Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Козырная стоянка


Козырная стоянка

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

ООС: осталось два поста....
______________________________________________________________________________________
Гюнтер продолжал лежать как лежал, только из-под полуопущенных век наблюдал за своим собеседником. Волк в нем говорил что эту наглую кошачью морду стоило бы проучить. И по - сильнее. И по - больше.  И по – больнее. Но нельзя, иначе потом будут сушить на стеночке этой самой стоянки черно-полосатую шкурку и рассказывать как один идиот посмел напасть на пасынка Альта.
Оборотень сладко зевнул и прикрыл глаза:
- Гюнтер запомнил имя кошака, когда кошака назвал по имени один человеческий детеныш.  Ничего сложного тут нет, Хельги. Все так просто. – Гюнтер тихо фыркнул и лениво стал помахивать рукой в воздухе, как бы пытаясь поймать воздух в ладонь. А что ему еще было делать? Ему было скучно и не очень приятно в обществе этих жалких сорока килограммов презрения и дутой гордыни.
- А кто ты вообще, Хельги? Откуда взялся в хозяйской берлоге такой мелкий пакостник как ты?-оборотень не думал что его слова могут обидеть мелкого, он просто говорил, что было в мыслях. Пес не боялся кота. Волк не боялся рыси, или кем он там был. Не боялся вот и все.
-По-моему было все же не плохо его немного по гонять по стоянке, так ради интереса, просто чтобы не скучно было….-подумал оборотень и схватив Хельги за штанину, легко и просто стянул его с лавки, на пол, не очень  сильно но ощутимо опрокинув костлявой попой на пол.
- Упс, больно наверное…- усмехнулся он и сел, свесив ноги со стола. Он уже готовился к последствиям и был готов обратиться и удрать. Или просто удрать…или по драться, но не всерьез и не сильно.

32

- Е…ало-то прихлопни, шавка, право слова тебе не давали. Стань снова бессловесным, как и раньше, пока на стенку трофеем не повесили, - посоветовал Хельги. – Если бы все просто было, то чо ж ты оказался-то здесь, а?
Просто было только на кладбище. И то до прихода некроманта.
Находиться в одной комнате с шавкой было противно. Несло псиной. Хельги брезгливо повел носом. Не сказать, что шибко невыносимо, но смириться не получилось. Мерзкая псина. Мозгов нет, считай инвалид.
- Доверенное лицо Единого, б…ять, - огрызнулся почти по-доброму пацан. – Мордой не вышел с божьим посланником разговаривать.
Ну выводила его из себя эта псина. Ладно бы волк был! Так нет. Собака. Типичная шавка, которую на привязи держат, чтоб куриц охраняла. Хельги уважал волков. И волкодавов. Здоровые мощные и умные зверюги с медвежьей хваткой.
А это… Тявкающее недоразумение с мозгами набекрень. И как-то совершенно внезапно эта шавка вытянула свою лапу и с силой сдернула Хельги с лавки. И смотрела еще глазами ребенка-дебила, который только что насыпал песочка другу за шиворот. Мол, для цели великой. И на бабушку еще б смотрел так, мол, подвиг! Только бабушки, читай отца, здесь не было.
Была только озверевшая окончательно рысь. Резкий всплеск дикой ярости буквально тут же сменился расчетливой. Холодной.
- Упс, больно, наверное… - тявкнула псина, свесив конечности со стола. Хельги нехорошо так на него посмотрел и улыбнулся не хуже южной гадюки.
- Нет, что ты… - он мягко подобрался с пола и подошел к столу, где сидел волк. С виду расслабленный, а мышцы приятно напряглись, ощущая приближение знатного мордобоя. С другой стороны, шавка вовремя подоспела – срывать злость и напряжение на ком-то из пацанов не хотелось.
И резко вытянув руку, схватил оборотня за длинные черные патлы, потянув на себя. В тот же миг колено приветливо понеслось навстречу лицу шавки. Раздался хруст. Все это заняло несколько секунд. Покосившись на повлажневшую ткань на штанах (все равно кровь на черном не видно толком), Хельги сдернул псину на пол.
Нос у того вроде был разбит. Не шибко смертельно, но и приятного мало. Не для Хельги, разумеется. 
- Упс, - скопировав интонации шавки, протянул пацан, наступая оборотню на ладонь каблуком сапога и слегка надавив им. – Больно, наверное?..

