Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Окрестности » Дорога к городу


Дорога к городу

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Парнишка под ним прямо таки забился, горячий, мокрый. Мартелл едва удерживал маленькое, но сильное тело, стискивал его изо всех сил, когда вдруг обхватило так туго, что в глазах потемнело. С громким криком, вбиваясь до упора, он кончил и обвис на Хельги.
Сердце постепенно унималось, пот подсыхал, и засаднили царапины и укусы.
- Ох, прости, задавил же, - с этими словами некромант скатился рядом с пареньком на траву и оценил потери. Мда, и когда тот только успел столько понатворить? Куст продолжал ритмично шуршать, ну да и фиг с ним. Чем бы творение не тешилось…
Теперь, когда тело было удовлетворено и расслаблено, на разум накатила волна нежности. Мартелл вдруг сграбастал паренька и обнял его, касаясь влажного виска губами.
- Хельги, спасибо.
Комары комарами, но ведь мог послать его парень с такими-то откровенными подкатами? Мог. Так что отблагодарить стоило.
- Я совсем недавно в этом мире, и еще мало что видел. Сказали, что тут дорога до города, хотел сходить, посмотреть. Ты сам то откуда, куда шел?
Некромант провел пальцами по груди парнишки. Кожа была такой приятной на ощупь, что ее хотелось касаться и гладить. Он и поглаживал нежно, обводил дуги ребер, пощекотал впалый живот…
Вдруг ранки и царапины защипало, коротко ожгло странным чувством, и вывернув шею и скосив глаза, чтобы рассмотреть, Мартелл поразился. Свернувшаяся кровь была на месте, а самих ранок не было и в помине, исчезли.
- Ничего себе! - Воскликнул он потрясенно. – Раньше такого не было. Ну-ка, царапни меня еще разок!

32

…- Не за что, - тихо отозвался шкет, мигом позже мысленно хихикнув и прильнув к Мартеллу.
Это было хорошее состояние. Расслабленно-беззаботное. Всегда почему-то после секса хотелось курить. Хельги машинально дернул рукой в поисках несуществующей пачки с куревом, но тут же успокоился, расслабившись окончательно.
Мужчина коснулся пересохшими губами его виска, и рыси стало почему-то тепло и уютно. Даже кусты начали шуршать романтичней и тише. Шкет прижался к Мартеллу всем телом и притих.
- Ты еще много чего увидишь, - улыбнулся Хельги, вспомнив, как сам шатался по окрестностям, когда только что явился. Но это лишнее – нет алкоголя и настроения рассказывать о своих похождениях. – Да, правильно сказали. Волшебная тропинка ведет в Ландшпиль. А сам я бродил в округе и наверное пойду обратно в город. Если хочешь, можешь составить мне компанию.
Голос у Хельги стал мурлычаще-мягким. Шкет пригрелся, водил ладошками по груди и животу Мартелла, чуть царапая ногтями. Чужой голос приятно отдавался в ушах и почему-то по телу.
Рысь удобней устроился на плече мужчины и только поймал себя на мысли, что ладонь ползет ниже живота, как его отвлекла удивленная просьба.
… - Ну-ка, царапни меня еще разок!
Шкет опешил. Но раз просят…
Выпустив когти, он послушно и быстро провел по коже Мартелла, оставляя длинную кровоточащую царапину, и с интересом юного палача уставился на его живот.
- Ух ты…

