Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лиловый бастион


Лиловый бастион

Сообщений 91 страница 120 из 152

91

Дориан внимательно слушал Доктора и следил за его безмятежным лицом.
«Странный он все же…Очень странный…Может они и правду не доктор, так просто прозвище такое….»
Дориан плеснул себе еще виски и задумчиво огляделся и опешил, к ним с искаженным от гнева лицом несся Лиловый капитан. Он было замахнулся на Доктора но Туз успел его удержать стараясь все обернуть в шутку, но Капитаны стояли так что обычные рядовые не видели того что видел Дориан. У Алиля выросла грудь, красивая такая женская грудь. Дориан ничего не сказал, он просто смотрел круглыми глазами на буру эмоций Капитанов и безмятежное лицо Доктора.
«ох…как все весело!»
Дориан налил себе большую кружку виски и осушил ее залпом. И заметил как Зеленый капитана уводит разбушевавшегося Алила теневым порталом.
Перевел взгляд на Доктора.
«интересно что же будет делать сей демон…наверняка просто и банально уйдет спать…Вот и Капитаны дали отбой пирушки, сейчас зеленые разбредутся порталами к себе в казармы.»
Дориан мягок перебрался на кресло капитанов и закинул ноги на стол в бочонки еще побулькивало виски, а в голову лезли странные мысли.
«что же делать….Спать не хочется….»
Змей безучастно наблюдал за перемещением демонов в пространстве.

92

Занесенная рука так и замерла на излете, не став ударом. И пусть он сейчас был трижды зол, но как бить идиотов? Это как минимум не достойно. А Туз в этот момент как раз умственно-отсталого и изображал.
Ну, что такого особенно в этих сиськах? Прыгают от каждого движения, неприятно откликаясь в груди, мешают привычным движениям рук и вообще... Никакого вразумительного диалога с окружающими! Вот и рыжий вроде нормальный мужик, а как эти припухлости увидел - крышей тронулся. И что тут делать?
И самое во всем этом гадское было то, что касание теплых рук мужчины, сжимающих его груди и задевающих сережки, откликалось приятном теплом в паху. Определенно, женская грудь была более чувствительна к ласкам, да еще и при условии падкости самого Алиля на касания.  И это при условии не погашенного возбуждения после боя и литров алкоголя... Это плохо... очень плохо... Весь мир сговорился против него!
- Ты вообще меня слушал, зомби недоразвитый? - занесенная рука все же достигла своей цели, но уже в формате пощечины. Алиль не терял надежды все же вразумить напарника. - Это сиськи! А я мужик! Это не нормально! С этим надо что-то делать!
Он еще немного потряс тигра, но ничего так и не добился, а потому решил попробовать исправить ситуацию своими силами. И почему ему это раньше в голову не пришло?
Единорог отстранился рывком, сдергивая с себя рубашку и начиная менять обличия, ведь от ран это всегда помогало. Но в данном случае коса нашла на камень. В истинном буферов не было. А в человеческом были. В обоих половых ипостасях. И даже после нескольких попыток преображения надоедливые прыщики-переростки не желали исчезать. Казалось даже, что чем больше он буйствует и сердится, тем больше буфера становятся! Это нельзя было и дальше так оставлять. Нет, все же нужно подловить Доктора в темном коридоре и хорошенько вытрясти его как грушу!
За всеми этими превращениями и собственными переживаниями  Алиль напрочь забыл про Туза. А напрасно...

93

Дориан наблюдал за тем как обеденный зал опустел постепенно, простроив портал, демон шагнул к себе.
Побродив по комнате Змей переоделся в скромную одежду, темно-синею тунику расшитую серебро,  удобные штаны, высоки сапоги на мягкой подошве.
Выпивка бурлила в крови, спать вовсе не хотелось, Аноэ сбежал, и Змей решил, что хорошая прогулка ему не повредит, к тому же было интересно обследовать новый мир. Новый мир людей. То место где он видел соблазнительного радужного мальчишку!
Змей облизнулся,  вспомнил картину у реки. Интересно удастся ли ему найти того соблазнительного мальца.
Дориан простроил портал к тому месту и шагнул в него.

----Окрестности » Поляна у ручья

94

Пощечина настигла щеку туза и исполнила свое предназначение. Она вставила мозги. Демон было отдернулся. Выскальзывая из хватки Алиля для того, чтобы растрясти в нем сознание, хотя это скорее единорог его отпустил, переключаясь на другое, но не суть важна
На некоторое время, пока единорог перекидывался туда-сюда из одной ипостаси в другую и что-то там возмущенно продолжал возмущать, волосы демона стали насыщено синими. А потом и фиолетовыми… Пока сам он приходил в себя и все старался расставить ан полочки. Но это было так сложно! Какие полочки, когда он не трезв (если не сказать больше), воодушевлен (мягко говоря) и возбужден (тут должно было быть слово «до невозможности», но и так ясно)
Тряхнув своей головой, демон исподлобья посмотрел на, занимающего немало места, единорога, с его шелковистой гривой и изящной статью, стройными и длинными ногами, невинным видом и зловредным нравом. А потом миг теневой завесы и переворота ипостаси, когда он снова принял свой мужской облик
-Алиль.. –тихо было позвал он, но как либо ответить или отреагировать своему напарнику не дал, внезапно оказываясь рядом с ним и ненавязчиво резким ударом-толчком отправляя его на горизонтальное положение. Будь где-то рядом кровать или кушетка, то лиловый был бы повален на них. А так.. увы-увы, это оказался весьма обычный пол. Хотя  у них не впервой было так, что до кровати было рукой подать, но отвлекаться на такое в миг бури эмоций и желаний, добираться до нее.. как-то не получалось и сил не хватило.
Не отводя взгляда от любовника, демон начал быстро развязывать пояс из бусин, что был поверх (декоративный) основного. Бусины упали и откатились, а следом за ними на пол скользнул и тканевый пояс. А ведь посмотреть, было более чем, есть на что. Отличающийся и ранее грациозностью, Алиль, сейчас просто воплощал ее. А то, что грудь (украшенная его подарком) стала еще больше и так зовущее вздымалась от его дыхания, было… Ааааааа.. Это невыносимая зрительная пытка!
-Как же меня раздражают твои скуления. Тебе постоянно то-то не нравиться и что-то не подходит, только и умеешь, что претензии предъявлять!. За столько лет нашего общения это уже просто заезжено, хоть бы раз что-то новое преподнес! –волосы по мере становились белыми. Потом розоватыми и снова начинали пылать алым до бордового, пока демон снимал через голову свою водолазку и перчатки. Чтобы наброситься на любовника.  Энергия уже бушевала и требовала неоткладываемо-быстрого выплеска. Но вначале – все же он заткнет этот.. этот.. В общем, был поцелуй. Сладкий, долгий и томительный.. пока руки находили застежки на штанах Алиля и стягивали их с него.

95

Услышав оклик по имени, Алиль повернул голову на голос, но тут же без суда и следствия, и даже без предупреждения оказался повален на пол. Хотя до кровати и было рукой подать. Но в случае их с Тузом иногда даже полметра играли значение, когда они накидывались друг на друга в порыве страсти. В этот момент демон откровенно порадовался, что постелил на полу в своих покоях ковры, как раз на такой случай. Он уже успел достаточно назнакомиться с полами за время академии, и каменными и деревянными, и в разных позах, чтобы не желать и дальше продолжать это знакомство с бесплатным бонусом в виде синяков.
Встретившись спиной с полом, демон замер от удара и неожиданности, глядя на Туза и даже временно засмотревшись на мерцающую радугу его волос. Неужели и такой суровый мужлан, как Зеленый капитан, тоже решил стать нормальным демоном и озаботиться привлекательностью своей внешности? Ему это даже шло, сочетаясь с огненной стихией натуры. Единорог не сразу обратил внимание, что тигр развязывает свой пояс, а затем и снимает водолазку.
- Слезь с меня, дикое животное! - Алиль позволил себе полюбоваться постепенно все больше обнажающимся торсом напарника. Все же тигр был хорош собой и тешил взор своим видом. А еще его теплая близость  сверху откликалась чем-то приятным внизу живота, отправляя все недовольство и злость куда-то на задний план. Но и так просто переключаться на другое занятие золотоглазый тоже не собирался. - Будет тебе новое, когда сам мне что-то новое покажешь! А то ведешь себя как... - но продолжение реплики потонуло в поцелуе, заставившем единорога на время замереть. И пусть они целовались и ночью и во время боя, но для демона это было все еще непривычно после стольких лет.
Однако капитан довольно быстро пришел в себе, упираясь руками в плечи мужчины над ним, вроде бы и отталкивая, но в то же время и сжимая пальцами, не давая отстраниться при случае. В этот раз Туз его даже не держал, но Алиль решил сделать вид, что не заметил этого упущения. Ведь не возмущаться же теперь из серии: "А поговорить подраться?". Это как минимум глупо. Как и отрицать теперь, что ему это нравится и что он этого хочет. Тем более что член начал плавно наливаться и подниматься, ничуть не смущаясь того, что теперь над ним соседствует два округлых "прыщика" грудей. Тем временем не занятые удерживанием единорога руки Туза начали неспешно, но уверенно избавлять его от брюк.
Не смотря на всю абсурдность продолжения игры в жертву и насильника, стать нежным и покладистым так быстро золотоглазый демон тоже не мог. К тому же его возбуждала грубость в "игровой" форме и он не желал так просто отказываться от любимого лакомства. Потому он принялся ерзать и брыкаться под любовником, однако не достаточно активно, чтобы его реально с себя скинуть, скорее для видимости протеста и отстаивания собственной независимости. При этом он терся своим пахом о пах тигра, не забывая прижиматься мягкими округлыми грудями к его мускулистой груди.
"Мужлан неотесанный! Встань с меня! Мне не удобно на полу!" - мысленно продолжал бурчать Алиль, раз его рот оказался занят языком Туза, с которым он соприкасался собственным, увлекая в борьбу за территорию и власть.

96

Ну что ж, их любимое дело начиналось, возня и борьба с сопротивлением. Алиль вовсю начал ерзать и упираться. Это больше всего в нем будоражило – то, что он не хотел этого. Как в первый раз, так и во все последующие разы это разогревало и подначивало Туза еще больше. Это щекотало и поигрывало по его телу как электроразрядами. То, что в  прошлый раз, Алиль сам его оседлал, как-то даже и не всплывало в памяти. Все же это был единичный случай по сравнению с тем огромным количеством разов, когда такого не было, и он возмущенно ударял, отталкивал и сопротивлялся…  Ложка в море. Хотя поцелуй запомнился. И повторился. Странная распределение памяти тела, но факт. А может на руку играло то, что демон любил поцелуи и жаждал отрываться на них, на не осознанном уровне, который уже закрывал глаза на то. что это пидарастия, а он же – не такой! Нет-нет! Вы не подумайте, он только экспериментирует
Пока длился поцелуй, руки красноволосого (?) прошлись, вроде бы ласково, по рукам любовника. Оглаживая его, но как только достигли кистей, хватка стала сильнее и Туз резко их вывернул. Отрывая от себя, и заламывая над головой. Приподнимаясь и фиксируя их одной рукой, пока вторая - что-то в стороне нащупывала
-Замолкни, пигалица!. Жду не дождусь заполучить артефакт от того, чтобы слушать твои вечные недовольства как вслух, так и телепатические. Это будет просто неимоверным подарком, который я жажду просто с нетерпением, а это заболбали просто уже эти визги недобитого комара!!. –оторвался в ответах, пока завязывал руки Алилю своим поясом и заламывал на верх. Чтоб не мешались. Да и Алиль, если честно признаться, так довольно эффектно смотрелся. Да, он весьма возбуждал Туза когда был связан и с завязанными за спиной руками. Выгибаясь всем телом и с растрепанными волосами. А еще выражение лица. Это надменное, которое Туз с особым удовольствием стирал с него. А сейчас.. а сейчас еще и грудь была!. Да более того – связанный любовник не мог помешать насладиться ею. Так что полустянутые штаны так и остались в полустянутом состоянии, с выглядывающим из них членом. А Туз воодушевленно и снова загипнотизировано, перевел свое внимание на грудь
Годы практик и умений, что были у него в обращении с женщинами, не канули в лету, после длительного перерыва на Алиля и его извращения. Так что, теплые прикасания к груди находили свое отражение в теле Алиля, пока Туз поигрывал пальцами и всей ладонью, лаская его. Подразнивая твердые соски с кольцами на них, и неспешно с ними поигрывая.
Зажав ногами ноги Алиля и удобно на них устроившись, оседлав, Зеленый капитан заворожено поигрывал ладонями, подаваясь вперед.. Но не отпуская хватку ногами и крепко их держа, чтобы единорог в порыве не ударил по самому ценному у Туза. Радуга волос у самых корней уже достигла фиолетового оттенка, который разгорался в насыщено красный и становился платиново-белым на концах
Многое хотелось сказать и много могло бы сказаться. Лекарство Дока было в  полную силу. Но открой сейчас рот Туз – он выдал бы только поток непонятных и непрекращающихся звуков с огрызками слов или предложений. Настолько все в  нем сумбурно было и смешано, при виде груди. И при виде того, что грудь была на Алиле. При этом, эта лиловолосая бестия не страдала, а выигрывала по внешности в его глазах. В чем он даже при смертной казне не признается просто так.

