксация, он косился на труды Дженаро, и результат нашёл эстетически интересным... Быть "одетым" таким образом ему нравилось, да ещё остренько щипало мозг осознание, что Джен смотрит. Отзывчивая дрожь, с которой ангел не успел (и не очень старался успеть) справиться, была довольно прозрачным ответом шефу: Фэйк согласен на новый пирсинг, Фэйку мало пинцетного захвата двумя пальцами. Чувствительность кожи в Джуэла в местах проколов усиливалась, первый хозяин сыграл на этом, пробив сосок подрастающему шалопаю и этим навсегда заставив маленького ангела шкурой помнить "папика". Если бы Дженаро так же взялся за его мошонку...
"Опять мороженое?!"
Фэйк вознегодовал: какой там "жемчуг", когда весь член в дивном моднявом "костюмчике" заляпан вонючими кляксами неестественных цветов, смешивающимися в отвратную радугу вроде бензиновой плёнки на луже! Он подтянул освободившееся бедро даже скорее, чем в рамках послушания, надеясь хоть немного обтереть эту пакость, но свобода оказалась относительной - не дотянулся.
А дальше пришлось срочно уставиться в потолок и закусить губы, чтоб не выругаться. "Он чо млять удумал!!1 Либо в нём никогда не бывало льда, либо простаты!" Магия света в помощь, но Фэйк был опытный - сколько минут льдинка проторчит в его заднице, столько дней потом невозможно будет не то что кончить, а и отлить без слёз. Холод бойко вцепился в беззащитное нутро, аж в горле будто бы возник химически-фруктовый привкус мороженого. "Чтоб попка не слипалась, сладкое надо класть в рот," - говаривал пресловутый папик.
- Хотел... - Фэйк печально улыбнулся в нависшее лицо Дженаро. Странно, но и после заключительного экзерсиса он всё равно чувствовал какую-то защищённость под серебристым пологом гривы Джена, и в защищённости брал силы улыбаться. - До того, как ты сунул мне жрат не в ту дырку. А теперь я временно импотент.

11

НРПГ: Ты так увлёкся негодованием на мороженое, что забыл подумать о том: откуда бы в нашем мире взяться описанному тобой химикату. Предметы притаранить из другого мира это одно, а ради иномирной хавки тратить чёртову прорву магии на переходы смысла не имеет.

После первой серии прикосновений, забава с мороженым стала ангелу нравится ещё меньше, чем в начале. Если это вообще возможно.
Его организм физиологически отторгал то, что Дженаро с ним проделывал. Ангел с трудом сдерживал тошноту и, кажется, мечтал выползти из собственной кожи, лишь бы подальше от испятнавшей её мерзости.
«Может, у него смещённая рамка приоритетов?»
– Хотел... До того, как ты сунул мне жрат не в ту дырку. А теперь я временно импотент, – Жемчуг печально поделился своими переживаниями с мастером.
– Вышел из строя из-за такой малости? – брови Дженаро изогнулись, придав лицу выражение неприятного удивления.
«На кой чёрт здесь неженки-духи, когда вокруг полным-полно ещё более хрупких созданий, типа, человеков? Я же спрашивал: чем он в клубе занят. Сказал бы честно, что на рецепшене стоит и чаи разносит – не было бы спроса. Так нет, выпендрился, герой».
Не особо меняя положения в пространстве, Дженаро дотянулся и извлёк остаток мороженого из ангела. Критически его осмотрел: мороженое, как мороженное. Холодное, как с*ка, но и всё.
Его посещала мысль вымыть ангела языком, но если у Жемчуга такие проблемы при контакте с мороженым – слюна чудовища наверняка обеспечит ему катарсис. И младшие служащие задолбаются отмывать кабинет мастера от содержимого богатого внутреннего мира ангела. Так что от этой идеи Дженаро отказался сразу же, как только она возникла.
Уронил остаток мороженого обратно на поднос и со вздохом выпрямился. Избавил ангела от фиксаторов и уже привычно удерживая за шею сзади, стащил его со стола и поволок с уровня кабинета на уровень спальни.
– Крылья можешь убрать, – сказал Дженаро на ходу. Дотащил ангела до бассейна и уронил в горячую ароматную воду.
На какое-то мгновенье мастеру показалось, что ангел благосклонно относится к физической боли и всем этим занятным штучкам из кожи и латекса. Но, возможно, лишь показалось. А реакция на мороженое в любом случае затмила всё.
«Впору задуматься: что со мной не так? Сперва демон сбежал буквально из рук на какую-то свою сходку, теперь вот ангел с полпинка испортился…»
Дженаро не собирался объявлять день незадавшимся: всё-таки он завалил Зоарана, к чему шёл всю жизнь. Но досадные мелочи немного портили настроение и мешали насладиться триумфом.
Хотя… какой уж тут триумф, когда он чувствует этого ядовитого гада в себе и знает, что никогда не станет прежним. Ну, и не надо. Из наблюдений за ангелом у молодого Повелителя Чудовищ родился концепт занятной твари, которую имело смысл создать. Потеряв интерес к ангелу, Дженаро зачерпнул горсть воды и ушёл к кровати. Создание прототипа это процесс, требующий некоторой интимности и полного в него погружения.

12

НРПГ: виноват, сработала аналогия. А как правильно готовится фруктовый лёд в условиях мира?

