Готика: Мир Теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лиловый бастион


Лиловый бастион

Сообщений 1 страница 30 из 152

1

Расположен в горах, среди скал и острых пиков. Практически полностью выдолблен в скальных породах и лишь кое-где достроен тем же камнем, а потому непосвященному может оказаться не просто его найти. Единственное, что может привлечь внимание – гладко отполированные внешние стены, по которым даже самым цепким созданиям будет крайне проблематично забраться.  Основная часть бастиона находится в прорубленных в горах пещерах и переходах, составляющих самый настоящих лабиринт. Так же наличествуют подземные ходы, ведущие на дальние от бастиона расстояния.
В естественном ущелье, по четырем сторонам окруженном скалами,  расположен условный «внутренний дворик» и плац, на котором проводятся учения. Реальный внутренний двор занимает  обширную естественную пещеру, немного облагороженную мастерами под нужды бастиона. Оттуда же внутренний вход в основную башню, туда же выходят казармы.
Так же неподалеку находится комплекс естественных карстовых пещер с озерами и даже небольшим водопадом. Вход простым солдатам туда закрыт.
В крепость можно попасть двумя путями – по воздуху (если вас не собьют за несанкционированное вторжение) и по земле, через несколько въездных тоннелей (которые охраняются и где вас ждет строгий фейс-контроль)

Покои капитана расположены на верхних ярусах бастиона и вырублены в скале.
Предпокои. Просторная комната с парой диванчиков и кресел, а так же невысоким столиком. Предназначена для посетителей, ожидающих приема, а так же там оставляются не срочные бумаги и послания. Выполнена в золотисто-бордовых тонах.
Кабинет. Первым внимание к себе привлекает массивный дубовый стол, за которым восседает хозяин кабинета в большом удобном кресле. На столе почти всегда царит хаос, дезориентирующий как просто любопытных, так и шпионов. Тот же хаос царит и в ящиках стола, но капитан всегда находит в нем нужное и довольно быстро. Вдоль стен стоят стеллажи с книгами, а так же шкафчики с бумагами. Так же в кабинете имеются удобные стулья для посетителей и спрятанный среди шкафчиков бар.
Спальня. оформлена в сине-фиолетовой гамме. Стены укрыты драпировками тканей, пол устилает мягкий пушистый ковер. В алькове за толстыми занавесями располагается огромная кровать, усыпанная подушками и застланная мягкими покрывалами, темно-синими с золотом. Рядом с кроватью неприметная тумбочка, в стенах так же имеются неприметные ниши, в которых можно найти все: от безделушек до оружие, от выпивки косметики. У одной из стен имеется туалетный столик с большим зеркалом. Под зеркалом всегда водится какая-нибудь косметика в разном состоянии упорядоченности. Так же наличествует резной трехногий столик и несколько кресел.
Ванна. Или скорее небольшой бассейн полусферической формы в полу. В диаметре метра три. Вдоль стены имеются крючки для одежды и полотенец, а так же целый стеллаж ароматических средств и всякой косметики.

Отредактировано Алиль (2011-02-14 19:12:05)

2

(Начало игры)

Теплая вода приятно ласкала тело, вызывая этим массу позитивных эмоций. Алиль откинулся на бортик большой круглой ванны в своих покоях и, лениво прикрыв глаза, размышлял о грядущем. В частности о модернизации оборонной системы бастиона. Интересных идей было несколько, но все они требовали одобрения свыше и возможно даже материальной поддержки.
В воде было хорошо, настолько, что порой демону казалось, что он мог бы так провести как минимум половину вечности. Вот только принимать посетителей лежа в ванной как-то не солидно, да и руководить солдатами тоже... не говоря уж про то, чтобы заниматься прочими важными для родины делами, а потому пришлось вылезать и вытираться. Вытеревшись, капитан подошел к зеркалу, чтобы полюбоваться собой, хотя гордо называл это ревизией своего физического состояния. Все было как всегда превосходно, вот только одно "но" портило вид. И Алиль точно знал, что это "но" он сам на себя не добавлял. Более того, за последние дни не случалось ничего, что могло бы добавить ему чего-то лишнего без его участия и воспоминания об этом. А потому первые секунды он просто безмолвно созерцал невесть откуда взявшуюся татуировку на правой части груди, чуть повыше соска. Видом она напоминала королевскую лилию, но как будто не законченную, что так же наталкивало на мысль, что она там взялась не по пожеланию обладателя тела.
Немного придя в себя от новости, единорог разразился цветистыми ругательствами. Ему на ум приходило только одно объяснение увиденного - проклятье. Надежда на то, что это просто чья-то шутка разрушилась после тщательной проверки собственной ауры и самочувствия.
Он мог бы и сам пораскинуть мозгами и проанализировать, что это за проклятье, откуда оно взялось и, самое главное - что с ним делать. Однако лиловому капитану было лень напрягать свой мозг когда в подобной ситуации есть к кому обратиться за консультацией и помощью. А потому наскоро подсушив свои длинные светло-малиновые волосы теплыми воздушными потоками и накинув халат, гордо именуемый кимоно, Алиль покинул свои покои и размашистым шагом направился в комнату мастера Кона, завхоза Лилового бастиона.
Вы спросите, что может быть примечательного и достойного упоминания в каком-то завхозе, пусть и военное бастиона? Когда-то, когда только заступил в свою должность, Алиль тоже думал, что ничего. Но довольно быстро понял, что ошибался. Поначалу новоиспеченный лиловый капитан начал строить всех подчиненных, демонстрируя, кто в доме хозяин. В отношении солдат методика оправдывала себя на все сто, а вот с мастером Коном вышла промашка. Старый демон, переживший не одного хозяйничающего в крепости капитана и способный пережить еще десяток, имел свое четкое видение собственного места и роли и системе, и не намеревался ее менять в угоду очередному взбалмошному мальчишке, по какому-то недоразумению считающему себя здесь главным. Недолгий конфликт в итоге закончился в пользу завхоза. И дело было даже не в том, что тот оказался мастером проклятий и по силе мог сравниться с капитаном, а то и превзойти его. Просто Алиль понял, что "бодаться" со стариком бессмысленно и только себе дороже. Тот не претендовал на какую-либо власть над солдатами и власть в целом. Его волновал сам бастион как сооружение и его целость-сохранность-благополучие, и не более того. Со временем единорог понял, что дружить с завхозом очень даже полезно, куда полезнее, чем враждовать. Ведь запасы необходимого в крепости всегда пополнялись вовремя и обо всем важном сразу докладывалось капитану, без его регулярных напоминаний и принудительных проверок.  К тому же старик относился к новоприходящим капитанам как к своим воспитанникам и порой давал дельные советы. Собственно, за советом Алиль к нему сейчас и шел.
- Мастер! Где вы, мастер! У меня срочное дело! - влетев в чужие покои и не обнаружив в них хозяина, демон решил подать голос и привлечь к себе внимание. Раз завхоз сказал, что ждет у себя, значит, где-то неподалеку.
- Не зачем так шуметь, молодой человек. Какое у вас ко мне дело? - мастер Кон вышел в комнату, отряхивая свой неизменный серо-синий халат до колен.
- Вот, - Алиль оттянул полу халата, демонстрируя татуировку на своей груди. - Кажется, это по вашей части. Можете его снять?
- Хммм... - старый демон приблизился, задумчиво глядя туда, куда указывал капитан, то хмуря брови, то чуть подслеповато щурясь. Наконец показал головой. - Боюсь, что ничем в данной ситуации помочь не могу. Это действительно проклятье, но то, что на вашей груди не вижу, хотя чувствую изменения в ауре. Это значит лишь то, что снять вы его должны самостоятельно, исполнив некие условия. Какие, вам лучше спросить у своей интуиции.
- Интуиции? - ответ мастера Кона совершенно не порадовал единорога, пробуждая в нем жажду расправы над тем, кто испортил ему жизнь. - Я лучше спрошу того, чьих это рук дело. Вы знаете, кто это сделал?
- Увы, и здесь вам не смогу ничем помочь. Не по всем проклятьям можно определить проклинающего. Однако скажу лишь, что, судя по всему, на подобное способны лица такого уровня, что вам будет не с руки их разукрашивать, - старик пристально посмотрел на капитана, затем вздохнул. - Возможно, вас натолкнет на некоторые логические выводы тот факт, что вы не один с таким проклятьем. Ко мне наведался уже как минимум десяток солдат с аналогичными жалобами.
Гнев требовал выхода и Алиль пнул подвернувшийся под ногу стол. Не радовал тот факт, что ему придется самому разбираться со свалившимся на голову проклятьем, а испортить жизнь за это некому - вроде как все свои. Немного обнадеживало, что не он один мучается, но и огорчало - он не один такой уникальный.
- Молодой человек, я бы вам советовал не портить мебель, а все вашу энергию, которой явно в избытке, направить на поиск решения. Меня огорчит, если вы бесславно умрете от какого-то проклятья. И не делайте такое траурное лицо - вы еще не умерли. Советую этим воспользоваться. А у меня дела. Приятного дня, - за сим мастер Кон ушел туда, откуда пришел, оставляя капитана наедине с его мыслями. Будь на его месте кто-то другой, Алиль бы раскатал наглеца ровным слоем по полу за непочтение к старшему по званию и может после этого успокоился. Но завхоз был отдельным государством, а потому в ответ ему только фыркнули, еще пару раз попинали несчастный стол и хлопнули дверью.
Направляясь в свои покои демон пытался успокоиться и привести свои мысли в порядок. Негоже демонстрировать подчиненным свою несдержанность. И, как правильно ему заметили - он еще не умер и хоронить себя рано, надо действовать.
За то время, что единорог расчесывался и заплетался, он успел успокоиться достаточно, чтобы начать трезво мыслить и даже попытаться прислушаться к своим ощущениям и некой загадочной субстанции под названием интуиция. Интуиция советовала поднять свой зад и отправляться на поиски того, кто увидит новоявленную татуировку и сможет исполнить некое необходимое условие для снятия. Интуиция была железобетонно уверена, что такое существо имеется, а потому демон решил с ней не спорить. Одевшись, накрасившись и убедившись в своей неотразимости, Алиль покинул бастион.

Бойцовская Арена » Арена Смерти

Отредактировано Алиль (2010-11-15 18:49:25)

3

» Бойцовская Арена » Коктейль-бар "Mein Kampf"

Непосредственно из бара они переместились в спальню. При чем на тот момент безо всякой левой мысли со стороны Алиля, хотя он и имел вполне определенного толка желания. Просто в спальне можно было развалиться на ковре или кровати и продолжать возлияния. Не в кабинете же заниматься подобным бесчинством, правда же?
С непривычки выпив больше обычного, единорог чувствовал, что его слегка повело, но в компании Туза его это не волновало. Чтобы он там не говорил зеленоглазому - а на самом деле доверял ему. А потому, не иначе как с перепою, совершенно забыл про краденную белую шкурку, которую тогда сразу отправил в свою спальню и оставил на кровати. Сейчас сей компромат возлежал во всей своей красе там, где и оставили. Скользнув по нему взглядом, демон почувствовал какой-то беспокойный звоночек внутри, но не придал ему значения. Сейчас он пытался вспомнить, куда заныкал обещанную бутылку и где водятся чистые бокалы.
- Располагайся где хочешь... сейчас я нам организую закусь и принесу вино, - оставив гостя самому искать себе место, чай не впервой здесь, разберется, хозяин покоев распорядился принести им фруктов. Сам же он направился в кабинет, таки вспомнив, что оставил бутылку в том баре, заодно там чаще, чем в спальне, водились бокалы. По дороге демон не забыл посмотреть в одной из имеющихся в кабинете зеркал и подправить макияж - пусть они давно знакомы и собираются напиваться, а не выходить в свет - все равно нужно быть неотразимым, в любой ситуации!
Вернулся Алиль довольно скоро, воздушной магией направив вперед себя поднос с принесенными фруктами, конфетами для себя, парой бокалов и бутылкой вина. Ибо зачем все нести самому, когда есть магия?

4

» Бойцовская Арена » Коктейль-бар "Mein Kampf"

Выпито было довольно многовато и это хорошо так отражалось на тузе, но не в негативном плане. Равновесия он не терял, но и привычной походки уже не чувствовалось. Только полная расслабленность и умиротворение с улыбкой от их  обоюдных обмениваний ласковых любезностей
В Лиловом Бастионе Туз бывал не единожды, но четкосформированого описания того, он не смог бы дать. Хотя бывал трезв по-большей части случаев.  Просто демон знал, что они будут сотрудничать и что единорог сделает все усилия, чтобы ловко его укрепить. А разрождаться на комплименты.. увольте. Он просто как факт знал то, что умерено подставит ему спину и не получит подлого удара. Знал и все.
Сейчас в  его покоях, туз оглядывался и пытался вспомнить – бывал ли он тут? Кажется, все же был, так как встроенный шкаф с безделушками помнит. Там среди всего этого было сложно найти что-либо, чтобы нормально зафиксировать и скрутить Алиля.. А сам хозяин комнаты уже угорцевал куда-то, ну и пусть. Тигр лениво сделал несколько шагов по ковру, осматриваясь расслаблено-рассеяным взглядом, замерев было на некоторое время у косметического столика, поражаясь хаосу и обилию разнообразия, там расположенного
..удивительно, как он еще бастион держит в нормальном состоянии. Наверное молитвами солдат, так как на это все, небось большая часть казны уйти должна была. Обдумав эту мысль и прикинув то, как ее лучше вывернуть в лицо хозяина бастиона, чтобы подковырнуть и зацепить его новой колкостью, Туз направился в сторону кровати. Именно кровати. На которую и упал, разваливаясь и довольно, по-хозяйски вытягиваясь.. нежась.. Как уютно и мягко. Какой приятный запах тут. Прям как у  него самого
..рука привычно зарылась в меж, давая ему шелковистыми волнами скользить сквозь пальцы. Так привычно и по родному. Когда демон вдруг замер, поимая, что он не просто его. И запах не просто такой же. Снова прильнув было к шкуре лицом и впитывая в себя запах и магию, демон с удивлением и полным офигеванием осознавал, что он лежит на своей добыче. Что это шкура из его коллекции!!. Как он мог оказаться у Алиля? Но сомнений не могло быть.  Хоть опьянение и не смылось как вода, демон все же старался мыслить относительно ясно. Это получалось с трудом. Лез всякий бред. Например, что Алиль опустился до воровства. Да вы на его самодовольную рожу только посмотрите и поймете какой из него вор.. А может он соскучился? Тогда Туз правым кулаком сейчас мигом наверстает все тяжести из расставаний
..тут из дверей выплыл поднос, а  следом за этим вышел и сам Алиль, просто светясь гордыней и антискромностью. В ответ же, Туз приподнялся на кровати на локтях, смотря на него не добрым взглядом с нее исподлобья.. перебирая руками, как кот, по шкуре. Готовый к тому чтобы единым порывом сорваться. Готовый к атаке и давая прочувствовать агрессию.. охоту..