97

Увлекшись поцелуем, Алиль не сразу обратил внимание, что руки Туза оставили его брюки расстегнутыми и немного стянутыми, но не упразднили полностью. Заметил это он только когда любовник перехватил его запястья и завел за голову, вынуждая вытянуться стрункой на полу. Золотоглазый демон продолжал брыкаться и разгневанно зыркать на напарника, но по большому счету не препятствовал собственному связыванию. Ему давно это нравилось. Это от чего-то возбуждало неимоверно, хотя казалось бы за столько раз должно было надоесть. Но единорогу где-то в глубине души нравилось вот так временно чувствовать себя подвластным другому, беспомощным и бессильным. Для себя он это объяснял необходимостью уравновешивания характера и личности в целом. Проявляя слабость в такие моменты с Тузом, он будет куда менее подвержен перенапряжению и слабостям во время своей военной службы и на пути к вершине. Ведь быть командиром, главным и сильным - это так утомительно! Иногда хочется послать все в тартары и побыть слабым. Вот тут Туз с его повадками и пристрастиями просто незаменим. И все довольны.
В действительности все было не совсем так, но в этом Алиль даже себе признаваться был не готов. Да и пока ему не мешали эти странные пристрастия он предпочитал не забивать себе голову лишний раз всякими мозголомными вопросами. Что, тем не менее, не мешало предаваться препирательствам с тигром.
- Единственный, кто тут скулит - это ты! Даже без артефактов не можешь обойтись! Мелюзга! - дразнил любовника единорог, пока тот связывал его своим поясом. Затем внимание Туза переключилось на груди и демон снова попал под их гипнотическое влияние.
Не успел лиловый капитан решить, хорошо это или плохо и что вообще с данным фактом делать, как мужчина принялся мять руками его округлости, поигрывая пальцами с вдетыми в проколы сережками. Почему-то все его касания откликались приятным теплом внизу живота, от чего член в расстегнутых штанах показывался все явней и откровенней, поднимаясь и наливаясь. Это оказалось в чем-то ново для Алиля. Нет, он ради интереса и общего развития пробовал секс в женском облике, так что представлял не только примерно и образно, какая часть тела что должна ощущать. Однако прежде прикосновения к груди так на него не действовали. А сейчас хотелось наслаждаться этим еще и еще. Может все дело в том, что сейчас это делает Туз? Может, с ним все же стоит разок попробовать в женском облике?..
Но единорог сам оборвал себя и решил затолкать эти крамольные мысли куда подальше. Хватит с этой кошатины и случайно вылезших прыщей-переростков! Не дождется он чтобы такой демон, как Алиль, стал под него подстраиваться или решил бы полностью поддаться или хуже того сдаться! Нет, нет, нет и еще раз нет! Хватит и того, что это случается иногда. А то раздуется еще от гордости, возомнит о себе невесть что...
Тигр же тем временем разместился на его бедрах, сжимая ногами, словно спину лошади при езде без седла, заметно ограничивая двигательную, и в частности брыкательную, активность, продолжая при этом свои ласки. Лиловый капитан начал дышать заметно чаще, не прекращая под ним ерзать, как всегда то ли уворачиваясь, то ли прижимаясь и напрашиваясь на большее.

98

Как только Туз и Алиль ушли, идея побыстрее заняться созданием улиточной армией окончательно завладела всеми мыслями Доктора.
- Что же, нам тоже пора собираться, было приятно познакомиться. Кивнул Гений Дориану, и переведя взгляд на бойцов из собственного бастиона, ласково попросил их построиться шеренгами, дабы не задерживать процесс. Несмотря на то, что солдаты были навеселе, они очень быстро кинулись выполнять негромкую просьбу. Да... видно они не хотят что бы я лечил их от медлительности и лени. С иронизировал про себя Доктор. Впрочем он был практически прав. В отсутствии капитана, солдаты старались обходить своего лейтенанта за версту, и по возможности прикидываться ветошью. Слухи о лейтенанте, вовсю циркулировавшие в бастионе со временем обрастали все новыми и новыми подробностями, причем такими, каким и сам Гений бы несказанно удивился. Так что как только Туз ушел в портал, солдаты сами заспешили убраться куда-нибудь подальше, считая что пьянство это конечно замечательно, но жизнь и здоровье все равно дороже. Открыв портал, Доктор лениво наблюдал как солдаты, действительно построившись в шеренги, без повторного напоминания или какого либо внушения, зашагали в портал. При этом последние явно нервничали, и спешили.
- Еще раз всего хорошего. Кивнул Гений и шагнул вслед за ними. По ту сторону, он обнаружил что большая часть солдат уже успела куда-то разбежаться. Видимо по своим отрядом отдыхать пошли... какие молодцы... Подумал Гений не принимая в расчет то, что побуждающим мотивом к такой дисциплине была попытка спрятаться от него.
Впрочем солдаты явно зря волновались. Обдумывая проект, Гений не задержался в зеленой цитадели, и выйдя из одного портала, тут же открыл другой - в мельницу. Из саквояжа он вытащил небольшую коробочку, велев открыть в случае возникновения каких либо непредвиденных обстоятельств. Он не сомневался, что в случае чего Туз его и так дозваться сможет, а вот солдаты... небольшая сигнализация непременно сообщит ему, если им понадобиться его непосредственное присутствие или помощь.

Мельница

99

-Ты кого мелюзгой назвал, бескрылая ракообразная недоразвитость?! –возмутился зеленый, по причине отсутствия зрителей и ненужных наблюдателей пока они уединились, высказывая все вслух. А высказать было что, стараниями как самого Алиля, так и докторовых пилюль- На себя посмотри, когда нервный тик от перекошенности лица пройдет, тогда и заявляй. Что-то обдуманное. А  не этот бред из своего крохотного мозга! Я тебя слушаю и мучаюсь уже сколько времени, хоть бы раз при этом затычки надел, а тут только упомянул артефакт. Как ты перья свои распушил, курица безрогая! Пигалица, потомок мокроносой щуки и беззубого дикобраза!..
Там было что-то еще и много разного. Сознание боролось в отчаянной схватке между двумя отвлекающими факторами – грудь и Алиль. А так как они были в едином субъекте, то дело это только ухудшало. Тем более, что субъект не собирался молчать!. Но как же мягок он был на ощущения. Алиль и так отличался стройностью фигуре. Которая была мягкая, а кожа нежная. А тут еше и такое дополнение от которого сложно было оторвать как внимание, так и руки.
Но все же одна рука оторвалась от груди любовника. Чтобы очертить по животу линию и опустится ниже – к паху. Да, именно к расстегнутой ширинке и полуспущенным штанам, которые довольно эффектно и красиво давали любоваться открывающимся видом на возбужденную плоть единорога
-..Почему ты не можешь хотя бы поменьше своих амбиций выплескивать и наконец, раз и на всегда, уяснит кто в нашей паре главенствующий. А то из-за того, что ты только под ногами крутишься. Я не могу нормально дотянуться уже до своей цели. Все твои старания, ишак лишайный! –ласковые, умелые и нежные движения являлись полной противоположностью словам. Как и противоположностью желанию самого тигра, не говоря о его настоящих отношениях к Алилю. Но это будет унесено в неизвестность. А то он от позора сгорит, как настоящий мужик. Да, именно так и будет.
Теплы пальца прошлись по налитой кровью и желанием головке члена Алиля, размазывая его смазку. Оглаживая ее и накрывая рукой, трясь о нее кистью руки, а потом медленно опускаясь рукой ниже и охватывая всю плоть рукой. Сжимая и начиная двигаться.
Сам демон с какими-то дальнейшими невнятными оскорблениями. Переходящими в бормотания, опустился к Алилю затыкая его поцелуем. Впиваясь в него, и словно жажда высосать его, через этот поцелуй. Сильнее сжимая грудь любовника и пылко нападая на него, противореча всем тем словам что говорил. Как и всем тем словам, что ранее говорил. Особенно когда оторвался от его губ и пошел ласками языком и собственными губами по подбородку, изгибу шеи и вниз к ключице, а там – к пышной груди. Что так нестерпимо приятно вздымалась в его руке. Настолько. Что с каждой минутой в штанах становилось теснее и теснее. В какое-то мгновение его губы накрыли соски любовника. Затем язык прошелся по прохладному метали. Пока рука все так же поигрывала пальцами и сжимала грудь Алиля. Держаться в таком положении было сложно, но демона сейчас просто переполняла энергия от всего и того, до чего он сейчас дорвался…

100

- Это ты пытаешься сказать, что у тебе большой мозг, креветка пятноклювая? Не смеши мои бигуди! - Алиль и не думал успокаиваться или затыкаться. Более того, говорить - это то немногое, что он еще мог свободно делать, пока его руки были связаны, а на бедрах расселся Туз своим костлявым задом и слезать не собирался. К тому же за препирательствами было легче отвлечься от этих возбуждающих и гипнотизирующих прикосновений к груди. - Я, конечно, подозревал, что у тебя со зрением не все в порядке, но не думал что настолько, сколопендра подколодная! А вот теперь узнаю что и со слухом... Может, это твой взрыв на макаронной фабрике на черепушку жмет, а, петух двугорбый? Но можешь не стараться, чтобы показаться сильно умным, я никому не скажу, что ты свои мозги у дырокрылой перелетной вши позаимствовал...
На каждое заковыристое ругательство или наезд любовника у единорога находилось не одно в ответ. Они могли продолжать в таком духе почти бесконечно, придумывая все новые и новые претензии к друг другу. Золотоглазого так процесс увлек, что он не сразу отследил, когда рука тигра начала спускаться вниз, к животу, а затем и к паху. Заметил он это, а точнее почувствовал, только когда Туз по-хозяйски положил руку на его член, оглаживая. Что бы там рыжий о себе и своей натуральности не говорил, а как обращаться с чужим мужским достоинством он знал.
- Уж кто бы говорил про цели! Это ты болтаешься у меня на хвосте балластом! Я только из сочувствия к убогим, позволяю тебе греться в свете моего совершенства... А ты, кошак облезлый, еще и смеешь какие-то претензии выдвигать и что-то там пищать маловразумительное... - продолжать и дальше изобретать колкости становилось все труднее. От поднимающегося возбуждения начало туманиться сознание, да и языком уже не так хотелось ворочать как до этого. Но Алиль держался из чистого упрямства и вредности. Однако к его радости Туз тоже оказался не слишком спокойным и отмороженным и прекратил все эти препирательства поцелуем.
Единорог охотно откликнулся на поцелуй, не упустив при этом возможности оставить пару укусов, порядка ради. Однако телепатически дискуссию продолжать не стал - думать и напрягаться ментально ему тоже стало слишком лениво, да и концентрация не та... Тем более что любовник так налегает, словно съесть его удумал - так жадно и пылко, да еще и руками продолжает ласки, что тут и последние остатки соображалки растеряешь, не заметишь.
Оставив его губы, Туз переключился на подбородок, затем перебрался на шею, продолжая свой путь губами. И хотя сейчас рот демона снова оказался свободен, с его губ срывались только шумные вздохи. Алиль с трудом сдерживался, чтобы не застонать, когда мужчина касался губами его чувствительной шеи. Но и на этом тигр не остановился, подбираясь к груди, поигрывая языком с вдетыми в соски металлическими украшениями. Это оказалось и приятно и неприятно одновременно, вызывая двоякие, но определенно будоражащие ощущения. Он выгнулся в спине, ерзая под Тузом и пытаясь увернуться от его хулиганских действий в отношении внезапно нарисовавшейся и непрошеной груди.