Отредактировано Helgi (2011-03-07 17:14:46)

33

Гюнтер напряженно следил за расслабленно подходящим к нему пацаненком  или кто он там? Ведь оборотни всегда выглядят моложе…
Так вот он напряженно следил за так неосторожно стянутым за ногу собеседником и  все же прозевал когда тот Резко подался вперед и схватил его за волосы и с размаху ударил лицом о свое не очень то мягкое колено. Громкий хруст и не менее острая боль буквально окутали оборотня. Он тихо скрипнул зубами и послушно полетел на пол. Чтобы в следующее мгновение почувствовать как это недоразумение становится кованым сапожком на ладонь поверженного противника… Противник как и полагается полежал на полу для порядка, вытер нос рукавом.
- Угу, есть немного…- он спокойно вправил нос на место и шмыгнул им. Было больно, наверняка слегка опухнет, но все же он жив и фиг с ним со всем.  Добросовестно вцепившись зубами в щиколотку воняющего кошатиной парня зубами, Гюнтер откатился в сторону и поднялся на ноги один мягкий и тягучим движением. Хоть он и был оборотнем сейчас только с волчьей памятью это не сделало ему хуже. Все как раз наоборот. Он острее чувствовал противника и понимал что и как лучше делать…
Короткий проблеск возвращающейся памяти был как укол иглы:
- Что за херню ты вытворяешь…волчья шкура…- выругался Грелль на свое второе "я" и снова стал в мыслях волка. Память еще не вернулась и он бросившись вперед, ударил парня в «солнышко»,  а когда тот согнулся пополам, добавил локтем по спине. Но он нутром чуял, что стоящий перед ним человек…оборотень не ребенок, что он прошел жестокую школу и с ним надо быть осторожнее.
Отскочив на шаг, он развернулся и промокнул кровоточащий нос рукавом опять. Все таки это чудо…вище знало толк в кровопролитных боях и умело применяло все знания на практике…
- А все таки ты молодец…киса…хороший удар… - обратился он к макушке Хельги. В голосе не было ни издевки ни презрения. Скользило уважение…столько, на сколько был способен волк, но еще не человек.

34

…- Ты тоже молодец, - выдохнул Хельги, бросаясь на противника. Внезапная похвала ничего не значила, вспышка проснувшегося отголоска разума тоже.
Псина все-таки вырвалась, как он и рассчитывал, но все равно получила по морде сапогом, когда вцепилась клыками в лодыжку. Достал его оборотень, знатно врезал под дых. И похвалил. Как соперник соперника, а не как шавка детсадовского возраста нянечку.
Пацан молчал. Обманчиво обмяк, но через несколько секунд вскинулся к стоявшему оборотню, занеся руку и ребром ладони ударив того по шее. Один хер – шавку так просто не убьешь, поэтому церемониться толку не было. Как и смысла контролировать себя.
Коленом в живот. Шавка согнулась вдвое, Хельги рефлекторно потянулся к ножу, но вспомнил, что его отобрал отец. Забрать бы…
Досадно зашипев, пацан подсечкой сбил оборотня на дощатый пол и с маху пнул того в живот. Все это происходило быстро. Пацан озверел, срывая злость на ни в чем не повинной шавке.
Злость на себя. На Расти – за долг и то, как он этот долг отдал. На папаню, хоть в этом все равно больше сам пацан виноват. С каждым ударом, слушая сдавленное дыхание Гюнтера, Хельги сносило крышу еще больше.

…- Ты не виноват, Гюнтер, - извиняющимся тоном сказал пацан, сидя на груди оборотня и сжимая его шею. Хватка у рыси была железная. И когти уже не человеческие. – Просто под горячую руку попался. Ты оказался не в то время не в том месте, псина.
По шее шавки стекло несколько капель крови. Все это красиво растекалось на дощатом полу. Со стороны это наверное смотрелось как-то… слишком непохоже. Волк лежал на полу, опустив руки. Понимал своим жалким умишком, что стоит только Хельги сжать пальцы сильнее, как хрустнут шейные позвонки. Волосы шкета падали ему на лицо, скрывая за длинными прядками звериный оскал. Действительно, со стороны на двух полюбовничков похожи. Страсти им было не занимать.
- Хельги, тебя Денька искал… - сунулся в комнату кто-то из пацанов и замер на входе. Картина его впечатлила.
- Пошел вон, сучий выб…ядок!! – протяжно завыл, растягивая гласные, шкет в сторону пришельца. – Только сунься, я и тебя убью к такой-то матери!
Снова хлопнула дверь.
- Так вот, ублюдок, - вернул свое внимание псине пацан. – Ты правда со временем не угадал.