33

Ландшпиль... Красивое название для города. Ну что ж, куда бы не занесло, везде все одинаково. Есть лес и есть город, есть люди и существа - жить можно. Мартелл надеялся, что с его знаниями и опытом он сумеет найти себе дело и работу. Не пропадет, словом. Это конечно, не королевством управлять, ну да он никогда и не стремился царствовать. Так что все складывается пока как нельзя лучше. Уже вон и познакомился в этом мире, и даже любовником обзавелся. Он улыбнулся, погладив Хельги за ухом. Вот в жизни бы не подумал!
- Буду очень рад пойти с тобой.
Хельги местный, сумеет помочь или хотя бы рассказать о том, как тут все устроено, о правителях...
Отчего то не хотелось сейчас думать о будущем и о заботах. Так уютно и хорошо лежалось на теплом мху, так приятно льнули к нему узкие ладошки. И все же стоило проверить идею о ранах, мало ли какая опасность подстерегает их? Парнишка послушно распахал ему живот. Опаньки, какие коготки!
- Ты не человек.
Интересненько... Какие способности есть у его нового знакомца? Так ли он безобиден, каким выглядит? Вдруг припомнился черноволосый Юго, что-то было между ними общего...
Через минуту опять также зажгло и пробило, сознание на мгновение куда-то делось, он не смог пронаблюдать процесс перехода. Пропустив один удар сердца, Мартелл с восторгом смотрел на гладкую кожу без какого-либо следа царапины, кроме густеющей на солнце крови.
- Вон оно как... Буду знать.
Стало совсем легко и радостно, море по колено, враги побоку, жизнь прекрасна и удивительна! И теплое симпатичное создание рядом.
Мартелл потянулся губами к его губам, всосал основательно, не жадными глотками, как во время траха, а пробуя и изучая и постепенно приходя в полный восторг от изученного. Руки вовсю блуждали по тоненькому телу Хельги, оглаживали плечи, и грудь, и гибкую спину и крепкий зад. Сердце застучало чаще, в паху прилило, отвердело и требовательно дернулось вверх.
- Как насчет еще разок? - спросил Мартелл негромко, в самое ухо, касаясь губами, и игриво вжимаясь в бок парнишки стояком.

Отредактировано Martell (2011-10-04 09:18:39)

34

- Я покажу тебе город, - улыбнулся Хельги, скользя пальчиками вверх-вниз. Он беззаботно смотрел на небо, выискивая беззаботную летучую живность. Кусты на заднем плане приятно шуршали, периодически протягивая похотливые веточки и щекоча кожу.
Шкет удобней устроился на плече Мартелла и, не сдержавшись, заправил выбившуюся прядку длинных черных волос ему за ухо. Прозвучавшее мигом позже заявление, что пацан не человек, Хельги даже не постаралось выбить из колеи. В голосе мужчины не было угрозы, не было обещания пустить его на шубу немедленно. Так что шкет просто пожал плечами, насколько это было возможно в его позе, и беспечно улыбнулся, показав на долю секунды острые клыки.
- Нечисть мы. Оборотни природные, котами оборачивающиеся. Рысь я, - мяукнул он.
…а царапины, оставленные когтями, ухитрились зажить. Хельги прозевал момент, когда кожа затянулась, и теперь коротко глядел на подсохшую кровь. Ковырнул ее, снова осмотрел зажившую кожу и соизволил когти все-таки втянуть.
Шкет послушно подставлялся рукам и губам Мартелла, отвечая на поцелуй. Не такой жесткий, как раньше, но куда уж более основательный. Словно душу на вкус попробовать хотел. Идея о втором заходе Хельги понравилось. Не отвечая, он ловко толкнул мужчину на спину, оказавшись сверху.
Сидя на его бедрах, шкет невинно улыбнулся и сам потянулся к губам Мартелла.
- Я не против, - мурлыкнул Хельги.
А тело было только за.