101

Многое можно было бы и даже нужно было бы сказать этому остроязыкому недоразумению, который по воле судьбы достался ему в напарники и соперники, не говоря о той ужасной ошибке, что свела их в  одной комнате, но.. но.. Но сейчас было не до этого и вообще как можно было позволить себе такую роскошь как оторваться от женской груди и этой нежной кожи. Как можно было дать себе повод поддаться провокации, и перестать ощущать этот нежный и приятный запах (не будем уточнять, это запах и самого Алиля, не говоря и о самом Тузе – от пены из ванной, где они резвились недавно) такой гладкой и нежной кожи. Этих упругих и крепких сосков в которые вдеты металлические сережки. Все ранее сказанные слова Алиля вмиг отметались и оставались как-то на заднем плане. Пусть продолжает себе возмущаться, то что Туз создан для того, чтобы восседать на троне Генерала Геенны Огненной, его возмущения не изменят! Это было однозначно и досконально точно.
Приподнявшись, совсем чуть-чуть, чтобы попытаться стянуть с Алиля штаны, демон понял, что из этого ничего не получиться. Слишком позиция неудобная у Алиля. Тот факт, что из-за него она такая неудобная – не особо отвлекал. Все же надо было что-то делать. Ибо тело его любовника становилось все более зовущим. А  в его собственных штанах становилось неимоверно тесно уже.
..О темные-темные-темные силы, что ж это такое? Почему он каждый раз соблазняется на это тело? Почему он никогда не может устоять и остановиться, тело словно само по себе действует. Туз нормальный же, правда, так почему же? Но эта мягкость.. Это чувство охоты и боя.. а тут еще и такая мягонькая, сладкая и сочная грудь. Ну как можно от такого отказаться?
Неохотно поднявшись, Туз с затуманенным взглядом, отстранился от Алиля. Некоторое время смотря на него и уже почти не касаясь. Поднимаясь с места и с него. Но только чтобы резко снова наброситься, сам того не зная отвлекая вначале свое постепенностью и отстраненной плавностью движений. Наброситься, чтобы стягивать резко и не особо заботясь о вещах, с Алиля его одежду. Точнее эти высокие и жутко неудобные для сидения сапоги, а там и бриджи, что так интимно облегали тело любовника. Вечно напялит на себя всякое непотребство! Хуже него только девушки с чулками. Ибо вот там, хоть и красиво, но неимоверно сложно. Все эти застежки и подхватки, словно какой мужененавистник придумал, для мучений. В этом с мужчинами будет попроще.. О нет!! Нет-нет-нет! Как он, велики и умный тигр, натурал до мозга костей, с просто тягой к экспериментам и разнообразиям (вот уже сколько десятилетий разнообразие в  одном лице только и идет), мог о таком даже подумать?? Это все вино и происки с отрицательным влиянием на него Алиля! Да-да, так оно и есть! Однозначно!!
Волосы заиграли радугой цветов. Вначале становясь все краснее и краснее, потом резко ударяясь в голубой до бледности, и за тем перетекая в платиновые оттенки, а после – резко становясь почти черными с багровыми отголосками. Не говоря о гамме эмоций на самом лице тигра. Пока он раздевал Алиля и наконец отбросил его штаны
-Извращенец! –недовольно и в результате всех своих внутренних терзаний, что вулканировали внутри него, но он лучше умрет, чем признается в них! Тем более Алилю! Волосы тем временем снова запылали алым- Как же  как же меня достал твой отвратительный характер и извращенность!!. Недомеренный кашалот треногий!
Недовольно фыркнул он резким выпадом дернул теневой портал, открывая его в своих закромах и доставая там тюбик для крема. Алилю везло, что Туз не пользовался скрабами или депиляционными кремами, не говоря о том, что он сам себе обувь ваксой не начищал. Не знал единорог своей удачи и радости в таком нюансе
..даже Туз действовал решительно. Раздвигая ноги этому недоразумению и протискиваясь туда рукой, с нанесенным на нее жирным кремом, смазывающим его анус и проникающий на фалангу двумя пальцами вглубь, чтобы и там смазать как можно лучше

Отредактировано Туз (2011-04-27 21:16:37)

102

Туз как на зло так и лип все время к этой треклятой груди. Словно медом ему там намазано... Или конкретно в случае этого ненавистника сладкого - солеными огурцами и колбасой. И это возмущало. Неужели у него, такого замечательного и несравненного, нет других более привлекательных мест? Или это конкретное выбрано за неисследованность? Скорее бы он уже удовлетворил свое кошачье любопытство, пока эти приятные и возбуждающие ласки не свели единорога с ума и он не начал думать, что иметь женскую грудь не так уж и плохо. Ату-ату такие мысли!
Но рыжий, к счастью, все же начал плавно отстраняться, оставив грудь с сережками в покое, переключившись на штаны. Алиль из-под полуприкрытых ресниц наблюдал, как Туз попытался стянуть с него штаны, сам сидя сверху. Зрелище было забавным, но единорог сдержался, чтобы не начать гаденько хихикать и просто улыбнулся, продолжая наблюдать за возней. И хотя ему невероятно хотелось перейти уже, наконец, к чему поинтересней, он почти мазохистично томил себя и стремился всячески сделать вид, что ему тут меньше всех надо.
Видимо, любовник-таки сообразил в чем проблема, не смотря на подпитое состояние, потому как начал все так же неспешно подниматься, освобождая простор для деятельности. Его волосы продолжали переливаться разными цветами, действуя на Алиля несколько гипнотически. Ведь засмотревшись на его прическу, золотоглазый пропустил момент, когда тигр перешел в резкое наступление, буквально набрасываясь на свою добычу. Единорог от неожиданности вскрикнул и дернулся, начиная сопротивляться, но поначалу скорее инстинктивно, чем осмысленно. Через десяток секунд он понял, что это был отвлекающий маневр хищника, чтобы усыпить его бдительность, но отступать или сдаваться лиловому капитану показалось не спортивно, да и гордость не позволяла, а потому он брыкался до последнего. К тому же от насилия, пусть и такого полушуточного, внутри все разгоралось еще сильнее, заставляя желать одно зеленоглазое недоразумение пуще прежнего.
Алиль героически отстаивал сначала один сапог, а затем и второй, то и дело норовя лягнуть Туза. Но тот был калач тертый и справился с обувью довольно оперативно, не смотря на попытки помешать. Та же участь постигла и бриджи, которые в процессе стягивания то и дело жалобно трещали. Так же в процессе сопротивления то и дело напоминала о себе грудь, покачиваясь и подпрыгивая от особо резких движений, но ее обладатель старался поменьше отвлекаться на это. В итоге демон оказался полностью раздет, а так же порядком растрепан и бесстыдно возбужден, не смотря на попытки это скрыть, тяжело дыша от недавних активных движений.
О том, как ему повезло с кремом единорог даже не подозревал. Он вообще не был уверен, что у Туза в арсенале имеются какие-то крема кроме специализированных для того, чем они обычно вместе занимаются. А даже если бы имелись, разве можно их спутать? У каждого ведь своей формы и веса вместилище, как их перепутать? Алиль бы и с закрытыми глазами среди множества средств на туалетном столике нужное нашел... Но сейчас он не задумывался о таких нюансах, ощутив внутри прохладные и скользкие от крема пальцы любовника. С его губ сорвался сдавленный судорожный вздох, а тело выгнулось, опираясь на лопатки и пятки, приподнимая бедра. Пальцы входили легко и беспрепятственно, и даже не столько из-за смазки. Демон был расслаблен внутри от снедающего его желания, но все же из последних моральных сил попытался это скрыть, осознанно сжимая внутренними мышцами пальцы любовника, от чего ощущая их  еще ярче и приятней. Сил на то, чтобы сказать в ответ какую-нибудь гадость уже не оставалось, они все уходили на то, чтобы не застонать и не начать подаваться на пальцы в жажде большего. И не важно, что вчера единорог сам набросился на Туза с изнасилованием, то было от большой голодовки, сейчас он как всегда против, да-да.

103

Он, конечно же, не извращенец и ни в коем случае не развратен. Но так завораживало и заводило это сопротивление Алиля. Его дерганье и неприступность, агрессивные попытки борьбы. Как игра с мышкой двумя лапами. Толька эта «мыша» довольно сильно может своим каблуком от сапога запустить и извернуться так, чтобы хорошо так лягнуть, если зазеваешься. Было дело, знаем и надо бы следить за этим, чтобы не было больно и обидно… Но как можно оторваться от завораживающего зрелища перед глазами?..
..Тузу казалось, что время остановилось, настолько бесконечно можно было смотреть на колыхание груди. Это было просто завораживающе, как она вздрагивала и тугой волной ходила туда-сюда. А в это время по ней играл не сильный свет и кожа казалась словно из нежнейшего соуса для гамбургеров (люби он сладкое, можно было бы написать «нежнейшего крема из белого шоколада», но не сложилось у нашего героя со сладким)
Но любовник молчал. Молчал и только вздрагивал, откликаясь на то, что в  него проникнул в него тигр пальцами. А даже ответь он, тот даже не заметил бы уже совсем. Все завертелось и закружилось вокруг. От этого просто можно было уже сойти с ума!. Сочное, нежное и трепетное тлело, грудь, большая и  упругая грудь, то как Алиль сопротивляется и почти рычит от недовольства, плюс он такой соблазнительный когда связан, большая грудь колыхается, а сейчас он еще и голый, соски такие твердые и тянут к себе внимание, а еще грудь колыхается, и внутри него тесно-тесно, горячо-горячо… Да что ж это за ситуация такая сложная? Мозг пытался кипеть в размышлениях, которые ступорили желания и алкоголь. Сами желания алкоголь не ступорил, но их очень оживленно выдавала радуга сменяющегося цвета волос.
Нового вздрагивания Алиля всем телом, на его движения пальцами внутри напарника, Туз уже просто не выдержал. Свободная рука дала опасть штанам на себе и высвободить член .Теперь Алиля растягивали. Беглая и словная привычная подготовка у затянувшейся прелюдии. Грубая, но жестокая или небрежная.
Рывком Туз ворвался в Алиля, крепко перехватывая его за бедра и притягивая к себе, чтобы больше и глубже  в него проникнуть, упиться этим пиком, но даже и не думал на этом задерживаться. Полуложиться на любовника не хотелось, ведь иначе он упустит из виду эту восхитительную мягкость грудей. Нависать было неудобно, поэтому пришлось брать особо пикантный угол. Сидя на карачках, с прямой спиной, и давая любовнику, как будет удобно ему, обвивать свою спину. Так будет видна грудь. И более того, так она будет продолжать так упоительно-увлеюще колыхаться. Столь прекрасное зрелище… восхитительное и прекрасное, учитывая как изменяется выражение лица на самодовольном личике Алиля.
Туз двигался, двигался и крепко удерживал тело Алиля, его бедра и ноги, срываясь на хрип и тяжелое дыхание, но не в силах отвести взгляда от него и тому, как оно все смотрится. Как обрамлено волосами и сколь прекрасен Алиль с каждым мигом, такой возбуждающе-развратный и родной.