Отредактировано Helgi (2011-03-07 10:29:39)

35

Гюнтер лежал на полу, глядя в разъяренное лицо Хельги и тихо дышал, стараясь не хрипеть…а еще…к нему постепенно возвращалась память.
Все это началось  с того, что он вспомнил как забирал метку у Адова Пса, а потом…потом он стал волком в людской шкуре.  И вытворял ужасные вещи. Бузил, хамил и был до противного услужливым. А еще нарывистым и глупым.
- Чертова память…- прохрипел Гюнтер и поднял руки, собираясь отодрать руки озверевшего рыся от себя, но он не успел.
- Твою мать! Чтоб вы все сдохли все, ублюдки!!! Извини, псина. – Хельги нервно усмехнулся, как то неуверенно разжал пальцы и встал. Слегка покачнувшись, он отошел в сторону и сел на скамью.
Оборотень сухо закашлялся, рвя горло и кое как сел. Тело ощутимо болело. Было очень хреново, а еще хреновее было осознавать что это он вывел пацана из себя.
Грелль поднялся на ноги и прошелся к своему рюкзаку. Там он вытащил флягу и жадно к ней присосался. Потом покосился на пацана и подойдя, сел рядом и сунул ему в руки флягу:
- Выпей, полегчает…И знаешь…..извини, что спровоцировал, у тебя хватка хорошая, Хельги. – мужчина сидел, положив руки на колени. Ему было ужасно хреново.  Тело болело и не мудрено. Кошак его здорово отделал. Но и он сам стукнул пацана немало. Так что они квиты.
- Ксати в честь перемирия, вот держи… - Гюнтер снял с пояса кинжал в ножнах и отдал его пацану. – мне казалось ты очень в нем нуждался сегодня. – кинжал был тонким крепким и изящным. Но очень острый и удобный.  Потом оборотень протянул руку и потрепал Хельги по волосам.  Он мягко смотрел на кота и ругал про себя всех, кто вывел из себя их обоих.

Отредактировано Gunter (2011-03-10 16:57:38)

36

- ... оставил меня, - Истинная Сова говорила приглушенно, бесцветно, однако Горрион ощущал недовольство покровительницы.
Бесконечное черное пространство, которое так пугало мастера на первых порах, нынче воспринималось как кухня бабушки - нигде птица не чувствовал себя столь уютно, доверительно и безопасно. Сова могла ворчать, плодить многочисленные укоры, даже наказывать, однако все это было по-родственному, с любовью.
Шулер сидел посреди нигде, поджимая скрещенные ноги на догаротский манер.
- Ба, не нуди.
Пространство было невообразимо пустым, но заполненным - масса играла незыблемой темнотой, сформированной пляшущими, безостановочно перетекающими друг в друга тенями. Совмещение статики и динамики в сумерках - плевое дело. Хотя в первое знакомство Горрион едва не рехнулся.
Сова нахохлилась, дыбя перо, повела круглой головой.
- Наглый птенчик, - скрипучий голос царапнул мастеров слух, - никак не сформируешься во взрослую особь.
- А если так? - вор щипнул краешек тени, растер тот между пальцев, придавая желанную форму, - О как!
И пошевелил огроменными усами, которые при желании, можно было связать на затылке.
Физиономия Истинной не выражала ничего, кроме... ничего.
- Ну как те, ба?
Сова ухнула.
- Птенчик...
- Ба, ну круто же! Я терь идальго!
- ... не понимаю как ты до сих пор жив.
- Ба, а терь с бородой, ба!!!

... Шулер открыл глаза, лыбясь во все щячло.
Сова никогда не приходила просто так - если являла белоснежное перо, то для того, чтобы надрать найденышу задницу или сообщить о том, что ему вот сейчас надерут задницу. В общем, сегодня Истинную удалось сбить с пути карательного! Да и покровительница явно повеселела.
"А где?"
Усевшись на постели, Горрион с надеждой осмотрелся. Пусто.
"Ненавижу засыпать с кем-то, а просыпаться в одиночестве".
Гухнувшись обратно, Шулер ляпнул ладонями по лицу, протяжно зевнул, мостя дугу в пояснице. Под пальцами обнаружилась тонкая нить косицы. В бытность Первым мастером, Горрион оной красоте б не удивился - косиц, перьев да бусин в шевелюре хватало, но в Ландшпиле как-то данную моду перерос. И без того есть чем выделиться.
"Трогательно".
За окном серело на рассвет, что значило - обломилось со сном до обеда. Валяться же без дела, Шулер физически не смог бы - неуемное естество его жаждало прожигать каждую отведенную минуту на нечто целесообразное, ибо: пока ты спишь, твой враг качается. Почивать на лаврах рано! Кусок предрассветной тьмы можно было использовать для своих нужд - скажем, расследовать обстановку подле Охотников. Коль прижать сегодня обломалось, то надо ж выяснить, не прижал ли кто иной. Там и спланировать вечерний досуг.
Наскоро одевшись, Шулер подошел к окну. "Вот и проверим насколько связь с Истинной ослабла", - с оной мыслью и дернул вниз, ныряя во вторую форму.