Ласковая вода быстро прогревала восприимчивое тело.
Уже согревшись, Фэйк не сразу вынырнул из глубин начальничьего домашнего водоёма. Полежал на дне, магией "зализывая" подмороженный зад, поиграл в гляделки с потолком, на котором трепыхались блики золотистой водяной зыби... Бассейн был убежищем не хуже любого другого - если забыть о том, что лёгким нужен воздух. Столкнувшись с острой необходимостью дышать, ангел поспешно оттёр с себя остатки мороженого и тихонько поднял над водой мокрую лохматую голову.
Когда надо, он умел быть дивно тихим и незаметным, как пыль под кроватью.
Дженаро, занятый чем-то своим, вроде не обратил на него внимания. Удовлетворённый этим, Фэйк, стараясь производить наименьшее количество шума, выбрался на край купальни, где компактно уселся на задницу, подобрав и скрестив ноги. На Дженаро он не смотрел, поскольку не хотел напоминать о своей скромной персоне лишний раз. Некоторые ведь очень хорошо ощущают направленные на себя взгляды, а Фэйк вдобавок не смог бы наблюдать за полуобнажённой особой внешних параметров Джена... без задних мыслей. Член и так стоял как чугунный. Туго подтянутая сетка отсыревших ремешков не давала бляцкой башне опасть. Дрочить в этой штуке тоже было невозможно.
Смирившись, Фэйк просто сидел на месте, время от времени беззвучно вороша подсыхающие волосы. Шефу было явно не до него, но и валить восвояси никто не велел.
"Может, он забыл про меня?"
Вполне вероятно. Фэйк пребывал по отношению к Дженаро не в том статусе, чтобы Дженаро помнил о нём, когда нет интереса забавляться с его телом. Ангел подождал ещё немного, медитируя на подрагивающий стояк.
"Блин, не ночевать же тут!"
Может, надо было плескаться погромче?
Чтобы проверить, следовало лезть обратно в воду, чего практически высохшему Фэйку не хотелось. Ладно бы раньше, пока ещё обтекал. "Не высовывайся, дурень. Понадобишься - позовут." Весь в сомнениях, он решился ненадолго поднять глаза в сторону Дженаро.
Шеф делал что-то непонятное. По предварительным догадкам, этому непонятному Фэйк годился в пищу, больше ничего конкретного ангел заключить не мог. Что же до самого шефа... "Действительно, не надо было на него пялиться." Чёрный татуированный орнамент по смуглой коже, морозная россыпь волос по плечам и голой широкой спине, глухо поблёскивающая при каждом дженаровом движении... У Фэйка похабно подвело пах. Поневоле припомнилось склонённое лицо Джена, и золотой яд взгляда, и тот уют, когда эти тускло-снежные волосы полоснулись по нему, Джуэлу... А потом, сразу, возвращение Джена из недолгой отлучки - осунувшимся и как будто не сразу узнавшим собственное жилище.
"Да не высовывайся же!"
Увы, как это бывает сплошь и рядом у декоративно-прикладной породы ангелов-хранителей, добро победило разум. Не потому ли хранители довольно редки?
Джуэл обнял бы Дженаро, но с тяжёлыми, всё ещё сырыми, накоротко принайтованными друг к дружке браслетами на запястьях это было слишком громоздко. Ангел положил обе ладони шефу на плечо, следя за тем, чтобы не мазнуть по его штанам членом.
- Сожалею, что разочаровал тебя, Джен. - Прощение - подарок, а Фэйк вырос, не умея просить подарки. - Я скверно переношу сладкое, надо было сразу сказать.
"Посмеётся и выставит? Отп*здит? Скормит кому-нибудь?" К исходу своей дурацкой затеи Фэйк испытывал этакое лихорадочное любопытство. Беспокоил его, пожалуй, только последний вариант, да ещё допущение, что Дженаро заставит писать объяснительную к факту невыполнения должностных обязанностей. Вот где садизм! В любом случае, убирать руки было поздно.

13

НРПГ: Чешуйчатые «проводники» в самых глубоких пещерах гор Поминовения замораживают фруктовый сок в различных формочках, потом накладывают сберегающие чары, экспортируют и загоняют на рынках страны втридорога. Наверное.
Понятия не имею, откровенно говоря. У админов спроси.)

Аура будущего чудовища сформировалась. Хватило бы килограмм на 80 зубов и когтей, но всё это богатство Дженаро спрессовал и поместил в крошечную личинку. Личинка щёлкала жвалами в лужице воды на ладони и развивалась. Вскоре уже на Повелителя выщерилась взрослая особь. Тварь была похожа на комара: тонкие ноги, крылья, длинное жало и жажда крови. Ну, да – у обычных комаров жало, у твари из башки торчало нечто, наводящее на мысль о пилораме. Дженаро подумал, что если его «комар» промахнётся мимо жертвы, то с разгону снесёт ближайшую берёзку.
Полюбовавшись новорожденным чудовищем, Повелитель создал ему пару и вытряхнул обоих в мир посредством портала.
«Даже странно, что это действо меня никогда раньше не увлекало. Влияние Зоарана сказывается»
Ненавязчиво, глазами одного из своих незримых чудовищных миньонов – Дженаро засмотрелся на выбирающегося из бассейна ангела так, что слюни едва через нос не потекли. Светлокожий блондин в лакированном чёрном бондаже – что может быть прекраснее? Только мокрый светлокожий блондин.
Обтекающий ангел скукожился на краю бассейна, не зная как реагировать. Для начала инстинкт самосохранения подсказал ангелу не отсвечивать. Но долго он на месте не усидел. Дженаро так и понял: почему затея с мороженым не удалась – фруктовый лёд в заднице не выдержал конкуренции с шилом.
А шило, которое сидение на бортике бассейна, очевидно, загнало поглубже внутрь – вдруг подбросило ангела и заставило его приблизится к чудовищу.
– Сожалею, что разочаровал тебя, Джен. Я скверно переношу сладкое, надо было сразу сказать. – Фэйк воздвигся над сидящим мужчиной и пристроил скованные ладони тому на плечо. Дженаро глянул вниз: импотентом ангел прикидывался всего ничего, а сейчас декорированный бондажом стояк мужчине едва в подбородок не упёрся.
– Да ты ещё и очаровать не успел. По крайней мере, не старался, – проворчал мастер. Если мыслить логически, то ангела стоило бы выставить за дверь. Клуба. Но перед этим запереть в комнате для особо взыскательных клиентов, которые быстро превратили бы его в чёрный от синяков и отупевший от боли кусок мяса. Или хоть заставить объяснительную служебную записку написать – коротенькую, листов на сорок.
«Хм. Наверное, нельзя так жестоко – первый день на должности всё-таки» – остановил поток своих мыслей Дженаро. Просунул руку между ног ангела, пощекотал мошонку и, наконец, пристроив ладонь на ягодицы – надавил, вынуждая Фэйка приблизится вплотную. Потёрся носом о посвежевшую кожу ангела, интересуясь тем, что же в его бассейн налито, и укусил ангела за живот пониже пупка.
– Скверно переносишь сладкое, говоришь? Я уже опасаюсь услышать весь список. Но ты всё-таки озвучь.
«Может, подносы с чаями он тоже скверно переносит – скажем, несёт-несёт и вдруг роняет на головы лысеющим клиентам – тогда его и на рецепшн ставить нельзя…»

14

НРПГ: Игнорируют меня админы. Играю-играю, а всё низшая каста.