35

Оборотень, значит... Вот оно как. В родном мире Мартелла оборотни были сказками, с ними никто никогда не встречался, только пугали малых детишек серым волчком, который утаскивает непослушных в лес, и все. Этот мир был явно более богатым на магию, и тем еще интереснее. Рысь... Теперь понятны стали тягучие, плавные движения, особая, кошачья, грация. Забавно, рысей у них тоже не было, но отчего то Мартелл знал, что значит это слово и представлял себе крупную кошку с кисточками на ушах отчетливо. Ха! А язык то здесь какой? Не может быть, чтобы в разных мирах были одинаковые языки. Значит, с этим новым, неуязвимым телом он получил и способность понимать здешнюю речь, словно родную. Впрочем, хватит мыслей. Сейчас не их время.
Хельги словно читал его мысли, толкнул задумавшегося некроманта, словно крикнул в унисон «Стоп!» Оседлал уверенно, засиял роскошной улыбкой и потянулся целоваться ласково. Мартелл выдохнул, отдаваясь в руки юноши. Отчего то не страшно было подставить горло, хотя он уже увидел, какие острые у Хельги были когти. Любопытствуя, прошелся языком по его зубам, проверил, острые ли клыки. Да вроде обычные. Мужчина огладил еще раз грудь юноши горячими ладонями. Теперь он ясно чувствовал, что под худенькой внешней оболочкой крылось вполне себе сильное животное, и это только радовало, секс с детьми он искренне полагал жутким извращением. А уж как игриво тот прильнул, с таким непередаваемым кокетством, что Мартелл вовсе уверился в том, что этот малыш – не ребенок. Кто их, оборотней, знает, как они выглядят, и какой у них возраст на самом деле. Воодушевление и желание росло с каждой минутой неторопливых, нежных ласк. Похоть уже не заливала глаза, и можно было вдосталь любоваться на светлый пушок на коже, оглаживать живот, и стараться дотянуться языком до розовых сосков. Можно было глядеть, как двигаются мягкие губы, как сужаются крылья тонкого носа на выдохе, как вдруг проблескивают белые зубы, когда Хельги приоткрывает рот. Как опускаются и поднимаются пушистые ресницы, и как загораются огоньком янтарные глаза. Смотреть, как подымается его грудь во время вдоха, а живот втягивается, обрисовывая дугу нижних ребер.
Странно, раньше он никогда не замечал таких простых и таких красивых и волнительных вещей. Все его перепихи до этого происходили спонтанно, быстро, никогда не хватало времени просто насладиться моментом, приходилось буквально урывать минутку.
Мартелл ерзнул по траве, удобнее подпихиваясь под парня, притерся головкой между ягодиц. Очертил руками линию боков Рыси и опустился к его паху. Осторожно взял в руки его, уже тоже поднявшийся, член и огладил нежную кожицу. Этого он точно никогда не делал, и было очень любопытно, а еще ему однозначно нравилось.
- Ты мне очень нравишься, Хельги.
Обласкивая, оглаживая его член, сам уже был полностью готов.
- Хочешь быть сверху? – двусмысленная фраза и интересно, как поймет ее оборотень.

36

Хельги даже покраснел немного от внимательного изучающего взгляда Мартелла. Он рассматривал его как девушку. Но это было даже приятно, и шкет снова провел ладошкой по его груди. Широкая, сильная… Рысь иногда жалел, что не сможет дальше вырасти. И он снова начал выводить узоры на твердом животе мужчины.
И запах. Хельги нравилось, как пахнет Мартелл. Как кошка он потерся щекой о его щеку, щетина чуть царапала кожу, но было приятно. От него пахло так, как должно пахнуть от мужчины, а не как от недавно виденных мальчиков в шароварчиках, мельком замеченных в порту. Словно флакон противно-приторных духов.
- Мартелл, ты мне тоже нравишься, - честно сказал шкет. Даже рысь не ворчала. – И я хочу не только сверху.
Хельги договорил эту фразу, уже насаживаясь на член мужчины. Он делал это медленно, заново привыкая и нарочно дразня. Шкет никогда не мелочился – он принял в себя Мартелла полностью. Притихнув, он чуть сжал губу зубами – ему каждый раз было больно. Но рысь не жаловался.
Он снова прижался к Мартеллу, куснул его за губу, легонько потянув к себе, а потом поцеловал. Жадно, опять изучающе. Оторвавшись, он опустил ладони ему на живот и толкнулся бедрами. Сначала медленно, потом наращивая ритм.
Хельги хотелось сильнее, но резко перестал двигаться. Поймал взгляд Мартелла, снова опустился к его губам, коснулся их, а потом потерся щекой о щеку.
Водя ладошками по животу мужчины, шкет остановился и снова возобновил темп.
- Сильнее, я хочу сильнее…