улицы

37

Хельги дернулся словно от разряда тока, когда рука оборотня коснулась его волос. Он не любил чужих прикосновений.
Даже в честь перемирия.
Разглядывая презент, пацан отметил, что зубочистка очень удобна. Видать, или на заказ, или трофей. Больше для дамской руки подходит – на игрушку похож. Но при должной сноровке и таким можно череп вскрыть. Было бы желание.
- Что, шавка… Гюнтер, - исправился Хельги. – Ты оказывается, существо разумное? Так чего прикидывался?
…хотя в честь перемирия рысь решил не хамить больше положенного. Мера положенного определялась… В общем, когда как. Когда сразу с ноги в е…ло, а когда и можно потерпеть. Поэтому пацан отвинтил крышку фляги и сделал пару глотков вина. Отдал волку.
Мысленно на все плюнул и прикрепил ножны к ремню.
Ну точно девка на выданье, глумливо подумал Хельги, жалея, что не может на свою морду посмотреть. А у псину оная была хороша… Пацан оставил на щеке отличную такую царапину от кошачьих когтей. Случайно задел.
- За зубочистку спасибо, - сказал Хельги. – Ладная она.
Надо у батьки свою забрать, мимоходом мелькнуло в мыслях. Как-никак память… Да и привык к нему. Или леший с ней…
Новую куплю.

И уставившись на оборотня немигающими янтарными глазами, Хельги ясно подумал, что для полноты картины надо нажраться.
А там и жизнь наладится, и Единый явится во сне с картами, и девки продажные выстроятся под дверью комнаты, и потерянная портянка найдется.
Но это смотря что курить до этого. 
Была у Хельги заначка. И точно осталась, если раньше не скурил.
- Радость чучельника, ты куришь? Или дама благородная, опосля шести ни-ни? – и решив, что зачем время терять – пошел к лестнице. До комнаты еще пилить и пилить…
Ну как же лень…
- Ептвою… Гюнтер, ты идешь?

38

- Я разумен и даже очень. Просто так получилось, что забирая часть заклинания у одного приятеля, по имени Адов Пес, я потерял память о том, что я еще и человек. А моя волчья натура вела себя так, как ей казалось уместным.  И вот в итоге получалось то, что ты видел…и многое, чего ты не видел.  И признаться, хотелось бы и самому это не вспоминать и не знать…
Оборотень вздохнул и потер рукой щеку, где были царапины от коготков Хельги.  Усмехнулся и тряхнул головой, чтобы хоть как то скрыть волосами эти боевые ранения. Ведь точно подумают  что от девицы какой по морде получил… Потом покосился на пацана и подумал что тот легко бы подошел на роль оной…если не по настоящему то внешне точно. От этой мысли он тихо рассмеялся и кивнул:
- Носи на здоровье, тебе она действительно больше подходит, чем мне. Я люблю оружие покрупнее и потяжелее. Так что таскай и обращайся если понадобится еще что- нибудь похожее. Может подыщу.
Гюнтер потянулся и закрыл глаза, массируя виски. После возвращения памяти, голова страшно болела. Но ничего не попишешь, придется потерпеть…или чего-то выпить.
На вопрос про курить, он утвердительно кивнул и выудив из рюкзака одну из пачек довольно таки хорошего курева, он бросил ее так, чтобы она благополучно свалилась в руки начавшего свой путь к лестнице малого. После этого он сцапал рюкзак, выглянул в дверь и подозвав двух пацанов из когорты Альта, сунул им пару монет и попросил купить несколько бутылок выпивки получше и того, чем ее лучше всего заесть. Лучше виски или чего то подобного. Сдачу разрешил оставить себе. А там должно было остаться порядочно.  Потом сказал принести все это в комнату Хельги и направился следом за оборотнем. Пацаны дунули так, что сверкали пятки. Через минуты три должны были вернуться.
- Иду-иду… - оборотень догнал Хельги и глядя как он ме-е-е-едленно ползет по лестнице, хмыкнул и легко подхватил его на руки, быстрым шагом занося на второй этаж, как молодую жену. Парня он держал крепко чтобы исключить возможные брыкания и удары. И стал пробираться к комнатам, чтобы доставить по назначению, идя медленно, чтобы не пройти мимо нужной.
- Где тут твои хоромы? – спросил он, оглядывая чумазую мордашку, с небольшим синяком на скуле и улыбнулся. Хельги, не смотря на хамство и невоспитанность, был очень милым существом. Пока молчит и не лезет драться.