5

Войдя в спальню Алиль застал Туза на своей кровати. И все бы очень даже ничего - уже и сам на нужном месте, вот только выражение его лица говорило о многом. О таком многом, что и словами не передать. В первые мгновения единорог даже опешил - в чем причина такой разительной перемены? Еще недавно они с веселыми подколками в адрес друг друга обсуждали свои подвиги и перемывали косточки общим знакомым... Ведь оставил всего на какие-то пять-десять минут! Не мог же тигр озвереть от ожидания? Или на него свалилось очередное проклятье? Но причина оказалась более простой и прозаичной. Это лиловый капитан понял, глядя как пальцы собеседника скользят по знакомому белому меху, чуть сжимаясь. Мех. Краденная шкурка. И пусть в какой-то мере его совесть была чиста - не сам лично он ее утащил, а все лишь взял в качестве платы за фрагмент проклятья... Но едва ли рассерженный тигр станет сейчас слушать такие объяснения, а если и выслушает - то вероятность что они его устроят и успокоят стремится к нулю.
"***** твою дивизию, * **** **** налево, **** ****** об косяк!"  - подумал Алиль, замерев у двери, и только поднос по запрограммированному маршруту добрался до стола. Глядя на готового к рывку хищника, демон понимал, что если тот рассердится мало ему не покажется. И пусть единорог не был неженкой, но Туз все равно сильнее, это он знал по многолетнему опыту. Не то, чтобы зологлазый избегал из-за этого с ним драк... но быть побитым в своем же бастионе это совсем уж позорно. Он же на своей территории, и он здесь хозяин! И даже перспектива бурного секса потом как-то не прельщала...
И прежде, чем в голове оформился какой-то конкретный план действий или реакций, тело двинулось само. Пусть Туз его превосходил в силе, зато выигрышной стороной Алиля была скорость. Ею-то он и воспользовался, прибавив на свою сторону и эффект неожиданности, действуя на опережение. Не смотря на свой женственный вид, заморенной куколкой лиловый капитан не был. И рука у него тоже была по-мужски крепкая, что порой удивляло незадачливых оппонентов. И вот сейчас он подлетел к полулежащему на кровати тигру и от всей души приложил его кулаком в челюсть.
Он ожидал ответного удара и морально приготовился к драке, но никакого ответа не последовало. Ударив от души он просто временно оглушил красноволосого и теперь тот растянулся на кровати и не подавал признаков агрессивного поведения. На пару секунд единорог замер, судорожно соображая, что теперь делать. После такого, когда Туз придет в себя, точно пощады ждать не придется... Значит надо что-то делать, пока он без сознания.
Вариант, что делать тут же пришел как-то сам собой. Возможно, не будь демон в подпитии, его бы настолько дерзкая мысль не посетила. Но сейчас ему было не до того, он слишком сильно и давно хотел этого мужчину, волей случая оказавшегося в полном его распоряжении. Грех не воспользоваться таким шансом. Первым делом Алиль раздел своего зеленоглазого любовника. После чего вытащил металлические цепочки с наручниками, которые закрепил по углам своей кровати. Мало кто мог догадаться, что тут имеются подобные приспособления и крепления для них, но они имелись хотя и не использовались прежде. Но хозяин спальни давно был неравнодушен к подобным вещичкам, хотя и представлял их скорее на себе. Вот только подходящей кандидатуры, кому бы он мог позволить подобное с собой сотворить не находилось. А предлагать Тузу как-то язык не поворачивался. Зато теперь была отличная возможность их на нем и опробовать. Защелкнув наручники на запястьях и щиколотках тигра, он отрегулировал их так, чтобы они не слишком сковывали, не давая конечностям затекать и оставляя некую свободу для маневра, но явно не достаточную, чтобы освободиться или ударить своего пленителя.
От осознания собственной дерзости в крови бушевал адреналин, накладываясь на алкоголь, отзываясь жарким томлением в теле. Собственная одежда была сброшена рядом с одеждой Туза, а на тумбочку были выставлены скоро пригодящиеся мелочи. Любовник был так соблазнителен, что Алиль не удержался, скользнув к нему, нависая над ним, и принялся тереться своим телом о его, возбуждаясь от этого еще больше.

6

Любая кошка, уверенная в своих силах и мощи, загнав добычу в  угол, удивится когда на нее наподдают в порыве Терять Нечего. Правда сейчас туз не загнал Алиля в  угол под натиском своего давления и нападок, но споймал почти с поличным и отвертеться от того, чтобы его не покалечили в собственническом порыве, было бы сложно. Но тем не менее, того что Алиль рванет можно было ожидать от его гордой натуры. И Туз ожидал бы. Будь он чуть потрезвее и спокойнее. Но.. чего не было, того не было..
Пролетели только огрызки мыслей и матов от Алиля и Туз успел увидеть, как его соперник буквально сорвался с  места. Он всегда такой был. Почти олицетворением воздушной стихии. И его маневренная скорость всегда была словно готовой к тому чтобы сорвать его в миг с места. Впору залюбоваться. Если бы не кулак, пришедшийся прямо по челюсти.
..за всеми подколками и подшучиваниями над Алилем о его внешнем виде, Туз никогда не забывал о том какой вес его слова имел сжатый кулак. Но обычно и о своем не отмалчивал. Но на его стороне всегда была стена и сила. Обычно. А не когда он не ожидал нападения и рывка на него. Да и вообще, видимо сегодня юпитер был в доме Меркурия или еще чьем доме. Может звезды еще как повлияли. Может угол был удачный. Может Алиль перестарался. Но факт есть факт – демон оказался от одного удара в нокауте, распростертый тушкой на кровати на несколько минут. По истечению этих нескольких минут он проснется еще более злой и с жаждой мести, но до того мига, Туз пребывал в полной и откровенной беззащитности перед давним соперником и конкурентом..

В себя туз приходил постепенно и вначале сознанием. У него всегда так было с пробуждением. Он в начале было и подумал, что уже утро, так как по всему телу прокатилась уютно-пьянящая расслабленность, он лежал ив  принципе было довольно тепло. Только вот, когда Туз было захотел почесать себя за бочок, он понял, что не может этого сделать. Более того – он особо и ногами двигать не может. Демон только было начал двигаться, пытаясь понять что ж за странный сон, почему он голый и вообще, что за.. как на него навалились.
Сам Туз не успел так сразу среагировать, как само его тело – подаваясь на невидимого любовника, самым откровенным образом и тоже о него теряясь. Затрагивая и задевая ответно. Инстинктивно и просто желая этого тела. Зная его и непроизвольно, на грани интуиции, узнавая
Демон тяжело и хрипло выдохнул, смотря на единорога и сглатывая. Он был в ярости и просто не знал с чего начать. Лязгнули цепи и раздался металлический скрежет – демон попытался разорвать сами по себе путы на руках, или хотя бы о кровать. Усилия были бесплодны и вырвали только тихий рык и волной двинувшееся тело, напрягая мышцы человеческого тела. Физические собственные силы. Но они были не в противовес крепким кандалам
-Аль, сучка, какого лешего ты творишь? –озверевая еще больше возмутился он. Волосы как в поддакивания его возмущениям, просто вздыбливались- Немедленно развяжи это и объясни какого лешего ты устроил, морда?
Демон сделал еще несколько попыток, хотя и понимал, что его мышц без магии будет недостаточно. А пустить магию – значит проиграть. Это их маленькое, негласное, правило с первой встречи и Туз ен может упасть сейчас в  грязь. Не может и не будет. Он снова и вновь напрягался, но лишь мышцы вздымались и перекатывались под кожей. Да тело непроизвольно ходило ходуном, напрягая и выгибаясь дугой.
-Аль!!. –полурыча, выплюнул он. такое случилось впервые и демон не знал, что будет дальше. Это злило еще больше. Ведь за плечами столько побед. Алиль может…

Отредактировано Туз (2011-02-15 22:17:15)

7

Как единорог и подозревал - беспамятство зеленоглазого длилось не долго. С начала он зашевелился мягко и лениво, будто просыпаясь, но как только понял, что скован, резко задергался, пытаясь вырваться. Алиль невольно залюбовался тем, как Туз извивается в оковах, как под кожей напрягаются и проступают накачанные мышцы. Наблюдение за движением тел всегда было его маленькой слабостью. Демон мог почти бесконечно смотреть за тем, как кто-то танцует или тренируется. При этом чем меньше на нем будет одежды - тем лучше. А вот чтобы чувствовать своим телом так близко чужое движение - так это почти оргазм. Пусть не физический, а скорее чувственно-эстетический, но если начинать отсчет - то самое время, первый пошел.
Взгляд золотых глаз несколько расфокусировался, покрываясь томной поволокой. Туз был великолепен. В своем бешенстве, в откровенных чувствах и дикости темперамента. Единорог только еще больше захотел этого мужчину, если в его случае такое вообще было возможно. Его собственный член уже гордо стоял, выдавая возбуждение владельца. Как только тигр перестал брыкаться и дергаться в путах, поняв тщетность своих попыток освободиться, Алиль приподнялся, перемещаясь к тумбочке.
- Какого лешего я творю? А на что это похоже? Или ты думал, я не захочу взять реванш за все те годы, что проигрывал тебе? Мы ведь теперь на моей территории... - чуть хрипло проговорил золотоглазый, наливая в бокал вина, а затем капая туда что-то из пузырька с прозрачной жидкостью. Делал он это нарочно так, чтобы Туз все видел. Размешав жидкость в бокале, он осушил его, но не проглотил, а лишь набрал в рот, чтобы тут же приникнуть к губам любовника поцелуем, заставляя его таким специфическим образом проглотить жидкость. Отстранившись, проговорил. - Это афродизик, теперь ты даже если пожелаешь, не сможешь сопротивляться тому, что я буду делать.
В действительности, это был чистой воды блеф. И в пузырьке была просто вода. Демон полагался исключительно на внушение. На самом деле он бы никогда не стал опаивать любовника возбудителями, так как был полностью уверен в своих силах. Но за годы вместе он знал, насколько трепетно Туз относится к своей "нормальности", и опасался что тот из чистой вредности начнет сопротивляться происходящему. А так это полностью снимает с него ответственность. К тому же, не смотря на щекотливость ситуации, тигр все еще не использовал магию для собственного освобождения. Это означало лишь то, что он, не смотря на все свои ругательства, доверяет Алилю. И лиловый капитан очень ценил это доверие. Ведь в действительности он бы никогда не сделал чего-то во вред красноволосому. Что, однако, не мешало ему немного попугать своего пленника и пощекотать ему нервишки.
- Неужели, ты думал, что я просто так оставлю то, что ты со мной делал? Нееет... и не мечтай, что я забуду... Но можешь не волноваться... я постараюсь быть нежным...
Пока говорил, единорог снова навис над любовником сверху, сначала водя по его груди и животу руками, а затем касаясь его шеи губами, чуть покусывая и облизывая, словно самое желанное лакомство. Продолжая тереться своей возбужденной плотью о его пах, Алиль спустился губами ниже, останавливаясь на сосках, облизывая их и посасывая, то лаская сильнее, чуть ли не до боли, то едва касаясь и дразня. Он понимал, что Туз ему этого не простит. И возможно сегодня их последний раз. А потому демон желал насладиться своим зеленоглазым пленником сполна, каждым сантиметром его тела. Он был пьян от алкоголя, но куда больше его пьянил огненный тигр. Пьянил настолько, что заставлял терять над собой контроль и идти против их негласных правил. Лиловый капитан уже морально смирился со своим поражением, что он слабовольное похотливое животное. Но ведь как перед таким устоять? Немыслимо. Поэтому он продолжал смаковать каждый кусочек желанного тела демона, возбуждая его и возбуждаясь сам еще сильнее.