37

- Мартелл, ты мне тоже нравишься, - и это тоже было впервые.
Нет, разумеется, ему говорили и комплименты, и живописали, как прямо пищат от восторга, угодив в его кровать, и какой он весь такой-рассякой, но можно ли было верить этим словам? В этом мире он был никем – самим собой. И вот Хельги он понравился просто так – сам по себе, без своего титула и власти. И это было самое лестное и приятное признание за прожитые сорок лет.
Парнишка осторожно насаживался и задвигался. Мартелл не мешал. Торопиться здесь ни к чему, пусть привыкнет. После предыдущего захода нутро Хельги просто пылало, и было очень жарко. Член обволакивало мягко и горячо, хотелось уже сильнее, но мужчина терпел. Хельги дразнил, медлил, распалял его все сильнее. Замирал, вырывая из него протестующий вздох, и снова начинал двигаться. Потом прильнул доверчиво, ласково, Мартелл обхватил его за плечи, прижимая к себе, горячего, славного, заведенного.
- Сильнее, я хочу сильнее…
Разве можно было отказать? Тем более что и сам хотел того же.
- Тогда сменим позицию.
Легкое тело оказалось совсем не трудно подхватить и перевернуть, поставить на мягкий матрас из мха и листьев на коленки и руки. Тщательно послюнить член, приставить к уже раскрытому отверстию и толкнуться, налегая на поясницу парнишки. Прядки светлых волос разошлись в стороны, открывая гибкую спину и шею, Мартелл припал губами к пряно пахнущей коже, целовал плечи, легко покусывая. А когда засадил до конца, застонал глухо от нахлынувшего животного удовольствия и прикусил холку сильнее. Сопротивляться желаниям тела было невозможно, он задвигал бедрами плавно и мощно, до шлепков о кожу, подхватил Хельги одной рукой под живот, чтобы не уезжал от толчков, потерся лбом о его спину, щекоча волосами. Ритм медленно нарастал, дыхание рвалось хриплыми выдохами, сердце билось где-то в ушах, мир сузился до ярко белеющего под ним тела.

38

Хельги можно было не дергаться – Мартелл сам хотел перемен. Он с легкостью подхватил худое мальчишеское тело. Шкет выгнулся как кошка, когда мужчина снова в него вошел. Предательски толкался бедрами навстречу, опустив голову и не обращая внимания на волосы, лезущие в рот.
Мартелл подхватил его под живот. Рысь даже вскрикнул от неожиданности, так горячо было. Шкет подставлялся ритму, подставлялся губам, поцелуям и уже давно перестал сдерживаться. Протяжные стоны наверняка уже слышали и вне пределов поляны.
Хельги даже думать не хотел.
А… еще, да, еще…
- Мартелл, еще, еще…
Рысь наверняка потерял бы равновесие и рухнул на мягкий мох, но ему не позволили. Мартелл держал его крепко, не давая ни падать, ни съезжать куда-то. Хельги только и оставалось толкаться бедрами навстречу.
Это все никак не походило на описываемую в бульварных романчиках романтику – два потных разгоряченных тела, ставленые стоны, отчаянные глотки воздуха. И никакой принцессы, никакого героя и боевого коня на заднем плане (интересно, а конь тоже?..). Хотя шкету может и пошла бы роль капризной суки, но сейчас ему было абсолютно плевать полностью на все, кроме члена Мартелла, рук Мартелла, губ Мартелла и его прикосновений.
Да и принцесса из него слишком плоская.

39

Сложно сказать, было ли это еще действие комариного яда или собственное нахлынувшее из бог весть каких глубин темной души, но Мартелла накрыло полностью. Не соображая, посреди жара резких ударов, из него вдруг полились слова, те самые нежности и глупости, о которых потом не вспомнишь, не покраснев, которые кажутся пошлостью и ерундой в иные, спокойные моменты, но сейчас оказались удивительно уместны, ибо выражали все, что он чувствовал и ощущал, и чего не в силах был передать только руками, зубами и чреслами. Этот поток бессвязностей рвался из самого нутра через пересохшую глотку резкими толчками, иногда прерывался поцелуями в куда попало. Попадало и по острым лопаткам, и по резко обрисовавшимся позвонкам, но белой шее, то напряженно вскидывающей голову, то мягко опускавшей ее вниз, по взмокшим плечам. Правая рука поднырнула вниз, к поджарому животу парнишки, опустилась к паху, лаская и поддрачивая, задвигалась в том же ритме, что и бедра.
А потом и это исчезло. Жар из низа живота затопил все тело, невозможно было больше ни видеть, ни контролировать... Тело действовало само, вцепилось, напряглось, потом вскинулось с громким криком, от которого замерли даже шебуршившиеся кусты, сделало напоследок несколько длинных толчков, выплескивая все до капли, и медленно обмякло на гостеприимно расстелившуюся листву.
Мартелл был опустошен, выжат как лимон. В постепенно возвращающееся сознание вдруг вплыли недавние картины. Мужчина уткнулся лицом в мох и смущенно застонал. Это был он? Не может быть!