39

…пальцы Хельги, его длинные острые когти легко вошли в тонкую кожу. Резкий рывок, обхватить позвоночник и дернуть на себя, оставив на память несколько позвонков. Кровь, брызнувшая из разорванного горло Гюнтера. Тот подкашивается, не успев ничего понять, и падает с лестницы, остекленевшими глазами глядя на потолок.
Все  это пронеслось в голове рыси, пока наглая шавка подхватила его на руки и елейным голосом поинтересовалась, где его комната. Шкет опешил до такой степени, что даже не высказал все, что он об оборотне думает.
- Конец коридора, - только и сказал Хельги, указывая в нужную сторону. А волк к тому времени успел отловить какого-то пацана, дать ему денег и приказать купить и принести выпивки. И все в его, Хельги, комнату.
Пока волк умеренно шел по коридору, даже не думая выпустить шкета на пол (тот настолько не привык, что его таскают на руках, когда он в нормальном состоянии, а не «еще немного, и я буду похож на еле дышащий кусок говорящего мяса», что все еще находился в легком шоке), пацан молчал. Потом наконец очнулся и с громким воплем выпутался из цепких объятий Гюнтера.
- Бабу себе найди, - посоветовал он, с трудом удерживаясь, чтоб снова не дать волку по морде. Но глянув в его почти честные глаза, понял, что ничего такого вселенски нехорошего Гюнтер не замышлял и руки опустил, хоть те и чесались.
Вскоре пацан толкнул дверь, заходя в комнату.
- Ну? – поинтересовался он. – Проходи. Хоромы, конечно, не королевские спальни, но мне хватает.
И подойдя к открытому окну, сел на подоконник, глядя на оборотня. Видать, ожидал увидеть тут игрушки, безделушки, туалетный столик с кучей косметики и кровать с балдахином. Хельги еле сдерживался, чтоб не заржать, и снова огляделся.
Комнату он давно обустроил, правда кровать так и не притащил, но ему она и не нужна была. Роль постели прекрасно исполняли два двуспальных матраса один на другом. Низкий столик, на котором привычно разбросан всякий хлам – кружки, бутылки, несколько ножей, мелочь и небольшой блокнот, в котором пацан привык черкать всякие картинки (папенька правда обозвал это порчей бумаги). Несколько подушек на полу. Шкаф. По стенам всякая дрянь развешана вроде афиш, содранным на память объявление о поимке себя любимого в каком-то городе, набросков и так далее.
- Располагайся, - царским жестом шкет указал на лежащие на полу подушки и достал из нычки под подоконником упаковку сигарет. Прикурил, затянулся дымом и стряхнул пепел в окно.

40

Когда Хельги послушно указал,  куда стоит идти,  оборотень послушно двинулся в указанном направлении, не догадываясь какие мысли бродят в голове маленького гаде…котеныша.   Он медленно продолжал идти, посмеиваясь над обалдевшей мордашкой пацана, когда он с громким воплем вырвался и отскочил от Гюнтера.
Посоветовал найти бабу…Надо же..а Грелль действительно уже забыл когджа последний раз спал с кем-то. Это действительно было давно, но признать это перед Хельги? Да никогда!
- Мне она сейчас без надобности, маленький кис…-улыбнулся Гюнтер, входя следом за ним в комнату и оглядывая с легким свистом.
- Ты скромничаешь. Даже я не могу похвастаться подобным в последние год-полтора. Не так уж легко найти себе постоянное место жительства. Попроситься к Альту в сыновья что ли? – оборотень тихо и как то горько рассмеялся и сбросив рюкзак на пол, запер дверь и устало потирая виски, прошел к окну, выглянул через плечо парня.
- Здесь у тебя очень даже хорошо. Уютно. Сразу видно что тут живет хорошенький и умный рысенок. – хотел еще раз потрепать его по голове, но потом передумал и лишь слегка дернул за прядь волос.
- Спасибо, что позвал в гости. Мне очень приятно.- усмехнулся он и достав пачку, тоже закурил. В дверь постучали, почти поскреблись. Оборотень пошел открывать. На пороге стояли пацаны, увешанные разными свертками и держа в руках бутылки с виски. Мужчина забрал у них все, поставил на пол посреди комнаты возле бОльшего скопления подушек и вернувшись к пацанятам дал им по монетке. Закрыл дверь и развернул свертки. Там были хлеб, колбаса, мясо, зелень, какие то спелые фрукты и всякое чем обычно питаются и закусывают.
- Присоединяйся… - Гюнтер откупорил две бутылки и сел на одну из подушек. – Мир, дружба, жвачка?- и улыбнулся, приподнимая свою бутылку. Вторую он взял в руку и как бы протянул Хельги.