8

Это сон. Точно – это все кошмарный сон в  бреду. Скорее всего, он чем-то отравился в баре, и все последующее ему привиделось и сниться. Потому что.. ну не может быть все настолько.. внезапно. Алиль не мог так напасть ан него и уж тем более победить!. Да какого черта. Это все полный бред. Вот только. Проблема была в том, что слова Алиля были разумны, а  голос слишком точно повторившийся. Эти тональности и знакомое тепло тела. Настолько знакомое, что спросонья тело Туза само ответило и подалось к  нему. Подалось к тому. Кого желало уже сколько времени и кого приходилось выкидывать из мыслей. Ведь не гулять же по мирам и их бесконечному множеству в поисках одного конкретного недоразумения в  них. Это было бы откровенным поражением. Признанием того, что он хочет и привязавшийся  к этому гею. Нет. Небывать этому!!.
Вот только член предательски стоял уже, от ощущений оголенности и тела Алиля с  ним. Его голоса и всего его..
-Не смей, урод!. –огрызнулся он, не уловив движений Алиля когда тот внезапно впился в  его губы. Это было совсем внезапно. Ощущение его губ и языка, сплетающиеся с  собственными, так как эта слабость была не по силам сдержать его вол. Но вместе с  поцелуем в него влилось вино. Демон замер было удивленно и .. непроизвольно сделал глоток, проглатывая вино с чем-то там. От слов Алиля он аж захлебнулся остатками и слюной в возмущении  и желании высказать кто Алиль и кто его родня. Но зашелся кашлем. Как туз хотел бы, чтобы этот кашель дал возможность вернуть обратно это пойло, которое ему насильно впихнули-влили. Так подло и внезапно
-Алиль, твою мать!. –выкрикнул он парню, когда приступ кашля прошел, а по телу начала разливаться подозрительная нега (понижение градуса) и теплота, отдаваясь в его затылка, а  затем сползя по спине. Странное и невиданное ранее чувство откровенного желания, которое он не мог подавить как раньше. Каждая мышца была натянута и пылала. Демону было и так тяжело дышать, когда Алиль внезапно совсем приблизился
-Прекрати немедленно! –демон старался делать жесткие ноты приказного-капитанского голоса, но получилось вяло и в конце сорвался на тяжелый стон. Тело распалялось и горело. Пах откровенно зудел уже просто от желания. Кровь к нему приливала до такой степени, что сил на мысли уже просто не оставалось. Каждое прикосновение губ и языка Алиля отдавались в его теле вздрагивании и напряжении. Лязгали снова и снова цепи, но туз даже и не пытался снова их порвать – сил на это не было. Он метался и просто не знал, что делать во всем происходящем и с терзавшей его похотью. Он и так столько времени сдерживался на Алиля, а  теперь, когда к этому всему еще и возбуждающее добавилось, его тело и душа совсем сгорали в примитивном, но как огонь горячем плотском, животном желании секса с  любовником. Что был перед ним.
Но происходящее было слишком неожиданным. Демон закрыл глаза, надеясь, что хоть так все происходящее будет притуплено по восприятию. Но от этого стало только хуже. Тало острее и маты срывались вперемешку с стонами
-Ублюдок!. ХхххммммммммМММмхххДддддддддддддддддддддда. Скотина, уберись от меня!.

9

Не смотря на все протесты и ругань Туза, Алиль не смог бы остановиться. Даже если бы в нем вдруг проснулась совесть или даже раскаяние. Но такие чувства в нем атрофировались давно. И даже воспоминаниях о них были смыты вожделением, столько времени сдерживаемым и сейчас получившим шанс вырваться на волю. Ведь демон знал, они оба этого хотят. Он уже чувствовал, как возбужденный член любовника трется о его бедро.
Оставив соски Туза в покое, единорог переместился ниже, поиграв кончиком языка с пупком, очерчивая его по кругу. Но и на животе он не стал сильно задерживаться, добираясь до основного лакомства, уже его ожидающего в полной боевой готовности. Не смотря на их многолетнее более чем близкое знакомство, минеты своему зеленоглазому любовнику Алиль так и не делал, если не считать одного раза в самом начале их знакомства. Но тогда он просто подменил собою незадачливого любовника тигра и тот об этом так и не узнал. Сейчас же была возможность показать свои умения в полной красе. И пусть они давно не использовались... но опыт не пропьешь!
Он провел языком от самого основание члена любовника к головке, очертил ее по кругу, затем накрыл губами и тут же выпустил. Дразня и словно бы раздумывая, с какой стороны подобраться. Снова лизнув головку, Алиль одной рукой коснулся основания члена, обхватывая и начиная двигать вверх-вниз, снова захватывая губами, но на этот раз наклоняясь сильнее, впуская глубже в плен своего рта и начиная посасывать. За долгий перерыв было немного непривычно, а потому он не торопился, двигая губами и языком, приноравливался и изучал. Постепенно демон нашел удобный угол и темп, двигая головой активней, как можно сильнее и плотнее обхватывая губами и не прекращая подрачивать рукой. Вторая я же рука, доселе свободная, начала оглаживать бедра и живот любовника, ощущая его напрягающиеся мышцы. Но продолжать в таком темпе и дальше было чревато тем, что тигр может не дотерпеть в нужной кондиции до самого интересного, а это не входило в планы лилового капитана. А потому единорог отстранился, выпуская член мужчины изо рта и потянулся к тумбочке, откуда взял баночку со смазкой и небольшой хомутик для продления эрекции.
- Не переживай, я постараюсь быть осторожным... Тебе даже скорее всего не будет больно... разве что самую малость, - Алиль не смог отказаться от маленькой пакости и попугать Туза. Пусть подумает, что его сейчас со вкусом изнасилуют в отместку за все прошлые разы. Его действительно собирались изнасиловать, хотя и не совсем так, как тигр мог подумать. Но пусть он это будет сюрпризом. А пока зологлазый проказник неспешно открывал баночку смазки и зачерпывал ее оттуда на пальцы. - Я понимаю, что так, наверное, для тебя не привычно... Но ты главное не напрягайся... Все не так страшно, как тебе кажется... Тебе вероятно даже понравится... - слова звучали крайне двусмысленно, но на то и был весь расчет. Для полноты впечатления демон даже мазнул смазкой по внутренней стороне бедер и яичкам любовника.
Но дабы со своей маленькой шалостью не перестараться и не лишить себя удовольствия насовсем, он снова взялся за член красноволосого, захватывая ртом и не давая опасть. Одновременно с этим демон воспользовался большей частью смазки все же для себя, проникая в себя пальцами, растягивая и подготавливая. Что не мешало ему параллельно расслаблять горло, дабы принять член тигра по самое основание. Поначалу получалось на очень, но Алиль не унывал и былые навыки дали о себе знать. Он то почти полностью выпускал его изо рта, чтобы вдохнуть воздуха, то снова заглатывал по самые яички.
Собственный член единорога уже сочился смазкой, оставляя небольшие капельки на простыни, а желание скручивалось тугой пружиной внизу живота, лишая последний остатков терпения. Он в последний раз выпустил изо рта член любовника и взял хомутик, перетягивая у основания.
- А это маленькая гарантия того, что для тебя все не кончится слишком быстро, - золотоглазый чувствовал, что одним разом с его стороны все точно не ограничится, а вот сколько сможет Туз, он не знал. Как-то прежде не доводилось это проверить, ведь раньше секс у них был регулярным и одного бурного и страстного раза им хватало...
Зачерпнув еще смазки, Алиль прошелся рукой по члену зеленоглазого, смазывая и его, после чего приподнялся, ловко седлая его бедра, направляя его член в свой уже растянутый и влажный анус, одним плавным, но уверенным движением опускаясь на него сверху. С губ сорвался протяжный стон, он замер, впустив огненного демона в себя до конца. Это было так восхитительно и так долгожданно!

Отредактировано Алиль (2011-02-16 16:22:46)

10

Наверное еще долго не будет сходить у Туза след от собственных зубов. Точнее того, что он закусил губу, подавляя собственные стоны. Позорные и так предательски срывавшиеся. Демон знал наверняка, что если бы не этот подлый и нечестный афродозиак. Сейчас бы ничего такого не творилось с ним и его телом. Он бы не чувствовал себя таким откровенно открытым. Если бы его не опоили, то тело больше слушалось бы его и по нему не гуляли бы такие разряды возбуждения, отдававшиеся в сознании и стонах у демона. Контроль не был бы потерян
Однако закусывание губы не спасло, когда Алиль добрался до его члена. Вот тут уже с губ Туза сорвался почти вой. Он пытался и отстраниться и дернуться куда-то, чтобы не чувствовать всего этого. Но единорог действовал умело. Крепко и хватко. Настолько, что только поражаться оставалось и ревновать, что он все это время был с  кем-то еще
-Идиот, что ты делаешь?!? Прекрати немедленно! –в отчаянных попытках говорить это резко и жестко, ударять по сознанию Алиля тональностью, все это было повергнуто и звучало не так весомо. Сложно было даже перед самим собой не признать то, насколько приятно это было. Как хорошо и приятно. Нет, не так. Как головокружительно.. Это просто выбивало из демона позорные стоны, тяжелое и хриплое дыхание- Нет… Нет…Нннааааааааааааххх!
И никуда было уже просто не деться. От попыток прикрыть глаза, демон понимал. Что все становиться только острее. Когда он смотрел на Алиля, резко двигающего головой, с потом тех чувств, что это сопровождало, он возбуждался снова и снова (хотя куда еще??). А попытки отворачиваться в подушку, только больше выбивали из него предательские стоны
Позор. Откровенный и полный. Туз смотрел на любовника с мешаниной ненависти, желания и.. отрешения. Он не проиграет. Это лишь физический контакт. Но магию он не применит. Нет. Неприятно , конечно, что это собирается сделать Лиль, но вспоминая то как и сколько раз он сам его насиловал. Вспоминая их первые разы. Скорее всего, кто-кто он имеет право. Но Туз все равно будет материться. И он матерился. С душою. Со вкусом. И срываясь на откровенные предательства собственного тела – его подрагивания и дерганья навстречу тугому сжатию губ Алиля, его умелому языку и такому теплому рту. Как же долго у него не было секса. Поправка. Как же долго у него не было Алиля. Да-да, именно его и никого другого, так как других уже просто и не хотелось за все прошедшие века из общения
..когда же тот прошелся смазкой по демону, оглаживая и подготавливая его, это только больше распаляло злость, отставляя в сторону то, что Туз вроде бы и смирился с этой мыслью уже. Слов он уже не распознавал. Вряд ли там было что-то лицеприятное
-Мудак, да как ты смеешь!. Урод, не прощу!. Ты.. –пока демон распалялся с  вызовом смотря на любовника, на него что-то одели и единорог снова вернулся к ласкам, что-то делая. Что именно, Туз не успел понять, так как снова сорвался на стон и зажмурил глаза от блаженства трепетных ощущений. Что твориться? Он себя просто теряет..- Йокарный ублю…. Тшшшшшшшшшшшшшшааааа…..
Второй поток брани был сорван на стон, уже от неожиданности скорее и стремительности. То, что он принял было за одно, было лишь дразнением Алиля. Тяжело дыша, демон открыл глаза, ошарашено смотря на то как дугой выгнулся его любовник, как его лицо и каждая линия тела, просто переполняется светом и радостным пиком. Удивленно понимая, что Алиль наслаждается этим. Это было.. совсем у неожиданно?

11

Кое-как справившись с нахлынувшими ощущениями, Алиль приоткрыл глаза, чтобы видеть лицо любовника. Отразившееся на нем удивление, почти шок были бальзамом на душу. Видимо, такого Туз от него не ожидал. Вот и славненько. Значит, не забудет. Ведь едва ли простит после учиненного самоуправства. Единорог уже морально к этому приготовился. Ведь тигр не такой извращенец как он сам, чтобы тащиться по насилию как кот по валерьянке и прощать потрепанную гордость в угоду физическому удовольствию. Одно дело самому властвовать и подчинять, а другое - когда тебя. Но ведь золотоглазый и так слишком долго терпел, он не железный, он просто слабовольное похотливо животное и давно с этим смирился...
И все же он смотрел на Туза и не мог им налюбоваться. До чего же невероятный демон! Как он чутко откликался на ласки, как откровенно злился, даже его брань, как и стоны - была сладкой музыкой. Сильный и дикий, настоящий зверь, облаченный в хрупкую оболочку человеческого тела. И даже эти цепи ему не шли, и смотрелись не как украшение, а нечто чужеродное. Но без этой вынужденной меры едва ли он смог бы в одиночку справиться с огненным.
Немного привыкнув к ощущению заполненности и чужого присутствия внутри, Алиль плавно качнул бедрами, начиная движение. Все же для него такое положение и поза оказались несколько необычны. Ведь прежде всегда Туз выбирал и позу и сам двигался так и тогда, когда он хотел, не давая любовнику особого выбора. По большому счету единорогу выбор и не нужен был - так как это был бы выбор между вкусным, вкусным и тоже вкусным. Снимая же напряжение и справляясь с возбуждением собственными силами, демон как правило двигал в основном руками, а не всем телом. Тем не менее, новая поза была по-своему приятной. Он чуть поерзал туда-сюда, определяя наиболее приятный угол, после чего уже начал приподниматься и снова опускаться, опираясь руками о бедра мужчины.
Вот только распробовать новую позу Алиль особо не успел. Все это затевая, он уже был возбужден, успев дополнительно завестись в процессе подготовки и дразнения, а потому ему хватило каких-то пары минут движения в собственном ритме, чтобы с громки стонами забиться над любовником в судорогах оргазма, пачкая его живот спермой. Золотоглазый и сам не заметил, когда успел опасть на Туза, но факт был на лицо - он самым наглым образом возлежал сверху, переводя дыхание. Прижиматься к жаркому обнаженному телу, просто прижиматься, было тоже очень приятно.
- Ты ведь не думаешь, что на этом все закончится? - чуть хрипло спросил единорог, одним плавным движением вставая с Туза, чтобы взять с тумбочки салфетки и вытереть белесые капли собственной спермы на его животе. Может это и смотрится возбуждающе... но вот когда высыхает - крайне неприятные ощущения. Не то, чтобы он так уж волновался о любовнике - но самому вымазаться не хотелось.
Собственный член Алиля был временно в расслабленном состоянии, а вот у тигра все еще стояло. И это выглядело очень соблазнительно. Он снова прильнул к любовнику, нависая над ним, одной рукой опираясь о кровать, а второй обхватив оба их члена - его налитый и влажный и свой - расслабленный, начиная ласкать и тереться. Чуть расфокусированным взглядом с томной поволокой демон наблюдал за лицом красноволосого, полуосознанно облизывая пересохшие губы.
От будоражащего зрелища, от близкого жара тел, от ласк и волнующего запаха недавнего секса он снова возбудился, готовый ко второму раунду. Ведь не смотря на физическую разрядку и недавний оргазм, единорог все еще не был полностью удовлетворен. А раз уж в его сети попался такой невероятный жеребец - хотелось заездить его до полной невозможности шевелиться.
Алиль снова оседлал бедра любовника, но на этот раз поворачиваясь к нему спиной. После первого раза он уже был достаточно растянут и особо привыкать не пришлось, хотя мышцы по-прежнему плотно обхватывали член зеленоглазого. В этот раз лиловый капитан не особо торопился, выбирая наиболее удобную для движения позу, и чтобы она еще и по ощущениям оказалась самой приятной. В итоге он оперся руками и пальцами ног о кровать, прогибаясь в спине дугой, приподнимая бедра вверх почти до конца, но не давая выскользнуть члену демона, и снова опускаясь на него до упора.