- Ну да, я не старался, - Фэйк пожал плечами, - но и ты не старался.
Если мыслить логически, то очаровать начальство (если вообще удастся это сделать) – эффективный способ усугубить собственную зависимость. Зачем бы не особо мудрому, но вполне разумному Фэйку браться за это? Чтобы получать больше внимания и чаще отхватывать работу, от которой все прочие успели убежать и спрятаться? Лесом такие личные отношения с управляющим.
С другой стороны, наперекор заявлению Джена в его ворчливом тоне и, вроде как, даже выражении лица было что-то этакое, чертовски личное…
Обида?
«Да ну нафик!»
Фэйк - несмотря на рост и каблуки - был существом слишком мелким, чтобы Дженаро на него обижался. Всего лишь шалава, одна из многих… Но то-то и оно, что среднестатистический клиент «Цепей» НЕ ОСТАНОВИТСЯ из-за того, что подстилке плохо. В лучшем случае, дискомфорта оплаченной давалки не замечают, в худшем – стремятся усилить, Фэйк на это насмотрелся. Конечно, нежелание видеть свою спальню заблёванной диктуется не милосердием, а брезгливостью, однако Джен-то отволок Фэйка не в коридор, а в тёплую ванну!
«Ничего не понимаю.»
Как ни верти, это была грубая, лишённая высокой сердечности, но действенная и прямолинейная забота. И куда тут приткнуть ничтожность рядовой шлюхи по сравнению с шефом, если шеф греет свою дурёху в собственной купальне? Да ещё и дуется, что у дурёхи в неподходящий момент пропало настроение резвиться…
«Ох, Джен…»
Кажется, Фэйк выдохнул его имя вслух. Спокойная, нарочито чистая от эмоций манера прикасаться накрепко связалась для ангела конкретно с этим именем – с этим мужчиной. Фэйку нравилось, как Дженаро обходится с его телом. У касаний рук Джена… был характер, что ли. Не лёгкий и не дружелюбный, но узнаваемый. Яйца Фэйку лапали несчётно на все лады, лучше всего делал себе приятно, разумеется, он сам, но равнодушная ласка Джена заставляла замереть и… внимать! Осязанию, иррациональному ощущению кома где-то в районе солнечного сплетения, зрению – кровожадно-резкое лицо Дженаро было чересчур рядом с членом. «Твоими бы устами..!»
Как мысль услыхал, Джен сунул смуглое предплечье дальше, поддавив снизу промежность, и Фэйк со счастливым скулящим вздохом тиснул его руку бёдрами – не потому, что хотел замедлить или ограничить Дженаро движение, просто в кайф было чувствовать эту руку настолько откровенно возложенной на себя. В противодействие сжатию бёдер рука напряглась, Джен шатнул ангела ближе, отчего тот чуть не проехался сочащейся головкой стояка по желанным устам. «Ну не сволочь, а?»
- Кальяны, - ляпнул грязно заинтересованный ангел, абы чего-нибудь ляпнуть. – Переношу скверно. Несу-несу и роняю на коллег, которые меня задолбали… Джен, я что, таким удручённым выгляжу, будто каждый день сталкиваюсь со списком непереносимого?

15

– Скорее наоборот, словно с непереносимым не сталкиваешься. Кстати, рад за тебя, – Дженаро высвободил руку и резко дёрнул ангела за сковывающие запястья браслеты так, что юноша рыбкой нырнул мимо мастера носом в матрас.
Стоило только чудовищу подумать в сторону прикроватной тумбочки, как третий ящик выдвинулся. Вроде как сам, хотя любой дух мог бы заметить, что оттуда выскочило что-то вроде восьмиглазой крысы, сотканной из дыма. В ящике обнаружились два ларца: один с целой коллекцией занятных препаратов, а второй – попроще – с крюками для подвешивания.
Дженаро пошуровал в обоих ларцах, совсем недолго, и вновь обратил внимание на ангела. Улёгся поперёк него, телом своим вжимая Фэйка в постель.
Прислушался к себе: о сердечной привязанности речь не идёт – они только что встретились, впрочем, чудовище не был уверен, что в принципе способен на привязанности к представителям иной расы. Похоть? Нет. По крайней мере, пока…
Ангел нравился Дженаро с эстетической точки зрения, как произведение искусства. Очень.
Но не возбуждал.
Пока…
«Возможно, дело в том, что мы в постели по работе, – попытался разобраться в себе Дженаро, – В таком местечке работают либо от безысходности, либо ребята фанатично влюблённые в секс. И не просто в секс, а в экстримальный… А я?...»
Своё назначение блондин поначалу воспринял, как «само собой вышло». Хорошее место, в конце-то концов, где ещё поймут и примут форму выражения чувств садиста, кроме как в бдсм-клубе. Теперь предстояло выяснить: может ли Дженаро успешно сочетать работу и, так сказать, увлечения. А так же – что может и чего не может Фэйк. Повелитель чудовищ нарочно не стал блокировать магию ангела, хотя в клубе это было обычным делом.
– Раз уж ты мне ничего не рассказываешь, видимо, придётся всё же выяснить пределы твоей стрессоустойчивости на практике. 
«Попытка номер два… При первой-то ещё вопрос: чья брезгливость быстрее достигла апогея…»
Мужчина потянул Фэйка за волосы, вынуждая запрокинуть голову и жестом фокусника раскрыл вторую ладонь перед самым лицом ангела, демонстрируя зажатые меж пальцев титановые крюки. У ангела было совсем немного времени, чтобы вскинуться и убежать с воплями или морально подготовиться к дальнейшему.
– И, кстати, меня зовут не Джен, не Джем и не другими хомячковыми кличками, а Дже-на-ро. Пожалуйста? – упрёк мастер высказал мягко-мягко, вежливо-вежливо, но чувствовалось, что в случае если его понадобиться повторить, то свою маленькую прихоть мастер обернёт не шёлком слов, а шёлком кожи. Снятой с ангела, а потом надетой на него же, но вывернутой на изнанку.