40

Даже если и было больно, то боль была приятной, отдавалась отголосками удовольствия по телу. Это не тот кайф, который он ловил от грубости и звериной силы. Его… и не пытались сломать?.. Странное и удивительно чувство, от которого кайфа было не меньше. Рука Мартелла опустилась к паху Хельги, и стало еще лучше. Один ритм подстроился под другой. 
Пальцы цеплялись, оставался под когтями мох, до которого было никакого дела. Забытые кусты протянули навстречу свои веточки, попытавшись общупать, но с обиженным писком втянулись обратно, когда рысь задел их когтями.
Хельги слушался. Подставлялся и вел себя как хорошая маленькая девочка. Тело почти конвульсионно дернулось, выгнулось в позвоночнике и из горла раздался протяжный сдавленный стон, и шкет кончил в руку Мартелла.
Чуть позже на него навалилось чужое тяжелое тело, рухнуло рядом и притихло. Рысь пока пытался отдышаться, искоса поглядывая на резко смутившегося мужчину. Чего это он?..
Поднявшись с земли, Хельги тихим пружинистым шагом подошел к своей сумке, валявшейся напротив кустов и выудил спертую из какой-то таверны бутылку с остатками роскоши. Вернулся обратно и рухнул на мох. Символично и почти не пошло стекала по бедрам чужая сперма.
Единый, мило-то как… и шкет мазнул ее пальцем, а потом отвлекся на несколько глотков слезы.
- Эй, - тонкая ладошка толкнула Мартелла в плечо, насильно развернула к себе, впихнула бутылку. – Держи.
Только сигарет не хватает.

41

офф: курить листья нашего куста я не рискну! )

Мох рядом упруго спружинил, раздался шорох, и некромант по звуку понял, что парень поднялся и пошел.  Ого, он еще и ходить в состоянии? Сам Мартелл едва был в состоянии шевелить извилинами. Врочем, силы должны скоро вернуться.
- Держи, - теплая ладошка прикоснулась довольно требовательно, и Мартелл подчинился.
В руках оказалась бутылка, судя по запаху, с алкоголем. Неплохо для того, чтобы прийти в себя.
- Спасибо. - На вкус пойло оказалось неплохим и явно крепким.
Спирт прокатился, обжигая пищевод, ухнул в желудок, и распространился теплом по телу. Вдруг захотелось есть, и не есть даже, ЖРАТЬ. С самого своего появления в этом мире Мартелл еще ничего не ел. Судя по всему, потребности тела были обычными, как и раньше.
- Добрый ужин был бы нам однако нужен, - вдруг вспомнился обрывок детского стишка. - Я сейчас.
Тело после возлияния уже начало функционировать, так что некромант отошел чуть в сторону от поляны. Справив нужду у большого дерева, он прислушался к звукам. В ветках кто-то шебуршал. Некромант бросил в том направлении  обездвиживающее проклятие, и к ногам его свалилась тушка птицы. Не очень крупная, но перекусить хватит. Свернул птахе шею, пока не очухалась, и пошел обратно, к оставленному Хельги и своим вещам.
- У тебя есть чем развести огонь, или придется магию применять?
С магией огня у него было неважно, это черноволосый Юго оказался мастак пни поджигать.

42

После того, как шкет рухнул обратно на траву, двигаться он отказался. Совсем. Его уже хватило на подвиг подняться и сходить за бутылкой, но больше геройствовать так он не собирался. Мартелл тем временем послушно отпил слезы, прочувствовав на себе ее ни с чем не сравнимый вкус.
А идея про добрый ужин была хороша. Хельги и сам понял, что хочет жрать. В сумке ничего съедобного не было. А если и было, то эти жалкие крохи были давно съедены с новоприобретенным другом Сигги под бутылочку слезы. Мартелл предупредил, что скоро будет, и загадочно исчез кустами. Шкет не следил ни за кем, он улегся на спину, закинув руки за голову, и уставился на небо.
Кусты зашуршали снова, и Хельги повернул голову в сторону мужчины. В руке у него болталась дохлая тушка птицы.
- Вроде валялось в сумке, - припомнил шкет, нашаривая оную и кидая в сторону Мартелла. Вставать ему не хотелось, одеваться сейчас было лень, но хотя бы обтереться обрывком платка, стоило. Что собственно пацан и сделал. – Где-то было огниво. Я точно помню.
А глаза неотрывно следили за безвольной тушкой. Испачканный платок валялся где-то в стороне.
В рысьей ипостаси Хельги эту птичку сожрал бы сырой. Урча и с хрустом разгрызая косточки, облизывая после окровавленную морду. Хотя он бы ее и поймал. Но что есть, то есть. Рысь нетерпеливо глянула на ужин и утихла.
И шкет снова улегся.