12

Может будь оно как-то немного по-другому, Туз отстраненно и любовался бы Алилем. Его гибкой грацией и пылом. Но сейчас он только сильнее распалялся от этого всего. Тяжелое дыхание становилось хриплым, и мужчина невольно подавался телом за любовником. Было головокружительно горячо и хорошо. Туз ни на миг не находил себе покоя, всем телом чувствуя и вздрагивая на движения единорога. Он был связан и возбужден до предела, а Алиль творил то, что демон всегда хотел. Подсознательно жаждал. Как сейчас он хотел его поцелуев. И от того, что в крови его был возбудитель, это все только острее открывалось в нем и срывалось с губ в стонах, да дергани цепей в наручниках
Однако Алиль уже не томил его, он и сам этого хотел. Он двигался быстрее и именно так как хотел бы сейчас Туз. Но демону все равно хотелось подправить это касанием его кожи руками. Снова почувствовать вкус его губ. Это до безумия сводило с ума и предательские мысли острее и острее на него давили. То, что раньше он с презрением называл пидаростией, сейчас и не вспоминалось даже. Как не назови – он этого хотел. Он хотел Алиля и еще больше всего того, что вытворяет этот парень, седлая его бедра. Грязно, неправильно, противоестественно. Не то. Но так сладко и так упоительно пьяняще
Эти несколько минут, которых хватило Алилю, показались вечностью когда он с стоном и вскриком кончил, заливая живот Туза спермой и валясь с тяжелым дыханием сверху. Тигр же на это только дрожал. Это было мучительно. Это было жестоко. Он был возбужден до боли, и благодать была так рядом. Он находился на пике, но что-то не пустило его. Сдерживая неестественным образом и не давая Тузу кончить следом. Только когда Алиль приподнялся, все же организм не выдержав отдавшись в нем стоном с дрожащим голосом
-Ублюдок, что ты творишь?. –ненависть, желание, дрожи в  голосе и все это с одним корнем – желанием Алиля и неимоверным возбуждением от него. Томительным желанием, что мучило его. Это было невыносимо- Прекрати..
Демон смотрел  в глаза любовника и не знал как быть. Зато Алиль знал и вытерев его, уже заново ласкал себя о член Туза. Снова и вновь прикасаясь  нему в поступательных движениях. Когда же лиловолосый вновь оседлал его бедра, Туз вновь прогнулся ему навстречу. Хотя теперь Алиль сдерживался и не так
-Ах ты ж… если ты не… -попытался снова остановить Алиля. Хотя Туз и сам прекрасно понимал, что сейчас словами на него не подействует. И как бы все происходящее не было болезненно, но игра продолжается и правила у нее одни. Другой момент, что по негласным правилам у них был один заход разрешен на момент победы, и он случился уже. Но сейчас это не особо шло в голову Тузу
Он даже не мог бы точно сказать, что именно хотел сказать Алилю из угроз. Что именно и как он с ним сделает, если не прекратит это все. Тем более, что теперь Алиль действовал довольно замедлено..
Туз перебирал пальцами по цепочкам и прогибавшись всем телом, двигался ему на встречу. Ему казалось что в этот раз, но все – вот-вот. Почти сейчас. Скоро. Очень близко будет.
-Алиль, скотина!. –вырвалось у него, с хрипом и стоном. Прогибаясь дугой и кончая. Буквально оглушенный мешком с пухом. Это было пиково и пышно, неимоверно и как никогда. Стон длился долго и перешел в хрип, когда демон терял все из своего сознания. Огненный щелчок и вспышка, что не опалила стены или ткань, а  только разбила одно кольцо в цепи, давая волю рукам Туза. Но тому сейчас было ни до чего в этом мире кроме удовольствия и того. чтобы уложить руки на бедра любовника, скользнуть по ним и крепко ухватившись, резко потянул на себя. Не смотря ан то, что секундами тому излился. Но все же насаживая, так интересно устроившегося единорога, по основание на себя. Больше. Чтобы еще больше прочувствовать себя  с ним, отдаваясь вновь дрожи тела и неге наслаждения. Наконец. долгожданного

13

- И что ты с этим сделаешь? Со мной? - низким полушепотом отозвался демон, продолжая двигать бедрами и насаживаться на любовника. Это было так пьяняще-развратно, невероятно приятно вот так неспешно смаковать ощущения, удовлетворив первый голод желания, чувствовать свою власть над скованным тигром и почти безнаказанность за любые действия. Пусть только сейчас - но это и не важно, что будет дальше - там хоть трава не расти. А потому, пока есть такая  возможность, хотелось посильнее подразнить огненного зверя, раззадорить до предела, довести до пика его эмоции, чтобы ощущать их своим телом, попытаться впитать кожей.
Все же двигаться самому, пусть и опираясь, но все же всем телом оказалось довольно утомительно. Алиль откинул волосы на бок, плавно опускаясь на Туза спиной, ложась сверху, накрывая собой. Теперь можно было опираться о его грудь и плечо лопатками и приподнимать только бедра. К тому же чувствовать спиной жар его обнаженной кожи, а над самым ухом тяжелое дыхание и ругательства оказалось довольно будоражаще.
Постепенно золотоглазый начал наращивать темп, найдя удобную позу и угол. Освободившиеся руки тут же заскользили вдоль собственного тела, оглаживая, лаская собственный член, теребя соски. Он чувствовал, как тигр откликается на его движения и это возбуждало сильнее, ведь так приятно знать, что он тоже этого хочет, не смотря на все внешнее сопротивление, все еще хочет... Единорог извивался на любовнике сверху, терся о него спиной и лицом, перемежая стоны с частым дыханием. Демон и сам не заметил, как повернул голову к Тузу и, не долго думая, принялся покусывать его оказавшуюся так близко шею, оставляя засосы, щекоча своими вздохами, поднимаясь к его уху, ловя губами сережки, поигрывая с ними языком. Увлекшись происходящим и собственным удовольствием, закипающим в теле, Алиль как-то совершенно не заметил, что на его бедра легли чужие руки, насаживая сильнее. Вот только, видимо, он все же слишком увлекся, так как понял, что любовник уже кончил только постфактум, не ощущая больше прежней твердости его члена в себе. С губ демона сорвался совсем уж разочарованно-несчастный стон, он еще немного поерзал по зеленоглазому в тщетной попытке поймать ускользающее удовольствие, но затем все же отстранился, приподнимаясь.
- И кто из нас скотина?.. Не дал мне кончить... - обиженно проговорил лиловый капитан, полуложась на пленника сверху, уже лицом к нему. Но так просто сдаваться он не собирался. Стащив ставший ненужным хомутик, он накрыл рукой его уже расслабившийся член, сжимая и поглаживая, намереваясь снова возбудить. Сам же он попутно терся собственным членом о бедро любовника, томясь в вожделении.
Губы как-то сами собой коснулись губ тигра, увлекая его в поцелуй, пылкий и страстный. Ведь он так давно этого хотел, но по их негласным правилам они не целовались - ведь это означало бы поражение, выражение каких-то чувств кроме похоти. Но Алиль и так сегодня нарушил уже столько их правил, что какая разница теперь? Одним больше или одним меньше? Ведь он это давно хотел сделать и едва ли сделает снова, так почему бы не насладиться вседозволенностью сполна? И он наслаждался, по-хозяйски раздвигая языком чужие губы, проникая глубже, неспешно исследуя каждый миллиметр. Единорог так увлекся поцелуями, продолжая тереться и ласкать член любовника рукой, что не обратил внимание, что пленник-то уже не совсем в его власти...

14

Доведенный до этого наглыми и жестокими играми любовника до раскаления, сейчас, когда Туз смог наконец достичь оргазма и расслаблено повалиться на кровать, он как-то уже и забылся во многих вещах. Например о том. как они обычно себя ведут друг с  другом. И как вообще с ним поступил только что Алиль. Причем он это делал сознательно. И так просто с рук спущено не должно быть. И не будет. Но это потом…
-Скотина ты, так какого йокарна ты одел эту лешеву штуку, не дававшую кончать _мне_ ?!? –резко возмутился он, хотя тут же убавил тыл. Сложно спорить, все же, с голыми. Даже когда они не девушки. Даже когда они девушками никогда не были.. Потому что это был его вечный камень преткновения – ему сложно становилось соображать рационально и внятно, когда Алиль находился рядом с ним и голый. А тем более лежал ан нем. Как сейчас.. Или поворачивался лицом к нему…
Нет, ну то, что Алиль ложился с ним рядом, ему под бок или на него (если Туз спал звездочкой) по причине «мне холодно», бывало не раз. Но каждый раз бросало Туза из крайности в крайность. Хотя бы потому что не смотря на всю мужественность Алиля, его грациозность и женственность было не отнять. И то, что у  него это получалось непроизвольно-сексуально, тоже было не отнять.
..Так было ив  этот раз, все стушевалось от того как томно он сейчас смотрел. Как пылал желанием и что он начал делать руками в следующий миг. Лаская и возбуждая тигра. А далее. Далее был поцелуй. И это стало окончательной точкой  в эту длинную-длинную ночь, сорвавшей  отложившей на задние ряды все здравые мысли и факты
Обвив руками Алиля и отвечая на поцелуй  любовника, демон с пылом и энтузиазмом подался к  нему. Все больше и больше, перехватывая на себя инициативу их ласк. Переворачиваясь и переворачивая вместе с собой Алиля. Он все так же давал ему гулять по своему телу руками, и оглаживая ласкать. На него все еще действовало возбуждающее. Наверняка Алиль сильно потрудился, разыскивая довольно сильное и долгоиграющее. Это наверняка было сильное средство. Именно так.  Только так Туз мог объяснить тот факт. Что тело его постепенно успокаивалось и начинало снова набираться сил. В то время как сам демон действовал плавно, напирая всем телом и скользя оголенным телом по столь же обнаженному телу Алиля, давал ему себя ласкать и с нетерпеливым пылом впивался в  его губы. Так как если бы это было естественно. Так как если бы это было всегда
Неспешно и ненавязчиво возбуждаясь, он лишь говорил на языке тел, целуясь и обмениваясь постепенно сбивающимся дыханием. Теперь, когда они чуток поменялись местами – теперь Алиль терпел и ожидал своего часа. Хотя Туз этого и не хотел. Не передать словами КАК он снова хотел его. Морально. В голове пролетали вереницы картинок того как ив  какой позе, где и когда. Он же столько до этого ждал. Хотя и не признавался даже себе, но так и есть. тело не врало и само действовало
Растягивание Алиля было делом секундным, так как парень был уже готов и еще больше разогрет. А думать или что-то решать, сам Туз не давал ни ему, ни себе. Отвлекая их обоих касанием и прикосновением. Так раздвинув ноги любовника, он закинул их себе на талии и приподняв его бедра, под столь острым углом. Резким движением ворвался   него. Он не собирался жалеть или медлить сейчас, ни в первые миги. Так что никаких поблажек и с ходу срываясь на резкий ритм. Так, словно собирался нагнать все те утерянные секунды. Хотя сложно сказать какие именно секунды – пока его снова возбуждали, или пока они не могли дорваться все это время друг до друга
Срывались стоны. Снова откровенные и похотливые, как в  поцелуй, так ив  губы Алиля, которыми тигр не мог напиться, мешая их дыхания и не давая ему и себе покоя ни на миг. Второе дыхание? Скорее дамбу прорвало окончательно

Отредактировано Туз (2011-02-17 23:46:21)

15

- Можно подумать, так и не дававшую... А иначе почему я сейчас прерываюсь на втором заходе? - пробурчал Алиль. Все же он не последний негодяй, совсем уж лишать любовника удовольствия... А немного потомиться тому не помешает. Но как-то особо распространяться на эту тему ему не дал Туз, пылко откликнувшись на поцелуй. Ведь одно дело целовать самому, и совсем другое, когда этот процесс обоюдный, когда в сплетении губ и языков разворачивается тонкая интимная близость.
Единорог не успел ничего понять, как оказался впечатан в кровать сильным телом зеленоглазого демона. На этом месте ему бы заволноваться о причинах такой странной передислокации, но в сознании вспыхнула мысль, что что-то не так и тут же погасла, смытая чувственной волной. Ведь о чем думать и волноваться, когда все кажется правильным? И хотя демону понравился сегодняшний эксперимент и новые открытые горизонты манили, но все же внутренне было ощущение, что все правильно стало только теперь. Ведь как ни крути, а ему нравилось ощущать на себе приятную тяжесть тигра, позволять себе отдаться в его волю, доверяясь. Хотя в чем-то это было подобно слабости, когда провоцируя любовника на насилие, пусть и весьма условное, он словно перекладывал на него ответственность за происходящее, за них обоих. Впрочем, кажется Тузу это даже нравилось.
Вопреки опасением Алиля, что он может после одного раза остаться без сладкого, любовник начал снова возбуждаться. Он чувствовал, как в его руке постепенно наливается и увеличивается член демона. И в этом было свое удовольствие, касаться его там, где прежде не доводилось в открытую. Ведь у них как-то не водились ласки ни предварительные, ни последующие, а потому лапать Туза золотоглазый позволял себе только украдкой, когда был уверен, что тот спит. И потому сейчас во всю отрывался, касаясь его не только чтобы возбудить, но и просто получая удовольствие от ощущения напряженного горячего члена в своей руке. Что не мешало ему наслаждаться и пылкими поцелуями, забывая, кто это начал и почему, просто упиваясь самим процессом.
Когда тигр раздвинул его бедра, приподнимая, явно с вполне конкретными намерениями, единорог сам охотно обвил его торс ногами, сгибаясь почти пополам. Резкое вторжение в разгоряченное и давно готовое тело было невероятно приятным и желанным, и совершенно безболезненным. А потому и резкий ритм, взятый сразу, без времени на привыкание, оказался более чем кстати. Алиль громко вскрикнул, удобней откидываясь на кровати, подстраиваясь под быстрые толчки любовника, чувствуя как прежнее вожделение возвращается к нему приумноженным. Сейчас ему не приходилось полностью двигаться самому, достаточно было лишь подмахивать бедрами, а потому сбитое дыхание не заглушало стоны и вскрики, звучавшие теперь откровенно сладострастно.
Опаляющая страсть и пыл, с которым врывался в него демон, не жалея и не щадя, заставляя утопать в жгучем наслаждении, не могли заставить единорога надолго сдерживаться. Он хаотично водил руками по плечам и спине красноволосого, иногда неосознанно сжимая и царапая, оставляя на его теле яркие следы своей страсти. Удовольствие охватывало его тело пьянящими путами, не давая вырваться или остановиться, подводя к пику. В момент оргазма Алиль резко дернулся, судорожно сжимая член демона внутри себя, впиваясь в него пальцами рук, сдавливая ногами бока, заглушая срывающийся крик основательным укусом в плечо, напрягаясь всем телом. Замерев так на секунды, он затем расслабился, обессиленно опадая на постели и на время выпадая из реальности.