104

Пальцы любовника внутри продолжали свое скольжение, растягивая и подготавливая, и вместе с тем лаская. Сбивчиво дыша, Алиль наблюдал за Тузом из-под ресниц. Его волосы продолжали переливаться всеми цветами радуги, словно бы вторя возбужденному состоянию своего обладателя. На лице тигра отражалось торжество и жадное нетерпение, что добавляло ему особой, демонической привлекательности. Таким золотоглазый его хотел особенно сильно. Так же единорог почти явственно ощущал взгляд на своих грудях, не желающих сидеть спокойно на месте и то и дело колышущихся. И чем они так Туза привлекают?
Когда тигр начал свободной рукой стаскивать свои шаровары, Алиль внутренне порадовался его страстности и нетерпеливости. Желание снедало его уже давно, и сколь бы ни было приятно растянуть сладкий момент, но все же хотелось получить и удовлетворение. Ласки пальцами хоть и были приятны, но их явно становилось не достаточно. Однако удумай Туз его подразнить и пооттягивать сладкий момент единения, лиловый капитан скорее всего не стал бы его упрашивать, продолжая изображать партизана на допросе.
Любовник вошел в него одним уверенным рывком, как делал нередко, срывая с губ единорога первый несдержанный вскрик болезненного удовольствия. Туз крепко удерживал его бедра руками, не давая отстраниться, хотя Алиль не стал бы этого делать даже из вредности. Так же он не дал особо привыкнуть к близости или насладиться моментом. Однако, вопреки ожиданиям, или скорее желаниям золотоглазого, тигр не стал на него опускаться сверху или прижиматься своим телом. Он просто сел, выпрямляясь и продолжая придерживать единорога за бедра, тем самым диктуя позу. В итоге ему пришлось опираться почти полностью на лопатки, для баланса обхватив Туза ногами за бока.
Поза была несколько непривычной и показалась поначалу не удобной. Алиль попытался было за счет силы ног притянуть мужчину так, как ему бы этого хотелось, но тот не позволил, продолжая свои движения и не отвлекаясь от намеченной задумки. Из-за не совсем естественной позы внутренние мышцы напрягались сильнее, обостряя ощущения, от чего каждое движение любовника ощущалось еще резче и приятней. Все это время объемные груди не прекращали напоминать о себе шевелением, реагируя покачиванием на все толчки и перемещения. Хотелось их чем-то прижать или хотя бы придержать руками, дабы избавиться  от странного и непривычного, в чем-то приятного, а в чем-то отвлекающего ощущения. Но положение тела не особо способствовало сопротивлению или самодеятельности, тем не менее, единорог все же попробовал поерзать и хоть как-то приструнить неугодные прыщики-переростки. Ко всему прочему, не выдавать своего состояния голосом было выше его сил, и с губ то и дело срывались сладострастные вскрики, стоны и всхлипы, выражающие реакцию на действия Туза. Алиль тяжело дышал и метался по ковру, спутывая растрепавшиеся из косы волосы, выгибаясь в пояснице и подаваясь навстречу любовнику.

105

Можно было бы сказать, что Туз отрывается за все то время, пока был далеко и вне зоны доступа со своим любовником. Но это будет слабое описание того, что накопилось. И то, какой бурной была их предыдущая ночь, это по сути было лишь одной из части того большого и великого, что накопилось в сторону сексуальной жажды. Именно сексуальной, так как в плане драки и своих бесед, удовлетворение и наверстывания, буквально сразу. Друг за другом и вперемешку. Пусть это все и приходилось тщательно скрывать от посторонних
Узнай кто, как выглядят на самом деле их диалоги и наименования в сторону друг друга, много нового открыл бы о двух капитанах. Но если кто-то узнает, что Тузу не так и не то с кем-то другим, кроме Алиля вот уже много-много десятков лет.. Тигр бы на месте устроил суицид от позора, поменял бы ауру, личину и имя
Но сейчас и тут они были только вдвоем. И имели возможность демонстрировать друг другу всю правду о них же самих. Без слов. Языком двух тел и съедающего их пыла-желания. Попытки Алиля еще сопротивляться только подгоняли и распыляли огонь внутри Туза. Но чтобы и как они оба друг другу не говорили, срывающиеся с их губ бессвязные звуки стонов, более чем откровенно говорили за них обоих о всем что и как было на самом деле
Испарина и мелкие капельки пота покрывали спину и напряженные руки демона, но Туз не упустит и не выпустит из своей хватки Алиля. Хвост волос прилип несколькими прядями меж собой и к спине.. Такой острый угол и такое захватывающее обозрение открывалось ему, когда единорог вздрагивал и груди золотоглазого колыхались. Они упруго двигались в такт всем порывам и движениям, это было прекрасно. Но в какое-то мгновение Туз споймал было себя на том. Что смотрит уже не только на грудь, но и картину горячего напарника в целом.. Особо следя за его мимикой и ловя его стоны. С чего бы он это? Не-не-не, не надо отвлекаться от груди..
..И Туз не отвлекался, перехватив и придерживая любовника одной рукой для удобства, второй же - загулял по его животу, а  там и сжимая глубже в так смене ритма на более глубокий и сильный. Сладостный пожар меж ними был хорош, и в самом Алиле было великолепно, но хотелось чего-то большего и головокружащего. Оно постепенно подступало, медленно накрывая ощущения и сознания. Почти-почти и вот уже совсем. Такое щекотливо-приятное ощущение и предвкушение
Но, решив сделать его еще более удивительным, демон приподнялся на коленях. Благодаря тому как крепко держался за него Алиль и до синяков сжимая бедра под новым углом, ударяясь пахом о зад напарника. Вот теперь – это то, чего не хватало Тузу и оно сочное. Тряхнув головой, демон пустился в новые пируэты, сбивая собственное дыхание стонами. И из полуприкрытых глаз смотря-смотря на Алиля, почти сложенного пополам. Теперь и лицо, и грудь были рядом. Хорошая будет отмазка, если она понадобится в качестве объяснения, почему он любуется этим мигом их слияния

106

В отличие от напарника, Алиль был не настолько озабочен мнением окружающих о себе. Что, тем не менее, не мешало ему действовать более радикально в данном вопросе, хотя в большинстве иных ситуаций он предпочитал решать дело бескровно и с выгодой. Но если Туза посещали мысли суицидального характера, то единорога - маниакального. Он предпочел бы просто убить всех чрезмерно любопытных, ушастых, глазастых и языкастых. Желательно раз и навсегда. Так он не оберегал даже тайну своей истинной формы, она была лишь на втором месте. Все же существа андрогинные, вроде него самого, они более морально устойчивые. То ли дело мужчины! Они хоть и кажутся сильными и непоколебимыми, внутри нежные, как моллюски, лишившиеся ракушки-панциря. Их надо оберегать, но мягко и ненавязчиво, дабы они об этом не прознали... По крайней мере Алиль в это свято верил и потому спускал с рук Тузу все его заморочки про то, что он натурал, не порываясь разубеждать. В этом он видел глубинное выражение своих чувств к тигру. Как и в том, чтобы на людях хранить тайну интимности их отношений.
Но сейчас они были одни, в заповедных капитанских покоях и могли ни в чем себя не ограничивать, предаваясь страсти. Единорог давно не сдерживался, откликаясь на сильные толчки любовника и телом и голосом. Уже было бесполезно что-то отрицать или как-то оправдываться, делая вид, что ему не хочется и его заставили. Да и едва ли он был в состоянии издавать членораздельные звуки и слова протеста. К чему сейчас была их привычная игра в "Это все ты, а мне не очень-то и хотелось", когда язык тел взял верх над всеми остальными выразительными средствами?
Алиль чувствовал, как Туз его хочет. В этот момент - только его, и это наполняло радостью. Он ощущал это в ритмичном движении бедер любовника и его члена внутри, в сжимающих до синяков пальцах рук, в тяжелом дыхании, срывающимся на рыки-стоны. Удовольствие их единения волнами накатывало, сметая остатки мыслей, застилая собой все. Но как известно, сладкого и приятного много не бывает, и демону начало хотеться еще и еще ласк, не только внутри, но и снаружи.  Словно уловив это, тигр прошелся рукой по его животу, поднимаясь к груди. Сейчас эти прикосновения воспринимались еще приятней и ощутимей, чем просто прикосновения к соскам в мужской версии груди.
Сам до конца не отдавая себе отчет в том, что делает, Алиль сильнее оперся о плечи, чтобы в движении подаваться к руке любовника, жадно требуя к себе больше внимания. Но Туз не спешил потакать всем его желаниям, поднявшись на колени. Сейчас близости его тела и возможности ощущать его жар хотелось как никогда, а потому единорог сильнее сжал его бока ногами, настойчиво требуя вернуться хотя бы так, как было. Но зеленоглазый вместо этого навалился на него, оказываясь совсем близко... и в то же время недоступно. Алиль застонал громче и заерзал под ним, стремясь прогнуться так, чтобы потереться своей грудью о грудь мужчины, и вместе с тем подаваясь вперед, чтобы урвать хотя бы короткие поцелуи, благо сейчас поза позволяла еще больше близости.

107

Горячее дыхание и стоны Алиля, это лилововолосого толи парня, толи женщины, гуляло по плечам и шее Туза. Он двигался самоотверженно и пылко. Видимо даже в такие пиковые моменты все еще хотел все это прекратить и сопротивлялся. Какой нрав! Какой характер! Но в результате его попыток все остановить, Туз только больше распылялся. Как от самого сопротивления (все годы их единство он отчаянно старался не думать о том, кто в его сексуальной жизни центральный, но и то, что это сопровождается насилием), так и от того, что в их попытках – большая и мягкая грудь Алиля касалась его обнаженного торс, а губы почти касались его.. Облизнувшись, демон не удержался от того, чтобы в новом порыве, накинуться на него с поцелуем, утягиваясь.. Пусть этот порыв и был, для успокоения его хрупкой психики, необоснованно-стонтанный и сбивал окончательно всю дыхательную систему. Но он этого хотел, и он это получит, пусть и он первый сделал шаги в сторону такой новинки, это уже детали.
Резкие и поступательные движения становились все более стремительными и резкими, увеличивая их общий темп. Тела сливались вновь и вновь. Где-то рядом и почти на грани сознания маячило долгожданное, но тигр подхватил уже волну и не мог так просто успокоиться, когда так сильно все бурлило в нем.
Руки поползли по бокам гибкого тела, подхватывая его и обвивая. Рывок и демон сделав усилия, выпрямил спину, садясь на карачки. Но утягивая за собой и Алиля. Усаживая любовника верхом на своих бедрах, и впритык друг к другу. Тяжело выдохнув от ощущений при такой смене угла, тигр на долю секунд приходил в себя, медленно ведя вниз по спине руками, и затуманено смотря в глаза Алиля, когда руки снова легли на бедра. Легли и подхватили, приподнимая и двигая. Двигая и насаживая, глубоко и особо интимно. Теперь Алиль был близок, и они соприкасались теснее, чем когда-либо. Его тугая грудь упиралась в грудь красноволосого и ходил все так же ходуном меж ними. А ноги крепко обвивали его тело. Все же его напарник был удивительно гибок и сейчас Туз просто в тихий экстаз входил от того, как с ним было удивительно. Об этом он никогда и ни за что, так просто не скажет, но все же..
Снова впившись поцелуем в губы Алиля, демон на некоторое время принялся просто упиваться этим мигом затишья для их разгоряченных и вспотевших тел, когда крепко ухватив за бедра золотоглазого, туз приподнял и продолжил движения. Резче и властно, двигая и словно догоняя что-то. Настигая вновь того, что на несколько мгновений, было, остановил и теперь – настигал его еще стремительнее
..Когда накрыло..