43

Хельги будто выработал весь свой запас энергии и вяло валялся на поляне. Оно бы и славно было поваляться рядом, нежась и перекидываясь редкими словами ни о чем, но нужно было и хозяйством озаботиться. И так более чем нагло склонил к непотребству, надо было хоть что-то дать взамен.
Огниво в сумке нашлось быстро, посреди крошек, каких-то потасканных вещей и обрывков. Дождей давно не было, и сухие ветки, уложенные шалашиком, занялись быстро. Мартелл покосился на свои поднятые кустики. Те угомонились и лежали друг на друге, лениво шевеля палочками. От жара разгоравшегося огня они, тем не менее, отползли. Любопытно. Откуда у мертвечины инстинкт самосохранения. Некромант решил забрать кусты с собою в город и там уже поизучать создания.
- Хельги, ощипай ее пока, я дров добуду.
Вручив птицу парню, отошел к поваленному высокому дереву, наломать сучьев. Заодно с сучьями некромант добыл и любопытную на свою голову ворону. Воронятина жесткая, но голодному животу все едино. Мясо - оно мясо и есть.
Весело трещали сухие дрова, языки огня лизали птичьи тушки, висевшие на палочках, Мартелл раслабленно глядел на сполохи и сглатывал слюну, когда капли жира сочились с тушек и с шипением падали на угли.
Говорить не хотелось, слишком было хорошо и покойно.
Не в силах больше ждать обеда, Мартелл снял тушки с вертела.
- Думаю, сойдет и с кровью.
Пацан совсем растекся по траве, мужчина даже почувствовал укол совести, заездил худенького.. Отломил птичью ножку, обернул кость зеленым листом, чтобы не жгла пальцы, приблизил к губам парнишки, погладив второй рукой по щеке.
- Жевать сам будешь или помочь? - ухмыльнулся весело.

44

Шкет быстро ощипал кинутую ему в руки птицу. Перья аккуратной кучкой летели в сторону. И пацан шутки ради воткнул одно в волосы. Повертел башкой, спросил Мартелла, идет ли ему, и выкинул его к остальным. Хельги не сильно жаждал обзаводиться таким сомнительным украшением.
Потом ощипанная тушка снова уплыла к мужчине, а рысь глянул уже на принесенную ворону. Ее тоже ощипали, и вскоре над поляной поплыл запах начинающегося жариться мяса. Рот наполнился слюной, но шкет удерживал себя силой мысли. Да и вообще они горячими были. И жрать такое… Или уж сырой, или готовой.
Так что пришлось ждать.
Какое-то время молчали. Хельги все еще отказывался двигаться. Нужно было еще немножко времени, чтоб полностью прийти в себя. Он протянул руку к слезе и сделал еще один глоток. Пойло прокатилось по глотке, ухнуло в желудок, и на глазах показались выступившие слезы. Шкет стер их с морды (ядреная, скотина такая) и сделал еще глоток, но уже маленький.
А потом Мартеллу надоело. Он снял мясо с вертелов, заявив, что и с кровью пойдет (рысь плотоядно потянул носом воздух), отломил одну лапу и поднес ее ко рту Хельги. Пальцы его прошлись по щеке шкета.
- Жевать сам будешь или помочь? – усмехнулся он.
Опешив, рысь машинально откусил знатный кусок от тушки и тут же об этом пожалел – горячо. Кое-как прожевав, он снова протянул руку к слезе и поскорее запил все это дело. Сразу стало лучше.
- Да нет, я сам, - заявил Хельги и снова укусил.
Почему-то хотелось укусить за палец Мартелла. Просто так, потому что очень уж дразнящее выглядели. Так и обкусывая лапу в чужих руках, шкет наконец-то сжевал большую ее часть и кровожадно потянулся к пальцам.
- Прости, - невинно потом сказал Хельги, глядя на мужчину честнейшими глазами. – Я случайно.
А потом с хрустом перекусил тонкую птичью косточку, выгрызая костный мозг.