Отредактировано Jenarou (2011-09-28 03:30:17)

16

- Разве обратное...
Но не успел Фэйк договорить и до половины, как неловко вписался мордой в шикарную постель. Не так, ох не так надо падать на ложе, если хочешь, чтобы за этим последовал интим... Про себя ангел замысловато выругался - ни равновесия, ни его подобия удержать не успел, но инстинктивно пытался не свалиться, вот вам: физиономией в покрывалах, одно колено безнадёжно провалено в мягкий край кровати, другая нога всё ещё зачем-то стоит на полу, задница задрана в зенит. Стыдясь поднять разгоревшееся лицо, ангел со стоном досады, заглушённым койкой, "доехал" до нормального лежачего положения.
- ...не будет слюнтяйством?..
Джен в это время что-то притих, зато послышались звуки ищущей возни. Приподняв лицо, Фэйк искоса пригляделся, что такое делает начальник, но особенно вникнуть ему времени не дали - да он и не просил бы: не знаешь ведь наперёд, как скоро (может, совсем не в этой жизни?) Дженаро ещё раз удостоит такого близкого физического контакта. Он завалился на Фэйка тяжело и жарко, а Фэйк с детства любил быть смятым, голым, пойманным весом здорового мужика. Этими ощущениями его просто размазывало, дальше он становился готовым на всё или почти всё - лишь бы продолжали плющить, лапать, напоминать каждому дюйму его тела, снаружи и внутри, о чужих довлеющих желаниях и намерениях.
- Что я могу рассказать, чтобы это не выглядело давлением на жалость... - хрипло откликнулся ангел, кое-как переводя дух. Его несчастный член оказался сильно зажат между животом и гладким, бесстыже гладким покрывалом, он чувствовал, как с головки тихонько сочится и впитывается в дорогущую ткань тёплая мокрота смазки, - ...которой тебе по должности не положено?.. Сссс..!
Шипя сквозь зубы, Фэйк поскорее подтянул руки и чуть приподнялся над кроватью, чтоб хоть немного облегчить изломный выгиб шеи. Колечко в соске касалось покрывала, цеплялось, но отжаться повыше не позволял вес навалившегося начальника. Прямо под носом раскрылась горсть крепёжных крючьев, ангел невольно принюхался к руке и грудкой лежащим в ней металлическим загогулинам - с первого взгляда почудилось, что их очень много... Зрачки у Фэйка расширились, скулы еле заметно порозовели.
- Практика с мастером - большая честь... - он сглотнул и облизнулся, темп речи немного замедлился, будто он не мог решить, радоваться или пугаться. - Я буду вести себя хорошо... Дже...на...ро... - по слогам, напевно выговорил ангел имя шефа - и наконец улыбнулся. Вытянув язык, он узким кончиком провёл по фалангам начальничьих пальцев, как спрашивал, можно ли что-то похожее делать или не надо. - А меня зовут хомячковой кличкой.

17

От вида крюков с Фэйком произошла волшебная метаморфоза – он внезапно оставил панибратство и сделался сама покорность. Дженаро попытался уловить в его голосе сарказм, но не нашёл его.
«А ведь не артефакт. Может, даже и не в крюках дело? – озадачился чудовище. – Не соскучишься с ним: переменчив, как чудовища-из-снов, и непредсказуем, как настроение у Арлекина»
– А помимо хомячковой клички, с некоторых пор, ещё и твёрдое… – ладонь мастера оставила в покое волосы ангела и переместилась в пах, проверяя состояние ремней после ванны, – … округлое…
С члена ладонь самым естественным образом оказалась на ягодицах Фэйка, на которые Дженаро заглядывался с начала рандеву.
– … образование, извлекаемое из раковин некоторых моллюсков. То есть Жемчуг, драгоценность, – в голосе чудовища проскользнула нотка насмешливого нарочитого сочувствия.
Дженаро уселся на бёдра ангела, совсем вдавив скованную эрекцию в матрас. Облил ладони спиртом и принялся массировать спину партнёра, знакомясь с его телом, разогревая кожу, проверяя её эластичность и подготавливая к дальнейшему. Спина у ангела оказалась не менее сексуальной, чем остальное. А то и более. Дженаро высыпал крюки кучкой на поясницу ангела и почувствовал, что начинает возбуждаться. От предвкушения.
Словно по команде, свет в комнате померк. Татуировка выглядела теперь самим мраком, разлившимся по телу Дженаро рваными клочьями. В полумраке комнаты то тут, то там вспыхнули маленькие огоньки, вроде пламени свечей. Рыжее пламя вызолотило кожу ангела, подчеркнуло едва заметный румянец на скулах и нарисовало влажную дорожку вдоль хребта, куда натекала вода с волос.
Дженаро всерьёз задумался о каком-нибудь кожаном наморднике для себя – и слюнявчик и чтоб ангела не изгрызть раньше времени.
Несмотря на предстоящую тонкую процедуру, полумрак не смущал мастера – необходимое знание уже вошло в кончики его пальцев, соприкоснувшихся с телом Жемчуга – в зрении нет особой нужды.
Дженаро оттянул кожу и пробил её первым крюком. Так удачно, что даже крови не было. На садистскую душонку чудовища накатила гордость пополам с досадой. Наверное, поэтому второй крюк мастер сместил всего на какой-то миллиметр, но рана тут же расцветилась рубиновым, тёмным, почти чёрным – под стать атмосфере и в тон ликованию, нахлынувшему на Дженаро. Кожаные штаны враз сделались пыточным приспособлением не хуже ангельских ремешков.
Мастер потянул за крюк, напрягая кожу и припал губами к высвобождённому рубину, пробуя ангела на вкус.
«Успеется…» – пришлось напомнить себе чудовищу. От похоти, накатывающей жаркими волнами, аж в глазах темнело. А крюков так чертовски много! Чуть ли даже не десяток.
«Надо сосредоточится. На такой спинке шрамы оставить – это ж позор на веки вечные… В полотёры тогда уйти придётся. Или того… кальяны переносить»