108

Новая поза оказалась определенно лучше  прежней. Туз впился в его губы поцелуем и Алиль откликался на движение его губ и языка своими ответными. И как они раньше обходились без поцелуев? Эти незатейливые действия, поцелуи, непонятным образом добавляли удовольствие всему процессу.
Тигр водил руками по его телу, и золотоглазый выгибался навстречу, чтобы как бы невзначай, получить как можно больше этих ласк, как можно больше всего его. Но как оказалось, целью демона были не просто ласки, перехватив единорога поудобней и прижимая к себе, он вернулся в прежнюю позу, на корточках, но на этот раз утягивая с собой и Алиля.
От такой неожиданности он ахнул, инстинктивно напрягая мышцы ног для удержания от падения, а в месте с ними и внутренние, сжимая член любовника. Связанные руки в данной позе мешали, но лиловый капитан ловко закинул их кольцом через голову партнера, устраивая у него на плечах, как бы обнимая и обеспечивая себе дополнительную точку опоры. В этой позе они оказались совсем плотно друг к другу прижаты, лицом к лицу. Глядя в затуманенные страстью темно-зеленые сейчас глаза Туза, единорог подумал, что сам, наверное, выглядит почти так же осоловело. Он чуть поерзал сверху, пытаясь понять, как будет удобней в этой позе и что использовать в качестве опоры для движения. 
Однако любовник не дал ему взять процесс под контроль, оглаживая руками и фиксируя их на бедрах сильной хваткой, сам начиная двигать и направлять. Пальцы мужчины на собственных ягодицах ощущались крайне приятно. И пусть в таком положении двигаться очень быстро не получалось, но скорости и резкости хватило с лихвой в прежней позе. Алиль с трудом оттягивал развязку, желая растянуть сладкий момент перед оргазмом. С его губ срывались хриплые тяжелые вздохи и стоны, когда, приноровившись, Туз взял удобный ритм.
Раз за разом, каждая их близость ощущалась для золотоглазого демона феерично. Хотя, казалось бы, за столько лет должно было приесться, ан-нет. Этот рыжий доводил его до исступления, давая сполна ощутить сладостную бурю в каждой клеточке собственного тела, ощутить его необузданную и дикую силу, пройти сквозь нее, слиться  своей, чтобы достигнуть вместе того, чего невозможно поодиночке. Алиль это ощущал почему-то именно в такие моменты, всю остроту слияния, дарующего в субъективном восприятии чуть ли не всемогущество. И он купался в этих волнах искрящейся силы и энергии, в наслаждении, даруемом телами...
Любовник снова поймал его губы для новых поцелуев, испивая с них стоны и вздохи. Грудь единорога была плотно зажата меж их телами, принося удовольствие в этой тесной близости, как и член, который терся о их животы, пачкая выделяющейся смазкой. Туз врывался в него резко и глубоко, неумолимо приближая к финалу.
Оргазм накрыл оглушительно и неумолимо. Алиль только всхлипнул, изливаясь и мелко подрагивая в объятьях мужчины, неосознанно сжимая его внутри своего тела, сжимая ногами снаружи и царапая пальцами плечи. Спустя пару секунд он расслабился, не заботясь о том, что будет дальше.

109

Тело любовника напряглось, все внутри сжимаясь и сжимая-обнимая его самого тоже, прижимая к себе и расплескивая меж их животами горячую сперму, с вскриком и стоном. Как можно увернуться от такого водоворота восприятия.. Как может не ввести в безумие сознание одного конкретного демона от действий другого демона?.
Туз резко врывался в Алиля, чувствуя как его хватка начала ослабевать, и любовник расслабляется, но сам тигр еще действовал. Еще направлял и руководил. Не сильно опаздывая от единорога и со стоном наполненным радостного наслаждения всего, что его накрыло, красноволосый излился в любовника. Прогибаясь всем телом. Напряженно держась и держа его в своей крепкой хватке.. Когда по телу пробежалась дрожь и с хриплым выдохом, зеленый капитан осел на пол. Осел, но не выпускал из объятий любовника
Волосы в хвостике прилипли к спине, да и все тело было довольно влажное. Но он продолжал обнимать Алиля и прижимать его к себе. Даже в тот момент когда опал на пол спиной, утягивая туда за собой и Лилового Капитана. Было феерично, было ярко, было хорошо, все мышцы гудели от напряженности, что достигла пика, было неописуемо насладительно и было так, как должно было бы быть правильно. Именно то, что так не хватало, даже с учетом прошлой ночи. В сознании Туза снова начал просыпаться хищник не желающий отпускать от себя Алиля, даже если тот и против, а еще – парень.
-Вот чтобы тебе стоило стать женщиной и прекратить быть таким извращенце, да еще и более того – меня в  это втягивать? –вдруг выдал он глухим, чуть хрипучим от такой физической нагрузки. Пилюли-то Доктора никто не отменял. Поэтому Демон как-то еще не сразу понимал что и как. А главное на каком он свете, в отличии от языка, действовавшего даже когда глаза были прикрыты- Мог бы открыто носить украшения и продолжать краситься, не вводя в обескураж наших воинов, одевать более подчеркивающие твою фигуру платья, юбки и костюмы. У тебя бы была такая же упругая грудь, как и зад. А еще если еще и волосы распустил бы, я  уже более открыто мог бы бить морды с определенным и ясным обоснованием, всем кто протягивает к тебе руки или еще какие конечности. А то вечно придумывай потом оправдания что за несчастные случаи с ними случились. Это – знаешь ли утомительно уже!. Но нет же, тебе все не так и не подходит, так мне весь вечер полоскал мозг о том, что грудь тебе не то и не так. Даже на лейтенанта моего пошел с рукоприкладством. Сделал да и сделал, сделает обратно. Я просто уверен в этом. Это же Доктор, он способен на многое… а вон она какая и каким чувствительным тебя делает.. А не только красивым
Сам демон выпрямил уже ноги и больше оседал на полу, кимаря и уплывая в сон. Но от словесного потока это не спасало. Пока он был в крупицах сознания и не окончательно уснул, так как есть.. Если бы сам Туз сейчас был трезв и сознании, да со стороны услышал что и кому он сказал, то просто устроил самовозгорание, чтобы не позорится. Ибо он бы был бы полностью уверен, что на утро об этом будут знать все. Ведь сейчас было сказано слишком много из того, что он скрывал даже от себя.
Что только не делает коктейль из алкоголя и пилюль Доктора

110

Приходил в себя  и возвращался к реальности Алиль лежа  на теплом и мягком любовнике, в его объятьях. Положение было весьма комфортным, а потому он не предпринимал попыток это как-то изменить. Конечно, в близком контакте разгоряченных тел было жарковато, но демон предпочитал тепло холоду и в целом был вполне устойчив к жаре, не воспринимая ее как таковым раздражителем. Да и мало какие раздражители он мог бы сейчас воспринять как побуждающие к действию. На единорога накатило привычное удовлетворение в купе с расслабленностью и миролюбием.
- А вот что тебе стоило самому стать женщиной? И сиськи всегда под руками - хочется потрогать - всегда пожалуйста и никто тебя по голове за это не огреет, - тут же отозвался Алиль с долей любопытства в голосе. Объяснять Тузу собственную глубокую философию почему он сам не хочет было лень. А вот послушать, что на это скажет это красноволосое недоразумение было интересно. А ведь золотоглазый не припоминал ни разу, чтобы тигр при нем принимал женский облик. Интересно, каким бы он был?
Но Туз рассказывал о другом и не менее интересное. Конечно, единорог, как и его любовник был порядком пьян, но все же оказался в состоянии воспринять и даже немного проанализировать то, что только что услышал. Раз уж на мужчину нашла словоохотливость, следовало ею во всю воспользоваться.
- ...одевать более подчеркивающие твою фигуру платья, юбки и костюмы. У тебя бы была такая же упругая грудь, как и зад....
"Ему нравится моя фигура? И он все-таки замечает и мои наряды, и украшения, и макияж... а я-то уже подумывал, что зря стараюсь... И пофигу на солдат, они уже привыкли к моему виду" - текли мысли в нетрезвом сознании единорога. - "Так вот о чем эта кошатина фантазирует? Хочет меня увидеть в платье? А что, идея! Надо будет как-нибудь заявиться... интересно, какое у него при это будет выражение лица? Хе-хе, задокументирую и буду продавать подпольно солдатам - самое дурацкое выражение лица Зеленого Капитана!" Думая об этом, Алиль не отдавал себе отчет, что его желание, замаскированное под хулиганство, мелкого пошиба, на самом деле более глубинное и бессознательное. Что все дело в том, что ему понравился исход сегодняшнего вечера и реакция тигра на его нежданное приобретение.
- ...А еще если еще и волосы распустил бы, я  уже более открыто мог бы бить морды с определенным и ясным обоснованием, всем кто протягивает к тебе руки или еще какие конечности. А то вечно придумывай потом оправдания что за несчастные случаи с ними случились. Это – знаешь ли утомительно уже!..
"Что? Он... бил кому-то из-за меня морды?" - единорог был ошеломлен, а сердце от чего-то ускорило свое биение в груди. Это незатейливое пьяное признание оказалось ему неожиданно для самого себя приятно и волнительно. Прежде демону доводилось самому заниматься рукоприкладством, оберегая себя от чужих слишком длинных рук и языков, и он считал это в порядке вещей. А вот новость о том, что кто-то мог делать это из-за него повергала в шок. Однако не верить словам любовника в этот момент не было оснований -  уж сколько они знакомы, а Туз не стал бы что-то воображать себе на такие темы, тем более хорошо приложившись к спиртному вечером. Вот только в голове не находил ответа вопрос: "Почему?".
- ...а вон она какая и каким чувствительным тебя делает.. А не только красивым...
Кажется, тигр впервые назвал его красивым. Мелочь, но от чего-то такая волнующая! Почему-то услышать из его уст не привычные обзывательства, а нечто подобное оказалось очень сладко. А про чувствительность он, как не крути, прав. Добавило ему приобретение новых ощущений. И пусть оно неудобное и мешающее, но и положительные стороны у него есть. Но... скрипя сердцем в угоду гордости, все же придется трясти Доктора на возврат тела в привычную для него конфигурацию.
Все эти слова красноволосого демона вводили Алиля одновременно и в замешательство, и в смущение, и в состояние тихой радости, когда внутри всего тела как будто плещется шампанское, щекоча своими пузырьками. От этого чувства становилось легко-легко, хотелось смеяться вот просто так, без особой причины и танцевать босиком до упаду. В этот момент, лежа на тигре и уткнувшись носом ему в изгиб шеи, слушая его голос, он ощущал себя абсолютно счастливым. Сам того не замечая, единорог начал тереться носом и щекой о плечо и шею любовника. Ему казалось, что он мог бы так лежать бесконечно, наслаждаясь моментом. Но связанные руки, оказавшиеся сейчас в не слишком удобном положение и от того затекавшие, настойчиво напоминали о себе.
- Может, развяжешь уже меня? - попросил Алиль. - И вообще... на кровати удобней лежать, - в целом он был бы не прочь вот так в обнимку и уснуть после насыщенного событиями дня, но хотелось все же делать это в положенном месте, тем более, что до него всего-то пара метров.