Отредактировано Helgi (2011-10-24 19:51:09)

45

Лопал малец жадно и как-то жестоко, выдавая хищника. Впрочем, Мартелл знал, что внешность обманчива, и часто самым опасным бойцом бывает самый маленький на вид. Был у них один такой... Чернявый, как они все, с виду худой и тонкий, со злыми глазами. Против этого было лучше не стоять, дорвавшись до ближнего боя, тот превращался в метеор и нападал неожиданно и коварно, жестко и точно бил.
Но сейчас была совершенно иная обстановка, тихий и мирный обед-ужин после доброго секса. Ну, подумаешь там, острые покусы невзначай крепкими зубами, можно воспринять это как интимные ласки. Мартелл улыбнулся и быстро сожрал свою порцию, обгладывая кости. Разгрызать их, как Хельги, он не стал, пусть достанется что-то живности в лесу.
На десерт со смаком зацеловал лоснящиеся от жира губы парнишки,  с привкусом мяса, крови и дыма. Вкусно! Запили остатками из бутылки, от чего сил еще больше прибавилось, море стало по колено и вообще.
- Хорошо тут с тобой, Хельги, но надо и в город добраться. Раздобыть нормальной одежды и вообще обустраиваться.
Нужно будет найти дом и работу. Отчего то Мартелл был уверен, что больших проблем не возникнет. Он многое знает и сумеет найти что-нибудь подходящее. А требования у него не высокие, богатых палат не надо. Нажился уже.
- Давай собираться.
Сборы были недолгими. Сложнее всего оказалось натянуть обратно тесные портки с рубахой, которые так легко слетели с него, когда было надо, но теперь, на влажную кожу упорно не желали натягиваться. Залил и затоптал остатки костра, негоже оставлять открытый огонь в лесу.
Затем он забрал свое самодельное обоюдоострое копье, и пихнул в карман кустики, которые будто обрадовались тесноте и человеческим запахам, и вновь приняли активно шебуршиться. А кормить то придется кровью, подумалось вдруг.
- Пойдем, что ли, - протянул руку белоголовому юнцу.
Впереди ждало неизвестное.

---------> Город /таймскип/

Отредактировано Martell (2011-11-09 09:41:57)

46

Мясо кончилось быстро, шкет выкинул остатки косточек в шуршащие кусты и довольно потянулся, разминая мышцы. Да и поцелуй этот со вкусом дыма хотелось бы растянуть подольше, но времени и так прошло уже достаточно, чтоб продолжать общение с кустами. Но Хельги все равно куснул Мартелла за губу, а уже потом его выпустили, сунув в руки слезу.
Надо еще взять. Полезная штуковина, чтоб с собой таскать.
Надо было идти в город. Слова Мартелла были убедительными, тем более что ему в Ландшпиле негде жить и ни слова о потенциальной клиентуре. Да и самому Хельги было бы неплохо явиться домой, обсудить пару вещей с батькой, а потом снова удрать.
В общем, было бы желание.
- Значит, мы идем в город, - кивнул рысь, поднимаясь с теплой земли. – Покажу тебе град наш златой и столичный, жемчужину страны нашей великой, - не выдержав, шкет весело фыркнул и продолжил уже нормальным тоном, косясь на мужчину сверкающими янтарными глазами. – Думаю, тебе там понравится. Мне этот город тоже понравился, как только я его увидел. Не пожалеешь.
Подхватив свои вещи, Хельги быстро натянул узкие брюки, рубашку (с ней пришлось немного повозиться – пришлось перешнуровывать) и сапожки. Отряхнувшись, шкет остался доволен. Похлопал по карманам – честно спертый трофейный кошелек все еще был на своем месте.
Мартелл тоже успел собраться. Он уже затушил костер, пока шкет прихорашивался, и теперь уже ждал его.
- Пойдем, что ли, - сказал мужчина, протягивая Хельги руку.
- Идем, - улыбнулся шкет, и тонкие пальцы коснулись чужой ладони.

----> город, таймскип

Отредактировано Helgi (2011-11-10 18:56:30)


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Окрестности » Дорога к городу