16

-Чьими стараниями  на второй заход пошел то? –огрызнулся было Туз, но сам же тут же и заткнулся, увлекаясь в поцелуй. Главное не думать о том. как давно не целовался и как давно хотел этого сплетения языков и губ. Поцелуй интимнее секса. Поцелуй трепетнее. Поцелуй вкуснее многого и Алиль был неподражаемо вкусен. Особенно сейчас, когда тигр, наконец, смог до этого добраться и дорваться. Сложно было признать и то, что губы Алиля оказались мягкими. Нет, не сказать. что Туз думал, что они будут пересохшие или потрескавшиеся  (с тем количеством всякой косметикой, которой он себя покрывает?), он просто вообще об этом старался не думать. И так хватало обострений в организме при нехватки в его жизни единорожины. Если еще и о таком думать, то это уже совсем уж тяжко будет
Наручники на ногах не мешали особо демону, но тоже, как и разорванные их родственники, едва уловимо и ненавязчиво перезванивались. Ритмично так и ненавязчиво на заднем плане
Ритм, угол, упор и движения были подобраны правильно. Если это можно назвать подбором – столько лет и времени быть вдвоем и только друг с другом, пусть и под шатром драки. Знать друг друга до последнего изгиба  уже. Знать правильные точки и движения. Ведь драка и антураж насилия был именно, что поверхностным и на самом деле Туз не стремился только к собственному удовлетворению никогда. Без причин, а  на подсознательном уровне..
..Но все же сегодня он узнал о Алилю две новые вещи – губы и.. руки. Он знал кулаки этого недоразумения, но никогда не касался его рук. Они даже никогда рукопожатием не обменивались. Точнее обменивались на военных встречах, но зачастую в таких случаях частью формы были – перчатки. Так что тигр понятия как-то не имел, какие ладони у его любовника
Странный микс. И все крутиться вертится. Все отстраненно и в то же время относиться к..
Они двигались вместе, наконец-то в открытую словно была некая дозволенность. Наконец-то делать то, что так хотелось. Упиваться этим и продолжать. Сливаясь в одном неудержимом ритмом. Задыхаясь от сбитого дыхания, стонов и то как снова впивались друг в другу в губы. Как после пустыни пьют воду, так Туз упивался их поцелуями..
Алиль достиг пика и оргазма значительно раньше. Это было восхитительно и в воздухе запахло еще больше уютно-укутывающим ароматом их тыла, заводя больше и подталкивая. Заставляя врываться в любовника, в его тело, чтобы спустя несколько секунд доведенный его умениями, ласками и тем что он -это он, тигр тоже последовал за Алилем. Позволяя сознание и тело накрыть волнами оргазма с вскриками и изливаясь в любовника. Замирая  с ним так и опадая на него. Утыкаясь в его шею лицо и наконец переводя дыхание
-Алиль… -пробормотал он себе под нос едва слышно, переводя дыхание и выравнивая его. Позволяя телу качать на волнах восприятия и удовлетворения
…Но все же Туз встал и слез с него, садясь на край дивана, спиной к Алилю, и чуть потягиваясь, хрустя составами. Снова зазвенели цепи и вспомнив о них, красноволосый принялся их снимать с ног и рук. Ножные он отставил. А ручные, повертел и попытался было починить, но понял. что это занятие для магов земли или как минимум на потом – раскалить метал и свети кольцо на месте. Стоять. А чего он собстно об этом думает? Это не его вещь и его это не касается.. И вообще Алиль тот еще ублюдок, что такое совершил
Обернувшись к красавчику. Туз хотел было что-то еще ему сказать, но как открыл так и закрыл рот. Зато открыл теневой карман и вытянул из него портсигар с ароматизированными сигаретами. Обертка была золотистая, а сигареты с фруктой. Но каждая – с неизвестно каким. Вынув одну из сигаретин. Демон прикурил от щелчка пальцев и выпустил клуб сизого дыма. Виноград.
Разминая было рукой шею, но замер напрягая взгляд. Странный все же был шкафчик у  кровати и странные вещи в  нем были. Раньше он его как-то не замечал, но находящиеся там вещи привлекали внимания. Еще наручники, какие-то ткани, фаллосы, что-то прозрачное и похоже по форме, нос  выступами.. один, два, шесть… крема и какие-то тюбики, зажимы, ремешки, шарики. В сознании Туза начали закрадываться сомнения и одна идея. Но он продолжил курить. Молча.

17

Давно ему не было так хорошо. И дело не только в вожделении и последующем удовлетворении оба раза. Чисто физического удовлетворения он мог достичь и сам, почти не напрягаясь даже. Благо способов и вариантов для этого у Алиля было множество, и далеко ходить не надо. Но все же что-то неуловимое отличало полноценный секс и самоудовлетворение. И пусть сам себе можешь сделать приятно легко и быстро и сколько раз захочется, но послевкусия почти не остается. Что делал, что в носу ковырялся. Вроде и приятно, но вспомнить и нечего. То ли дело секс с Тузом... И хотя после него чувствуешь себя почти выжатым лимоном, по которому пробежалось стадо бизонов, а все тело ломит и шевелиться совсем не хочется - зато улыбка сама наползает на губы и даже никого не хочется убивать и мучить.
Демон продолжал лежать в блаженной истоме, не подавая признаком разумной жизни. Он ощущал приятное тепло любовника сверху, его тяжелое дыхание и был этим доволен. Подумалось даже, что таким счастливым и расслабленным можно и уснуть. И он бы так и уснул, если бы Туз не решил подняться, лишая своего присутствия. По началу единорога это не сильно волновало, но он стал ощущать как становится прохладно и как-то не уютно, а потому титаническим усилием воли все же открыл глаза, осматриваясь.
Любовник обнаружился сидящим на кровати спиной к нему и курящим что-то вкусно пахнущее. Поскольку особо шевелиться и что-то делать Алилю было по-прежнему лень, он подполз к красноволосому, обвивая руками со спины и прижимаясь щекой к его бедру, даже потерся, тихо застонав, почти как котенок. На этом месте он мог бы во второй раз попытаться заснуть, но, видимо, не судьба. Так как то ли от шевеления кровь все же притекла к голове и не той, которая нижняя, то ли тревожный сигнал все же был услышан, но золотоглазый демон вдруг задумался о нескольких вещах.
Во-первых, что пленник как-то уж совсем передислоцировался из отведенного ему места. Во-вторых, что вот та вот цепочка, холодящая металлом коленку - одна из кандалов и она сейчас снята. Не то, чтобы он выбирал какие-то сверхпрочные цепи или крепежи, способные удержать демона или нелюдя... Нет, единорог вполне предполагал, что из них можно освободиться при очень большом желании, но он не ожидал, что все произойдет так. Но как ожидал - он тоже сказать не мог, так как, честно говоря, не подумал об этом. Его посетила мысль, что он хочет сделать с Тузом и как, а вот как он будет разбираться потом с последствиями - не загадывал, мол, поживем - увидим. И вот они нежданно-негаданно - последствия. Но последствия странные, так как тигр не спешит учинять над своим мучителем расправу. Да даже если бы и учинял - Алиль сейчас был не в кондиции для нормального сопротивления, будучи все еще слишком довольным и расслабленным.
На этом месте он задумался, а почему, собственно, еще нет расправы? Все же он знал Туза достаточно долго, чтобы убедиться, что тот после всего не уйдет просто помахав ручкой на прощание. А он просто сидит и курит. Не переживает моральную травму, правда же? Любопытство и волнение дало лиловому капитану сил приподняться и посмотреть.
- Прекрати пялиться туда, немедленно! Тебя что, в детстве не учили, что сунуть нос, в чужое не хорошо? - проследив взгляд зеленоглазого возмутился Алиль, поспешно захлопывая дверцу своего шкафчика. Не будь он сейчас как обычно после хорошего секса миролюбивым, то закатил бы тут скандал, пряча за ним свое смущение. Почему-то его смущала одна мысль, что Туз узнает про его игрушки, или хуже того - станет рассматривать их. Что не мешало одинокими вечерами и ночами ими периодически пользоваться. Не бегать же к этому полосатому негодяю каждый раз, как недотрахит даст о себе знать?

18

А вот Обнимание, что удивительно, не входило в новшества для Туза. Алиль слишком часто в результате их встречи повисал на нем или его приходилось нести. Еще чаще Туз просыпался в обнимку с Алилем, от его прикосновений и к своему удивлению.. Поэтому то, что Алиль сзади подполз и обняв, прижался к нему, было средней нормальности для этого извращенного и ненормального единорога. А вот наручи и то, что тигра увидел перед тем как закрылась потайная тумбочку Алиля, было удивительно и неожиданно. От же ж извращенец! И как ему не стыдно?!?. Но не успел Туз эту мысль толком продумать и что-то сказать, как Алиль словно уловил ее и с бухтением захлопнул дверцу
Но вот сам Туз не собирался это все оставлять. О том, что и куда используется из этих приборов, он знал. Знал теоретически из рассказов, наблюдений за людьми. Это было постыдно. Это было не правильно. Это было извращено. И это возбуждало.
Действие афродозиака уже окончилось и демон соображал более трезво уже, только отголоски оргазма еще шумели в голове. Шумели. Хлестали. И заново накатывали. Только уже по самостоятельному возбуждению Туза. Естественно в третий раз все будет на порядок сложнее по части выплеска энергии и удовлетворения естественной потребности
-Ты мне не ровня, чтобы еще и командовать! –отмахнулся демон от слов смущенного Алиля, расплываясь в самодовольной улыбке и туша сигарету о край кровати. Но прежде чем единорог успел что-то сказать – подхватил его за подбородок, утягивая в поцелуй. Неожиданно… и подло. Потому что следом был небольшой толчок капитана лилового бастиона в центр кровати, а дверца секретной тумбочки вновь открылась
Из кровати выскочили теневые «руки» хватая Алиля и припечатывая его к этой самой кровати. Несколько магических и равных ему по силе рук, но которые налегли силой, неожиданностью и равности по магии, которую еще перебороть надо. Все это лишь, чтобы дать некоторую фору Тузу. Ведь в чужих вещах, в которых так нагло начинаешь копаться, не сразу все можно найти. И нее сразу разобраться. Так и тигр не сразу понял как открываются и закрываются вторая пара ручных наручников Алиля
-Мало того, что ты лицо измазюкиваешь всякой пакостью в попытках быть красивым, так еще и невесть чем занимаешься в своей комнате. И невесть с кем… -хотя слова были и язвительно сказаны, но в последней фразу мелькнула откровенная ревность. Туз просто не мог ее скрыть. Всепоглощающую.  Накрывающая его с головой, ревность Алиля к непонятно кому и что делающим тут с ним. Да только за попытку такого, Туз печень через ноздри достал бы у наглеца..
Устремившись к Алиль, распростертому по кровати, тигр сомкнул крепления на его запястьях, ухватываясь за цепочку меж наручниками и вздергивая любовника. Тени отхлынули с тела Алиля, перестав прижимать его
-Дарлинг, я тут подумал и решил не задерживаться, а сразу вернуть тебе должок за удивительно проведенное время… -сладким тоном ответил он Алилю, снова наклоняясь его и почти касаясь губами, но уже не целуя его. Но для осуществления задуманного как-то не интересно было бы крепить и цеплять Алиля за то же место, где развалился до этого Туз. Хотелось чего-то более.. более..
Демон непроизвольно посмотрел вверх и ухмылка его стала еще зловещее. Тени на потолке начали темнеть и ползти, устремляясь к одной точке. Над ними. Сползая и уплотняясь, для того чтобы потом потечь вниз. Уплотняясь и приобретая форму цепи с хитрым крюком. Этому трюку Туз долго учился у одного из мастеров. Из-за детальности он был сложен и именно это должно было бы сдержать Алиля на некоторое время в таком положении.
Вытянув любовника стрункой, Туз закрепил его руки за свисающий крюк и обошел парня, прижимаясь грудью к его спине. Скрутив и отодвинув было его волосы. Привычно так и.. и Туз постоянно так делал, чтобы они не мешались ему. Хотя на самом деле, чтобы не повредить и не испортить. Все же как не крути, но красивый элемент внешности этого недоразумения
-Иногда ты слишком злоупотребляешь своей наглостью, красавчик –усмехнулся он, накрывая руками грудь Алиля и сжимая ее. Спешить ему было не куда и он собирался чуть растянуть то, что будет. Руки сжимались в плавном и неспешном пожмакивании, зажимая твердые соски Алиля меж пальцев