111

То, что ему в ответ что-то говорили. Туз понимал на самой грани сознания и довольно отстраненно, так как его на тот миг прорвало. И более того – прорвало на слова, хотя сознание уже засыпало, а язык пока имел возможность – говорил и говорил все, что только не напридумывалось. Так что в такой миг Алиль мог бы сказать многое, и это прошло бы мимо сознания Туза, вообще не замеченное.. А то, что он там себе надумал..
Хот тут без вопросов – оставалось внутри единорога, так как мысли друг другу они никогда не взламывали на прочтение или отслеживание. Считая это чем-то не подходящим для их стиля отношений. Как и вообще проявление магии. Только то, что имеет человеческий облик и собственные навыки имели значение, а  главное – разум
..Но главное во всем этом всем что? То, к чему все идет? То. что туз уже погрузился в крепкий и не трезвый, но здорово-богатырский сон. В частности в тот миг, когда от него требовали себя отпустить. За все свои года службы и приключений, Туз приобрел довольно хороший навык – засыпать и отдыхать в любых условиях. Так что то, что он был немного немыт, со спущенными штанами, на полу и его седлал любовник – нисколь не смущало тигра. Он во всю углубился и предался объятиям сна..
Черты лица расслабились и стали более умиротворительными

112

Когда на требование его отпустить никакой реакции не последовало, Алиль приподнял голову, недовольно глядя на мужчину. Оказалось, что тот уже давным давно спит! Вот нахал! Но единорог пребывал все еще в благостном и даже немного романтичном от своих размышлений и слов Туза настрое, а потому явил собой образец спокойствия. Он просто воспользовался магией, приподнимая любовника, чтобы освободить руки, затем развязывая накрученные им узлы.
Идти в ванну было лень, но ложиться спать как есть не хотелось, а потому демон с воздушными потокам поплыл-полетел в нужном направлении. Наскоро окунувшись и смыв с себя следы их жаркой близости, он смочил большое полотенце и вернулся обратно. Не тащить же этого грязного свинтусоида в свою чистенькую постельку как есть? Поднимать тигра самостоятельно тоже было лень, для чего опять послужила магия. Правда, вытирал его от пота и прочих лишних жидкостей Алиль уже самостоятельно. Спящим, Туз казался таким душкой, что и не скажешь, что он острая на язык вредная язва без стыда и совести.
Влажное полотенце прошлось по всему телу мужчины, а его прикосновения больше напоминали ласки. Золотоглазый даже не удержался от пары невесомых поцелуев. Ему всегда после страстного секса хотелось нежностей, и ничего он с этим поделать не мог, тем более после таких приятных слов. Но вот с приведением любовника в порядок было покончено, и воздушные потоки бережно уложили его в постель. Сам хозяин покоев забрался в кровать следом. Все же усталость и его сморила. Он по привычке полулег на Туза сверху, устроив голову у него на плече, рукой обхватив поперек груди, а ногу закинув на бедро. Так и уснул единорог незаметно для себя, абсолютно счастливым и даже во сне улыбаясь.

113

Пребывание во сне получилось несколько рваным, н ничего конкретного при этом демон не помнил. Человеческое тело довольно не мало устало за такой бурный день, не смотря на подпитку его энергией. Все же тренировка и алкоголь на усталое тело, в купе с голодом, и дальнейшее продолжение – было не мало выматывающим. Поэтому, тигр даже украдкой просыпаясь, ничего совершенно не запоминал. А как запомнишь, если магия воздуха такая плавная, прикосновение знакомых рук такое мягкое и влажное полотенце скользило неспешно.
Но и что снилось ему – нельзя было конкретно сказать. Только что-то общее возвести в общее, что это было нечто хорошее. Настолько, что демон еще не скоро собирался просыпаться. Он обнимал во сне Алиля, скользя по его телу руками, ласково и неспешно.
..а затаившийся и обиженный на весь мир за ограничение своей новой территории, Носок был голоден. Он смотрел на все происходящее в  комнате из-под покровов покрывала и недоумевал о причинах драки. Но волохатой змей не лез в происходящее, а только смотрел на все увеличивающимися с каждой секундой. Сколько крика и как долго. Носок думал о том, что это была поистине страшная драка. И похоже победил длинноволосый, повергнув того кого он сразу узнал. Тот кто его принес теперь лежал тушкой. И это было хорошо, ведь теперь его можно было хотя бы погрызть! Или нагадить на него! Что подобным ему не было повадно так себя вести!. Теперь оставалось понять, как быть с тем существом, что победило его. Оно победило споймавшего его. Наверное, сложно будет с ним что-то сделать и просто так одолеть.. В мыслях о том, как быть, Носок провел всю ночь, а под ее окончание уснул.
Тигр же начал просыпаться. Он зарылся в волосы Алиля и перебирал по его коже рукой, оглаживая изгиб спины и плавности его фигуры. Сознание медленно приходило на место. Обычно в эти моменты он осознавал кто он и где. Так было и в этот раз, с добавлением того, что голова просто раскалывалась, а скользнувшая было к груди рука, наткнулась на «плоскость». От же пигалица!. Взял и лишил его такой радости.. Недоразумение..
-..разумение… -в такт мыслям пробормотал демон заплетающимся языком. Во рту было суше, чем во вчерашнем каньоне. И то как отозвалось горло – давало понять, что попытки сказать большее будут чреваты. Звучно сглотнув, мужчина попытался приподняться, чтобы потянуть на себя тени и утянуть из ближайших подвалов – рассолу. Такого холодненького и соленого, просто райского питья. Так сильно желаемого, что Алилю в пору ревновать было бы.

114

А Алилю снились облака, нагретые солнцем. Такие мягкие и пушистые, и сладкие на вкус. Он по ним скакал и прыгал, пружиня по мягкой поверхности. Облака меняли форму под легким теплым ветерком, становясь то необыкновенными растениями, то животными, а то перетекая в новые неведомые ландшафты. Ему было хорошо, легко и радостно, и это состояние осталось с ним до утра и до момента пробуждения.
Просыпаться совсем не хотелось. И если сознание худо-бедно включалось, начиная как-то шевелиться, то веки слиплись и разлипаться не собирались. И, будь он сейчас сам в постели, он бы заснул снова и возможно даже успел бы вернуться к своим облакам. Но начавший вяло шевелиться и подавать признаки жизни Туз спокойному сну не способствовал.
Титаническим усилием воли Алиль разлепил глаза, оценивая ситуацию. Скользнувшая по его груди рука мужчины невольно привлекла внимание и самого обладателя к указанной части тела. Его облегчению не было предела, когда золотоглазый узрел, что его торс вернулся в прежнюю конфигурацию, а непрошеные прыщи-переростки "сдулись" до нормального размера. Вероятно, Докторово вмешательство было единоразовым и сейчас эффект этой дряни закончился. Думая так, единорог еще не знал, насколько ошибается, но в то утро все казалось радужным и замечательным, насколько оно таковым может быть после пьянки. В отличие от Туза, капитан Лилового бастиона пил не так много, голова у него не болела и на солененькое не тянуло, просто хотелось пить.
Он посмотрел на напарника, всем своим видом выражающего страдание и муку по рассолу. Тот даже пытался что-то нарыть в тенях, но, судя по тому, что все еще рыл, получалось у него сие не очень успешно. Алилю в пору бы злорадно похихикать и просто понаблюдать в бездействии в качестве отмщения за побудку, но он все еще пребывал в позитивном настрое, а потому решил помочь. За годы знакомства Алиль успел выведать, какое именно пойло его любовник предпочитает с похмелья, а потому всегда хранил у себя пару баночек. За одной из них он и потянулся в схрон, захватив для себя обычной воды.
- Держи, пьянь подзаборная, - единорог приложил холодную емкость с рассолом ко лбу страдальца, а затем вложил ему в руку, а то разминется еще или, хуже того, расплескает по кровати. Сам он отпил воды, враз чувствуя себе посвежевшим. Снова покосившись на Туза, демон пришел к мысли, что тот в течении пяти минут не успеет прийти в приемлемое состояние, а потому толку от него не будет. А вот сам хозяин спальни был уже вполне в настрое для бурной деятельности. Первым делом он пошел проверять, как там поживает его яичко. Не вылупилось ли?
Как был, обнаженным и растрепанным, он встал с кровати и  прошествовал к своему сокровищу. Однако собственность не спешила радовать своего хозяина чем-то необычным. Все пребывало в том же состоянии, что и было оставлено вчера.  Даже защитный электрический кокон поврежден не был. В надежде, что может так оно вылупится быстрее, Алиль начал мягко подпитывать яйцо своей магией.

115

Найти нужную банку как-то не получалось. Даже бурдюка или хотя бы стакана. Сколько раз.. Сколько тысяч раз демон давал сам себе клятву, что он целенаправленно сделает себе теневой карман где будут находиться элементы первой жизненной необходимости? Перечислять бесконечно можно, сколько раз он сам себе клялся в этом и забывал. И вот снова. Он, теневой портал и невозможность найти самое сокровенное в своей жизни. А что хуже всего, то, что рядом снова Алиль. Демон где-то за гранью трещин по всей черепной коробки, догадывался каким бальзамом на душу ему такое зрелище своего противника, но старался об этом не думать. Или подумать, но потом. После того, как осуществит самое героическое в своей жизни. На данный момент по крайней мере…
Когда прямо перед ним поставили банку с знакомой полупрозрачной жидкости, ненавязчиво-болотного оттенка. Узнаваемый и сразу подбадривающий душу напиток, одним своим видом только.
Однако слов благодарности или ответа на лестное прозвище, Алиль не услышал. Потому что демон просто присосался к банке, жадно втягивая в себя эту прохладную и такую сладостно-соленую блажь (простите за каламбур). Он пил. И пил. И пил. Пока не понял, что жажда утолилась, а в животе раздался многозначительный «бульк!». Туз поставил банку возле кровати на пол и с полустоном откинулся на подушки с блаженной улыбкой, на грани той, когда его накрывает оргазм. Так хорошо стало. Хотя секс и охота все равно лучше..
…А тем временем Носок проснулся в непонятках от того, что за шум тут происходит и что за топот совсем рядом. Несчастное животное удивленно оглядывался, ведь ему снился родной дом, а тут он в каком-то месте. Но вскоре до существа дошли воспоминания былого. Погони и обиды после этого, так как небо все еще саднило после того как ему вырезали ядовитую железу, а клыки – выбили. Да и накатывал голод. Все же он житель бурной жизни и частые голодовки не по его части. Носок призадумался было, что же делать и как быть, когда в поле его зрения промелькнуло что-то что источало тепло и двигалось. Несомненно в нем должна быть энергия и кровь, так что это просто идеальный представитель для статуса «еда».
До меховой змеи не доходило (может от удара, может от голода, а  может просто еба**тая была по жизни), что то что оно видит – часть чего-то большего. Сейчас на основной план выходило то, что это явно относилось к категории теоретической еды. По крайней мере от этого пахло вкусно и следовательно – можно есть
Именно с этой мыслью существо по змеиному вертляво заскользило по комнате, стремительной пулей направляясь за Алилем. И не просто за ним направляясь. А в самом буквальном смысле этого слова – набрасываясь ан него и впиваясь ему в пятку. Но чуть промазав, укус у змеи пришелся нижней челюстью по полу, и поэтому только верхний ряд клыков прошелся по коже демона
Туз аж икнул от удивления, а обескураже смотря на все происходящее с самого лучшего зрительского положения

116

О том, что в его покоях живых существ больше, чем двое Алиль даже не догадывался. Нет, он, конечно, мог бы воспользоваться магией, просканировать тут все и обнаружить незаконного переселенца. Но покои были закрыты, а яйцо окружено барьером, оповестившим бы хозяина и появлении на свет его содержимого. Да и не было у лилового капитана настолько развитой паранойи, чтобы после каждой отлучки все переворачивать вверх дном, когда он знал, что посторонних тут не шастало. Туз же ему прежде особо подарков не носил, а потому предположить, что он мог бы тут оставить нечто такое, да еще и живое у единорога не было повода. Именно в виду всех этих причин, явление Носка оказалось полной неожиданностью.
Алиль как раз изучал состояние своего сокровища, когда что-то ужалило его в пятку. Он удивленно обернулся, пытаясь понять, на что же он мог наступить? Неужто потерянная шпилька или камешек из какой-нибудь цацки? Он ожидал увидеть на полу что угодно, но только не продолговатый кусок светлого меха. Демон даже моргнул от удивления, такой вещи у себя он не помнил. Однако через пару секунд он осознал, что это не вещь, а что-то живое, и определенно ему не принадлежит, но очень нагло жрет его за пятку.
Однако раньше, чем голову посетила мысль, а что это может быть и как оно тут очутилось, сработали рефлексы. Алиль резко дернул ногой, сбрасывая покусившегося на его ногу хищника и отправляя его в полет к стене. В этот момент его посетила здравая мысль, что это нечто нельзя вот так просто бросать и позволять ему и дальше шастать по собственным покоям, а надо изловить и во всем разобраться. Потому когда существо встретилось с ближайшей вертикальной твердой поверхностью, воздушные потоки тут же подхватили его и понесли пред ясные очи своего повелителя. Уже познакомившись с его зубами, единорог предусмотрительно держал это пушистое нечто на весу и на безопасном от себя расстоянии, разглядывая.
- Это что еще за выхухоль? - задал капитан мучивший его вопрос вслух, глядя то на длинное нечто, то на Туза. Он не знал, причастен ли напарник к этому безобразию или оно само заползло, но надеялся, что может он хотя бы знает, что это может быть и что с ним делать. Хотя вряд ли сейчас эта кошатина способна шевелить извилинами, но а вдруг...