18

...Фэйк просто взвивался, когда слышал слово "образование".
Смирившись и даже получая удовольствие от того, что он продувная бл*дь, ангел не на шутку бесился от намёков, что он бл*дь тупая. Всего мгновение, но во всех красках он чувствовал к шефу великолепную, неподдельную ненависть, и даже не сразу расслышал, что речь вообще о другом.
Да и расслышав, не слишком обрадовался, потому что в пояснении Дженаро почудился ему намёк на собственное имя, которое он не любил, но тем не менее по возможности берёг от чужих ушей и языков. "Ну конечно, надо было так пацана назвать... Вырос - вот, полюбуйтесь - пидорасом!"
Да ещё каким!
Ангел отлично понимал после демонстрации крючьев, к чему его готовит затейник-шеф, но не ловить кайфа от приготовлений не мог. Здорово недоставало того, чтоб Дженаро выложил член ему на задницу, посерёдке - тогда можно было бы всласть помять эту колбасень булками, расприглашаться... Глядишь, чего бы и обломилось. Но подлец присунуть и не планировал, только лапал, подстёгивая и без того одолевшие Фэйка ебические силы. "Ну надо ж быть таким мудаком!" Фэйк расслабился - попробуй не расслабься, если тебя мнут неслабые длани, там и до синяков по всей спине недалеко. От прикосновений шефа, определённо, предпочтительнее было получать удовольствие, чем ущерб шкуре.
Конечно, Дженаро не крал лавры у профессиональных массажисток, которые умеют внушить, что твоя спина - главное место в мире, но Фэйк уже успел некисло заблогоговеть от начальничьих рук, и глубокая душевная расположенность к этим невозмутимым, изучающим ласкам горячила осязательные ощущения. По разогретой коже распространялось приятное жжение, ангел доверчиво разнежился, словно был с любовником, то и дело тёрся щекой о постель и сквозь ресницы косился на шефа... Видно не было почти ничего - и угол обзора неудачный, и освещение какое-то померкшее (с каких бы это пор?), и вместо чётких очертаний татуированного торса клубился и плыл клочковатый сумрак, да ещё шибало по чувствительному носу резким запахом спирта, стоило хоть чуть-чуть сильнее повернуть голову.
О, плотность запаха была такой, что рослый и не страдающий дефицитом мышечной массы Фэйк косел, не напиваясь.
Он свыкся с не подлежащей обсуждению силой массирующих касаний Дженаро - меньшую интенсивность вскоре просто перестал бы замечать. Свыкся с тяжестью и злой прохладой металла крючьев, лежащих на крестце - то ли они согрелись, то ли всё это потерялось в ощущениях более ярких и интересных... Фэйк забыл, что должно было последовать за всей этой почти нежной предвариловкой. Предчувствия лишь слегка обеспокоили его, когда крючья зазвякали, расцепляясь из улежавшейся кучки - шеф выбирал первый.
Это Фэйк сообразил.
Его полоснуло отчётливым, холодным, острым страхом, далёким от паники - тем, который утратил изначальное качество и превратился в сигнал, в оповещение о близком ударе: "Уклоняйся!" "Куда?" Во всяком случае, боль не оглушила и не застала врасплох.
Да её и не было почти - так, игрушечная. Настоящая начнётся позже, когда орать уже вроде и ни к чему, и будет сопровождать каждое движение спины пару дней, пока Свет не подлатает шкуру...
"ЁБ*НАЯ НОЗДРЯ ЛЮЦИФЕРА!"
То ли Дженаро был везучий, то ли намеренно актуализировал шкурные переживания ангела, только Фэйка испариной прошибло от шеи до задницы. Ощущение разошлось широко от обоих крючьев, как кипяток растеклось, и тело не желало и не могло лежать спокойно - Фэйк подобрался, поджался, но... снова замер, наткнувшись, как на потолок, на вес шефа. Дженаро наклонился, защекотал размеренно пульсирующую болью кожу своей белой гривой... "Сколько там этих крюков было... Десять? Или все сто?" Фэйк выравнивал дыхание, пока Дженаро припал попить, и тоже часто сглатывал, будто пытался нахлебаться того спокойствия, которое распробовал, очутившись не так давно в пологе волос начальника.