19

Поцелуй был неожиданным, но от того ничуть не менее приятным. Расслабляющим и отвлекающим. Но всю хитрость задумки любовника демон понял только когда оказался опрокинут на кровать, а его тело оплели теневые руки. Настоящей угрозы они не несли и не смогли бы надолго удержать, но сам факт! С ними в любом случае придется повозиться.
- Это ты не ровня мне! Пусть по рангу и статусу мы равны! Пока что! Но скоро я поднимусь выше, а ты будешь задних погонять! - кипел негодованием Алиль, брыкаясь и извиваясь в путах. Это было так подло! Сначала отвлекать поцелуями, а потом удерживать его же собственной магией! Да еще и в его бастионе! Видимо, он был слишком мягок в своем изнасиловании, раз этот рыжий нахал не понял... Надо было пугать его активней, может даже чем-то из игрушек! Пусть знает наших!
Но как бы единорог не ругался и не бушевал, по-настоящему рассердиться и вырваться, демонстрируя свою реальную силу у него не получалось. Страх, что сейчас его ждет не детская расправа за недавно содеянное и стыд, что Туз раскрыл его маленький секрет и сейчас изучает содержимое тумбочки, смешивались с ощущением собственной беспомощности и воспоминаниями о былых их встречах, превращаясь в дикий, возбуждающий коктейль. Так ведь недолго и по третьему разу пойти... Пусть он будет мучительно-медленный, но уже неизбежный.
- А вот чем и с кем я занимаюсь в _своей_ спальне тебя уж точно касаться не должно! Или тебе завидно, что я хорошо и разнообразно провожу время с кем-то, а тебя не приглашаю? - не менее язвительно отозвался на слова зеленоглазого Алиль, уловив  в его тоне собственнические нотки. Они одновременно и раздражали, вызывая нестерпимое желание ужалить побольнее, и отзывались теплом внизу живота. Демон понимал. что сейчас не в том положении, чтобы демонстрировать остроту своего языка, но ничего не мог с собой поделать. Слишком велик был соблазн подразнить тигра. - Или боишься, что кто-то в этом лучше и искуснее тебя?
Наручники из его же собственной коллекции обхватили запястья единорога. Ими он еще ни разу не пользовался, просто хранил, но вот и выпал шанс опробовать. В целом они не были как-то особо вандалоустойчивыми, как и те, что ранее были использованы для сдерживания Туза, но и так уж легко их снять тоже не получилось бы. Впрочем, Алиль без совсем уж крайней необходимости и не собирался сопротивляться всерьез. Как делал это всего, создавая лишь видимость протеста и борьбы.
- Уж кто здесь чем-то и злоупотребляет, так это ты! Какого беса лохматого ты портишь мой интерьер?! - продолжал свои возмущения золотоглазый демон, когда оказался вздернут резким рывком на ноги и вскоре подвешен за цепочки к появившемуся из потолка крюку. В действительности хозяин лилового бастиона был вовсе не против новшества, но удавился бы, а не сказал об этом. Как и не сказал бы о том, что на самом деле его совершенно не раздражает своеволие и самоуправство Туза, более того, нравится до до дрожи в коленях.
Он чувствовал, как переместился любовник и теперь прижимался своей грудью к его спине, а пахом к ягодицам. Дыхание непроизвольно начало учащаться, а внизу живота затеплилось сладкое томление. Как же он скучал по этим ощущениям, по этим рукам, что заботливо убирают его волосы... Когда же пальцы Туза сжали его соски, Алиль не сдержал шумного вздоха, чувствуя как снова постепенно возбуждается. Он дернулся в двойные путах из наручников и кольца рук любовника, пытаясь лягнуть его ногой, но как всегда безуспешно. Он больше не был хозяином положения и теперь оставалось только трепетать в чужой власти. ожидая продолжения.

20

Каждый накал в их встрече всегда и везде сопровождался препираниями разной громкости, в  зависимости от места. Сейчас, когда они уединились в закрытой комнате капитана бастиона и наконец дорвались друг до друга после столь длительной разлуки, оба из любовников отрывался по полной. И ведь не только в сексуальном плане, но и в словесном тоже..
-Ты видимо будущее смотрел, толком не смыв туш свою и оно какое-то мутное было. Я подгонять буду, но тебя, чтобы Капитанство держал чинно, а мне как генералу не было стыдно за тебя! –ответно парировал он, наслаждаясь этими мигами их общения. И вечный спор – кто же из них станет Самым Главным в Военной Иерархии. Это длилось с первых дней, даже часов, их знакомство еще в Военной Академии.. Да, тогда они могли идти по коридору, два отличившихся и выдающихся отличника своего потока, мило беседующие не громким диалогом – матерно обсуждая кто кого первый обставит в… «в» было много. От гос.экзамена до практической оценки и о временем – выбором войск, положении войск в стратегической таблице.. Это длилась неимоверно давно и могло длиться и еще бесконечность просто
На вопрос о других, демон только непроизвольно снова впился пальцами в тело Алиля, сжимая сильнее его грудь. Отвечать ан такое, было бы выказать еще большую и откровенную ревность, чем уже успел. Но Туз ничего не мог поделать. Что его злила такая возможность. Злила странно и тупо. Из-за возможности и из-за себя. В равном положении
-Можно подумать твой интерьер можно еще больше испортить, чем та вульгарщина, что уже есть.. –переключившись на этот пункт их ссоры, Туз зарылся было в его волосы лицом и внезапно более спокойно и тихо сказав ему почти у самого уха- Я скучал по тебе, недомерок раскрашенный..
Резко отпрянув от любовника, демон вернулся к изучению и вытаскиванию содержимого тумбы, на кровать. Чего там только не было. Тигр даже немного задержался, присматриваясь и прицениваясь. Внимательнее оглядывая вещи, и вскоре вернулся к Алилю. Прикладывая усилия и все же ухитряясь завязать ему полупрозрачной тканью. Демон наверняка не знал для чего она, но решил использовать в таком назначении. Но вот с ремешковым колпаком на член, он с ходу разобрался. Это, скорее всего, было что-то типа того, что до этого Алиль одевал на него же, но немного другое. Понять-то понял, но вот с тем, чтобы его одеть, пришлось повозиться..
-И где ты только такое понаходил, ума не приложу.. –нейтральным тоном спрашивал тот, кто _никогда_ не был в магазинах интимной направленности. Не бывал по причине: 1. не замечал; 2. не было особой надобности. Но знал про их существования и читал о многих товарах, как факт существовавших.Туз вообще многое знал о ненавистных ему геях, пидорасах и голубых.. Себе он это объяснял как – «Врага надо знать в лицо»
Но картину завершали прищепки. Которые одна за другой, постепенно «устанавливались» на груди. И непосредственно на соски. Которые Туз толкнул, давая им качнуться пару раз
-А ты неплохо вот так вот смотришься. Еще бы кляп и вообще писаный красавец был бы. –усмехнувшись, отметил он, оглаживая тело любовника рукой  приземлившись было на ягодице. Но сам же себя вернул к реальности. Желание есть желание, но так просто все сводить не стоит. Пусть он уже и возбудился.. Ведь у  него в  пространственном кармане лежали две серьги. Которые он прикупил по незнанию, в одном из городов человеческого мира, другого мира. Думая. Что это для ушей, Туз был расстроен позже. Но вещицы так и лежали. Долго лежали и лежали бы еще больше, если бы месть и жажда отыграться, случайно не натолкнулись на шипастый ошейник в закромах Алиля. Ассоциация – дело сложное. Но серьги были похожими чем-то и толкнули мысль к размышлению, а теперь и действию
-Или может мне повязку снять, чтобы ты мог рассмотреть что я делать собираюсь? -в слух рассуждал тигр, становясь возле Алиля вновь и гуляя рукой по груди, на которой расположились не сложные механизмы, отдающие во всем телом от своих колебаний. Вторая рука тем не менее в этот момент рыскала уже по теневым просторам. Легкий всполох, в воздухе созданного огня, бегло продезинфицировав иголку и Туз отстегнул одну из прищепок- Нет.. Пожалуй не стану

21

Алиль почувствовал, как сильнее сдавили его пальцы Туза, когда он заикнулся о других. Физически немного больно, а вот морально - приятно. Он не безразличен огненному. Все еще. Привязанность ли это или собственнический инстинкт? Он еще помнил как когда-то давно тигр застал его в постели с другим и как пинком выкинул того за дверь, пылая от ярости. А ведь, черт возьми, приятно быть кому-то настолько желанным. Но единорог бы ни за что не признался, что с тех пор никого к себе для интимных целей по сути и не до пускал. "Сверху" быть в сексе ему не нравилось, а уступить кому-то он все еще не мог. Вот только Туз пусть помучается ревностью, сам-то, небось, не один десяток девиц успел перепортить...
- За собой следи! Чтобы мне потом краснеть не пришлось, вспоминая, что с этим охламоном  бездарем я в одной академии учился и даже комнату делил... - огрызнулся лиловый капитан просто потому, что не мог оставить за зеленым последнее слово. Их спор и соперничество были чем-то изначальным и по сути бесконечным, при этом никто не хотел уступать. Сам Алиль продолжал это исключительно из гордости. Это в далеком юношестве в нем бурлил максимализм и высокие цели были что море по колено. С возрастом он стал несколько рациональней и реалистичней мыслить и уже, признаться, не так уж жаждал всемирного владычества, понимая, что это не просто круто, а это еще и большая ответственность, а оно ему, лентяю, надо? Но отказаться - значит проиграть Тузу, а это не допустимо. Уж лучше из последних сил ползти, но не признать поражения, только не перед ним! Хотя их постельные игры в данном случае не в счет...
Он собирался огрызнуться на счет критики своего интерьера, но от следующих слов зеленоглазого, сказанных тихо и спокойно, словно бы невзначай, проглотил все ругательства. Куда важнее было то, что тигр тоже по нему скучал. За эти слова золотоглазый мог ему простить если не все, то многое. Что не мешало возмущаться по поводу и без.
- Где нашел - ты там не ходишь! Поди, и пользоваться как следует не умеешь...  Вот продолжал бы лежать спокойно - я бы там на тебе все и показал... так не же потянуло некоторых рыжих на самодеятельность... - бурчал Алиль, наблюдая за ревизией своего арсенала. Было очень интересно, насколько любовник ознакомлен со всякими игрушками и что выберет. Но долго удовлетворять свое любопытство единорогу не позволили, завязав глаза. В целом он был не против, что не мешало ему для порядка пару раз тряхнуть головой в попытках избавиться от новшества. Без участия зрения приходилось полагаться только на ощущения... плюс доверие к партнеру... а это возбуждало. Следом за повязкой его напряженный член обхватил сдерживающий хомутик - не иначе как месть. Небольшие прищепочки, сжавшие соски вырвали приглушенный стон. Было немного больно, но все равно происходящее заводило. Он снова тихо застонал, когда рука Туза коснулась его ягодицы. Сейчас как никогда хотелось прикосновений и тесного контакта.
То, что любовник еще что-то удумал, заставило единорога немного напрячься и заерзать на месте от предвкушения. Было немного страшно но до ужаса интересно. Сначала один сосок освободили от зажима, а затем... От боли и неожиданности Алиль вскрикнул и инстинктивно дернулся, но тут же замер, повинуясь рукам демона, чувствуя, как острая, но не очень тонкая игла раздвигает ткани, пронзая сосок, судя по всему, насквозь. В такой ситуации лучше было не дергаться, дабы неприятная, но в целом недолгая процедура не стала вдруг долгой и повторной.
-Тт... ты... что ты делаешь? - прошипел единорог, хотя вариантов и так было не много. - Какого хрена ты себе позволяешь?! Это уже ни в какие ворота не... ах!
Он снова вскрикнул, когда любовник начал прокалывать второй сосок, повторяя процедуру. Больше демон не издал ни звука, пока Туз не закончил и не вдел сережки (что тоже неприятно), только сбивчиво дыша и кусая нижнюю губу. Было больно, но терпимо. И если этот зеленоглазый негодяй надеялся на мольбы или рыдания - не дождется! Алиль все-таки мужик и пять-десять секунд потерпит. Лишь бы только тигр не удумал его всего изрешетить дабы проверить пределы терпимости... Но ведь он не настолько гад, правда?

22

Дориан любовался красными искорками вина в бокале. Облокотившись на подоконник, демон любовался видом на лиловый бастион. Скромная, но уютная комната лейтенанта только что приняла тот, или близкий к тому, вид, который задумал ее новый хозяин.
В спальню кое-как втиснулась любимая круглая кровать, с прозрачным воздушным балдахином, радовало то, что шкаф находился в стене пещеры. А еще здесь было окно, вид конечно был во внутренний дворик на плац, не самое романтичный вид, но Дориана радовало то, что это не глухая стена.
Оторвавшись от созерцания видов, демон перешел в гостиную, сел на диван и, глядя в огонь, задумался.
Демон пришел в этот мир по странному и жгучему желанию, оно возникло где-то в глубине и привело его сюда, но зачем? Что было скрыто в этом желании, откуда оно пришло или кто внушил его?
Демон отпил вина и подумал
«Интересно когда же меня представят капитану, ведь я даже не знаю кто мой командир….Видимо ему сейчас пока не до меня.»
Поставив на пол пустой бокал, Змей взъерошил волосы и встал с дивана, потянулся и решил, что не стоит сидеть и киснуть здесь.
Старый завхоз, который испилил Дориана ворчанием по поводу уничтоженной мебели, которая стояла здесь, на взгляд Золотого она была слишком убогой и не достойной для существования. Обмолвился об одном уютно месте, где можно было познакомится и понаблюдать за многими созданиями этого мира, Коктейль-бар "Mein Kampf".
Не долго думая, Дориан скользнул в тень и отправился в бар. В надежде найти что-то, а может и кого-то интересного в этом новом мире.
Бойцовская Арена » Коктейль-бар "Mein Kampf"