41

А за киса и по морде получишь… подумал Хельги, но не шибко злобно, чтоб мечту в реальность воплотить. В принципе, волк вел себя прилично, улыбался, не наглел. Вот даже выпивку принес.
А еще кучу жратвы.
Хельги осоловело на нее глянул и хмыкнул. При желании он это все минут за двадцать съест. Маленькая тощая киса с хорошим обменом веществ.
Эта тощая киса придушит наглого оборотня, если тот перейдет невидимую грань.
Пацан кивнул. Выпить он был не против. Поэтому взяв бутылку, чокнулся с Гюнтером и сделал несколько хороших таких глотков. Давно он не пил чего-то крепче эля.
Да и честно говоря, ему все равно было за что пить. Сейчас, по крайней мере.
Рухнув на подушку рядом с постелью, Хельги сделал еще глоток. Планомерно нажраться он не планировал. Тем более, не хватит ему одной бутылки. А больше уже желания нет. Вообще было желание оторвать Гюнтеру руки, чтоб не распускал их.
- За Родину-матушку, - отсалютировал бутылкой пацан, потом внимательно посмотрел на псину и хмыкнул. – Слышь, Гюнтер, а как ты вообще в Стоянке оказался в обличье зверином? И с отцом что тебя связывает, а?
…и отставив бутылку в сторону, внимательно глянул на волка.

42

нрпг: Гюнт, Хельги, завязывайте пить. Вы уже сутки играете безвылазно... давайте-ка в таймскип до утра 12 числа. Там и сыграемся, как будет мысль.
Если кто хочет куда переть - впирод и с песней.

улицы

- Так, девочки. Что тут у нас?
Птица воздвиг мысок сапога на тесаный треног, подбил руки на груди, оглядывая темный зал стоянки. Кучка младой швали запоздало спохватилась, предприняла попытку сунуть ящик контабандного дионского бренди под стол. Горрион отследил дислокацию звенящей тары, скосил губы в асимметричную ухмыль.
- Непонел.
- Дык это, баць... - замялись хлопцы, - Дык это... обмыть же!
Шулер сорвал расстояние до молодежи, гибко склонился, цепляя горлышко бутылки. Повертел в руках, царапая дутое стекло.
- Мда? И не залипушное, говорите?
Щеглы оскорбленно загудели.
- Как мооо-ожно, бать, тышта! Только намедни с Джейзоса свезли! Чище, чем слеза ребенка!
- Ну-ну. А чего празднуем?
- Дык эта... Зильбейна с его Раколовами грохнули!
Птица перевел взгляд на подельников, кинул брови на лоб.
- Как грохнули?..
- Каком кверху! Вот был-был и сплыл!
За плечо Шулера стекла Строптивая. Приобняла под корпус мягким куничьим жестом.
- Когда это? - спросила женщина.
Щеглы умолкли. Вытаращились на бывшую с Охотников, рты раззявили - даром, что хмельное по шее не потекло.
- Ээ-эээ...
- Эге, - согласился Горрион, - у вас свои новости, а у меня свои. Знакомьтесь, кто не знает - панна Строптивая. Терь она будет жить с нами.
- Периодически, - поправила наемница.
- Ебанычерешня, - выдохнули воры.
- Вот и я о том же. Так когда грохнули-то?
Парни недоверчиво завозились - фигура Строптивой особого доверия не вызывала. Уж слишком свежими были отдельные ссадины, охотничьим хлыстом оставленные.
- Утром сегодня. Засветло еще... говаривают так.
- А кто?
- Пока не зна. Мож пожжей сплывет.
Горрион озадаченно крякнул - вот уж не было печали. Если с Зильбейном и Раколовами худо-бедно, но понятно было, то сейчас уж полный артикль. Припортовая братва казалась бандой сплоченой, не котятками слепыми, а тут такой привет. Кто же это смог обзавестись ТАКОЙ силой, чтобы грохнуть непобедимого Зильбейна? Даже птица с этим огрызком связываться не желал - уж больно мутный он, неясный. Силой тянуло страшной и скрытой.
- Рано вы пировать взялись... коль уж Зиль зажмурился, то на этом дело не упадет. Пойдут дальше косить, - Строптивая озвучила опасения Горриона.
Шваль неясно заворчала.
- Шулер любого за пояс приткнет. Да баць?
- Та да... - устало согласился вор, после чего стряхнул гибкое объятие Строптивой, - обживайся, шельма. А я это. Осмыслить отойду.
- Ну давай-давай, - остро оскалилась наемница.