117

Вот всегда так – маленький промах в подсчетах сил и высоты и ты получаешь на орехи так, что слышишь в голове гул чего-то неведомого и разрушительного. Именно так себя чувствовал несчастный Носок, который всего лишь хотел кушать, устал, испугался и не мог понять, как же быть и что делать? Поговорить-то он поговорил тем, странным типом, но от этого стало не легче. И вот теперь он приложился о что-то твердо твердое. Потом его подхватили, и змей начал было извиваться, чтобы укусить того, кто его потревожил. Но с ужасом понял, что он парит. Парит не самостоятельно, потому что движется и паникует. Паникует и движется. Что это? Как это?
..Но тут в поле зрения показалось чье-то лицо. Это был не тот, что ранее. Носок это как-то на уровне подсознания понимал. Хотя существа они и существа, но разнились. Даже цвета другие.
С тихим шипением, пушистая змея оскалилась и дернулась, было, несколько раз в сторону Алиля, намереваясь его укусить. Но все эти порывы были безрезультатны, так как он был на расстоянии, и тушку словно что-то, сдавливая, держало. Что не мешало Носку трепыхаться, дергаться и зло шипеть, стремясь дотянуться до существа и покусать его!. Пусть без парализующего и медленно убивающего яда, но сил на другие вещи, типа перегрызть горло, ему наверняка хватит. Это наверняка не сложнее чем у тех чертят. Пусть они и какие-то другие были от этого существа, но Носок им горло перегрызал! Он сможет и этом!! С этими порывами, он все не утихал.

Ни у кого не было таких удобных мест на открывшуюся картину и быстро раскрывающиеся действия, как у Туза. Картина была просто необыкновенной и он с удивленно округленными глазами, да гулящей головой, смотрел на все. Но когда Алиль обратился к нему, Туз понял что его просто накрывает неудержимый хохот
Демон смеялся. Ржал и ухохатывался, хотя вскоре это и перешло вперемешку с иканием. Собственно икание, а потом и кашель заставили его попытаться прекратить смеяться, чтобы похлопать себя по груди да откашляться. Хотя икание и повторилось еще раз.
-Это Носок!. Носок! Гордый житель каньона, где мы тренировались. Я когда-то.. ик… ик-ик… Слышал от одного мальчика, что они там водятся в результате каких-то экспериментов, вот и решил взглянуть, шерстяные ли это змеи или волосатые черви просто?. Оказалось, что это змеи, а судя по клыкам – еще и ядовитые!! –на этой ноте его заглушил смех, который новой волной накрыл тигра на некоторое время. А когда он отдышался и сделал несколько глотков из банки, то добавил- Ты же любишь мех, вот я тебе и решил прихватить на развлечение. Не боись – клыки я ему уже выбил. А яд вырезал, так что теперь он – просто ползающий капкан на уязвимые конечности.. Ик… Простоя  очень хотел посмотреть, что он сделает в твоей комнате
Демон говорил и говорил, хотя и понимал, что слишком много. Более того – то, что и не следовало. А еще что-то подсказывало, что это так просто не прекратится, пока тут есть как минимум Алиль. Алиль, с которым они много прошли, и на которого его подсознание имело много что сказать. Просто море слов и вещей. Которые никогда не были сказаны и недолжны были. Это как-то надо было сворачивать. А то язык двигался и двигался. Что ж это за лешество?? Вчера такое было. Кажется. Наверное было. Да. Но если до этого – было отфильтровано, то теперь набирало свой оборот. Да и в голове гудело даже от собственной болтовни
-Ладно, я пожалуй оставлю вас наедине. Кстати!. Не забудь, его зовут Носок! И он умеет очень неплохо, но примитивно думать! –с новым приступом иканий и смеха, Туз поднял портал. Он думал было прихватить и свою одежду. Замер и понял, что она слишком далеко, чтобы до нее тянуться. Посмотрев некоторое время на свой шмот, что валялся вперемешку с вещами Алиля и притянул к себе банку с остатками рассола
-Меняю их на рассол, можешь фетишировать, извращенец! –и с каким-то непонятным настроем он вывалился их этой комнаты, оставляя напарника наедине с тварюшкой.

» Оборонительный комплекс » Зеленый крепостной бастион

Отредактировано Туз (2011-05-19 14:14:50)

118

Пойманное нечто и не думало успокаиваться после встречи со стенкой и предшествовавшего ей полета. Более того, странное животное начало еще более активно выеживаться и извиваться. Оно даже имело наглость щелкать на Алиля своей клыкастой пастью и шипеть. Демон на все эти потуги взирал более чем спокойно - такой мелкой зверюге нет понту пытаться с ним справиться. Максимум, на что оно может быть способно - цапнуть за пятку или другую неосторожно оставленную  конечность.
Лиловый капитан так бы и продолжал разглядывать плененного мехового зверька, гадая, что оно такое и откуда тут взялось, когда услышал гогот Туза. Единорог перевел на него недоуменный взгляд, не понимая, что же тут смешного. Однако напарник веселился от души, до икоты и кашля, и потому пришлось немного подождать, прежде чем тот обрел способность говорить членораздельно.
- Носок? - еще больше недоумевая, Алиль вскинул бровь и перевел взгляд на буйствующего и извивающегося в воздушных путах зверька. Если так подумать, какое-то сходство было. - Уж скорее Чулок или Гольф, длинноват для Носка... - пробормотал демон, переводя взгляд на вещающего напарника.
От дальнейшего рассказа тигра о том, что это за неведомая зверушка и что тут делает единорог малость офигел. Вот же ж кошак безмозглый! Нашел что придумать в качестве подарка! Ядовитую змею, да еще и волосатую! Не иначе как с намеком! Хорошо, хоть ядовитость упразднил, а то золотоглазый из вредности бы всунул в ядовитый компостер пару ценных частей тела самого Туза. И хватило ж мозгов этому выскочке выпустить это животное в его комнате да без предупреждения! Посмотреть ему, видите ли, захотелось! Еще и ржет мерзавец до икоты! Ой, давно не получал рыжий нежданчиков, давно... Пора его память освежить...
За всеми этими негодующими мыслями, лиловый капитан чуть не упустил из внимания слова о разумности мохнатого "подарка". Он только собирался открыть рот и высказаться от души на тему того, как он "любит" своего любовника и особенно его идеи, как тот неожиданно перевел разговор, все еще посмеиваясь и открыл теневой портал, явно собираясь свалить.
- Да кому ты нужен! Фетишировать еще на твои обноски! Сам на них фетишируй! - крикнул демон вслед закрывающемуся порталу.
Пылая негодованием, Алиль повернулся к висящему в воздухе Носку, хмуро его разглядывая. Не очень-то зверь походил даже на слабо разумного... Но не оставлять же его так и дальше висячим? Надо ж и своими делами заниматься... А потому демон решил все же выяснить самостоятельно степень наличия мозгов у пленника. Не станет же он держать у себя агрессивное нечто, кусающее его по утрам за пятки?
"И что мне с тобой делать, а, Чулок? Будем общаться или мне из тебя воротник сделать?"
"Носок! Носок! Носокносокносокносок!! Я - Носок! Мне дали имя и сказали накормят. Но меня, Носка (!!), никто не кормил. Я, Носок, давно не ел. Давно. Давно голодный!"
"Ладно-ладно, Носок" - проворчал демон, немного удивленный такой приверженности имени. Оказывается живодер и мучитель Туз не накормил бедное животное! По крайней мере тогда ясно, почему он позарился на хозяина комнаты. "Тогда давай договоримся. Я тебя сейчас отпущу и распоряжусь принести еду, а ты будешь вести себя спокойно и не станешь меня есть. Чем тебя кормить?"
"Еда! Носок хочет еды и он ее будет есть! Еда! Она такая сочная и соленая, а красные капли стекают иногда на песок и их потом не съесть! А ведь она такая вкусная и сочная!"
Алиль мысленно вздохнул, плавно опуская животное на ковер и отпуская из воздушных пут. И почему он ожидал более осмысленного ответа? По крайней мере понятно, чем его кормить. Он ментально распорядился принести в его покои свежего мяса, можно с кровью или целой тушкой. Посмотрев на Носка, он внезапно спохватился, что так и стоит нагой. Зверю-то все равно, а тем, кто принесет еду негоже видеть своего капитана в таком виде. Потому демон направился к шкафу, раздумывая, во что бы облачиться. Поскольку он был в своих покоях, то выбор пал на неформальный стиль.
Единорог уже одел свободные шелковые шаровары и длинную рубашку, и как раз застегивал пояс, когда в дверь постучались. Проворный бесенок принес большое блюдо с двумя ошкуренными, но не разделанными еще тушками каких-то зверьков, вероятно кроликов. Поклонившись, он передал блюдо хозяину апартаментов, а тот уже понес угощение своему питомцу. Поставив тарелку на пол он ментально обратился.
"Это тебе. Кушай."
На манипуляции с одеждой, змейка смотрела с подозрением и непониманием - а что он делает?
Носок подозрительно посмотрел на того, кто к нему обращался. Противник был сильный. Очень сильный. Он мог держать его не касаясь, а сейчас - из ниоткуда пришел другой бесенок и принес еду. Бесят Носок знал и вначале подумал, что тот и будет едой, приготовился было даже напасть ан него, но потом удивленно посмотрел на то, что лежало ан подносе.
Подползя ближе он чуть опробовал было, и понял что это именно то, что надо. Да еще и свежее! И более того - целое и ничейное! Не куском или остатками. а все и все его. А еще - без этой противной шерсти, что потом комками выходит.
Издав какой-то писк, без дальнейших слов, тварюшка просто набросилась на вожделенную еду.
Изголодавшаяся змейка тут же накинулась на еду и Алиль только с умилением смотрел на это. Он знал, что животных лучше не трогать и не гладить, пока они едят, а потому просто ожидал, наблюдая. Сытым зверек явно подобреет и можно будет продолжать разговор. За всем этим демон не обратил внимание на легких хруст за спиной.