23

Алиль всегда не лез за словом в карман, отвечая на все фразы и получая такие же ответы в довесок. Так было есть и будет, а  еще – могло быть до бесконечности. Хотя в конце это все начиналось из лености, порой, сводиться до не лестных эпитетов, а там и просто до тычков и рыканий друг на друга.. или еще каких презрительных звуков
..но сейчас все сконцентрировалось в  их маленьком коконе общения к двум иголкам. Каждая из которых проткнула по соску и теперь симметричными полосочками торчали из темно-розовых эрогенных точек. Можно было бы отметить их набухание или прилив крови и к другим частям тела, а не только к потоку ругани Алиля. Но тигр был неимоверно сосредоточен. Словно эта мысль пришла ему не случайно и отбалды, просто потому что ассоциативная линия такая, а потому что все же это был деликатный шаг и действие. Он хотел его сделать только раз и потом не переделывать. Если будет потом в плане переделки и вообще идеи повтора такого действия.
-Заткнись красавчик, и не ссы. Я все сделал как надо –удовлетворившись результатом ровности и точности, демон утер вспотевший было лоб и откинул назад пряди ирокеза, снова открывая теневой карман и доставая от туда как раз две _сережки_, что тихо бренькнули у него в руке металлическим перестуком.- Я прихватил, просто, с собой тебе сувенирчик из того мира где был.. И.. Ты знаешь, просто захотелось самому его одеть. Вот и все
Говоря все это совершенно будничным и ненавязчивым тоном, демон приложил холодный метал к коде Алиля, на животе, и придерживая двумя пальцами, «покатил-повел» их по его телу. Гуляя по нему холодным металлическим прикосновением и нагло дразня. Пользуясь свободно и откровенно тем, что любовник не видит и зная, что кожа возле прищепок должна быть особо чувствительной сейчас. Хотя и иголки тут играли свое. Так что Туз ненавязчивыми движениями прикосновения холодного метала и свободной руки по телу Алиля, мешал и дразнил единорога.
Но если я скажу, что Туз это все делал совершенно отрешенно и безэмоционально, то я нагло совру. Сложно было спокойно смотреть на красивые изгибы тела Алиля, ощущая все еще витавший запах секса и их тел, их энергии и их пыла пару минут тому. Ощущать тепло Алиля в своей руке и видеть буквально пульсацию чувственности и желания в нем. Оно было. И оно завораживало. Не удержавшись, мужчина прошелся языком по  соскам Алиля, едва их касаясь. В отличии от паха того – поверх кожаного «носка», гуляла рука, лаская его и затрагивая. Но все бросать или как-то пускать в не то русло сейчас, было бы глупо. Поэтому, пришлось себя отдернуть к изначальному ходу, и снова сжав кольца в руке, отвинтить краешек одной из них и вытянуть иглу наконец. Чтобы на ее место поставить серьгу и закрепить. Тоже стало и со второй сережкой и второй серьгой. Они были защелкнуты на хитрый замочек. Открыть его смог бы только Туз вновь. Такова была внезапность покупки и подарка нынешнем положении.
..Прищепки были сняты и убраны за не надобностью. А вот Тигр замер рядом с единорогом, любуясь результатом, который он сделал. Молча смотря и следя в выжидании и бесшумности

24

- Вот сам бы и одевал... на себя! Не мог мне привезти что-нибудь приятное и красивое? Или хотя бы полезное! - не сдержал возмущение Алиль. И его вовсе не волновало, что дареному коню в зубы не смотрят. Хотя с другой стороны было приятно, что Туз о нем думал где-то там, где был и даже расщедрился на подарки. Вот только единорог действительно предпочел бы что-то не такое экстримальное. Например, драгоценности - они везде ценны. Или шкуры, хотя при желании золотоглазый демон мог и сам на кого-то наохотиться, даром что единорог, это только наивные считают, что единороги просто лошадки с рогом и никакие не хищники. Но ведь приятно, когда ради тебя совершают подвиги с не менее приятными трофеями. Или на худой конец какой-нибудь необыкновенный наряд... Хотя нет, выбор наряда в исполнении этого мужлана чреват полной безвкусицей. А еще Алиль не отказался бы от красивого оружия или артефактов... В общем-то список можно было бы продолжать еще очень долго, но едва ли Туз побежит хоть десятую часть из него исполнять.
От прикосновения холодного металла к разгоряченной коже лиловый капитан невольно вздрогнул, инстинктивно напрягая мышцы в местах соприкосновения. С завязанными глазами тактильная чувствительность обострилась, а потому он особенно отчетливо ощущал все прикосновения любовника. Эта странная игра как-то по-своему волновала. Сережка чуть покалывала острыми краями и Алиль даже на некоторое время подвис, пытаясь понять, как же оно выглядит. Больше всего походило на ёжика. Не то, чтобы демон прежде не встречал пирсинг в сосках... но как-то раньше не сильно обращал на это внимание и в отношении себя не примерял, а потому сейчас ему было даже несколько любопытно посмотреть на обновку. В конце концов, если не понравится - можно вытащить...
Из-за повязки на глазах демон не мог видеть выражение лица тигра, но почему-то был уверен, что там красуется торжествующая ухмылка. А ведь прежде они друг на друге не оставляли каких-либо заметных следов, не считая случайных засосов. Потому сейчас Алиль не знал как реагировать на подобное проявление чувств. Гордость и вредность с одной стороны требовали сразу же избавиться от нового украшения, дабы зеленоглазый негодяй не думал, что ему все позволено. С другой стороны, в целом единорог был не против пирсинга и татуировок, если они не портят внешний вид. Да и такое проявление чувств имело свои приятные стороны. Он не смог бы объяснить это словами, но что-то внутри волновалось от осознания того, что Туз оставил на нем свою метку, с одной стороны заметную, с другой не однозначную и не сильно явную. Но сам он сможет ее каждый день видеть и касаться... В итоге капитан решил принять окончательное решение на счет сережек когда их увидит. Что не помешает ему еще повредничать и повыеживаться на эту тему.
Когда любовник лизнул его пылающий после всех проделок сосок, наверное, слизывая и выступившие капельки крови, Алиль чудом подавил стон, лишь шумно выдохнув и вздрогнув от накативших ярких ощущений. Его пыл, начинавший уже понемногу стухать без ласк и от боли проколов, снова начал возвращаться от прикосновений руки любовника к члену. Но ласки оказались не долгими и красноволосый снова принялся мучить его соски, вставляя сережки.
- Ну, что? Все закончил? - молчать в темноте и только слушать дыхание любовника было скучно и совсем не интересно. Единорог не надеялся, что на этом его и отпустят, но просто не мог тихо и покорно ждать своей участи. Раздразненное ласками и легкими прикосновениями тело жаждало более активного к себе внимания. - Развяжи меня теперь, а то руки затекли!

Отредактировано Алиль (2011-02-22 19:08:14)

25

Как-то разом накатили воспоминания о былом и о том, как раньше с Алилем проводили время. Вспомнилась их первая драка. Первая перебранка. Первое соперничество в классе за то, у кого лучше получилось иллюзорное заклинание.. Многое лезло в голову. Многие кадры лезли в голову, но главным фактором в них было то, что всегда после них оставались лишь некоторые кровоподтеки. Но не как уж не что-то такое, что снимется лишь тем кто надел. Или с частью магического тела.. Он однозначно слишком далеко зашел в своей выходке..
Но леший побери, до чего же сексуально смотрелись эти серьги на абсолютно обнаженном теле Алиля. И нет, это не был глюк, иллюзия или мечта. А действительно, этот пламенно желанный парень. Хотя бы потому как звучал именно его голос и его слова. Такое не повторишь.. но ответишь..
-Ты гля, какие нежные мы стали? Нет, не закончил. Что, твои хахали и *бари с тобой до тог нежничали, что ты от малейшей боли уже начал стонать и готов на все, лишь бы прекратили? –словно очнувшись, ответил Туз- Сочувствую, тут не кто-то из них..
На этой ноте и с желанием удовлетворить свой аппетит к единорожине, направился стремительно к любовнику. Подходя к нему в плотную. Дотрагиваясь едва уловимо до его живота, а бедро и бедро. Скользя ненасытным взглядом по его стройному телу. Наблюдая за ним, обходя парня и соприкасаясь. Неспешно варьируя вокруг него, оглаживая то тут, то там ладонью или задевая бедром. Неспешный моно-танец вокруг Алиля. Играясь, сейчас, как истинный кот с его ощущениями восприятия. Давая полное ощущение своего присутствия, но не касаясь особо..
Впервые за все их знакомство, у  него была столь полная власть над ситуацией. Хотелось бы многое припомнить и устроить, чтобы это лиловолосое существо знало свое место и все поняло окончательно кто будущий Генерал всея Геенна
-Но ты не бойся, просто потерпи. Или используй магию, раз уж так не нравиться все.. –тихо подстрекал он, замерев за спиной единорога и прижимаясь вновь к ней грудь. Трясь и ласкаясь кошачьими движениями, не сдержанно и не скрывая своего желания, оглаживая его тело по бокам, пока не замер, просто в обвив его грудь рукой и скользя вокруг соска. Дразня.
-Ну же.. Или позови, кого-то из своих солдат? Может лейтенанта? У тебя хорошенький лейтенант, и его я тоже уже укладывал. Неплох был, когда я его полировал изнутри.. –продолжал Туз подначивать, которого все же задело сильно мысль о том, что Алиль с кем-то еще. У него-то не получалось, даже если появлялся интерес. Хотя про лейтенанта он нагло врал. Более того, тигр не помнил есть ли вообще у Алиля лейтенант и какой он?
..в то время как одной рукой демон дразнил грудь, вторая уже вовсю гуляла по возбужденному и налитому паху. Как бы Алиль не заливался, его тело не врало. Но кожаные хомуты не только украшали и антуражно охватывали его член, они еще и сдавливали, не давая возможности кончить. Словно сжатый в кулаке член и прижатая головка.. Но это не мешало водить руками по территории вокруг. Оглаживать приспособления и еще надавливать.
Ведь теперь была его очередь играть с вновь вернувшимся любовником. И пока есть такая возможность, он будет ею упиваться во всю. Раз уж начал наконец.. Вкус шеи и плеч, ведя влажную дорожку по шее и оставляя некоторый укус, перед тем как заняться ухом. А затем заткнуть Лилового поцелуем. Пусть для этого и пришлось оставить его грудь. Совершенно не задумываясь о зубах дразнимого.. Но вот подаваться и тереться о него пахом, где все постепенно набирало обороты и воодушевление, после передышки…

26

- Я всегда был нежным, идиот! Просто такой грубиян, как ты этого не замечал никогда. И я не какой-то там мазохист, чтобы кайфовать от боли. Тебе нравится - себя и дырявь! Или своих шалав! - в действительности неженкой Алиль никогда и не был. Да, он выглядел весьма женственно и следил за своей внешностью. Но при этом он был демоном, он избрал мужскую ипостась, по определению несущую в себе больше риска травматизма. Более того, он решил стать военным, а это далеко не мирное призвание и в лучшем случае его верные спутники ушибы и царапины, в худшем же несовместимые с жизнью травмы. Но при этом и мазохистом единорог не был. Он не любил боль как таковую и никогда не понимал смысл боли ради боли. Но вместе с тем он допускал ее существование в своей жизни. А еще обожаемый им риск был неотъемлем от боли. Лиловому капитану нравилось дразнить Туза, нарываться на драки с ним по поводу и без, провоцировать его на насилие. Но во всем этом его пьянил адреналин, чувство опасности и свободного падения, когда не можешь предугадать, что случится в следующую минуту, но все равно пытаешься, и пытаешься как-то этому противостоять, чтобы оказаться живым и максимально целым. Это волновало и опьяняло. Более того, было почти как наркотик.
Тигр принялся наворачивать вокруг него круги, касаясь разгоряченного и жаждущего тела то тут, то там, дразня и заводя его еще сильнее. Собственная беспомощность при этом дико возбуждала, но и бесила одновременно. Чтобы как-то отвлечься от этой невероятно приятной пытки, золотоглазый принялся обдумывать планы мести. Определенно Туз так легко не отделается после своей выходки с пирсингом! И пусть отмщение настигнет его не сегодня-завтра, когда зеленый капитан будет ждать, но обязательно настигнет! И в следующий раз он обязательно подготовится!
- Да когда я тебя боялся? Разве что в твоих мечтах... Было б кого бояться... котенок, - Алиль откровенно шел на провокацию, понимая, что терпение любовника не безграничное. Но так уж у них повелось, постоянно подстрекать друг друга и язвить, выжидая, кто же первый сорвется и не выдержит. Это было опасно, но это и возбуждало. Возбуждало ничуть не меньше, чем жаркая близость мужчины за спиной, его грудь, трущаяся о спину, его пах с горячим налитым членом, прижимающийся к ягодицам. Единорог себя в этот момент ненавидел, но ничего с собой не мог поделать, чтобы не тереться о любовника в ответ. Максимум на что хватало его силы воли так это на то, чтобы продолжать огрызаться и не начать умолять зеленоглазого мерзавца прекращать разводить цирк и скорее уже трахнуть.
- Даже так? Так что же ты его не позовешь? Или сам к нему не зайдешь? Тут не далеко... Ты не стесняйся, чувствуй себя как дома... - в голосе демона чувствовалась нотка яда. Его невыносимо бесила мысль, что Туз там с кем-то развлекался... Ладно бы с бабой, а так с его лейтенантами! Да узнай он, что хоть кто-то из его подчиненных в бастионе даже как-то не так смотрит в сторону тигра - он уж найдет повод отделать его так, что несчастный забудет как выглядит его истинная форма, не говоря уж о том, как его зовут и сколько ему лет... Но то ли все и так догадывались о грозности капитана в некоторых вопросах и молчали как партизаны, то ли Туз все же приврал. На это очень хотелось надеяться. А ведь от этого мерзавца можно ожидать любой пакости.
Похоже, Туз все же поставил своей целью измучить золотоглазого демона. Он продолжал свои легкие ненавязчивые ласки, касаясь груди. Но этого ему показалось мало, и он принялся сжимать и оглаживать перехваченный ремешками и болезненно пульсирующий член единорога, заставляя того прерывисто дышать и давить стоны. Хотелось много чего сказать этому зеленоглазому, но Алиль опасался, что голос его подведет. Когда же любовник коснулся губами его шеи, сдержать тихий полустон не удалось. Он и сам не замел, как начал отвечать на поцелуй, постанывая в губы Туза, покусывая его в нетерпении, ответно подаваясь к его паху своим, словно мог этим поторопить переход к более активным и желанным действиям.