улицы

43

Хельги молчал, задумчиво разглядывая бутылку из темного стекла. Что-то ему хотелось, но он толком не знал чего.
Приключений на задницу.
Гюнтер что-то задумчиво вещал, пацан делал вид, что слушал. Особого желания пить у него не было. Да и вообще желания здесь оставаться. Волк лениво пил сам с собой и сам себе же что-то доказывал. Хельги лишь поддакивал и периодически делал глотки из своей бутылки.
…светлый миг озарения пацан прошляпил.
- Гюнтер! – резко вскочил он на ноги, сбив одну пустую бутылку. Псина глянул на него недоуменными глазами, шкет промолчал, потом продолжил. – Короче, я тут вспомнил, что отец мне задание какое-то давал…
Какое конкретно пацан не придумал, но идея свалить все на батьку ему понравилась. И не то, чтоб свалить все… Так. Повод найти. К Горриону Гюнтер если и полезет, то ничего такого и не узнает. А Хельги скажет, что задание вообще тайное, секретное, до него еще надо за экипировкой по городу побегать, а то свое уже старенькое, потерянное, когти не поточены, ленты для волос кончились и так далее.
В общем, это оказалось делом пары минут.
- И поэтому мне надо к нему морально подготовиться, - уточнил шкет. – Отоспаться за пару часов, чтоб не уснуть. Так извини меня, но пить продолжим потом.
И подойдя к оборотню, резко сдернул его с пола. Тот пока что молчал, удивленный поведением Хельги, который тем временем покидал остатки жратвы в сумку волка. Одну бутылку он благоразумно оставил себе. Так. На благо, в общем-то.
- В общем, заходи потом, - и с этими словами шкет успешно вытолкал Гюнтера из своей комнаты и запер дверь на засов.
Подхватив свою недопитую бутылку, Хельги сделал пару глотков и подошел к открытому окну. Комната у него была на верхнем этаже, но расстояние до земли оказалось не сильно страшным. Да вообще никаким для рыси.
…и шкет рыбкой вылетел из окна в уютные объятья мостовой, перегруппировавшись в своем коротком полете и мягко приземлившись на ноги. И снова глянул на окно своей комнаты. Обратно по стене полезет.
Отсалютировав родной Стоянке, шкет развернулся к оживленной площади и удрал на поиски приключений.

---> Центральная площадь

44

На вопрос шкета Гюнтер отвечал что-то много и разное, особо не вдаваясь в подробности и не зацикливаясь на чем-то одном. Главное было о чем разговаривать. Да, а еще хотелось просто выговориться. Как оказалось ничего хорошего из этого не вышло. так всего понемножку.
А потом Хельги решил куда-то умотать и просто свалил все на важнейшее поручение от своего батюшки. Ну и черт с ним. Гюнтер послушно взял свой рюкзак, помахал лапой пацану и вышел за дверь. Теперь стоял вопрос что делать самому псу. Никуда переть не хотелось и не делалось, поэтому он пошарил по комнатам, нашел более  - менее свободную и завалился там спать, предварительно подперев дверь чем-то вроде тумбочки. Тяжелым и громоздким.
Главное не зайдут. Главное есть че пожрать. Главное можно выспаться. И никому ты нахрен не нужен...
Оборотень лег в углу и почти мгновенно уснул, положив руки под голову. Никому ты не нужен и никто тебя не тронет...
Когда оборотень проснулся, оказалось что прошел уже целый день, а точнее сутки и пора было куда-то выковыриваться. А значит надо идти. Альту, если понадобится, пусть ищет его своими магическими наручниками и побрякушками.
Спустившись вниз, оборотень помахал лапой новым и старым мо...лицам и вышел на улицу. Закурив, он побрел прочь...
-----------Улицы

45

Таймскип.