(согласовано)

119

То, что что-то не так, не как обычно, Алиль понял не сразу, только когда за его спиной раздался жалобный писк на высоких тонах. Демон аж подскочил на месте и обернулся, ища источник звука. Им оказалось... яйцо. Точнее то, что из него вылупилось. Все произошло как-то неожиданно, а потому он не сразу сориентировался, что делать и как реагировать.
На него смотрели два желтых глаза из-под каштановых кудряшек, покрытых остатками скорлупы и внутренних пленок яйца. Лицо существа было почти человеческим, а вот торчащие из скорлупок лапки то ли кошачьи, то ли собачьи. Существо при этом все еще пыталось выбраться из своего яйца, при этом жалобно попискивая. Размером оно было с крупного кота или кролика.
Стряхнув оцепенение, единорог тут же принялся помогать своему питомцу вылупиться, освобождая его. Писки, неожиданно для самого себя, Алиля не раздражали, а скорее вызывали желание позаботиться о беспомощном милом существе, тело которого было покрыто мягким детским пушком золотистого цвета с непонятными полосами и разводами темных цветов. Так же у зверька обнаружился длинный хвост, на конце с непонятным уплотнением, выгибающийся на подобие крючка. Оказавшись на руках и прижимаясь к теплому телу мужчины, существо перестало жалобно пищать и тихо утробно заурчало, ластясь и цепляясь за одежду маленькими коготками-иголочками, пытаясь, вероятно, забраться повыше.
Однако тишина длилась не долго. Вскоре маленький зверек снова начал мяукать, но уже чуть иначе. Единорог полуосознанно принялся его гладить, но животное не замолкало, а он не мог понять, в чем дело. Это нервировало. Но тут его посетила первая здравая за утро мысль - если не знаешь сам, что делать, надо позвать того, кто может знать. А таким человеком, то есть демоном, был старый мастер Кон, завхоз.
А Носок тоже не сразу уловил, что они тут были не одни. До того момента, пока не раздался какой-то странный звук. Он замер с куском мяса в зубах и как-то даже шерстью ощетинился, готовый защищать свою еду. В отличии от этого странного существа, которое тут же закопошилось и принялось с чем-то еще возиться.
Вначале Носка посетила мысль, что это еще еда. И хотел уже было как-то дать понять новому знакомому, что ему пока и этого хватит. И что если что - пусть пока не убивает. Или, если убьет, пусть закопает, а он - Носок - чуть позже съест вторую часть еды.. Но через некоторое время до Носка стало доходить, что это было не ему и что это в  комнате прибавление. А от этого его начали посещать мысли о том, что еды может быть мало. Ему же - Носку - надо о себе заботится. Кто еще о нем позаботится? Поэтому он намерился съесть все мясо что принесло, хотя его там и осталось лишь две пятых от былого...
Резко впившись клыками в  тушку, змей потянул ее, потянул и принялся уволакивать. Оставляя за собой влажный и чуть кровавый след. От подноса и до подкроватья.
"Мастер..." - ментально обратился к своему завхозу Алиль, не зная, как правильно описать свою проблему. Затем он вспомнил, что говорил старому демону о яйце и понадеялся, что тот все же поймет важность помощи капитану в такой момент. - "Яйцо... оно вылупилось. И сейчас пищит... А я не знаю, что ему надо... вы можете подойти ко мне в покои посмотреть?"
Демон в ответ пробурчал что-то о молодежи, которая сама ничего не может сделать без помощи старших и сказал, что придет через пару минут, как только разберется с тем, чем занимался до этого.
Оборвав связь, единорог задумался о том, что надо бы привести в порядок свои покои после визита Туза. Завхоз он хоть и свой, но не настолько, и вообще меньше знает, лучше спит. Алиль обернулся дабы осмотреть поле для уборки и увидел ЭТО. Кровавый след на своем ковре и Носка (уже позабытого), тянущего остатки еды куда-то в торону кровати. Зрелище так поразило хозяина жилища, что он даже временно забыл как пользоваться магией и швырнул в меховую змейку тем, что попалось под руку. На счастье Носка, это была просто подушка. А вот последовавший за ней ор не предвещал ничего хорошего.
"Куда потащил!? А ну, оставь на тарелке! Есть можно только с тарелки!"
Вспомнив про магию, Алиль поднял тушку и переместил назад, на тарелку. Не пожелавший отпускать добычу Носок, полетел за ней следом, забавно болтаясь над полом. Опустившись с куском мяса, зверь замер, продолжая охранять свою еду и всем видом показывая, что не отдаст.
"Да никто у тебя ее не отбирает... Теперь у тебя будет достаточно еды и кормить будут регулярно"
Но успевшего изголодаться ранее Носка, это не убедило и он по-прежнему утробно порыкивал и продолжал вцепляться в остатки крольчатины, пачкая и без того запачканный ковер.
Демон на это махнул временно рукой и занялся уборкой. Первым делом он собрал оставшуюся от Туза одежду и свою заодно, и подумав, запихнул ее в шкаф к остальной собственной. Следом была застлана меховым покрывалом разворошенная постель, затем собраны подушки. Мяукающий кутенок все это время так и оставался на руках у мужчины, ничуть ему не мешая, благо воздушная магия позволяла заниматься уборкой без помощи рук.
Оставленный без внимания Носок предпринял новую попытку утаскивания мяса в облюбованное в качестве норки подкроватье. Алиль с руганью снова принялся у него это мясо отбирать. В итоге пришедший завхоз застал более чем любопытную картину в покоях капитана.
Измазанный кровью ковер, летающее по всей комнате нечто длинное, пушистое и почти белое, тоже измазанное кровью, вцепившееся в кусок чего-то и ругающийся на чем свет стоит хозяин жилища с чем-то золотисто-пушистым в руках. А потому последовал логичный вопрос:
- И что тут творится?

120

- Надеюсь, это не оно вылупилось? - старый демон кивнул головой в сторону болтающегося с мясом в зубах Носка, борющегося с Алилем.
- Нет, этого мне принесли... в подарок. О нем я тоже хотел поговорить, но потом, - вздохнув, единорог так и оставил мясо над тарелкой, но не высоко, давая змейке возможность отцепиться. Он взял под передние лапки мяукающее существе и гордо продемонстрировал. - Оно вылупилось! Но оно пищит и я не знаю, что ему надо...
Кон подошел ближе к кутенку, с явным интересом его разглядывая. Затем поднял взгляд на капитана.
- А вы его кормить чем-то пробовали?
- Э... нет. А чем его кормить? - Алиль, не имевший большого опыта обращения с живностью призадумался. Он всегда считал, что если живое существо чего-то хочет, то оно об этом скажет. А вот того момента, что оно может об этом посигналить, а он Великий и Умный не понять, демону в голову не пришло.
- Я так и думал. Позволите? - завхоз протянул руки, чтобы взять мохнатое существо.
Алиль колебался. Материнский инстинкт в нем умер так и не родившись, а вот собственнический во всю играл. И он надсадно вопил на малейшие попытки даже прикоснуться к его честно завоеванной собственности. И чем труднее ему это завоевание далось, тем активней инстинкт внутри ерепенился. Но с другой стороны писк начал раздражать, а перед ним  был демон, которому он все же доверял и которого позвал для решения проблемы с дальнейшим обращением со своим приобретением. А потому, заглушив инстинкт, он все же передал кутенка мужчине.
Старый демон бережно взял животное и принялся его вертеть, повсюду осматривая. Лиловый капитан молча за ним наблюдал, никак не выказывая своего интереса и нетерпения, ожидая вердикта.
- Похоже вам досталась мантикора. Это самка. Однако, боюсь, очень много я вам о ней не расскажу, я в них не большой специалист... Но сейчас важнее ее покормить. Мне понадобится время, чтобы подобрать молоко, которое она станет пить и найти что-то в качестве соски. Можете пока подумать над именем, - с этим старый демон покинул покои, пока их хозяин переваривал информацию. Первым порывом было направиться следом, но тут Алиль вспомнил про Носка, так и болтающегося над полом, во избежание дальнейшей порчи имущества запачкиванием кровью. Его как минимум следовало отмыть. А потому отобрав-таки у змейки мясо, золотоглазый потащил ее в ванну, так и неся перед собой.
А вот в ванной началось самое веселое. Носка надо было мыть собственноручно. Он же был категорически против, и со всех свои сил сопротивлялся, извивался и кусался, вопя что-то о том, что так легко не сдастся и так просто не умрет. На все увещевания о том, что его просто хотят помыть, зверь не реагировал. В итоге покусанному и мокрому с ног до головы демону пришлось снова пользоваться магией, чтобы обезопасить себя от пасти с зубами.
Но вот тяжкий долг по заботе о питомце был окончен, и мокрый, заметно отощавший без торчащего меха, змей  только обиженно сопел. Видимо, понял, что его новый хозяин сильнее его. Алиль сначала вытер Носка полотенцем, затем принялся сушить теплыми потоками воздуха. В процессе он ментально связался с завхозом и попросил направить кого-то в его покои - отчистить ковер от крови. В виду предстоящей уборки оставлять там зверя было не рационально и демон решил взять его с собой. Носок конкретно разобидился на акт своей помывки, но подкупился на обещание показать ему новое место и, главное, место, где всегда есть еда и где его могут покормить, если он снова проголодается, а в покоях хозяина ничего съестного не наметится.
Однако простой путь до кухни оказался не таким уж простым. Демон не стал телепортироваться, дабы показать обычные пути и коридоры. Способен ли запомнить путь маленький мозг змейки, он, конечно же, не задумывался. Есть захочет - вспомнит. Но просто так ходить с белым меховым воротником было скучно и неинтересно. Внутри что-то настоятельно стало жаждать всеобщего внимания и чем дальше, тем сильнее. Он даже успел попугать Носком пяток простых бесят-слуг, что как раз убирались в коридорах бастиона.
Однако это странное, не свойственное ему желание наталкивало Алиля на размышления. Он вспомнил, что вчера с ним было тоже то-то похожее. Но тогда он был пьян и не сильно пытался что-то анализировать. Сейчас же он трезв, и способен сопоставить некоторые нюансы, чтобы понять, что дело тут нечисто. И подавлялась эта тяга к вниманию очень плохо. Потому следующей жертвой этой тяги стали поварята на кухне. Здесь капитан оттянулся по-полной, потаскал немного разной еды, предложил Носку на пробу разные продукты, дабы понять, что в его меню включать, а что нет, и успел "порадовать" работников, что к ним может приползти вот это нечто и начать требовать еду и его надо кормить. В какой-то момент единорогу даже представилось, как вползает в кухню тощий Носок, а назад выкатывается упитанный колобок.
Завхоз тоже обнаружился на кухне. У него в руках  удобно устроилась уже затихшая мантикора, довольно пьющая из бутылочки с длинным конусовидным носиком.
- Вот из этого ее надо кормить где-то раз в два-три часа, со временем она будет есть реже и больше. Молоко в бутылку заливайте отсюда, - демон указал на прямоугольную коробку-артефакт, позволяющую длительное время сохранять продукты не испорченными, - так же перед употреблением его надо подогреть до температуры тела.
Алиль только покивал, внимательно слушая все инструкции. Затем сообщил, что для Носка нужно будет сделать небольшую дверцу-калитку, дабы он мог свободно покидать покои, так же понадобятся два спальных места - для обоих питомцев. Старый демон уточнил некоторые параметры и нюансы, посетовал на завал всякой работы, но пообещал с этим разобраться.
Когда сообщили об окончании уборки в покоях, капитан вернулся обратно в компании завхоза, все так же державшего уже успокоившегося и сытого кутенка. Сам единорог тут же выпустил Носка на пол, обживаться, а сам, наконец, забрал свою мантикору. Так он почему-то чувствовал себя спокойней. Его собственность должна быть при нем.
- Кстати, а она разговаривает? Я кроме мяуканья ничего не слышал пока... Но насколько я помню из книжек, взрослые мантикоры говорят и весьма умны, - поделился Алиль мучившим его вопросом, после того, как замеры дверцы для Носка на входной двери были сделаны.
-Если научите - будет говорить. Но только не надо начинать прямо сейчас, она еще маленькая. Однако имейте ввиду, матерные слова дети осваивают раньше прочих, - проворчал напоследок старик и ушел заниматься своими делами, оставив капитана переваривать весь полученный ворох информации, свалившийся на него за утро.
После вчерашних учений и последующей попойки в бастионе царило затишье, да и дел государственной важности тоже пока не было, а потому Алиль решил все же наведаться в Зеленый бастион и потрясти Доктора за грудки. Не иначе это он нахулиганил вчера! И если выросшая грудь прошла, то странная тяга к вниманию - нет и с этим нужно было что-то сделать. Но поскольку он не знал, где точно искать Доктора, то решил заодно поездить по мозгам Тузу, он уже должен был отойти с похмелья.
Оставив Носку пиалку с водой и в мисочке вяленого мяса без специй в качестве сухпая, единорог обулся, взял с собой мантикору, бутылочку с ее кормом и свой любимый хлыст, после чего отправился в покои Туза.

Зеленый бастион


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лиловый бастион