27

-Чем протяжнее и громче подаешь голос, тем страшнее тебе, теленочек.. –парировал на «котенка» Туз, не давая успокоения своим прикасаниям и напоминая – он не скоро и просто так это все не оставит. Это может длиться долго, а  может очень долго. И в подтверждение, снова сдавил рукой член любовника.
-Да никто и не стесняется, просто я решил начать свою прогулку по Лиловому бастиону с верхушки и только потом переходить к самому сладкому.. сочному.. вкусному.. –усмехаясь продолжал подначивать и врать тигр, в тот миг когда был краткий перерыв в пылком поцелуе. Он все так же подавался на него, трясь о тело Алиля весь и полностью. Наседая на него и соприкасаясь  тем, чтобы дать прочувствовать себя и свой жар тлело. Особенно его вожделение. Сжимая грудь лиловолосого, окунаясь в водоворот его возбуждающего запаха и касаясь то тут, то там. Он дразнил и себя и Алиля вместе
Удивительное дело привычка в совокупности с рассеянностью. Туз не замечал и считал вполне естественным то, как откликается тело Алиля на его прикасания. На то, что он делает ответные действия, так же подгоняющие кровь к паху. Хотя стон был сладок и демон повторял то, что выбило его из единорога. Чтобы вновь срывать с его губ упоительные звуки. Все же с  тем что у  Алиля был красивый голос сложно было споить. Это была одна из причин, почему Туз не щадил ни его, ни себя в сексе. Такие звуки были упоительными, хотя это и было накладно в тех моментах, когда они оказывались вдвоем вне комнаты…
Новый пыл и новый поцелуй были как нельзя к месту, так как Туз понимал. Что скоро у него все начнет свербеть и срываться в предательских полустонах. Ответно кусая Алиля в губы, он продолжал его утягивать в  поцелуи и исследовать рот парня. Все же сегодня впервые они целовались. Пусть это и не первый их уже поцелуй, но все же. Безумствовать необдуманно, так хоть по полной и пока молод.
Ладонь Туза перетекла по телу Алиля к его заду, целеустремленно и по-хозяйски к анусу. Оглаживая уже его за эти края. Водя вокруг них долгие и дразнящие хороводы. Хотя может это ему (или им?) казалось, что они долгие от прилива постепенно увеличивающегося возбуждения. Но факт есть, что самому Тузу хотелось большего. При чем, уже и сейчас. Но надо было держаться и сдерживаться. Чтобы эффект был ярче и красочнее. Все же не в первый заход они уже сливаются вдвоем. Но и этот хочется не слить долгим и «так уж и быть» удовлетворением. А чтобы они были столь же красочные и чудесны.. если не сказать грубее…
Растягивать красавчика не имело смысла, но Туз все равно ввел в  него два пальца. Один за другим. Проникая неспешно и глубже, чтобы дотянуться до холмика простаты. Никогда ранее не делав такого своему любовнику, но зная о таком, Туз терся него кончиками пальцев. Затрагивая надавливая и зажимая меж пальцев чувствительную точку в теле Алиля. При чем не только его возбуждая этим, но и сам вздрагивая от интересности ощущений Заводясь. Разрывая поцелуй и перемешивая их дыхание. Смотря в глаза Алиля непередаваемым взглядом затуманенных глаз… И проникая резче в него пальцами, снова впиваясь в губы любовника
-Как же горячо.. –шепнул он блаженно в губы Алиля, не скрывая уже ив  голосе того, что хочет его. А пусть все идет лесом. Хочет. Хотел и ничего не может с этим сделать или как-то изменить на будущее.

28

- Сволочь... ненавижу... - прошипел, почти простонал Алиль. Однако если бы Туз был знаком с работами психоаналитиков, то мог бы за этим признанием разглядеть куда больше и уловить скрытый подтекст. Особенно учитывая, насколько чутко реагировало на его близость тело любовника. А так же то, что не смотря на все свои слова единорог не спешил прибегать к демоническим возможностям, ограничиваясь чисто физическим взаимодействием.
Злость и похоть душили лилового капитана, сплетаясь и пронизывая собою все. Злость на слова тигра, на саму возможность подобного, на то, что он сейчас ведет, дразнит и вытворяет всяческие безобразия. Но вместе с тем было и дикое, жгучее вожделение. Он хотел Туза всем своим существом и этого желания не умаляло даже то, что до этого уже было два захода. А надменность и своеволие только подливали масла в огонь. Все же Алилю нравился именно такой любовник - который может его скрутить, не обращая внимания на язвительные слова, которому достанет и сил фантазии вытворить какое-нибудь безумство, на грани дозволенного, между игрой и фолом, нравился грубый, почти животный секс, но без травматизма. Отдельное удовольствие доставляло ощущать себя в чужой власти, на минуты, а может и часы почувствовать, что ты сам себе не принадлежишь, и при этом свободен. Свободен от самого себя, потому, что сейчас решаешь не ты, а тот, кому ты принадлежишь в эти мгновения. И ради этого он готов был терпеть всю наглость и выходки Туза, наслаждаясь и ими, но уже скорее бессознательно.
Чем дальше продолжались эти дразнящие ласки, тем меньше сдерживался Алиль в своих стонах и вздохах. Тигр за столько лет успел изучить все его чувствительные точки и теперь нагло этим пользовался, повторяя снова и снова свои приятные прикосновения, заставляя реагировать. Его руки, казалось, были повсюду, а жар тела манил к себе, как мотылька манит пламя свечи. Единорог извивался в своих путах, от чего звенья цепочки периодически позвякивали, а мышцы на руках и торсе выделялись, напрягаясь. Он всем телом подавался к Тузу, жадно желая чувствовать его собою как можно полнее, ловил все его прикосновения, что не уталяли вожделение, а лишь разжигали сильнее.
И если прикосновения еще как-то вписывались в привычную картину, то вот от поцелуев просто сносило крышу. Целоваться Алиль любил всегда, но из-за их своеобразной игры с любовником вынужден был надолго себя в этом ограничить. Сейчас же, когда плотину прорвало, они целовались жадно и с упоением, словно путники в пустыне, дорвавшиеся до оазиса и желающие напиться впрок, даже зная, что это не возможно.  Вот уж где был простор для борьбы и страсти. В борьбу включались и языки и губы и даже зубы. Они то кусали друг друга, то нежно ласкали, изучая, проникая на территорию противника и сплетаясь в бесконечном танце.
Увлекшись поцелуями, единорог как-то и не заметил, в какой момент руки Туза подобрались к его анусу, ощутив только когда пальцы демона начали оглаживать нежную чувствительную кожу вокруг. А уж когда они проникли внутрь и коснулись горбика простаты, он уже стонал в голос, чуть не всхлипывая от неизбежно накатывающего удовольствия. Но пальцев было критично мало разгоряченному телу, не спасали даже попытки сжать их, плотнее обхватывая внутренними мышцами.
Не задумываясь даже о том, как это смотрится и как может быть воспринято, Алиль закинул ногу на бедро красноволосого, благо растяжка позволяла, притягивая его таким образом к себе, вжимаясь в него пахом и двигая бедрами то навстречу пальцам, то потираясь о его член своим. Грудью же наоборот демон пытался соприкасаться поменьше, так как свежие проколы отзывались болью если случалось их потревожить неосторожными действиями. Вместе с тем от поцелуев лиловый капитан и не думал отстраняться, жадно накидываясь раз за разом, ловя язык любовника и посасывая. Если бы он мог сейчас видеть выражение лица Туза, оно бы не смогло оставить единорога равнодушным, но из-за повязки пришлось упиваться лишь тактильными ощущениями, коих было более чем достаточно, чтобы опьянить золотоглазого похлеще вина.

29

Их сплетение было теснее чем обычно, так как раньше не было этого заводящего все внутри чувства от поцелуя любимого, которым они оба упивались всласть. Мышцы Алиля сокращались, сжимая пальцы Туза, но это не останавливало его игру ими внутри любовника, подаваясь было ан него, когда Алиль внезапно притянул его к себе. Обвив одной ногой и.. и что самое удивительное – сам тоже подаваясь к нему и ан него. Хотя по сути – чего удивительного, если такое меж ними часто бывало, когда Алиль откликался на ласки, но находящийся в ажиотаже и заинтересованности Туз, просто не запоминал и проглатывал все как есть
Они соприкасались и соприкасались, это с каждым мигом становилось все более не выносимо и тяжело. Все же дразнение зашло более чем далеко, и начинались перестарания, о которых тела любовников начинали ненавязчиво намекать. Да что там намекать. Туз начинал просто понимать то, что если так продолжиться, то он кончит от одних только прикосновений
Поэтому пальцы из Алиля медленно, но уверено выли, хотя и через миг начали его растягивать. В то время как свободной рукой тигр помогал себе и направлял. Чтобы рывком. Одним, но пылким и не сдерживая сил, ворваться в  любимого. Наконец-то вновь слиться  с ним. Так как не сливался ни с  одной женщиной. Да и те короткие моменты близости с парнями тоже были чем-то эпизодическим и не эпическим. Но вот все то, что касалось так или другим каким образом их с Алилем время препровождений, было довольно.. довольно..  как сочленение подходящих сторон пазлов. Но Алилю он в этом никогда не признается. Ведь сложно было бы сказать почему конкретно именно так. Но как есть, так и есть. Сливаясь с Алилем он чувствовал особое чувство, которое не знал и которым просто упивался. Которое выбило из него дыхание, срывая его на стон
Тигр крепким движением закрепил-зафиксировал бедро любовника. Замирая так с ним лишь ан миг и довольно скоро переходя на движения
Удивительное это было состояние. Когда одновременно мешались восприятия той глубины и приятности их интимного слияния, к этому добавлялось еще и то что Туз все же ждал и терпел и теперь наконец дорвался до вожделенного. Ну а еще одним пунктом было то, что он и сам не подавался на Алиля. Не дотрагивался до его воспаленных еще сосков и покраснения кожи. Соприкасаясь лишь животами и нижней частью туловища. И поэтому из полуприспущенных глаз, смотря и любуясь им. Этим натянутым тело, влажных и раскрасневших еще больше чем обычно губ с которых срывались стоны, стройный стан и налитые соски, которые теперь были закованы в стальные кольца. Такой себе красивый и изысканный фетиш
Вторая рука уверено устроилась на талии любовника, помогая направлять и двигаться в Алиле. Давая возможность больше в него врываться. Ударяясь пахом о зад любовника с постепенным возрастанием ритма. Давая срываться у  себя лишь тяжелому дыханию, но и не думая останавливаться. Да более того – не имея ни мысли. ни даже возможности такое сделать
-Придурок… -Шепнул он, хрипло срываясь на стон от стискивания и тесноты в том- Фифа.. пигалица..
Неразборчиво бормотал он, но все же снова подался к  любовнику за поцелуем. С жаждой и не задумываясь о том. чтобы не делать этого

30

Алиль и сам был на полпути к тому, чтобы дойти до нового оргазма от одних лишь ласк и дразнений, тем более что пальцы любовника задевали внутри чувствительную точку. В целом демону были по вкусу и просто ласки пальцами или небольшими имитаторами, но это скорее на стадии разогрева, когда тело еще не успело приспособиться к чему-то побольше. Потому будучи уже давно влажным и растянутым, он желал того, что его тело уже успело вкусить. Плюс ко всему, у единорога был маленький пунктик - ему нравилось, чтобы Туз кончал в него, а не куда-то рядом. Мелочь, но Алилю она была важна, а потому он всегда, когда позволяла поза старался обхватить тигра ногами и не отпускать до последнего, подчас даже инстинктивно.
Когда же пальцы его покинули, демон всхлипнул, уже слабо соображая, желая лишь удовлетворения своего вожделения. Однако повысившаяся чувствительность к тактильным ощущениям подсказала, что это не надолго и сейчас станет гораздо приятней. И действительно, входа в его тело коснулась головка члена любовника, чтобы затем одним резким уверенным движением войти до упора. Алиль протяжно застонал от удовольствия, чувствуя, что это не просто ему физически приятно, но уже и почти необходимо после долгих томительных ласк. Он чувствовал, как сильно Туз сжал его бедро, прижимая к себе, не давая отстраниться, впрочем, единорог бы и не стал. Ведь эти ощущения были восхитительны и ни с чем не сравнимы, и после долго разлуки он не мог насытиться близостью огненного демона.
Тигр не стал делать особой передышки перед началом движения, да они оба в этом уже и не нуждались, их тела уже успели подстроиться друг под друга и сейчас взаимодействовали как части единого механизма. В этом было что-то правильное. Ведь если раньше золотоглазый еще предпринимал попытки собрать себе гарем, пусть и безуспешные, то со временем даже думать в эту сторону перестал. Его не прельщали даже мысли, что вместо Туза рядом с ним может быть кто-то другой. Конечно, самому огненному он бы в этом не вздумал признаваться, как сильно в нем нуждается, пусть злится и ревнует - заставить его понервничать приятно, авось ценить начнет. А так, если узнает истинное положение дел, может невесть что о себе возомнить, сбивай потом его самомнение...
Красноволосый взял быстрый темп, продолжая его удерживать руками, и единственное, что оставалось Алилю, это подстроиться и просто наслаждаться. Подобная поза и связанные руки не подразумевали особой самодеятельности. Единственное. что он мог, это чуть подвигать бедрами, выбирая самый приятный угол, чем единорог непременно воспользовался, расслабляясь и отдаваясь во власть любовника.
Ощущение горячего члена внутри, шлепки соприкосновения их тел, тяжелое дыхание тигра и его шепот, окончательно сорвали с лилового капитана все попытки самоконтроля. Он стонал и вскрикивал в особо сладкие моменты, с переменным успехом пытаясь выровнять дыхание, чтобы навешать зеленоглазому "любезностей" в ответ. Но Туз и тут не оставил вариантов, затыкая все возможные протесты на корню своими пылкими сладкими поцелуями.
В какой-то момент единорогу показалось, что это сон. Эротический, кои ему периодически снились. Не иначе. Ведь не бывает в реальности настолько хорошо, чтобы сносило крышу, а искрящееся удовольствие и счастье били через край. Не бывает, чтобы Туз сам к нему тянулся за поцелуями, унося к безграничному наслаждению в потоке своей властной силы и нежности, чтобы оставалось только плыть по течению, ни о чем не задумываясь и просто ощущая.


Вы здесь » Готика: Мир Теней » Оборонительный комплекс » Лиловый бастион