С разудалым грохотом распахнулась дверь. Развороченная лихим пинком она ударилась о стену, а затем начала закрываться, сопровождая действо печальным поскрипом.
- Эй-эй, Гухоррия, хорош бездельничать, налей-ка мне пиалу кипрею, а лучше кружку, а лучше пива! - бодрый, крашенный южной нотой, говор потревожил завернутого в плед мастера. Шулер дрогнул плечом, однако поднимать лицо отказался - завозился, обустраиваясь на другой бок, поглубже укопался в шерстяную пестрину.
- Сыбись, Нхарриэк... - глухо отозвался из теплого угла.
Не сказать, чтобы фраза эта хоть сколько-то смутила Трефового. Догаротец отер подбородок, оглядывая мастерскую обитель с наглой корыстностью кошачьего дворянина.
- А где этот?
- ... который?
- А этот разный бывает? - Нарэк негромко прикрыл дверь и приблизился, подсел к птицевой лежанке. Та сделала "киииииирх!" от значительно увеличившегося веса. Горрион понятия не имел, за коим чертом Трефовый явился в такую рань, и что ему надо. Догаротец же невозмутимо скинул сапоги и полуулегся на койку, обустроив одну руку так, чтобы подпереть лицо ладонью.
Шулер, осознав, что от партнера так просто не отделаться, качнулся на спину, тягуче зевнул в кулак, спровоцировав второго южанина зазеркалить действие.
- Перестань называть Батерфляя так. У него есть имя.
- Знаю, - серьезно кивнул Нарэк, - но не хочу накликать демона в столь светлый праздничный день.
- Не накличешь.
- Хм, - южанин криво усмехнулся, - опыт показывает иначе.
И, в принципе, Трефовый был прав.
Последние пол года компанию Шулера демон почти не покидал. Явился внезапно, остался надолго. К колоде, впрочем, не примыкал, держался автономно, но дружелюбно. Религией Единого пестовался образ ангела-хранителя, но горрионову спину берег темный - демоны, если так задуматься, сопровождали птицу по всему жизненному пути, и это Шулера устраивало: тех ангелов, с которыми приходилось иметь дело, хватило, чтобы убедиться в эгоцентричном ханжестве светлых.
Батерфляй же... Батерфляй был рядом. Причем появлялся настолько неожиданно и вовремя, что птица начал подозревать о каком-то особом духовском маячке, коим темный успел его заклеймить. Жизнь вне закона спокойной не бывает, посему в переделках последние месяцы бывать приходилось: Шулера ловили, пасли, силились намахать, подрезать, прижать, заломать, отбить среду влияния, территорию - привычное дело, епт, кто жалуется? Конкурентов по Ландшпилю хватает, сильных лидеров тоже. Факт лишь в том, что демон словно ощущал, когда без его помощи не обойтись - оказывался близ Шулера, тесня того за спину, путая расстановку сил, интересуясь, куда прятать трупы по завершению. Невероятный по силе своей козырь со времен покойного Полухари. Сам Горрион не воспринимал Батерфляя как оружие, чем вводил Трефового побратима в недоверчивый сарказм, мол: "Ой ли? Какой толк вечному со смертного? Ну, Шуууулер, ну просто так только кошки родятся. Пользуй, пока этот оплаты не затребовал". Нет, ну бред же. Хотя пояснять Нарэку все тонкости межрасовых отношений Горрион не спешил. И без того забот хватает.
Кстати о заботе.
- Нхарриэк, ты чего пришел? - мастер поерзал на лежаке, тесня догаротца боком. - Демона посмотреть?
- И за этим то-оооже, - воодушевленно отозвался Трефовый, - но я тут хочу новостью заделиться. Помнишь Полухарю?
- Аббх, - птица сузил прищур, - такое забудешь.
- Этой ночью Зиля опять в раколовском квартале видели.
Шулер хмыкнул. Да, слухи о том, что Зиль вовсе не мертв и продолжает рассекать улицами Долгоиграющего, имели место быть. Но пока птица на оного не налетел, верить каждой столичной байке отказывался.
- Таа-а ну-уу... я думал опять чья-та корова отелилась двуголовой телочкой.
- Гухоррия. Ты меня огорчаешь.
- Прости. Дай мне брюки, пжалст. У меня свидание на обед намечено.
- О?
- Ну как намечено. Планирую.
- Будешь ватрушьего маломерка пасти? - понимающе отозвался Трефовый, - Чего ради, птица?
- Любопытно. И ему любопытно. А Ватрух залупился знакомить.
- Везде тебе надо рыло сунуть... я б тебя тоже с ребенком знакомить не стал, вырла гулящая.
- Заткнись и дай мне брюки. Не эти. Эти Батерфляя.

"Сказки Шэганэ"


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Ландшпиль » Козырная стоянка