19

Жемчуг замер, не мешая мастеру неурочной дрыганиной. Его тело лишь расслаблялось, отзываясь на приятные прикосновения или каменело в недобрых предчувствиях.
А предчувствия не замедлили воплотится в реальность. Третий крюк.
Четвёртый...
Мастер перестал баловаться кровопусканием и погрузился в процесс так, словно пересадкой человеческих органов занимается, а не шкурке ангела слегка угрожает. По сравнению с тем, на что чудовища способны под хорошее настроение – «подвешивание» больше по психике бьёт, чем причиняет физический ущерб.
Хотя... это смотря кто. И кого.
Восемь крючьев разместились в спине, двумя идеальными рядами по сторонам позвоночника. В схватке с Зоараном Дженаро отгрёб целую вселенскую прорву различных знаний. В том числе и то, что из-за наличия крыльев – у многих ангелов спинки отличаются повышенной чувствительностью. Но чужой опыт – не опыт, знаете ли. Конечно же захотелось проверить самому:
«Восьми хватит? Или, как для него, всё-таки слишком большая нагрузка на спину получится?... Не пушинка всё-таки»
После непродолжительных раздумий Дженаро решил не мелочится и проковырял четырьмя крючьями ножки Жемчуга – над и под коленями:
«Сойдёмся на двенадцати»
Едва слышно поскрипывая блоками с потолка спустилась навороченная конструкция из балок и ремней. Если уж не мелочится, то можно заодно и проверить всю систему.
Дженаро закрепил два страховочных ремня на предплечьях ангела. Потом почти небрежно, на фоне уже проделанного, набросил на крючья колечки ремней. И конструкция начала движение в обратном направлении – подъём.
«В этом мире такая позиция могла бы называться «ангел», ведь это словно полёт».
Гротескный полёт. Бескрылый. Прямиком в ад.
Шкурка ангела болезненно натянулась. Дженаро запрокинул голову, подставляя лицо брызнувшей крови. Но как бы ни был велик соблазн просто смотреть, наслаждаться зрелищем – тело властно требовало своего. Требовало действия.
Одна планка с четырьмя ремнями осталась внизу, дожидаясь его решения. Дженаро разделся и, безо всяких прилюдий, вогнал четыре крюка себе под колени. Застегнул страховочный ремень на запястье и начал подъём.
«С чего это я вдруг так озадачился личной безопасностью? Оттого лишь, что никакой персонал-прислуга-миньоны над нами со свечками не стоят? Смешно»
Дженаро поровнялся с Жемчугом, а потом перекладина вытянула его дальше вверх так, чтобы лица ангела и чудовища оказались на одном уровне.
Мужчина приоткрыл рот и мазнул языком по губам Фэйка. Не эротично даже, а скорее проказливо. Словно ему захотелось слизнуть противоречивые эмоции ангела, которые его порядком притомили.

20

Быстрее, чем Фэйк от себя ожидал, это перестало быть... больно. "Неужели попрёт?" Факт - пёрло. Увлечённое, непостижимое, маньячное равнодушие... Дженаро делал в общем тонкую и интересную ручную работу. Делал - Фэйк не мог не признать - умело и без дилетантских колебаний. Похоже, для шефа происходящее не было никаким скольжением по грани дозволенного, иначе у него тряслись и потели бы руки, срывалось дыхание, тело противненько дрожало бы от пакостного сознания торкающей, нечаянно свалившейся власти над здоровой гладкой шлюшищей. Фэйку было приятно, что этот мужик знает, чего хочет и чем занимается. "Украшает меня..."
Если понял и воспринял в качестве украшения симпатичную стяжку на член и яйца, то почему не принять и это? Немного откровеннее и опаснее, шаг дальше в эстетствованиях. Ничего плохого. Фэйк не против был выглядеть так, чтобы Дженаро нравилось на него смотреть. Раз уж Дженаро угодно видеть, как в оттянутую кожу всаживается острие крюка... Фэйк по большей части растерял контроль над своими мыслями и настроениями, их несло волной похоти - чужой, глухой и тёмной, как стихийное бедствие. Он хотел, чтобы это продолжалось, чтобы знать, чем это закончится.
Тринадцатого отточенного удара на пробой ждать пришлось слишком долго... А ведь Фэйк уже настроился на неторопливый ритм действий шефа. Терпеливое ожидание отравилось досадой. Досадует ли холстина, когда художник медлит положить на полотно очередной цветной мазок? Ангел сглотнул, повозил языком по нёбу, увлажняя рот и горло - собрался спросить, что же дальше, однако Дженаро расспросы опередил, и опять не словами, а действием. Счёл двенадцатикратный крепёж достаточным.
Фэйк в достаточности уверен не был.
Кожа натянулась медленно, сильно, жутко, каким-то внутренним слухом тушки ангел ловил глубинный смачный треск рвущихся сосудов, и боль полилась как густая жижа на бока, на шею, добралась до затылка и висков, взяла голову, словно наждаком обтачивая череп со всех сторон сразу - после этого до ощущений тела дела не стало. Золотистые начальничьи покои померкли, Фэйк видел лишь красивое, сдержанно любопытствующее лицо Джена, задранное к нему, обляпанное кровавой моросью, тонущее в хлынувшей отовсюду темноте... "Решил поваляться в собственной палитре?" Темноте так и не удалось потопить это лицо, темнота отступила ни с чем, избавив от себя полное тёплого света пространство опочивальни.
Дженаро раздевался, Дженаро закреплял себя и плыл к потолку - в полной тишине, потому что Фэйка глушило желанием облизать его бёдра, забить рот солёными тёмными яйцами, вывозиться мордой о его член, прощупать и отмыть языком складочку под крайней плотью... Он чуть шею не вывихнул, так тянулся носом за уплывающим запахом дженаровых причиндалов. "Куда бл*ть! Я е*аца с тобой хочу, ох*евшее ты тело!"
Шеф проволокся мимо волшебным видением почти весь и с ехидцей лизнул в губы, словно вопрошая, как же это Фэйк ещё не зае*ался. Ангел почти успел поймать его язык зубами, но напоролся на прямой взгляд ядовито-жёлтых глаз и ловить не стал. "Ещё и пырится... Надо быть такой сволочью, а?"
Только сейчас до Фэйка дошло, по какому принципу шеф размещал крючья, сейчас натянувшие шкуру краями каньона справа и слева от хребта. В крылья метил, зараза! "Так ты фетишишь на эту парусню белопёрую! Кого ты из меня лепишь, руководитель дорогой, ёптебяпоперёк?"
- Сучка.
Фэйк широко улыбнулся, и подмигнул... и комната наполнилась шумом, шорохом, вихрем крыльев, расходящихся в завершённый размах. Крючья пришлись к основанию каждого крыла, крепёж тоненько и беспомощно зазвякал - даже урезанный, вполсилы сделанный хлопок приподнял ангела в лёт, додал высоты.
- Любишь цепных птиц... или любишь летать, но не знаешь как, Дженаро?
Мелкие ключики красного забили из-под спинных крюков, ручьи крови посыпались на роскошную начальственную кровать, разбиваясь кляксами о покрывало. Подвес на время освободился от нагрузки, закачался, перезвон металлических деталек зазвучал жалобой.
- Они разлетятся как стеклянные, Дженаро, - Фэйк повёл ресницами, легко и плавно, и так же плавно шевельнул крыльями, чуть заострив угол плоскостей, на что крепёж отозвался новым каскадом хрустальных всхлипов. - Что бы ты ни делал со мной, помни - они разлетятся, как стеклянные... Я испортил твою постель. - Громада крыл пропала, как не было, дошумело что-то колыхаемое остаточным ветром, откатилось и остановилось по углам что-то упавшее... Похоже, не потухла ни одна свеча, трепетный свет по-прежнему поливал смуглую кожу Дженаро жидким золотом со множества разных точек, и опять уверенно, с терпимой натугой держали ангела крюки. У него тонко взмокли виски - после короткой свободы новый накат боли пришибал жёстче первого. Впрочем, с жизнью совместимо. Фэйк мягко, покорно улыбнулся. - Накажешь меня?

Отредактировано Фэйк (2011-10-30 07:50:00)

21

Вот чего-чего, а выпущенных ангельских крыл композиция не предусматривала. Опасно качнулась вся крепёжная конструкция. У Дженаро округлились глаза – выходка Фэйка его здорово ошарашила. Но это мгновение было, пожалуй, самым прекрасным за день. Он глядел и наглядеться не мог – как в широком замахе крылья упруго толкнулись о воздух, поднимая ангела вверх и одновременно отстраняя чудовище. Брызнула кровь, пятная оперение, щедро орошая кожу любовников и постель под ними. Такая смесь красоты хрупкой и красоты грозной, угрожающей даже – зачаровывала.
Но громада крыл пропала, как не было, дошумело что-то колыхаемое остаточным ветром, откатилось и остановилось по углам что-то упавшее... Но, похоже, не потухла ни одна свеча – трепетный неяркий свет по-прежнему заливал комнату. Тянулся вверх, но едва-едва добирался до подвешенных на крюках и верёвках тел. Хотя света сделалось больше. И теперь можно было заметить, что никакие то не свечи и не магические огоньки – глаза. Глаза чудовищ, затопивших комнату подобно прибою. Ангел мог почувствовать себя в перекрестье сотен взглядов – голодный, алчных, вожделеющих.
Дженаро, кстати, смотрел на него точно так же.
– Любишь цепных птиц... или любишь летать, но не знаешь как, Дженаро? – снова нахальный вопрос-подначка, провокация. Но как в точку-то!
На данном этапе своего развития Дженаро летать умел – способен был вырастить крылья, да и любые другие конечности или органы. Способен был перевоплотиться в любое чудовище, вроде своих братиков и сестричек. Но по рождению он был бескрылым и способность летать никогда не станет для него обыденностью.
– Люблю…
Дженаро дёрнул свой страховочный ремень, одновременно с силой выгнув спину. Движение бросило его вверх, так что он оказался над ангелом. Упал во вращение. Ременная петля несколько раз перехлестнула талию мужчины, после чего карабин защёлкнулся на той же балке, к которой был пристёгнут Фэйк. Падение остановилось в каком-то миллиметре от кожи ангела.
Дженаро удобно разместился меж чужих крюков и ремней. Обнял ангела под грудью, не забыв щёлкнуть ногтем по колечку пирсинга. Притянул блондина к себе, чуть-чуть ослабив натяжение кожи.
– Накажешь меня? – поинтересовался Жемчуг, снова явив образцово-показательное смирение. Это сразу после сучки-то.
– Трахну. – отозвался Дженаро. Примерился и протолкнулся в пострадавшее от мороженого анальное отверстие.

22

- Давно пора...
Фэйк успел истомиться до того, что теперь и больно-то не было, сразу "размазало" от задницы до затылка - в данный момент ничего этому телу не хотелось, кроме здравого члена, трамбующегося в задницу глубоко, горячо и толсто. Единственное, чего ангелу всё ещё не хватало, так это опоры под коленями, чтоб прогнуться и задрать ягодицы повыше. Так ему нравилось принимать крупных партнёров, получалось особенно интересно по глубине толчков... насыщающе, можно сказать, хоть после этого иногда поясница аж по нескольку дней ныла. Дженаро влехкую оправдал самые радужные ожидания, Фэйк даже закашлялся, не перестав улыбаться придушенно раскрытыми губами. Сквозь шум в ушах пробилась диковатая музыка деталек подвеса, колеблемых телодвижениями шефа, а снизу, из всех углов, жрали голого, фиксированного в позе, насаженного на августейший стояк ангела сотни взглядов, жарких, и золотых, и крановатых как угольки. Одиночные, парные, гроздками, с шевелящимися за ними неясными тенями - огни внимательных, заинтересованных глаз...
"Твои друзья, Дженаро?"
Фэйка давило их общим, громадным, трепетным ожиданием - не секса и не кормёжки, а чего-то смешанного и большего, в чём он, Фэйк, будет действительно жертвой, расходным материалом... Это не пугало, скорее слегка бесило. Он-то предпочёл бы греть койку этому яркому, властному, двинутому на всю башку мужику - не единожды. И пусть бы пришлось полюбить эстетические поиски Дженаро, Фэйк смог бы, если уже сейчас, подвергая испытанию на прочность и собственную холёную кожу, и пригнанный механизм подвеса, увлечённо поддавал задницей, шлёпаясь о твёрдый лобок своего начальника. Космы свешивались на лицо, хлестали щёки, ангел с головой уходил в изнурительный, гипнотизирующий ритм этой телесной работы - качаясь под потолком, подмахивать напористым толчкам основательного, ничего не делающего вполсилы любовника.
"Интересно, ИХ глазами он видит меня?"
Свидетели утех Дженаро не лезли к кровати, но вот с бока Фэйка сорвалась жирная капля крови, набрякшая достаточно, чтобы упасть, и плюхнулась на пол. Тут же к ней сунулось тоненькое рыльце, раскрылось, показав частые сероватые иголки зубов, и похожий на пиявку язык слизнул кровавую кляксу - затем крохотная пасть защёлкнулась, как миниатюрный капкан, и от щелчка Фэйк передёрнулся, словно спал и проснулся.
Конструкция, на которой они с шефом висели, сбилась с устоявшейся мелодии бряканий и перескрипываний, встряхнулась беспорядочным каскадом мелких звуков.
- Настолько же залог безопасности, насколько беспомощности?.. - медленно, будто язык плохо слушался, заговорил Фэйк. - Покажу, как срываются с цепи птицы...
Целая сеть маленьких порталов окутала их обоих, шефа и шестёрку, затем сошёл на сцепленные фигуры один и общий - подвес опустел, спустив с крючьев и ремней добычу.

...Портал распахнулся на ужасной, прожорливой высоте, прозрачная пропасть внизу - до самых пределов круглой чашки горизонта - показала дно с угловатым муравейником Бойцовского комплекса, таким далёким и мелким, что сам факт его существования смазался и потерял значительность. Восходящим ветром их ударило, оторвало друг от друга, но Фэйк успел поймать руку начальника и притянуть его обратно. Они падали вниз головой.
- Падение ничем не отличается от полёта, пока не уе*ался об землю! - проорал ангел - и расхохотался обрывистым, безумным, ликующим смехом, похожим на лай.
Высота восходила обратно, выдавливала двух живых из себя - обратно, к праху, к неуклюжим тяжёлым постройкам и существам, хлестала холодом... О, холод резал до костей. А Джуэл всё смеялся, и высота оставляла по нём тонкий след сорвавшихся с ресниц и разбитых в пыль слёз. Кожа Дженаро показалась обжигающе ледяной, когда ангел стиснул его, и рука ушла как в снег, когда сгрёб треплющуюся на ветру гриву, прижав к плечу его голову.
- Я всё ещё на привязи, Дженаро, - жёстко зашептал Фэйк в заострённое ухо, - это не цепь, но он не отпускает с очень длинной привязи...
"Он", Комплекс, рос и прорисовывался, сначала став похож на горку острой гальки, затем явив затейливый и сумасбродный порядок своего строения... А потом вдруг загудел и взвыл воздух, на страшной монотонной ноте бесконечной боли - Фэйк гасил падение крыльями, каменно дрожала спина, удерживая размах, но плавно выгнутые длинные купола не выворачивались и не ломались, и ни одного пера высоте не удалось оборвать с них. Фэйк не знал ничего надёжнее своих крыльев...

Они шандарахнулись о кровавые покрывала шефского лежбища - реверсивный портал вернул в ту же точку, откуда выхватил. Ангел поднырнул вниз принять столкновение, кашлянул под свалившимся начальником и вывернулся, подмяв его.
- Ты долго изводил меня... Я собираюсь кончить, - усевшись на Дженаро верхом и рукой в скрипучей с холода перчатке взяв его горло, сообщил Фэйк, - Ждать тебя не стану, я на подходе, но можешь успеть со мной, если не будешь дрыгаться... - Затянутым в чёрную лайку большим пальцем Фэйк погладил Дженаро по подбородку, дотронулся до губ, разглядывая его лицо почти что с нежностью... После секундной заминки выпрямил спину и привстал, другой рукой направив его член в себя, повозил между ягодиц подмёрзшей, слегка вялой головкой.
- Что-то в этом есть от игр с мороженым... Сейчас я тебя согрею. От резкого тепла встаёт так, что ты мне до гланд достанешь... Или я плохо знаю тебя и ошибаюсь? - ангел убрал ладонь с шефского горла и помог себе - растянул пальцами анус, надевшись на член.

23

Дженаро нарочно не стал блокировать магию ангела, хотя приёмов для этого в «Цепях и кольцах» имелось в избытке. Но было любопытно, как он применяет магию в работе. Помимо самоисцеления, что само собой.
Но когда Жемчуг развернулся в полную силу своей немаленькой пернатой дури – Мастер об этом тут же пожалел. Сеть порталов накрыла их и вышвырнула высоко в стылый разряжённый воздух над Бойцовским Комплексом. Очевидно, Фэйк посчитал, что затее Дженаро не хватает размаха.
Падение это тот же полёт, только не по ветру, а поперёк. Контролируемое падение – стоило лишь воздуху сгуститься вокруг их тел, как ангел снова выпустил крылья.  Букет разнообразных эмоций и ощущений рванул душу Дженаро в разные стороны, так же как воздушные потоки – его волосы.
Не сказать, что у чудовища вся жизнь перед глазами промелькнула, но дело, которое привело его в этот мир, напомнило о себе всей немалой тяжестью.
И Зоаран…
На этом фоне о сексе Дженаро и думать забыл.
А тем временем всё ближе и ближе придвигался к ним упорядоченный хаос построек Бойцовского Комплекса. Чудовище прикипел взглядом к той крыше, с которой предстояло ему встретиться в продолжении падения.
Но свидания не состоялось. Дженаро и Фэйк рухнули в очередной портал и повалились на пропитавшуюся кровью, хлюпающую постель.
– Ты долго изводил меня... Я собираюсь кончить, – усевшись на Дженаро верхом и рукой в скрипучей с холода перчатке взяв его горло, сообщил Фэйк, – Ждать тебя не стану, я на подходе, но можешь успеть со мной, если не будешь дрыгаться...
Жемчуг поздновато спохватился и придумал затеять борьбу за доминирование. Но их роли на сегодняшнюю встречу были прописаны ещё тогда, на столе, когда Дженаро предложил ангелу пересмотреть позицию, а тот отказался.
Мастер проверил подвижность пальцев и в несколько отточенных движений освободил ангела от ремешков на члене.
Сел и без злобы, вообще без эмоций, хлёстко ударил ангела по лицу, так что тот слетел и с мужчины и с постели.
– Убирайся.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Бойцовская Арена » "Цепи и Кольца". Кабинет и спальня Дженаро